Справочная информация

Адрес:
660049, г. Красноярск пр. Мира, 32
Электронная почта:
krpro@krasinter.ru

Телефон приемной:
(391) 265-84-00
Телефон дежурного прокурора:
(391) 227-48-78
График работы прокуратуры:

Понедельник-Четверг
09:00-18:00
Пятница
09:00-16:45
Обед
13:00-13:45

Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за сентябрь-октябрь 2018 г.

11.12.2018 16:16:46

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УГОЛОВНО-СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

сентябрь-ноябрь

 

г. Красноярск

2018  год

ОБОБЩЕНИЕ

апелляционной практики обжалования судебных решений, вынесенных по

ходатайствам органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений

за 9 месяцев 2018 года

 

За 9 месяцев 2018 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда пересмотрено всего 35 (+10) судебных решений данной категории в отношении 35 (+10) лиц, из них в отношении 22 (+3) лиц постановления отменены, в отношении 12 (+7) лиц – изменены, в отношении 1 (=) лица апелляционное производство прекращено.

В анализируемый период судом апелляционной инстанции рассмотрено и удовлетворено 6 апелляционных представлений прокуроров на судебные решения, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений, что составило 17,1% от числа пересмотренных судебных решений. Результативность апелляционного реагирования составила 100%. Все судебные решения по представлениям прокурора отменены. Из числа пересмотренных по представлениям прокурора 1  судебное решение принято по ходатайствам следователя СК, 1 – следователя МВД,  4 – ОД МВД.

Проведенное обобщение показало, что чаще всего прокурорами обжаловались судебные решения об отказе в удовлетворении ходатайств следователей о проведении обыска в жилище, а также постановления о разрешении проведения ОРМ «Наведение справок» по получению сведений о соединениях абонента. 

Так, апелляционным постановлением от 28.06.2018 по представлению прокурора отменено постановление Балахтинского районного суда   Красноярского   края  от 24.05.2018 о разрешении группе экономической безопасности и противодействия коррупции МО МВД России «Балахтинский» проведения ОРМ «Наведение справок» по получению сведений о входящих-исходящих сигналах соединений абонента Б., материал передан на новое рассмотрение в тот же суд другому судье в порядке,  предусмотренном ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Основанием отмены судебного решения послужило нарушение уголовно-процессуального закона.

Согласно  п.п. 1, 2 части 2 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», проведение оперативно-розыскных мероприятий,  которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи допускается на основании судебного решения и при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно, о лицах подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние по которому производство предварительного следствия обязательно.

Однако, в постановлении и.о. начальника МО  МВД России «Балахтинский» о возбуждении ходатайства на  проведение оперативно-розыскных мероприятий не указано, в совершении какого преступления  подозревается лицо и обязательно ли по нему предварительное следствие.

Таким образом, ходатайство не отвечало требованиям ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в связи с чем, оснований  для его удовлетворения  у судьи не имелось, материал был возвращен  заявителю для устранения указанных недостатков.

Кроме того, ходатайство руководителя следственного органа рассмотрено судом в порядке,  предусмотренном ст.165 и 186.1 УПК РФ, то есть в судебном заседании с участием заявителя и  прокурора.

Между тем, в таком порядке могло быть рассмотрено лишь ходатайство следователя о производстве следственного действия, возбужденное с согласия руководителя следственного органа, либо ходатайство дознавателя о производстве следственного действия, возбужденное с согласия прокурора, а не ходатайство и.о. начальника МО  МВД России «Балахтинский» о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права человека и гражданина,  о чем обоснованно указано в апелляционном представлении.

Данное ходатайство и.о. начальника МО МВД России «Балахтинский» подлежало рассмотрению в порядке, установленном ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», то есть  судьей единолично, а не в открытом судебном заседании.

Постановлениями Октябрьского районного суда от 11.07.2018 и 06.08.2018 удовлетворены ходатайства органа дознания о получении разрешения на проведение ОРМ «Наведение справок». С указанными судебными решениями прокуратура района не согласилась, обжаловав их в апелляционном порядке в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и несоответствием выводов суда представленным материалам.

По постановлению от 11.07.2018 в отношении К. апелляционное представление отозвано по причине его необоснованности, так как из представленного материала установлено, что у органа дознания на момент обращения с такого рода ходатайством в суд, затрагивающим конституционные права граждан, имелось достаточно оснований полагать, что в действиях не установленных лиц имеются признаки состава преступления. В отношении же Ш., несмотря на нарушение уголовно-процессуального закона, допущенное Октябрьским районным судом при разрешении проведения ОРМ в отношении личных данных (номер телефона), не являющихся предметом проверки, представление отозвано, так как согласно действующего уголовно-процессуального закона такого рода решение не подлежало обжалованию в апелляционном порядке в связи с вступлением в законную силу с момента его вынесения.

Вместе с тем, в большинстве случаев - в отношении 29 лиц или 82,9% от общего числа пересмотренных судебных решений, постановления отменены (изменены) по жалобам сторон.

Из числа пересмотренных по жалобам, 16 судебных решений приняты по ходатайствам следователей МВД, 9 – следователей СК, 3  – дознавателей УФССП, 1-дознавателя МВД.

Судом апелляционной инстанции за 9 месяцев 2018 года пересмотрены по жалобам постановления суда о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений таких как: наложение ареста на имущество – в отношении 18 лиц, разрешение производства обыска в жилище – 5,  установление срока ознакомления с материалами уголовного дела – 2, помещение в психиатрический стационар – 3, отстранение от должности – 1. 

Из общего числа судебных решений, пересмотренных по жалобам, в 28  случаях соответствующие ходатайства органов предварительного расследования судом первой инстанции удовлетворены, в 1 – оставлены без удовлетворения.

В указанный период по апелляционным жалобам отменялись (изменялись) 8 судебных решений Советского районного суда г. Красноярска, по 5 решений, постановленных Октябрьским и Железнодорожным районными судами г. Красноярска, по 2 решения, постановленных Центральным и Дзержинским районными судами, по 1 решению, постановленному Ачинским городским судом, а также Свердловским, Ленинским, Манским, Емельяновским, Курагинским,  и Партизанским  районными судами.

Основными причинами отмены (изменения) решений судов первой инстанции по жалобам сторон явились: нарушение уголовно-процессуального закона (25), несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании (4).

Так, в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, по жалобе адвоката апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 17.07.2018  отменено постановление Курагинского районного суда от 10.05.2018 о признании обыска в жилище М. законным, материал направлен на новое рассмотрение.

Установлено, что уголовное дело в отношении М. возбуждено 08.05.2018 по признакам состава преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. В этот же день следователем СО МО МВД России «Курагинский» по месту жительства М. произведен обыск, не терпящий отлагательств.

Удовлетворяя доводы адвоката, суд апелляционной инстанции указал, что резолютивная часть постановления не соответствует представленным материалам о номере уголовного дела и данных лица, в жилище которого проведен обыск. Кроме этого, к материалам не приобщен и не истребован судом протокол проведенного следственного действия – обыска, который признан законным. При этом обращено внимание на то, что при новом рассмотрении указанного материала подлежат проверке доводы адвоката о том, что следственное действие произведено по постановлению, вынесенному 07.05.2018 до возбуждения уголовного дела, что не соответствует требованиям ст. 144 УПК РФ, содержащей исчерпывающий перечень действий, проводимых до принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Также, по причине нарушения уголовно-процессуального закона, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от  04.09.2018 по жалобе адвоката отменено постановление Свердловского районного суда г. Красноярска от 06.07.2018, которым продлен срок ареста, наложенного на имущество обвиняемого А., материал направлен на новое рассмотрение.

В соответствии с ч. 4 ст. 115.1 УПК РФ при рассмотрении судьей настоящего ходатайства в судебном заседании вправе участвовать прокурор, следователь, дознаватель, потерпевший, гражданский истец, подозреваемый, обвиняемый, их защитники и (или) законные представители, а также лицо, на имущество которого наложен арест. Неявка без уважительных причин указанных лиц, своевременно извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения такого ходатайства, за исключением случаев, когда их явка признана судом обязательной.

Установлено, что судья рассмотрела ходатайство следователя о продлении срока ареста, наложенного на денежные средства А., с участием старшего помощника прокурора Свердловского прокурора г. Красноярска, при этом данных о том, что следователь, а также обвиняемый А. и его защитники  извещались о дате, месте и времени судебного заседания, материал не содержит.

Кроме того, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от  06.09.2018 по жалобе А. отменено постановление Дзержинского районного суда от 28.06.2018, которым наложен арест на имущество последнего и его супруги, материал направлен на новое рассмотрение.

Основанием отмены судебного решения послужило также нарушение требований уголовно-процессуального закона.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ, при решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение.

Согласно ч. 3 ст. 115 УПК РФ, арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого. Кроме того, предусмотрено обязательное указание срока, на который налагается арест на имущество, с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд.

Указанные требования закона судом первой инстанции при принятии решения не были соблюдены, постановление не мотивировано, не указано, на основании каких конкретных фактических обстоятельств суд пришел к выводу о наличии достаточных оснований полагать, что вышеуказанное имущество, на которое наложен арест, приобретено А., не являющейся по уголовному делу подозреваемой, обвиняемой, либо лицом, несущим материальную ответственность за действия подозреваемого, на деньги, полученные путем злоупотребления А. своими должностными полномочиями.

Налагая арест на автомобиль Jeep Wrangler У367НО124, суд не учел, что данное транспортное средство 25.04.2018 реализовано по договору купли-продажи иному лицу, который соучастником преступления не является.

Кроме того, в нарушение указанных выше требований закона суд в своем постановлении срок, на который налагается арест на имущество А. и А., не указал.

Из положений ч. 2 ст. 115 УПК РФ следует, что наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

Вместе с тем, суд, принимая решение о наложении ареста на имущество А. и его супруги А., не определил, какие именно действия запрещено совершать собственникам данного имущества.

Также, причиной отмены незаконных решений суда первой инстанции послужило несоответствие выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Так, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 08.05.2018 по жалобе  заинтересованного лица С. отменено постановление судьи Октябрьского районного суда от 26.02.2018 об удовлетворении ходатайства  следователя о наложении ареста на автомобиль, принадлежащий дочери обвиняемого К. - С., вынесено новое решение, в соответствии с которым в удовлетворении ходатайства следователя о наложении ареста на автомобиль  отказано.

Из протокола судебного заседания и вводной части постановления установлено, что судом рассматривалось ходатайство  следователя о наложении ареста на расчетные счета по уголовному делу, что не соответствует ни фактическим обстоятельствам, ни содержанию мотивировочной и резолютивной части судебного решения.

Кроме того, удовлетворяя ходатайство следователя о наложении ареста на автомобиль, принадлежащий  С., суд первой инстанции, вышел за его пределы, указав в описательно-мотивировочной части постановления в качестве оснований для наложения ареста – обеспечение возможной конфискации имущества, имущественных взысканий в виде процессуальных издержек или штрафа в качестве меры уголовного наказания, то есть то, о чем не ставился вопрос в ходатайстве следователя, а кроме того, сослался на норму процессуального закона, о которой в ходатайстве следователя также не указывалось – ч. 3 ст. 115 УПК РФ.

Также, по буквальному смыслу указанной нормы закона, наложение ареста на имущество лица, которое не является подозреваемым, обвиняемым и не привлекается по уголовному делу в качестве гражданского ответчика, допускается лишь при условии, что по делу имеются подтвержденные доказательствами основания полагать, что имущество получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Вместе с тем, органами предварительного расследования ходатайство о наложении ареста на автомобиль мотивировано только необходимостью обеспечения исполнения приговора в части гражданских исков, заявленных потерпевшими.

Данных, свидетельствующих о наличии оснований, перечисленных в  ч. 3 ст. 115 УПК РФ, применительно к К. и С., не имелось.

Апелляционной инстанцией также принято во внимание и отсутствие сведений о том, что автомобиль находился в собственности именно К. При этом, указание в ходатайстве на то, что сделка К. по отчуждению автомобиля своей дочери являлась мнимой, расценено как  субъективное мнение правоохранительных органов, поскольку объективно ничем не подтверждено.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют не только о незаконности постановления судьи от 26.02.2018, но и о необоснованности ходатайства следователя, поставившего перед судом вопрос о наложении ареста в порядке ч. 1 ст. 115 УПК РФ на имущество обвиняемого К., фактически не принадлежащего последнему.

Таким образом, проведенное обобщение показало, что за 9 месяцев  2018 года прокурорами принимались определенные меры к устранению нарушений, допущенных судами при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений. Вместе с тем, большая их часть, по-прежнему, устраняется судом апелляционной инстанции по жалобам подозреваемых (обвиняемых) или их защитников.

При этом из числа пересмотренных судебных решений 12 ходатайств органов предварительного расследования рассмотрено судом первой инстанции без участия прокурора. В остальных случаях в судебных заседаниях участвовали работники прокуратуры, однако, мер к истребованию из судов, надлежащему изучению и обжалованию вынесенных судом незаконных решений не приняли. 

Изложенное свидетельствует о недостаточном качестве работы прокуроров по обеспечению соблюдения конституционных прав граждан на досудебной стадии уголовного судопроизводства, необходимости ее активизации на данном направлении, а также принятия мер к обеспечению надлежащего уровня участия прокурора в каждом судебном заседании при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования в порядке ст. 165 УПК РФ, более тщательного изучения судебных решений и обжалования каждого незаконного и необоснованного постановления суда.

          

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неправильное применение уголовного

закона при назначении вида

исправительного учреждения

повлекло изменение постановления

об отмене условного осуждения   

 

 

Постановлением Ачинского городского суда Красноярского края от  09.08.2018 отменено условное осуждение, назначенное Б. по приговору этого же суда от 16.11.2017 по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ,  осужденный направлен для  отбывания наказания  в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев  в исправительную колонию общего режима.

При назначении Б. вида исправительного учреждения, суд первой инстанции сослался  на п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, согласно которому мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение  тяжких преступлений,  ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в исправительных колониях общего режима. Между тем, осужденный  Б. по приговору Ачинского городского суда от 16.11.2017 был признан виновным в совершении преступления, относящегося  к категории  средней степени тяжести. При вынесении постановления от 09.08.2018 об отмене  Б. условного осуждения, мотивы, по которым отбывание наказания назначено последнему в исправительной колонии  общего режима, судом не приведены, в связи с чем, судом апелляционной инстанции данное постановление  изменено, из описательно-мотивировочной части исключена ссылка на   п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, для  отбывания наказания в виде лишения свободы  Б. направлен  в колонию-поселение.              

 

Приговор изменен в части

квалификации действий

осужденной и назначения наказания

 

 

Манским районным судом  Красноярского края 28.07.2018  К. осуждена в особом порядке судебного разбирательства  за совершение преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, к 3 годам лишения свободы  с отбыванием наказания  в исправительной колонии общего режима. 

Давая юридическую оценку действий осужденной, суд  правильно признал, что К. совершила  умышленное причинение  тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни  человека, с применением  предмета, используемого в качестве оружия, однако ошибочно квалифицировал её действия по  п. «з» ч. 3 ст. 111 УК РФ, в связи с чем, апелляционной инстанцией краевого суда  описательно-мотивировочная часть приговора  уточнена указанием  о квалификации  действий К. по  п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Кроме того, мотивируя невозможность назначения К. лишения свободы  с применением положений  ст. 73 УК РФ, суд, сославшись  на заключение судебно-психиатрической экспертизы от 20.03.2018 № 1383/д, указал, что К. длительное время страдает алкогольной  зависимостью, при этом данных  об эффективном лечении имеющегося у осужденной органического расстройства  личности суду не представлено, малолетними детьми  и другими  иждивенцами она не обременена суд также принял во внимание  указанный в заключении  срок медицинской реабилитации алкоголизма (не менее года).

Таким образом, определяющими  при избрании  К. меры наказания   виде реального  лишения свободы  являлись выводы эксперта-психиатра, а также  отсутствие иждивенцев.

Вместе с тем,  согласно протоколу судебного заседания, приведенное в приговоре заключение эксперта № 1383/д от 20.03.2018 судом  не оглашалось и не исследовалось, поэтому ссылка на него  в приговоре в силу ст. 240 УПК РФ  является недопустимой, в связи с чем была  исключена судебной коллегией.

При таких обстоятельствах, один лишь факт отсутствия  малолетних детей  и иных иждивенцев не дает оснований  для назначения  реального лишения свободы. Кроме того, судом первой  инстанции установлена  совокупность  смягчающих наказание обстоятельств – полное признание вины,  раскаяние в содеянном,  явка с повинной, активное способствование  раскрытию и расследованию преступления, оказание  медицинской помощи  потерпевшему непосредственно после совершения преступления, противоправное поведение  потерпевшего, явившегося  поводом для совершения преступления, принесение публичных извинений в судебном заседании, сведения о состоянии здоровья осужденной, привлечение к уголовной ответственности впервые, мнение потерпевшего о снисхождении при назначении К. наказания.

С учетом изложенного, а именно характера  и степени  общественной опасности  и обстоятельств совершенного впервые тяжкого  преступления, данных о личности виновной, имеющихся смягчающих  обстоятельств, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о возможности назначения К. наказания с применением положений  ст. 73 УК РФ.

 

Постановление  об отказе в принятии

жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ

отменено в связи с нарушением судом

уголовно - процессуального закона

 

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска от 11.07.2018 отказано в  принятии жалобы, поданной  В. в порядке, предусмотренном         ст. 125 УПК РФ, о признании  незаконными действий следователя СО по Ленинскому району ГСУ СК России по Красноярскому краю, выразившихся в    несвоевременном ознакомлении обвиняемого В. с постановлением о назначении судебной психолого-психиатрической  экспертизы в рамках расследования уголовного дела.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ в районный суд  по месту производства  предварительного расследования  могут быть обжалованы  решения и действия (бездействие)  дознавателя, следователя, руководителя следственного органа  и прокурора, которые способны  причинить ущерб  конституционным  правам и свободам  участников уголовного судопроизводства  либо затруднить  доступ граждан к правосудию. 

Мотивируя вывод об отсутствии  оснований  к принятию  жалобы  заявителя В., суд сослался  на то, что не подлежат  обжалованию в порядке          ст. 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения  должностных лиц, проверка законности и обоснованности  которых относится  к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по  существу.

Вместе с тем,  В., являясь обвиняемым  по уголовному делу, считает нарушающим его права и затрудняющим  доступ к правосудию, несвоевременное ознакомление  его с постановлением о назначении экспертизы, в связи с тем, что  следователь лишила его права на  постановку  дополнительных  вопросов  перед экспертом.

При таких обстоятельствах постановление судьи не могло быть признано законным, обоснованным и соответствующим  требованиям  ч. 4 ст. 7 УПК РФ, в связи с чем, отменено апелляционной инстанцией краевого суда с направлением материала  в тот же суд со стадии решения вопроса о принятии жалобы.

 

Постановление суда о продлении

срока содержания обвиняемого

под стражей отменено судом

апелляционной инстанции с

принятием решения об отказе

в удовлетворении ходатайства

следователя

 

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска от 28.09.2018 в отношении  К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного  п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, продлен срок содержания под стражей  на 2 месяца, а всего до 11 месяцев.

В соответствии  со ст. 109 УПК РФ в случае невозможности  закончить предварительное следствие   в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для  изменения или отмены  пресечения этот срок может быть продлен  судьей в порядке, установленном ч. 3 ст. 108 УК РФ на срок 6  месяцев. Дальнейшее продление  срока может быть  осуществлено в отношении лиц обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких  преступлений, только в случаях   особой сложности уголовного дела.

Из материалов уголовного дела следует, что  решение вопроса  о продлении в отношении К.  срока  содержания под стражей  проходило в рамках возбужденного уголовного дела, при наличии достаточных оснований  для его возбуждения, предъявления К. обвинения  и избрания меры пресечения.

Однако, выводы суда  первой инстанции  о необходимости  продления срока содержания  под стражей  в отношении обвиняемого  надлежащим образом  не мотивированы.

Так, принимая решение  о продлении срока содержания К. под стражей до 11 месяцев, суд обосновал свои выводы  о необходимости  оставления  именно данной меры пресечения  фактами продолжения  предварительного следствия и обвинения К. в совершении тяжкого преступления, ввиду чего под угрозой наказания он мог скрыться от органов следствия, воспрепятствовать производству по  делу,  оказать давление  на потерпевшего и свидетелей. Помимо этого судом  было указано, что уголовное  дело представляет собой особую сложность, обусловленную необходимостью производства следственных и процессуальных действий, в том числе дополнительных  судебных экспертиз.

Вместе с тем, в постановлении  о продлении срока содержания К. под стражей не были приведены  конкретные фактические  обстоятельства, на основании которых суд принял данное решение. Не было учтено и то, что сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать  в качестве  фактически  единственного  и достаточного основания для продления  срока меры пресечения, а также  то, что ходатайство следователя было возбуждено перед судом  по тем же мотивам  необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах от 18.06.2018 и 14.08.2018, при этом, одни и те же основания в них приведены дословно.

Между тем,  с момента  продления срока предварительного следствия  до 9 месяцев по уголовному делу  был выполнен лишь дополнительный допрос обвиняемого, который совместно   с защитником  ознакомлен с постановлениями о назначении  судебных экспертиз и их заключениями.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу о неэффективной  организации расследования, что явилось  одним из оснований, влекущих принятие решения об отказе в удовлетворении ходатайства  следователя.

Кроме того, судебная коллегия приняла во внимание и то, что в обоснование  особой сложности  уголовного дела следователь  сослался  на необходимость проведения  большого объема  следственных действий  и экспертных исследований.

Постановление Ленинского районного суда г. Красноярска от 28.09.2018  о продлении срока содержания под стражей  в отношении К. судебной коллегией по уголовным делам краевого суда отменено и принято решение  об отказе в удовлетворении ходатайства  следователя.

 

Постановление об отказе  в

удовлетворении ходатайства

осужденного об условно-досрочном

освобождении отменено в связи

с несоответствием выводов суда

фактическим обстоятельствам дела

и неправильным применением

уголовного закона

 

Постановлением  Нижнеингашского районного суда  Красноярского края от  02.08.2018 П., отбывающему наказание в виде лишения свободы,  отказано  в удовлетворении  ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Отказывая в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания  осужденного П.,  суд учитывал мнение администрации  исправительного учреждения и прокурора о нецелесообразности   освобождения последнего, а также отсутствие сведений  о принятии действенных мер по заглаживанию вреда, причиненного потерпевшим.

Вместе с тем,  администрацией исправительного учреждения осужденный П.  в целом характеризуется положительно, отбыл установленную  законом часть назначенного наказания, необходимую для условно-досрочного освобождения, на профилактическом учете не состоял, к дисциплинарной ответственности  не привлекался, работал, соблюдал установленный  порядок отбывания наказания.

Таким образом, выводы администрации о том, что осужденный не зарекомендовал себя с положительной стороны, противоречили  имеющейся в материалах характеристике. Об исправлении осужденного свидетельствовало отсутствие  взысканий, наличие благодарности за добросовестное отношение  к труду, соблюдение  правил внутреннего распорядка. По данным бухгалтерии, исполнительные  листы в отношении осужденного П. отсутствовали. 

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции  о том, что осужденный  П.  не исправился  в  условиях  изоляции от общества  и не мог быть условно-досрочно освобожден, признаны апелляционной инстанцией необоснованными, поскольку не соответствовали фактическим  обстоятельствам,  установленным в судебном  заседании, постановление  Нижнеингашского районного суда от 02.08.2018 в отношении П.  отменено, ходатайство последнего об условно-досрочном освобождении судебной коллегией по уголовным делам краевого суда удовлетворено. 

 

Существенное нарушение требований

уголовно-процессуального закона

повлекло отмену постановления о

прекращении уголовного дела и

назначении судебного штрафа

 

Постановлением Балахтинского районного суда  Красноярского края от 11.07.2018  уголовное дело в отношении П., М. и Л., подозреваемых  в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, прекращено на основании ст. 25.1 УПК РФ с назначением судебного штрафа в размере 4000 рублей каждому.

Согласно ст. 76.2 УК РФ, ч. 1 ст. 25.1 УПК РФ, обязательным  условием  прекращения уголовного дела  с назначением  обвиняемому  судебного штрафа  является  возмещение  ущерба  или заглаживание  иным образом  причиненного преступлением  вреда.

Принимая решение  о прекращении  уголовного дела  в отношении  П.,  Л. и  М. с применением  судебного штрафа,  суд первой инстанции  мотивировал тем, что  указанные лица не судимы, подозреваются в совершении преступления, относящегося  к категории средней тяжести, характеризуются  удовлетворительно, вину признали  в полном объеме, в содеянном  раскаялись,  в ходе дознания  до возбуждения  уголовного дела написали явки с повинной, в которых  указали, откуда, с кем и что похитили, место нахождения похищенного имущества, которое впоследствии было изъято  и возвращено потерпевшему, что судом было расценено  как возмещение ущерба.

По смыслу закона,  под ущербом  следует понимать  имущественный вред, который  может быть возмещен в натуре (путем предоставления имущества  взамен утраченного, ремонта или исправления поврежденного имущества), в денежной  форме (возмещение стоимости  утраченного или поврежденного имущества, расходов на  лечение) и т.д. Под заглаживанием вреда понимается  имущественная, в том  числе, денежная  компенсация  морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение извинений, а также принятие мер, направленных  на восстановление  нарушенных в результате  преступления прав потерпевшего, законных интересов  личности, общества и государства.

Таким образом, исходя из вышеуказанных положений закона, само по себе указание  П., Л. и М. в явках с повинной о месте нахождения похищенного имущества, которое в  последующем  было обнаружено и изъято  в ходе проведения осмотров места  происшествия, что позволило возвратить его собственнику, возмещением ущерба  не является, в связи с чем,  достаточные основания  для прекращения уголовного дела с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа отсутствовали.

Постановление Балахтинского районного суда  Красноярского края от 11.07.2018 о прекращении уголовного дела  в отношении П., М. и Л. на  основании ст. 25.1 УПК РФ  и назначении  судебного штрафа судом апелляционной инстанции отменено. Судебной коллегией по уголовным делам краевого суда в удовлетворении  ходатайства следователя о прекращении уголовного дела  в отношении П., Л. и М. по п. «а» ч. 2  ст. 158 УК РФ и назначении меры уголовно-правового характера  в виде судебного штрафа  отказано.         

 

Неправильное применение судом

первой инстанции уголовного

закона при назначении дополнительного

наказания повлекло изменение приговора

 

Курагинским  районным судом Красноярского края  Х. осужден по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной  с управлением  транспортными средствами на срок 3 года.

В соответствии  с ч. 4 ст. 47 УК РФ в случае назначения лишения права  заниматься определенной деятельностью  в качестве дополнительного вида наказания  к лишению свободы  оно распространяется на все время отбывания указанного основного вида наказания, но при этом его срок исчисляется  с момента отбытия  основного  наказания  в виде лишения свободы.

В этой связи судом апелляционной инстанции приговор Курагинского  районного суда в отношении Х. изменен, его резолютивная часть уточнена указанием  об исчислении срока дополнительного наказания  в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной  с управлением  транспортными средствами, в соответствии с ч. 4 ст. 47 УК РФ, с момента отбытия осужденным основного  наказания  в виде лишения свободы.

 

Приговор изменен в связи с неверной

квалификацией действий  осужденного

 

Приговором Дивногорского городского суда  Б. осужден по ч. 1 ст. 159 УК РФ к 140 часам обязательных работ, по ст. 158.1 УК РФ к 80 часам обязательных работ, по п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ  по совокупности  преступлений, путем  поглощения  менее строгого наказания  более строгим  Б. назначено 2 года лишения свободы. В силу  ст. 73 УК РФ  наказание назначено условно  с испытательным сроком  2 года.

По одному из эпизодов преступлений, совершенных Б. в отношении потерпевшего Я., действия осужденного квалифицированы по п.п. «б, в» ч. 2  ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества, совершенное  с незаконным проникновением  в  иное хранилище, с причинением  значительного ущерба  гражданину.

По смыслу уголовного закона  под незаконным проникновением  в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное   тайное или открытое  в них вторжение  с целью совершения  кражи, грабежа или  разбоя.

При квалификации  действий  лица, совершившего  кражу, грабеж или  разбой, по признаку «незаконное проникновение в иное хранилище» необходимо  руководствоваться  примечанием  3  к статье 158 УК РФ, в котором разъяснены  понятия «помещение» и «хранилище».

Так, под хранилищем понимаются хозяйственные  помещения, обособленные от жилых  построек,  участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения  независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением, либо техническими средствами или обеспечены иной охраной  и предназначены  для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Таким образом, основным  критерием  для признания  «иного хранилища» является отведение  и оборудование  участка территории исключительно для целей хранения.

Судом достоверно установлено, что дачный участок, принадлежащий потерпевшему Я., был расположен  в садоводческом некоммерческом товариществе «Березка» в районе пос. Усть-Мана г. Дивногорска, находился  по соседству  с участком матери осужденного.

С целью совершения  хищения  чужого имущества, Б.  через незапертую калитку проник на территорию указанного участка, откуда  похитил бензотриммер «Штиль» стоимостью 5500 рублей, бензопилу «Штиль» стоимостью 7000 рублей, всего на общую сумму 12 500 рублей, что для  потерпевшего явилось значительным материальным ущербом.

Судом не выяснялся вопрос о том, чем именно была огорожена  территория  дачного участка потерпевшего, охранялась ли данная  территория, были ли  для  этого какие-либо специальные приспособления, что  именно хранилось  на  указанной территории.

При таких обстоятельствах территория  данного  участка признаками «иного хранилища» не обладала, поскольку использовалась для выращивания овощей и фруктов,  то есть не являлась территорией, предназначение которой состоит в хранении материальных  ценностей. При квалификации действий Б.  по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ суд первой инстанции данные обстоятельства надлежащим образом не учел.

Апелляционной инстанцией приговор Дивногорского городского суда в отношении Б. изменен, из объема обвинения по эпизоду хищения  имущества, принадлежащего  потерпевшему Я.,  исключен  квалифицирующий признак  «незаконное проникновение в иное хранилище», наказание, назначенное по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, снижено до 01 года 10 месяцев лишения свободы, на основании  ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159, п. «в» ч. 2 ст. 158, ст. 158.1 УК РФ, путем поглощения  менее строгого наказания более строгим, окончательно Б. назначен 1 год 10 месяцев  лишения свободы. В остальной части приговор в отношении Б. оставлен без изменения.      

 

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушение требований уголовно –

процессуального закона повлекло

отмену постановления суда об

отказе в удовлетворении жалобы

в порядке ст. 125 УПК РФ

 

Постановлением Центрального районного суда г. Красноярска  от 26.10.2016, оставленным  без изменения апелляционным постановлением Красноярского краевого суда, отказано в  удовлетворении жалобы  Б. на действия  должностных лиц  следственного отдела  по Центральному  району г. Красноярска  ГСУ СК РФ по Красноярскому краю, выразившиеся  в производстве  доследственной проверки  по его жалобе более 60 суток  и в не уведомлении заявителя о её результатах. 

Отказывая в удовлетворении жалобы Б. в порядке ст. 125 УПК РФ, суд исходил из того, что по заявлению Б. о привлечении следователя к уголовной ответственности по ст. 286 УК РФ проведена доследственная проверка в порядке ст. 144 УПК РФ, по результа­там которой в установленный законом срок вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, копия которого направлена в адрес заявителя, что подтверждено книгой регистрации исходящей корреспонденции.

Выводы суда о вышеуказанных обстоятель­ствах основаны на представленных следователем и исследованных в судебном за­седании копиях постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 15.07.2016, уведомления Б. о принятии следователем данного ре­шения от той же даты и Книги регистрации исходящей корреспонденции СО по Центральному району г. Красноярска ГСУ СК РФ по Красноярскому краю.

Вместе с тем, из представленного Б. ответа прокуратуры Цен­трального района г. Красноярска от 03.11.2016 установлено, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по материалу проверки по заявлению Б. в отношении следователя З. вынесено 27.06.2016 и отменено заместителем руководителя след­ственного органа 02.11.2016 как необоснованное.

Аналогичные сведения содержались также в ответе прокуратуры Краснояр­ского края от 26.09.2017, в котором, кроме того, указано, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 15.07.2016 в материалах проверки по заявлению Б., зарегистрированному в КРСП 15.06.2016, отсутствует.

Согласно протоколу судебного заседания от 26.10.2016, материал доследственной проверки в порядке ст. 144 УПК РФ судом в СО по Центральному району г. Красноярска ГСУ СК РФ по Красноярскому краю не истребовался и в хо­де судебного разбирательства не исследовался, а выводы суда, содержащиеся в по­становлении от 26.10.2016, основаны только на копиях представленных следователем документов, законность и достоверность которых вызывало сомнение с учетом сведений, содержащихся в ответах прокуратуры Центрального района г. Красноярска и прокуратуры Красноярского края.

Таким образом, обстоятельства, послужившие основа­нием для принятия  вышеуказанных судебных решений, а именно, факты вынесения следователем СО по Центральному району г. Красноярска ГСУ СК РФ по Красно­ярскому краю 15.07.2016 постановления об отказе в возбуждении уголов­ного дела по заявлению Б. и направления его копии 20.07.2016  заявителю, не были  подтверждены материалами  дела.

С учетом изложенного, постановление Центрального районного суда г. Красноярска  от 26.10.2016 об отка­зе в удовлетворении жалобы Б. в порядке ст. 125 УПК РФ и оставившее его без изменения  апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 27.12.2016 президиумом Красноярского краевого суда отменены. Материал  по жалобе Б. в порядке ст. 125 УПК РФ передан на новое судебное  рассмотрение  в тот же суд  первой инстанции.

 

другие новости