Нюрнберг глазами фронтовика: прошлое и настоящее

31.12.2015 12:17:48

Александр Яковлевич СУХАРЕВ

доктор юридических наук, профессор, участник Великой Отечественной войны

Нюрнберг глазами фронтовика: прошлое и настоящее

 

Нюрнбергский процесс, справедливо названный судом народов, юридиче­ским апофеозом завершения разгро­ма фашизма, вошел в Историю как родона­чальник принципиально нового отношения к международной законности. Как юрист и солдат, воевавший в окопах Великой Отече­ственной войны, я испытываю особое чув­ство удовлетворения, отдавая дань памяти выдающемуся событию правовой цивилиза­ции, отмечая его уроки для дней нынешних. Победа и Нюрнберг прервали роковую цепь бесконечных военных конфликтов и боль тттих войн, унесших миллионы человеческих жизней.

Что бы ни судачили о Нюрнберге, он по­ставил планетарный памятник юстиции, вернул к жизни, возвеличил созидательную роль права и правосудия. И в этом самая главная его историческая заслуга.

Уже после завершения Второй мировой войны, в условиях свободы, раскрепощения мысли и информации мы больше узнали, какой ценой добыта Победа над фашизмом и как был обретен правовой щит.

Для нашей страны это было неимовер­но трудное время трехлетней борьбы в оди­ночку с армадой фашистских палачей и их сателлитов, а послевоенный период сразу омрачился готовившейся исподволь изнури­тельной «холодной войной» против основ­ного победителя — Советского Союза. Союз­ники по антигитлеровской коалиции плели свои козни вплоть до Ялтинской конферен­ции, т.е. до февраля 1945 г., и даже после По­беды, когда Черчилль продолжал выступать против публичного суда над фашистскими правителями, готовя специальный электри­ческий стул для скорой, как он говорил, без судебных проволочек, казни Гитлера. Эта странная, казалось бы, алогичная позиция умудренного опытом английского политика имела свою логику — спрятать концы в воду, затушевать неблаговидную роль союзников, затягивавших открытие второго фронта, и подготовиться к Фултонской речи, открыв­шей иной, уже антисоветский фронт.

О величии Нюрнберга, его творческой со­зидательной роли в правовом обеспечении безопасности стран и народов, прав и сво­бод человека говорилось уже не раз. Мне же хочется высветить некоторые проблемы, связанные с уроками Нюрнберга.

Итак, урок первый. Для современной Рос­сии самым значимым приоритетом, по мое­му мнению, является восстановление преем­ственности поколений, утраченной, если не сказать оборванной, в первое десятилетие постсоветского периода.

Легитимный грабеж общенародной соб­ственности как якобы ничейной, шоковое форсирование переноса чужеродного эко­номического уклада по заокеанской модели, с дефолтами и обвалом производства, вой на в Чечне, деградация науки и образования породили неслыханную преступность, иму­щественное расслоение. Нахлынуло к нам из-за кордона и «наркотическое цунами». Эти неожиданные последствия легли тяж­ким бременем на наше общество и его мо­лодое поколение. Тем, кому на старте 90-х было 4 — 5 лет от роду, теперь перевалило за 25. Мы же, ветераны, имевшие за плеча­ми жизненный и ратный опыт, недооценили образующийся вакуум, и он стал заполнять­ся мутными низменными потоками — стя­жательством, безразличием к общественно­му благу и беде соседей, к уходу от реальной жизни через пьянство и наркотизм. И ка­ких усилий требуется новому руководству страны, чтобы преодолеть этот кошмар. Бу­дем откровенны: по большому счету, Рос­сии первого десятилетия XXI в. приходится не столько наращивать ее оскудевший по­тенциал, возрождать обрушенное, сколько исправлять ошибки перестроечного и пост­перестроечного времени. А мы, ностальги­рующие ветераны, когда-то храбрые и муд­рые, растерялись, упустили молодую смену, отдали ее на откуп финансовым дельцам и растлителям неокрепших душ, стали гово­рить с новым поколением как бы на разных языках. Поэтому надо не роптать на моло­дежь, а заполнять образовавшуюся пустоту, устранять допущенные перекосы в воспи­тании молодой смены, помогать ей осознать ответственность за судьбу и будущее страны. В общем, надо торопиться, ведь нас, ветера­нов, остаются единицы.

Россия нуждается в образованной, сме­калистой и патриотичной молодежи, а не в Иванах, не помнящих родства, готовых за деньги и карьеру служить кому угодно, порой продавая совесть и саму Родину. Вместе со школой, отечественной наукой и юстицией, молодежными организациями Российское государство, ветеранские и конфессиональ­ные движения должны помогать молодежи понимать порочность навязчивой информа­ционной демагогии. В эпицентр формирова­ния личности пора поставить воспитание на объединительных святынях нашей истории. Прежде всего, это Победа над фашизмом во Второй мировой войне. Это, мне думается, должно быть приоритетом в идеологической и образовательно-просветительской дея­тельности.

Молодое поколение должно знать не только имена магнатов, бизнесменов, спор­тивных и политических звезд, коими пере­насыщены телепередачи и интернет-сайты, но и помнить мужественных людей, лиде­ров светских и религиозных обществен­ных движений, которые в сложных условиях конфронтации остались верными чаяниям простых людей, помогли загасить очаги во­енных конфликтов на Дальнем Востоке, в Индокитае, на Юге Африки и в Латинской Америке. В связи с этим не могу не отме­тить особый вклад Международной ассоци­ации юристов-демократов (МАЮД), Дви­жения юристов против ядерной опасности (ИАЛАНА), которые сумели увлечь миро­творческими идеями выдающихся правоведов и политиков, таких как нобелевский лауреат ирландец Шон Макбрайт, бывший канцлер Австрийской Республики, он же председатель второго Социалистического интернациона­ла Бруно Крайский, экс-президент Мексики Эчеверрия, Генеральный атторней (проку­рор) США Рэмси Кларк. Именно они обра­тились с Воззванием к юристам мира, чтобы остановить ядерное безрассудство, напомнив трагедию Хиросимы и Нагасаки. К составле­нию этого документа — Воззвания к юристам мира — причастен и я.

И в нынешних непростых условиях про­грессивные движения и разумные люди пытаются сдерживать гонку вооружений и агрессию государств. Ведь продолжается без­рассудная военная акция США и его запад­ных союзников в Ираке, нагнетание враж­дебности вокруг Северной Кореи и Ирана. Совершена разбойная авантюра США и НАТО в Югославии. И очевидны судебный фарс и расправа с ее признанным руководи­телем — Слободаном Милошевичем.

Перед россиянами встает вопрос: на ка­кую стратегию реагирования мы собираемся опираться — на альянсно-блоковую или на правовую, коллективно выверенную? «Зо­лотая середина» приспособленчества, попу­стительства беззаконию чревата осложняю­щими рисками.

Не может не вызывать озабоченности сво­еобразная российская конвергенция, когда целая 70-летняя история социализма как бы уходит в небытие. Но ведь было и освоение космоса, каскад крупнейших гидростанций и других строек, и целина, и освоение си­бирских кладовых, а главное — бессмертный исторический подвиг при защите Отечества. В то же время Россия осваивает другую «це­лину», я бы сказал, духовного самоистязания: рушат памятники и надгробные плиты, ме­няют названия городов и улиц. Словом, пере­писывается наша великая и славная история во имя якобы национального согласия.

И вот я, побывавший в разных концах планеты, на склоне жизни крепко задумал­ся, почему же по-иному выстраивается па­мять в других странах? Я завидую «консерва­тизму» того же Парижа, с его памятниками и Наполеону, и Робеспьеру, сотни лет со­храняющимся названием моста через Сену в честь русского императора Александра I, а также парижской площадью и станцией метро, носящими имя «Сталинград», и при­хожу в уныние от российской вакханалии с памятью и преемственностью. А каким по­стоянством веет от динамичного рыночного Китая с его неизменным портретом Предсе­дателя Мао Цзэдуна на трибунах и площадях. Эта сравнительная панорама — укор постсо­ветской России, которая никак не может и, видимо, не хочет избавиться от шараханья в стратегии своего развития, полагая, видимо, компенсировать свою «неустойчивость» те­лесюжетами из «правды» русской жизни.

При этом умалчивается гибнущее село, социальная неустроенность десятков мил­лионов россиян, вопиющий разрыв между бедностью и нечестно заработанным богат­ством, вызывающими накапливающийся протест трудового народа. Поэтому, когда я смотрел теледебаты Н.Сванидзе с претен­циозным названием «Суд времени» — эту очередную сомнительную «правду», поду­малось: на кого же работает такая конъюнк­турная подделка?

Урок второй, как бы внешнеполитиче­ского плана. 65-летие мирной жизни само по себе явление уникальное, если учесть, что в недалеком прошлом на каждое сто­летие приходилось 15—20 лет военного ли­холетья. Нынешняя мирная пауза позволи­ла глубже исследовать корневую систему и причинно-следственный механизм воен­ных конфликтов и выработать согласован­ный консенсус нормальной жизни между­народного сообщества. Но, оказывается, эта благодетельная пауза может нести в себе и опасности в виде ностальгического заряда национальной ущербности, на кото­рый хорошо клюют экстремистские недо­росли. Так, на постсоветском пространстве поднял голову бандеровский национализм и грузинский шовинизм, замешанные на враждебности к России. Мы увидели, как их ретивые последователи учинили геноцид в Южной Осетии, как маршировали они на «оранжевых» киевских площадях с пор­третами Бандеры, избивали несогласных с ними. А ведь я хорошо помню, что твори­лось в военные и послевоенные годы в за­падных областях Украины: во Львовской, Ивано-Франковской, Дорогобычской и Ровенской, где мне пришлось бывать и ви­деть зверства организации украинских на­ционалистов. От их рук погибли 25 тысяч военнослужащих и 32 тысячи граждан­ских служащих госаппарата. Даже в кон­це 50-х годов, когда крупные соединения подполья были разгромлены и шла ликви­дация мелких групп и боевиков-одиночек, были убиты 560 председателей колхозов и сельских советов и 4500 солдат и офицеров внутренних войск. И это кроме многих ты­сяч погибших от рук фашистских оккупан­тов, перед которыми лебезили бандеровцы. С приходом к власти нового руководства Украины, кажется, вандалистскому шаба­шу самостийных юнцов положен конец. Но проблема отравленного сознания мо­лодежи «незалежной Украины» остается, ее перевоспитание — насущная задача обще­ственности и власти республики.

В аспекте памятной даты надо бы расши­рить рамки и каналы просвещения, в част­ности, следует инициировать введение в школах и военных учебных заведениях спе­циального курса знаний о Нюрнбергском и Токийском процессах, организовать кон­курсы школьных работ, предложить темы для диссертаций по юридическим, истори­ческим и психологическим наукам и, несо­мненно, ввести такие курсы во всех учебных заведениях силовых ведомств — Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Ми­нистерства внутренних дел Российской Фе­дерации, ФСБ России, Госнаркоконтроля России, а также системы судебных органов. Необходимо продумать многосторонние контрпропагандистские акции разоблачения дезинформации и лжи, унижающей память защитников Родины и выдающихся полко­водцев.

Теперь очевидно, что переход к рыночной экономике, к капитализму не гарантиру­ет Российской Федерации комфорта в сфе­ре межгосударственных отношений. Всем она опять должна. Я уже не говорю о де­монстративных выпадах против Нюрнберг­ских принципов в балтийских странах. Если присовокупить глобальный экономический кризис с его социальными потрясениями, безработицей и банкротством банков, мож­но предвидеть всплеск протестных действий молодежи, не исключая националистиче­ских, низложение Нюрнбергских заветов, если мы не сплотимся, не найдем адекватно­го решения многих наболевших вопросов и достойного ответа реваншистским проявле­ниям.

Плыть по течению опрометчиво, не­дальновидно. Противоборческий потенци­ал зачастую нами используется слабо. Так, в японском обществе, в его властных кругах, пустил корни провокационный реваншизм. Дело доходит до требования модернизации послевоенной Конституции Японии (отме­ны ст. 9 с ее стержневым антивоенным ста­тусом). В этих тревожных условиях участни­ки антимилитаристского демократического движения юристов Японии «Джалиса» во главе с реалистически мыслящими депута­тами парламента, опираясь на поддержку антиядерного движения и Международной ассоциации юристов-демократов, решили провести многодневный Всеяпонский кон­гресс за сохранение ст. 9 Конституции Япо­нии и «подняли на ноги» тысячи участников во всех префектурах страны. На эту акцию откликнулись десятки лауреатов Нобелев­ской премии мира и выдающиеся лидеры миротворческих организаций. На улицах и государственных зданиях страны были раз­вешаны плакаты с обращениями к прави­тельству «Руки прочь от статьи 9 Конституции», «Разгул милитаризма не пройдет», «Помним уроки Токийского и Хабаровско­го трибуналов». Реваншисты отступили под натиском массовых народных выступлений. В этом убедился побывавший на месте со­бытий представитель Российской органи­зации «Выдающиеся полководцы и флото­водцы», руководитель ассоциации «За мир и согласие» мой коллега Виктор Камышанов. Словом, нельзя ограничиваться ностальги­ческими вздохами и плыть по течению спо­койного фарватера. Надо действовать, а не рассуждать в комфортных аудиториях. Мо­лодежь нуждается не только в напоминаниях круглых дат, но и в эмоциональных публич­ных акциях, и в предметно-целевой заряженности на добрые миротворческие дела.

И последнее. Очевидно, что из множе­ства гуманитарных ветвей за исторической наукой сохраняется пальма первенства в освещении событий прошлого и воспита­нии преемственности поколений. Отсюда и ответственность за сказанное и напеча­танное. Российская историческая наука со­вершила большой прорыв, отражая правду советского периода с его болезненным ста­линизмом. Но не слишком ли подозрительна затянувшаяся дискуссия о пороках Сталина, с именем которого связана, между прочим, героическая победа нашего народа над «ко­ричневой чумой» человечества? Доколе мы собираемся «стричь купоны» со сталинизма, когда уже столько лет Россия живет в совер­шенно иной реальности? Как-то непонятна такая логика и диалектика.

Почему приходится говорить об этом? А потому, что даже большие ученые никак не усвоят уроки истории и Нюрнбергского про­цесса, сбиваются на сомнительные рассужде­ния, дезориентирующие молодых. Так, в га­зете «Советская Россия» в последней декаде октября был опубликован многообещаю­щий материал: «Пять событий недели» глаза­ми академика Анатолия Черепащука, и среди этих событий — встреча Президента Россий­ской Федерации с рок-музыкантами, а в 5-м пункте — «Открытие в Берлине выстав­ки «Гитлер и немцы». Что же пишет акаде­мик? Цитирую: «...Германия показывает все­му миру пример покаяния, она не забывает о том, что развязала две мировые войны, — это камень, который постоянно висит у нее на шее. Но это актуально не только для Герма­нии? Хотя представить в России выставку по­добного рода невозможно. Мы пока не можем подняться над своей историей». Вот такая «самокритичная» констатация академика, обращенная к многомиллионному читателю. Что хотел этим сказать академик? И почему победившая Россия «не может подняться» до берлинских высот побежденной Германии... Но дело не в личной позиции ученого, а в субъективистском половодье «архивных от­крытий», «свидетельских откровений», «оче­видцев событий», в которых тонет Истина и набирает силу именно заказной антисове­тизм. Думается, историческая наука обяза­на откликнуться и на перекосы в освещении событий постсоветского периода, иначе мо­жет оказаться, что из защитницы Истины и Правды она станет служанкой воли недобро­совестных заказчиков.

В завершение позволю себе напомнить древнеримский правовой постулат, кото­рый блестяще воплотил в жизнь Междуна­родный трибунал в Нюрнберге. Он, как из­вестно, гласит: «Да свершится правосудие, хотя бы погиб мир». Нюрнбергский преце­дент, пожалуй, единственный случай в исто­рии юстиции, когда глубокий смысл беском­промиссной и жестокой формулы римского права стал почти явью. Этот процесс внес огромный вклад в сохранение чудом спасен­ного мира. Он снова зовет нас к согласию и действиям по пути мира, справедливости и законности.

 

 

Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации №2 (22) 2011

другие новости