"Опасный вирус самоубийства" - правовой комментарий начальника отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи прокуратуры Красноярского края Л.М. Мартышиной газете "АиФ на Енисее" №12 от 22 марта 2017 года

23.03.2017 12:30:06

ОПАСНЫЙ ВИРУС САМОУБИЙСТВА

 

Почему дети играют со смертью и как это остановить?

 

ФЕВРАЛЬ 2017 ГО­ДА В КРАСНОЯРСКЕ ПЯТЕРО ПОДРОСТКОВ ПОПЫТАЛИСЬ ПОКОНЧИТЬ ЖИЗНЬ САМО­УБИЙСТВОМ. ВСЕ ОНИ СОСТО­ЯЛИ В «ГРУППАХ СМЕРТИ» - СО­ОБЩЕСТВАХ В «ВКОНТАКТЕ», ГДЕ ПЛАНОМЕРНО, С ПОМО­ЩЬЮ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ ЗАДАНИЙ НАВОДЯТ ДЕТЕЙ НА МЫСЛИ О САМОУБИЙСТВЕ И ПОДТАЛКИВАЮТ ИХ К ГИБЕЛИ.

 

ПОСЛЕДНИЙ ШАГ...

В чём особенность подрост­ковых суицидов сегодня? Что можем сделать мы, взрослые, чтобы предотвратить распро­странение «вируса самоубий­ства» ? На какие особенности в поведении ребёнка нужно об­ращать внимание? Об этом за круглым столом говорили экс­перты и родители.

Первого из краснояр­ских подростков, 14-летнего школьника, спасти не удалось. 2 февраля днём он на глазах у прохожих выбросился из окна 7-го этажа. С тяжёлыми трав­мами мальчика доставили в больницу, где позже он скон­чался. Последняя, 17-летняя Аня, выбросилась из окна 5-этажного дома утром в по­недельник, 27 февраля. Де­вушку доставили в больницу. Пока медики никаких про­гнозов не дают. Ещё троих удалось спасти от последнего шага, сейчас с ними работают медики. Следственным коми­тетом России по краю возбуж­дено три уголовных дела по фактам доведения несовер­шеннолетних до покушения на самоубийство. Всего же в Красноярском крае зафик­сировано 17 фактов участия детей в опасных играх. Про­куратура региона обратилась в суд с заявлением о призна­нии информации о призывах к суициду, размещённой в со­циальной сети «ВКонтакте», запрещённой к распростране­нию на территории РФ.

 

НА ВЕСАХ - ЖИЗНЬ РЕБЕНКА

Грань между профилактикой и пропагандой очень тонкая. Обсуждая тему подростковых суицидов, эксперты однознач­но сошлись во мнении, что дело не только в «группах смерти». Основная проблема в том, что мы стали равнодушными, а мно­гие родители - слепоглухонемыми.

 

ОНИ НЕ ХОТЕЛИ УМИРАТЬ...

- Мы уже возбудили три уголовных дела по факту дове­дения детей до покушения на самоубийство, - говорит Артём КРОТОВ, руководитель управ­ления криминалистики Главного следственного управления Следственного комитета РФ по краю. - Это статья 110 УК РФ. Одно сообщение приобщили к мате­риалам уголовного дела, более чем по десяти В данный момент проводится проверка. При на­шем управлении создан штаб, где регулярно проходят совещания со смежными ведомствами и вы­рабатывается алгоритм работы.. Но проблема в том, что ответст­венность по этой статье незначи­тельная - до 5 лет лишения свобо­ды. Это очень мало, если на весах оказывается жизнь ребёнка. На­верняка её нужно ужесточать. А норм, которые бы прямо пред­усматривали ответственность за доведение до самоубийства с помощью сети Интернет с при­менением методов воздействия на подсознание человека, в уго­ловном кодексе нет вообще.

Я сам просматривал эти «груп­пы смерти», там есть публикации и 2010 года. Но если тогда мы говорили о единичных случаях, то сейчас это уже система. Как только тему подняли в СМИ, за­интересованных группами под­ростков стало больше. И в этом тоже проблема.

С тем, что СМИ невольно привлекли внимание детей к теме суицидов, согласны и в по­лиции.

- Сейчас мы занимаемся в основном профилактикой су­ицидов, - поясняет Ирина ЗОЛОТОРЕНКО, и. о. начальника отдела организации деятельности подразделения по делам несовер­шеннолетних ГУ МВД России по краю. - Приходим в школы, раз­говариваем с родителями, учи­телями, но никак не с детьми. Получая списки от волонтёров, направляем их в управления об­разования в территориях, что­бы там можно было вычислить детей. Недавно волонтёры из Владимирской области выяви­ли нашего ребёнка из Богучан, который играл в опасную игру. Мы оперативно направили эту информацию в Богучаны. Но порой вычислить детей бывает очень сложно, они регистриру­ются не под своими именами, указывают не тот город и всяче­ски прячутся, переписка ведётся в закрытых группах.

 

ВТОРЖЕНИЕ В ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ

Информация о способах со­вершения самоубийства, а также призывы к самоубийству запре­щены к распространению в сети Интернет по закону, - пояснил Александр СВАТУСЬ, эксперт отдела контроля в сфере массо­вых коммуникации Енисейского управления Роскомнадзора. - Если подобное обнаруживается, наши коллеги передают эту информа­цию в Роспотребнадзор, где при­нимается решение, насколько она опасна, и после этого наше головное управление блокирует сайты. Проблема втом, что опас­ные группы быстро исчезают и появляются новые.

В закрытых группах идёт личное общение, которое мы не можем просмотреть, - это вторжение в личную жизнь, информация о самом ребёнке носит конфиденциальный ха­рактер, и мы не имеем права её вскрывать, - говорит Любовь МАРТЫШИНА, начальник от­дела по надзору за исполнением  законов о несовершеннолетних и молодёжи прокуратуры Краснояр­ского края. - Когда ребёнок уже пострадал - тогда можем, но на этапе выявления - нет, а это ведь самое главное в плане профилак­тики. Сейчас в рамках уголов­ного дела ведутся мероприятия по установке лица, который рас­пространяет эту информацию, чтобы привлечь его к уголовной ответственности. Параллельно мы обратились в суд для того, чтобы закрыть доступ к опасной информации. Но порой дело не в том, кто довёл до самоубийства, а в том, почему ребёнок начал это делать.

В прошлом году в Краснояр­ском крае подростки совершили 21 суицид и 63 попытки (возмож­но, больше, родители не всегда об этом сообщают. - Прим. ред.). Так вот, эти 63 ребёнка не соби­рались умирать, они просто хо­тели привлечь к себе внимание, они сами говорили нам, что бы­ли одиноки, им не к кому было обратиться.

Поэтому, на мой взгляд, роди­телям сегодня необходимо быть более внимательными к детям. Например, сейчас два подрост­ка, которых спасли от суицида, проходят психиатрическое ле­чение. У них были порезы на руках, но родители не обращали внимания. И только когда наши сотрудники, волонтёры и шко­ла вмешались в ситуацию, детей госпитализировали. В Советском районе ребёнок уже заявил, что предпримет попытку суицида, дату назвал, но никто не обратил внимания, пока он не попытал­ся это сделать. Такое ощущение, что некоторые родители слепо­глухонемые.

Сегодня у детей резко выросли нервно-психические расстрой­ства. Родные не всегда могут это заметить, многие боятся психиа­трической службы. Поэтому тре­буется проведение психиатрами активной разъяснительной ра­боты среди взрослого и детского населения.

Возможно, по мнению Евге­ния ЧЕРНЫХА, депутата Заксобрания, есть смысл разработать какие-то тесты, которые бы позволяли выявлять, склонен ли ребёнок к су­ициду, участвует ли он в подобных играх. Так мы бы чуть раньше знали о таких детях и могли им помочь.

 

ДИЕТЫ, МАЛЬЧИКИ, ПРЫЖОК...

Родители погибшей 17- лет­ней девочки провели собственное расследование.

Рита шагнула в пустоту из недостроенной высотки 4 мая прошлого года. Сегодня ро­дители девочки многое знают о «группах смерти». И готовы рассказывать о них, раз за разом переживая весь этот ужас, что­бы спасти чью-то жизнь.

 

ЛУЧИК СВЕТА

- Страшно боюсь этой даты - 4 мая, я к ней ещё не готов... Эдуард РЕДЖЕПОВ, папа Риты, прокручи­вает в голове всё, что предшествовало тра­гедии, которая про­изошла в его семье. - Ничего особенно­го мы не замечали вплоть до этого дня. Нормальный подросток, проблемы, свойственные этому возрасту: диеты, мальчики, музыка, грусть ни с того ни с сего, упрямство в отношениях с родителями. Ри­та была очень жизнерадостным ребёнком, такой лучик света. Хо­рошо рисовала, играла на гигтаре. 4 мая 2016 года была среда. Я на комиссию собирался. Рита та рано проснулась, пошла на кухню. Я спросил: «Ты что так рано встала? Поспи, в школу же сегодня не надо». Она ответила: |«Ага, пожалуй, посплю». Обня­ла меня, поцеловала, и я уехал. Вернулся вечером, жена уже в ночную смену ушла. Позвонил ей, говорю, что-то Риты дома нет. Она ответила, что общалась с ней по телефону буквально час назад, она в кофейне с ребятами сидит, к 8 часам будет дома. Я успокоился. Но с 7 часов у меня будто кошки на душе заскребли. Восемь, девять, а её всё нет, набираю телефон - недоступен. Опять звоню жене, погово­рили, успокоили друг друга: «Объявится, придёт, может, свя­зи нет или телефон сел». А в одиннадца­том часу вновь жена: «Мне из полиции  позвонили, что-то с ребёнком, «скорая» уже там, съезди, разберись». Я сорвался... В дежурной части оглядываюсь, дочки нет. Гово­рю, давайте, я сначала в больни­цу съезжу, уточню, как она, а то жена волнуется на работе, я тоже сам не свой. Трясло, конечно, но думал, раз «скорая», то всё более-мениее. А потом… отдельный кабинет, фотоаппарат. Я всё понял. Мне показали фото:

Эти вещи принадлежат ва­шей дочери?

-Да.

-Её нет...

 

СТРАШНАЯ ИГРА

Сейчас у нас пазлы сложи­лись в одну картину. Дочь играла в страшную игру и довела её до конца, точнее, её довели. Всё в её поведении было заданием ку­раторов. Начиналось с безобид­ного: определённые книги про­читать, нарисовать дельфинов, бабочек, носить тёмную оде­жду, пить кофе. Потом услож­нялось. После гибели дочери мы просмотрели её страничку «ВКонтакте» с домашнего ком­пьютера - ничего особенного. А через смартфон выяснилось, что страничек было несколько и всё общение с кураторами шло там. Как об этом узнаешь?!

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Оксана ВАСИЛИШИНА, руководитель общественной орга­низации «Поиск пропавших детей - Красноярск»:

-Мы «группа­ми смерти» начали зани­маться ещё до всей шумихи, поднятой в СМИ. Жало­вались на подобные группы в техподдержку сайта «ВКонтакте», и их закрывали. Но очень быстро появлялись новые. Когда в Красноярске произош­ли первые случаи суицида, работу пришлось усилить. Мы стали находить в этих группах с помощью специальной про­граммки детей именно из Крас­ноярска и Красноярского края. Их оказалось несколько тысяч. Тогда, углубив программу, вычислили тех детей, которые уже находятся в игре на той или иной стадии, - это видно на стене. Так мы получили около 100 человек. И вот к этим детям уже стали заходить персональ­но, на каждую страничку, читать переписку, посты, смотреть фото, друзей и, исходя из это­го, отправлять списки в отдел «К». Благодаря этой работе несколько детей были спасены от суицида. Сейчас мы создали на «Фейсбуке» закрытую группу только для родителей, где мы рассказываем о «группах смер­ти» и признаках, что ребёнок в них состоит.

Главная задача организаторов опасных иф - запугать, сбить с толку, посеять панику. Недавно по всем школам Красноярска гшошло объявление: «Уважаемые родители, в это воскре­сенье группа КИТ планирует провести акцию с массовыми самоубийствами». Как оказа­лось позже, это был вброс.

 

Вера ОСЬКИНА, депутат Заксоборания:

- Поправки в Уголовный кодекс в Госдуме уже обсуждаются, ужесточение в этом плане должно быть однозначно. Также, на мой взгляд, необхо­димо создать службу про­граммистов высокого класса, которые могли бы отслеживать появление в Интернете опас­ных вещей, вычислять детей даже не под своими реаль­ными именами и т. д. Ведь сегодня можно даже удалён­ные странички восстанавли­вать. Мир изменился, значит, нужно и правоохранительным органам работать по-другому. И ещё одна важная деталь. Суициды, к сожалению, - это издержки нашего века, мы стали очень равнодушны друг к другу. Мы интересу­емся только собой, своими проблемами, и не обращаем внимания на то, что происходит рядом. И вот в этом ключе меняться нужно всем нам.

 

КОММЕНТАРИЙ

Инна ДРАЧЕВА, клинический психолог:

-Дети не умеют правильно вести себя в Сети: что такое фейковые страницы, какие медиапродукты бывают, что можно делать в Интернете, а что нельзя - этому же никто не учит, нет такого урока. «Группы смерти» действитель­но очень опасны. Их разработ­кой занимаются психологи. Они зомбируют детей, исполь­зуя жёсткие методы нейролингвистического программирова­ния. Почему детей заставляют просыпаться в 4.20? В этот момент происходит макси­мальный порог паралича сна. Когда сознание уже просну­лось, а тело ещё нет, либо наоборот. В видеозаписях, которые просматривают дети, используется принцип 25-го кадра. И ребёнок, участвуя в игре, не может остановиться, он подсаживается на неё, как на наркотик. Помочь выйти из этого под силу только специа­листам.

Если ребёнок будет знать, как выйти из стрессовой, кон­фликтной ситуации, он никогда не рассмотрит смерть как един­ственный выход. Но нельзя винить родителей. Есть те, кто устанавливает доверительные отношения с детьми, но суицид все равно происходит.

 

 

Светлана ХУСТИК

 

 

 

 

 

другие новости