Справочная информация

Адрес:
660049, г. Красноярск пр. Мира, 32
Электронная почта:
krpro@krasinter.ru

Телефон приемной:
(391) 265-84-00
Телефон дежурного прокурора:
(391) 227-48-78
График работы прокуратуры:

Понедельник-Четверг
09:00-18:00
Пятница
09:00-16:45
Обед
13:00-13:45

Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за август 2018 г.

11.12.2018 16:13:41

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

август

 

г. Красноярск

2018 год

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Нарушение права на защиту повлекло

отмену приговора с возвращением

уголовного  дела в порядке ст. 237 УПК РФ

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 27.12.2017 Б. признан виновным и осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно Б. назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судом апелляционной инстанции приговор в отношении Б. отменён по жалобам осужденного и его защитника с возвращением уголовного дела прокурору на основании ст. 237 УПК РФ по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

В соответствии со ст.ст. 46, 47 УПК РФ подозреваемый и обвиняемый вправе давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет, а также пользоваться помощью переводчика бесплатно.

Из материалов дела следует, что постановлением следователя подозреваемому Б. - гражданину Республики Узбекистан, назначен переводчик А., с которым заключен соответствующий договор о выполнении перевода с кыргызского и узбекского на русский язык.

Таким образом, назначая Б. переводчика, следователь фактически  признал Б. лицом, в недостаточной степени владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу.

Вместе с тем, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение и приговор Советского районного суда                              г. Красноярска от 27.12.2017 были переведены переводчиком на кыргызский язык, а не на узбекский язык, о чем пояснил переводчик А., сообщив судебной коллегии, о том, что устный перевод им был осуществлен на узбекский язык, а перевод процессуальных документов был осуществлен на кыргызский язык, так как письменным узбекским языком он не владеет. Перевод на кыргызский язык был осуществлен по устному  соглашению с Б.

Однако Б. судебной коллегии пояснил, что кыргызским языком он не владеет, так как проживал в Узбекистане и на территории РФ, содержание переведённых документов ему непонятно, русским языком владеет плохо, просит перевести процессуальные документы на узбекский язык.

Поскольку сведений о том, что Б. - гражданин Республики Узбекистан, владеет кыргызским языком в материалах дела не имеется, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что органами предварительного следствия и судом первой инстанции было нарушено право Б., предусмотренное п. 1 ч. 4   ст. 47 УПК РФ, согласно которому каждый обвиняемый имеет право знать, в чём он обвиняется, и реализовать в полном объёме свои права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, в том числе право на подробную информацию по предъявленному обвинению.

При таких обстоятельствах приговор суда в отношении Б. отменён в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые путем лишения гарантированного УПК РФ права осужденного Б. пользоваться помощью переводчика повлияли на вынесение законного и обоснованного судебного решения, а дело возвращено прокурору на основании п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий рассмотрения его судом.

 

Неверное применение уголовного закона

повлекло изменение приговора

 

При­говором Ленинского районного суда г. Красноярска от 11.07.2018 ранее суди­мый за тяжкое преступление  К. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на 8 лет лишения свободы; по ч. 2 ст. 228 УК РФ на 3 года лишения свободы. На основании ч. 3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, пу­тем частичного сложения наказаний, К. назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого ре­жима.

К. осужден за незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере, а также за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Приговор изменен в апелляционном порядке по представлению прокурора ввиду того, что суд первой инстанции учёл наличие как смягчающих наказание обстоятельств, так и отягчаю­щее обстоятельство - рецидив преступлений, в связи с чем указал, что не находит осно­ваний для применения в отношении К. положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, но при этом суд не учел, что в этом случае применяется ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которой срок наказания при любом виде рецидива не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление по ч. 2 ст. 228 УК РФ, и в отношении К. не мог составлять менее 3 лет 4 месяцев лишения свободы.

Суд же при назначении наказания сослался на то, что не усматривает оснований для применения в отношении К. положений ч. 3 ст. 68 УК РФ. Тем не менее, вопреки требованиям ч. 2 ст. 68 УК РФ, назначил осужденному по     ч. 2 ст. 228 УК РФ только 3 года лишения свободы.

В связи с допущенным нарушением Общей части УК РФ, наказание К. по ч.2 ст. 228 УК РФ усилено до 3 лет 4 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ К. назначено 8 лет 7 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

 

*    *    *

Приговором Лесосибирского городского суда от 08.06.2018 К. признан виновным и осужден по ч. 3 ст. 30 п.п. «а,г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на 6 лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на 5  лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, К. назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого  режима.

Суд апелляционной инстанции по представлению государственного обвинителя приговор изменил по следующим основаниям.

При назначении К. наказания по совокупности преступлений путем частичного сложения суд ошибочно сослался в приговоре на применение положений ч. 3 ст. 69 УК РФ, поскольку если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Учитывая, что К. совершено два покушения на особо тяжкие преступления, то при назначении наказания по совокупности преступлений должны быть применены положения  ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Данная норма уголовного закона является более благоприятной для осужденного, в связи с чем судом апелляционной инстанции из резолютивной части приговора исключено указание на  применение  положений  ч. 3 ст. 69  УК  РФ при назначении К. наказания по совокупности преступлений.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний К. назначено окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 5 месяцев.

 

*    *    *

Приговором Канского городского суда от 13.07.2018 П., судимый:

- 08.10.2012 по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, ч. 2 ст. 325 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ, ст.71 УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы;

- 29.11.2012 по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, ч. 1 ст. 226 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ,  ч.5 ст.69 УК РФ (приговор от 08.10.2012) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; освобожден 29.01.2016 по отбытию наказания;

- 15.06.2016 по п.п. «б,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения  свободы; освобожден 10.01.2018 по отбытию наказания;

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

П. осужден за тайное хищение 02.05.2018 имущества, принадлежащего О., с незаконным проникновением в хранилище, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшей.

 Суд правильно квалифицировал действия осужденного П. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Вместе с тем, суд неправильно установил вид рецидива. Судимости по приговорам от 08.10.2012 и 29.11.2012 нельзя рассматривать как две самостоятельные судимости, а П. считать дважды судимым за тяжкие преступления, поскольку по приговору от 29.11.2012 наказание назначено с учетом правил ч. 5 ст. 69 УК РФ. Поэтому признание в его действиях особо опасного рецидива и назначение для отбывания наказания исправительной колонии особого режима является неверным.

Суд апелляционной инстанции признал совершение П. преступления при опасном рецидиве с учетом положений п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ, и определил для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Вместе с тем, назначенное П. наказание признано справедливым и соразмерным содеянному.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ

назначение дополнительного наказания

должно быть мотивировано судом

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярск от 21.05.2018 Д. осужден в особом порядке судебного разбирательства по ч. 1           ст. 264 УК РФ к ограничению свободы сроком на 1 год 6 месяцев с возложением обязанностей, а также назначено дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 2 года.

Судом апелляционной инстанции приговор изменён как по доводам представления прокурора, так и по доводам жалобы стороны защиты.

Назначение Д. основного наказания в виде ограничения свободы признано справедливым.

Вместе с тем, как усматривается из материалов уголовного дела, у Д. на иждивении на момент совершения им преступления находились двое малолетних детей, а также один несовершеннолетний ребенок.

Однако описательно-мотивировочная часть приговора содержит вывод суда о признании в качестве смягчающего обстоятельства наличие у Д. только одного малолетнего ребенка, что нельзя признать соответствующим действительности и справедливым.

Кроме того, при назначении наказания Д. суд применил в качестве дополнительного вида наказания лишение права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами.

Вместе с тем, санкцией ч. 1 ст. 264 УК РФ дополнительное наказание к основному наказанию в виде ограничения свободы не предусмотрено. Санкция   ч. 1 ст. 264 УК РФ предусматривает назначение дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, только при назначении основного наказания в виде лишения свободы или принудительных работ.

Согласно ч. 3 ст. 47 УК РФ, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Кроме этого, по смыслу закона, суд вправе назначить этот вид дополнительного наказания по ч. 1 ст. 264 УК РФ и осужденному к ограничению свободы, но со ссылкой на ч. 3 ст. 47 УК РФ.

С учётом изложенного, приговор от 21.05.2018 в отношении Д. изменён: по доводам представления государственного обвинителя наличие у него на иждивении двоих малолетних детей и одного несовершеннолетнего ребенка учтено в качестве смягчающего наказание обстоятельства, в связи с чем  размер основного наказания в виде ограничения свободы снижен до 1 года 4 месяцев.

По доводам жалобы защитника осужденного указание суда о назначении Д. дополнительного      наказания     в     виде    лишения     права   заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года, исключено из приговора.

Доводы представления государственного обвинителя о дополнении приговора ссылкой на ч. 3 ст. 47 УК РФ оставлены судом без удовлетворения.

 

Нарушение процедуры  судопроизводства

повлекло отмену приговора в части

разрешения гражданского иска

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 04.07.2018 Т. осужден по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ на 3 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Т. в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, в пользу Инспекции Федеральной налоговой службы по Железнодорожному району г. Красноярска 27 862 908 рублей.

Т. осужден за неисполнение в личных интересах обязанности налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершенное в особо крупном размере - 31 862 908 рублей.

Наказание, назначенное Т., как и вид исправительного учреждения, в котором он должен отбывать назначенное наказание, является справедливым, соразмерным содеянному.

Согласно протоколу судебного заседания, гражданский иск, заявленный в интересах ИФНС по Железнодорожному району г. Красноярска, в судебном заседании не оглашался, права гражданского ответчика, предусмотренные ст. 54 УПК РФ, судом Т. не разъяснялись, его отношение к предъявленному иску не выяснялось. Вместе с тем, судом принято решение об удовлетворении исковых требований.

С учетом допущенного нарушения процедуры судопроизводства, приговор в этой части отменен, с направлением его в этой части на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

 

 

Нарушение положений  ст. 252 УПК РФ

повлекло изменение приговора

 

Приговором Канского городского суда от 14.02.2018, которым Г., судимый:

- 27.04.2017 по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 250 часам обязательных работ; постановлением   от   29.06.2017   обязательные   работы  заменены  на  31  день лишения свободы; освобожден 28.07.2017 по отбытии наказания;

осужден по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По делу разрешен гражданский иск: постановлено взыскать с Г. в пользу Я. в счет возмещения материального ущерба 16 832 рубля.

Приговор изменен в апелляционном порядке по жалобам стороны зищты по следующим основаниям.

Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Г. признан виновным в совершении кражи имущества у потерпевшего Я. с причинением значительного ущерба гражданину на сумму 16832 рубля.

Согласно предъявленному обвинению Г. было инкриминировано в том числе хищение фотоаппарата «Samsung SGH­-В210», стоимостью 8116 рублей. Однако суд признал его виновным в хищении иного фотоаппарата: «Samsung WВ 110», стоимостью 3966 рублей, которое Г. не вменялось. Вместе с тем, государственный обвинитель и прокурор района на ошибку суда своевременно не отреагировали.

При таких обстоятельствах хищение фотоаппарата марки «Samsung WВ 110» стоимостью 3966 рублей исключено из осуждения Г.

Сумма похищенного Г. имущества у потерпевшего в апелляционном порядке уменьшена на 3966 рублей и составила 12866 рублей, что также является значительным ущербом. С учетом указанных обстоятельств исключение из осуждения хищения фотоаппарата и уменьшение суммы похищенного имущества, не повлекло смягчения назначенного осужденному наказания, а также не породило сомнений в достоверности показаний потерпевшего.

На основании ст. 1064 ГК РФ гражданский иск о взыскании с осужденного в пользу потерпевшего ущерба, причиненного преступлением, при таких обстоятельствах удовлетворен частично, исходя из установленной с учетом внесённых в приговор изменений суммы причиненного ущерба постановлено взыскать с Г. в пользу Я. 12866 рублей, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Кроме того, с учётом того, что по приговору суда 14.02.2018 Г. был заключен под стражу с 16.08.2017, а отбывание наказания ему назначено в исправительной колонии общего режима, срок содержания под стражей в соответствии с новой редакцией ст. 72 УК РФ (от 03.07.2018) зачтен в срок отбывания наказания в исправительной колонии общего режима из расчёта один день содержания под стражей за полтора дня в исправительной колонии общего режима с момента взятия под стражу до даты вступления приговора суда.

 

Нарушение уголовного закона

повлекло изменение постановления

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 09.06.2018 П.  отказано в удовлетворении ходатайства о приведении вынесенных в отношении него приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в действующее законодательство, на основании ст. 10 УК РФ. П. осужден:

- 27.09.2011 по п. «г» ч. 2 ст.161 УК РФ с применением ст.73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

- 22.11.2012 по ч. 4 ст.111 УК РФ, с применением ч.5 ст. 74 УК РФ, ст. 70 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный П. обратился в Советский районный суд г. Красноярска с ходатайством о приведении вынесенного в отношении него приговора от 27.09.2011 в соответствие с изменениями внесенных Федеральным Законом РФ № 323-ФЗ от 03.07.2016, в том числе ст. 76.2 УК РФ, о снижении срока по приговору от 22.11.2012, вынесенному по совокупности с приговором от 27.09.2011.

Постановлением суда от 09.06.2018 осужденному П. отказано в удовлетворении заявленного ходатайства.

Статьей 10 УК РФ предусмотрено, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

При приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом его положения должны применяться в полном объеме, если они направлены на улучшение положения осужденного.

Принимая решение по ходатайству осужденного П., суд верно установил, что ранее уже рассматривалось в судебном порядке ходатайство осужденного о пересмотре в порядке ст. 10 УК РФ в соответствии с ФЗ № 26-ФЗ от 07.03.2011 и ФЗ № 420-ФЗ от 07.12.2011 указанных выше приговоров и постановлением Норильского городского суда от 15.12.2014 в удовлетворении ходатайства было отказано.

При этом, повторное рассмотрение ходатайства по тем же основаниям не допускается.

Вместе с тем, судом первой инстанции не принято во внимание, что Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ санкция ряда статей УК РФ дополнена наказанием в виде принудительных работ, применение которых вступило в действие с 01.01.2017.

 Ходатайство осужденного П. рассматривалось судом 09.06.2018, в связи с чем на момент рассмотрения ходатайства, изменения, внесенные Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ о применении принудительных работ, уже вступили в действие, в связи с чем, суд первой инстанции должен был обсудить и дать оценку возможности применения указанных изменений к постановленным в отношении П. приговорам.

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции постановление суда первой инстанции в отношении П. отменено, в удовлетворении ходатайства осужденного П. о приведении приговоров в соответствии с изменениями, внесенными в уголовное законодательство в порядке ст.10 УК РФ и смягчении наказания,  отказано.

 

Нарушение судом процедуры

рассмотрения ходатайства следователя

повлекло отмену постановления

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 06.07.2018 ходатайство следователя по особо важным делам первого следственного отдела второго управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Красноярскому краю У. о продлении срока ареста наложенного на денежные средства А., обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ, удовлетворено, срок ареста на денежные средства А. в сумме 503660 руб. продлен на период предварительного следствия, то есть до 09.09.2018.

Свое решение суд мотивировал тем, что постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 09.11.2017 на денежные средства А. в сумме 503660 руб. был наложен арест сроком до 09.01.2018. Постановлениями Свердловского районного суда г. Красноярска от 26.12.2017, 05.03.2018 и 28.04.2018 срок ареста наложенного на имущество А. продлевался на срок до 09.03.2018, 09.05.2018, 09.07.2018. Основания для применения указанной меры процессуального принуждения в настоящее время не изменились и не отпали. Срок предварительного следствия по уголовному делу продлен до 12 месяцев, то есть до 09.09.2018.

Принимая решение о продлении срока ареста, наложенного на имущество, принадлежащее обвиняемому А. - денежные средства в сумме 503660 руб., судья руководствовался ч. 1 ст. 115.1 УПК РФ.

Вместе с тем, в соответствии с ч.4 cт.115.1 УПК РФ при рассмотрении судьей ходатайства о продлении срока применения меры процессуального принуждения  в  виде  наложения  ареста  на  имущество  в судебном заседании вправе участвовать прокурор, следователь, дознаватель, потерпевший, гражданский истец, подозреваемый, обвиняемый, их защитники и (или) законные представители, а также лицо, на имущество которого наложен арест. Неявка без уважительных причин указанных лиц, своевременно извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения такого ходатайства, за исключением случаев, когда их явка признана судом обязательной.

Как следует из представленного материала, судья рассмотрел ходатайство следователя по особо важным делам первого следственного отдела второго управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Красноярскому краю Н. (в постановлении судьи и в протоколе судебного заседания ошибочно указано, что судья рассмотрел ходатайство следователя У.) о продлении срока ареста, наложенного на денежные средства А. с участием старшего помощника прокурора Свердловского района г. Красноярска Ч.

Данных о том, что следователь Н., обвиняемый А., его защитники адвокаты Е. и Д. извещались о месте и времени судебного заседания материал не содержит.

Нарушение судом процедуры рассмотрения ходатайства следователя, предусмотренной ч. 4 ст. 115.1 УПК РФ, послужило основанием для отмены постановления суда по доводам апелляционных жалоб адвокатов в связи с нарушением гарантированных законом прав следователя, обвиняемого и его защитников на участие в судебном заседании, что могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

 

Избрание меры пресечения в виде

заключения под стражу

признано необоснованным

 

Постановлением Лесосибирского городского суда от 01.09.2018 Б., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца, до 30.10.2018.

Как следует из представленных материалов, в производстве следственного отдела ОМВД России по г. Лесосибирску находится уголовное дело, возбужденное в отношении неустановленного лица по факту незаконной рубки в особо крупном размере в границах муниципального образования г. Лесосибирск лесных насаждений на общую сумму 1 420 722 рубля, по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ.

В порядке ст. 91 УПК РФ Б. задержан 30.08.2018.

01.09.2018 судья Лесосибирского городского суда, рассмотрев ходатайство следователя, согласованное с руководителем следственного органа, удовлетворил его, избрав Б. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца.

При избрании меры пресечения должны учитываться в силу ст. 99 УПК РФ тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

При этом в отношении подозреваемого при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, предусмотренных ст. 99 УПК РФ, мера пресечения в виде заключения под стражу избирается только в исключительных случаях (ст. 100 УПК РФ).

Вопреки указанным требованиям закона, при решении вопроса об избрании Б.  меры пресечения в виде заключения под стражу судом не исследован ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для его правильного разрешения.

Согласно требованиям закона, обстоятельства, служащие основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Из постановления Лесосибирского городского суда видно, что суд, сделав вывод о том, что Б., находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, учитывал тяжесть преступления, а также то обстоятельство, что Б. не работает, постоянного источника дохода не имеет, зарегистрирован по месту жительства на территории Енисейского района, где характеризуется удовлетворительно.

Однако судом при этом не учтено, что сама по себе тяжесть преступления, в совершении которого подозревается Б., равно как фактические обстоятельства и объем незаконной рубки, не могут служить достаточным основанием для избрания в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу и не являются определяющими факторами при решении вопроса о содержании лица под стражей, а должны учитываться наряду с другими обстоятельствами, в том числе, данными о личности подозреваемого.

Мотивируя избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Б., суд также указал, что находясь на свободе, он может оказывать давление и угрожать свидетелю, с которым лично знаком, при этом какие-либо документы, содержащие достоверные данные, свидетельствующие об этом, в представленных материалах отсутствуют.

Кроме того, в ходатайстве не приводились сведения о том, что в ходе производства по уголовному делу обвиняемый имел такие намерения и пытался их реализовать.

Свидетель Ш. таких показаний не давал.

В материалах дела имеется копия ответа заместителя начальника ОМВД России по г. Лесосибирску на отдельное поручение следователя о том, что в отношении Б. имеется информация о причастности к совершению незаконных рубок лесных насаждений, но каких-либо конкретных обоснований этому выводу в ответе не содержится.

В постановлении суда никаких убедительных мотивов, из которых следовало бы, что интересы органов следствия при проведении по уголовному делу предварительного расследования не могут быть обеспечены иными мерами пресечения, кроме как содержанием Б. под стражей, не содержится. В суде первой инстанции доводы защиты о возможности применения в отношении Б. иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества, надлежащим образом не проверены. Таким образом, неясно, на основании каких объективных данных суд пришел к выводу о невозможности применения в отношении Б. иной, более мягкой меры пресечения.

По смыслу закона в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке ст. 108 УПК РФ суду следует давать оценку обоснованности выдвинутого против лица подозрения, убедиться в достаточности конкретных сведений об имевшем место событии преступления и о причастности к нему подозреваемого. При этом суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»). Однако в постановлении суда по существу не дана оценка доводам стороны защиты о том, что Б. самостоятельно рубкой леса не занимался, а предоставлял услуги лесозаготовителям по вывозке древесины на принадлежащем ему на праве собственности автомобиле КАМАЗ.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что основания для избрания Б. меры пресечения в виде заключения под стражу отсутствуют, в связи с чем, постановление от 01.09.2018 отменено, а в удовлетворении ходатайства следователя СО МВД России по г. Лесосибирску об избрании в отношении подозреваемого Б. меры пресечения в виде заключения под стражу отказано.

 

Несоот­ветствие выводов суда

фактическим обстоятельствам дела

повлекло отмену постановления

 

Постановлением Кежемского районного суда от 16.07.2018 в удовлетворении представления инспектора Богучанского МФ ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю о замене Б. наказания в виде исправительных работ лишением свободы отказано.

Приговором мирового судьи судебного участка № 14 в Богучанском районе от 19.12.2017 Б. осуждён по ч. 1 ст. 157 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ сроком на 5 ме­сяцев, с удержанием 5 % заработка в доход государства.

Старший инспектор Богучанского МФ ФКУ УИИ ГУФСИН РФ по Красноярскому краю обратился в суд с представлением о замене Б. наказания по указанному приговору  в  виде исправительных  работ  на лишение свободы,

мотивируя тем, что осужденный злостно и систематически не выполняет возложенные на него судом обязан­ности.

Судом вынесено вышеприведённое постановление, которое отменено судом апелляционной инстанции по доводам представления помощника прокурора района с переда­чей материалов в суд первой инстанции для нового судебного разбирательства по следующим основаниям.

В силу ч. 4 ст. 50 УК РФ в случае злостного уклонения осужденного от отбывания исправительных работ, суд может заменить неотбытое наказание лишением свободы из расчета один день лишения свободы за три дня испра­вительных работ.

В соответствии с ч.1 ст. 46 УИК РФ нарушением порядка и условий от­бывания осужденным исправительных работ являются: неявка на работу без уважительных причин в течение пяти дней со дня получения предписания уголовно-исполнительной инспекции; неявка в уголовно-исполнительную  инспекцию без уважительных причин; прогул или появление на работе в со­стоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения.

Злостно уклоняющимся от отбывания исправительных работ признает­ся осужденный, допустивший повторное нарушение порядка и условий от­бывания наказания после объявления ему предупреждения в письменной форме за любое из указанных в ч. 1 ст. 46 УИК РФ нарушений.

12.04.2018 в Богучанский МФ ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю поступил приговор в отношении Б. с распоряжением о его исполнении.

02.05.2018 осужденный Б. поставлен на учет, в ходе чего ему разъяснены порядок и условия отбывания наказания в виде исправитель­ных работ, о чем отобрана подписка.

В тот же день ему выданы предписания для трудоустройства к трем работодателям, а также повестка о необходимости явиться в УИИ 03.05.2018.

В течение всего дня 03.05.2018 Б. в УИИ не явился, на телефонные звонки не отвечал. По повесткам на 04.05.2018, 07.05.2018 Б. также не явился.

В своем объяснении указал, что 03.05.2018 не явился по повестке в УИИ, так как болела голова, 04.05.2018 и 07.05.2018 не явился, так как по­вестки не получал. По поводу явки по предписаниям на работу пояснил, что в одной организации ему отказали в приеме на работу, во второй сказали обратиться после праздника, в ООО «В.» ему сказали принести документы для оформления трудовых отношений, но он этого не сделал.

В связи с тем, что в период с 03.05.2018 по 09.05.2018, то есть в течение 5 дней со дня выдачи предписания, Б. на работу не трудо­устроился без уважительных причин, по повесткам в УИИ не являлся, 10.05.2018 в соответствии с ч. 2 ст. 46 УИК РФ был в письменной форме пре­дупрежден о замене исправительных работ более строгим видом наказания.

Впоследствии, 10.05.2018 Б. был трудоустроен в ООО «В.» разнорабочим.

Согласно актам об отсутствии работника на рабочем месте, составленным ООО «В.», Б. 30, 31 мая; 01, 04, 05, 06, 08, 09, 14, 15 июня 2018 г. - отсутствовал на рабочем месте без уважительных причин.

В своих объяснениях Б. факты отсутствия на работе в обозна­ченные дни подтвердил, указав в качестве причины на то, что выйти на рабо­ту он не мог, предупредить работодателя также не мог, поскольку была раз­ряжена батарея мобильного телефона.

01.06.2018, 06.06.2018, 15.06.2018, в связи с указанными наруше­ниями порядка и условий отбывания наказания уголовно-исполнительной инспекцией осужденному Б. объявлены письменные предупрежде­ния о возможной замене исправительных работ более строгим видом наказа­ния, в случае повторного нарушения порядка и условия их отбывания.  

Суду представлена копия приказа директора ООО «В.» от 18.06.2018 о прекращении действия трудового договора по инициативе ра­ботодателя и увольнении Б. ввиду прогулов.

Совокупность исследованных доказательств свидетельствует о несоот­ветствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указав на то, что в действиях Б. отсутствует повторность нарушений порядка и усло­вий отбывания наказания и доказательств того, что он вновь допустил нару­шение порядка отбывания наказания в виде исправительных работ, суд не принял во внимание указанные выше обстоятельства, вследствие чего выне­с незаконное решение.

 

Нарушение уголовно-процессуального закона

повлекло отмену постановления

 

Постановлением Богучанского районного суда от 07.08.2018 Р., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ, продлен срок содержания под стражей на 16 суток, а всего до 3 месяцев 16 суток, то есть по 08.09.2018 включительно.

Органами предварительного следствия Р. обвиняется по уголовному делу в вымогательстве 15.09.2017 у С. наркотических средств группой лиц по предварительному сговору с применением к потерпевшей насилия, опасного для жизни и здоровья, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ.

17.05.2018 в отношении Р. применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. 

В порядке ст. 91 УПК РФ Р. задержан 24.05.2018, в 12 часов 45 минут, с задержанием  был  не  согласен. В  тот  же   день   Р.  предъявлено  обвинение  в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ.

25.05.2018 постановлением Богучанского районного суда Р. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца, то есть по 23.07.2018 включительно.

18.07.2018 срок содержания Р. под стражей продлен судом на 1 месяц, а всего до 3 месяцев, то есть по 23.08.2018 включительно.

Постановлением суда от 07.08.2018 срок содержания Р. под стражей продлен на 16 суток, а всего до 3 месяцев 16 суток, то есть по 08.09.2018 включительно.

Как следует из представленных суду материалов, уголовное дело было возбуждено 15.09.2017 в отношении Р. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ с указанием о том, что Р. 15.09.2017  в ночное время в состоянии алкогольного опьянения угрожал убийством С.  

25.09.2017 в отношении Р. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 119 УК РФ с указанием о том, что Р. 14.09.2017 в салоне автомобиля при помощи пистолета неустановленного образца угрожал убийством Л.

03.07.2018 в отношении Р. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 УК РФ с указанием о том, что в период времени с 14 на 15 сентября 2017 г. Р., находясь в доме по месту своего жительства, незаконно хранил самодельное гладкоствольное огнестрельное оружие, изготовленное самодельным способом из пневматического пистолета марки ИЖ-53М, калибра 4,5 мм.

01.12.2017 уголовные дела в отношении Р. соединены в одно производство с присвоением единого номера.

В дальнейшем, 11.07.2018  уголовное дело с соединено в одно производство с ещё одним уголовным делом.

Из представленных суду материалов уголовного дела следует, что уголовное дело ни в отношении Р., ни по фактическим обстоятельствам предъявленного Р. обвинения о вымогательстве 15.09.2017 в квартире дома в п. Таежный Богучанского района у С. наркотических средств группой лиц по предварительному сговору с применением к потерпевшей насилия, опасного для жизни и здоровья, не возбуждалось. В то же время, Р. по уголовному делу, возбужденному в отношении другого лица, был задержан в качестве подозреваемого, в его отношении применена мера пресечения - первоначально в виде подписки о невыезде, а затем - в виде заключения под стражу.

Между тем, требования ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 108, ст.ст. 171 и 172 УПК РФ не предполагают возможности привлечения лица в качестве подозреваемого или обвиняемого, применения в отношении него меры пресечения в связи с подозрением (обвинением), уголовное дело по поводу которого не возбуждено. Указанная правовая оценка подтверждена Конституционным Судом РФ в определениях от 25.02.2016 № 437-0, от 20.11.2014  № 2699-0.

По смыслу ч. 3 ст. 7 УПК РФ проведение следственных и процессуальных действий без возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица ведет к признанию юридически ничтожными порождаемых этими действиями и решениями последствий, помимо последствий, оговоренных в законе специально. Уголовно-процессуальный закон не содержит также норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось, за исключением случаев, когда оно является     составной    частью    события    преступления,    за    которое    лицо

подвергается уголовному преследованию.

Поскольку уголовное дело как в отношении Р., так и по обстоятельствам предъявленного ему обвинения правоохранительными органами не возбуждалось, это исключает дальнейшее применение в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

Указанные обстоятельства оставлены без внимания судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания Р. под стражей.

С учётом изложенного, судом апелляционной инстанции постановление суда отменено, в удовлетворении ходатайства старшего следователя СО Отдела МВД России по Богучанскому района К. о продлении срока содержания под стражей Р. отказано, Р. из-под стражи освобождён.

 

Применение нового уголовного закона

об исчислении срока нака­зания

повлекло изменение постановления суда

 

Постановлением Кежемского районного суда от 13.07.2018 Т. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от от­бывания наказания, назначенного по приговору мирового судьи судебного участка № 39 в г. Канске от 07.11.2017.

Указанным приговором (с учётом апелляционного постановления Канского городского суда от 28.12.2017) Т. осужден за совершение двух преступ­лений, предусмотренных ст. 264.1 УК РФ, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде 1 года 4 месяцев лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управ­лением транспортными средствами, на срок 3 года. В соответствии с ч. 5 ст.69 УК РФ, по со­вокупности преступлений, путем частичного сложения наказания с наказанием, назначен­ным по приговору от 11.05.2017, которым Т. осужден по ст. 264.1 УК РФ, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 3 года. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному дополнительному наказанию частично присоединена неотбытая часть дополнительного наказания по приговорам от 03.02.2016 и от 06.07.2016. Окончательно определено основное наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев с дополнительным наказанием в виде лишения права заниматься опреде­ленной деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Осужденный Т. в мае 2018 г. обратился в Кежемский районный суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбыва­ния наказания.

13.07.2018 судом вынесено постановление об отказе в удовлетворении  заявленного ходатайства.

Отказывая в удовлетворении заявленного ходатайства об условно-досрочном осво­бождении осужденного Т., суд первой инстанции всесторонне исследовал и оце­нил представленные материалы и пришел к правильному выводу о том, что отсутствие взысканий не является безусловным основанием для удовлетворения заявлен­ного осужденным ходатайства, поскольку примерное поведение и добросовестное отноше­ние к труду в силу норм уголовно - исполнительного законодательства является обязанно­стью осужденного, и может свидетельствовать о положительных тенденциях в его поведе­нии.

Выводы суда основаны на исследованных судом материалах, которые явились доста­точными для принятия решения по заявленному ходатайству об условно-досрочном осво­бождении. Оснований не согласиться с ними не имеется.

Вместе с тем, принимая во внимание изменения, внесенные в Уголовный кодекс Рос­сийской Федерации, улучшающие положение осужденного в части исчисления срока нака­зания, постановление суда изменено, поскольку с учетом новых правил исчисле­ния срока наказания, установленных п. «в» ч.1 ст. 72 УК РФ (в ред. Федерального закона от 03.07.2018 № 186-ФЗ), с учетом необходимости зачета времени содержания под стражей Т. в течение 5 месяцев 28 дней по приговору от 11.05.2017, периода со дня выне­сения последнего приговора (07.11.2017) по день вступления приговора в законную силу, т.е. по 28.12.2017, периода содержания в СИЗО-5 г. Канска с 17.09.2017 по 21.04.2018 - в срок лишения свободы из расчета одного дня за два дня отбывания наказания в колонии-поселении, он считается отбывшим наказание.

В связи с указанным, постановление суда от 13.07.2018 в отношении Т.   изменено.

Т. освобождён от отбывания наказания в виде лишения свободы по приговору мирового судьи судебного участка № 39 в г. Канске от 07.11.2017 по отбытии срока наказания.

 

 

Отмена условного осуждения

признана необоснованной

 

Постановлением Кировского районного суда г. Красноярска от 27.06.2018 удовлетворено представление филиала по Кировскому району г. Красноярска ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю в отношении осужденного К., отменено условное осуждение по приговору Советского районного суда г. Красноярска от 28.02.2018 в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев, постановлено отбывать наказания в исправительной колонии общего режима; до вступления постановления в законную силу в отношении К.  избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судом апелляционной инстанции постановление от 27.06.2018 отменено как незаконное по следующим основаниям.

Как следует из представленных материалов, приговором суда от 28.02.2018 К. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ст. 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года, с возложением обязанностей: встать на учет в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного; не менять места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного; являться на регистрацию в специализированный государственный орган в порядке и с периодичностью, установленной данным органом; в течение 1 месяца с даты, вступления приговора в законную силу, пройти консультацию у врача-нарколога в КГБУЗ «Красноярский краевой наркологический диспансер №1» и в случае наличия показаний пройти курс соответствующего лечения, о чем предоставить подтверждающий документ в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного.

Удовлетворяя представление руководителя филиала УИИ об отмене К. условного осуждения по приговору от 28.02.2018, суд указал в постановлении, что осужденный не исполняет возложенные на него обязанности, а именно: по графику не явился на отметки 16, 17, 18 апреля 2018 г., а также 14, 15, 16 мая 2018 г.

05.04.2018 К. было выдано направление для прохождения консультации врача-нарколога в ККНД №1 г. Красноярска, однако, сведений об обращении за консультацией к специалисту он в инспекцию не представил.

18.05.2018 К. вынесено письменное предупреждение об отмене условного осуждения, а также выдано повторное направление для прохождения консультации врача-нарколога в ККНД №1 г. Красноярска.

В этот же день с осужденным проведена дополнительная профилактическая беседа, о чем составлена соответствующая справка, с которой осужденный также был ознакомлен.

Однако в течение периода времени с 18.05.2018 по 27.05.2018 К.  обязанность, возложенную на него приговором суда, пройти консультацию врача-нарколога в ККНД № 1 г. Красноярска, вновь не исполнил.

Вместе с тем, в ходе рассмотрения представления суд не проверил доводы защиты о том, что причиной неявки осужденного в контролирующий орган был график его работы, это касается 16-18 апреля 2018 г. и 14-16 мая 2018 г. Из характеристики с места работы следует, что осужденный с января 2018 года работал в ООО «Н.», рабочий день составлял полный рабочий день, а далее, вступив в должность главного кладовщика, был занят на работе с 08 до 20 часов. Прогулов и пропусков работы не допускал.

При таких данных неявка осужденного в инспекцию на отметку в указанные дни не может рассматриваться как продолжительное неисполнение обязанностей, возложенных судом, а поскольку инспекция впервые обратилась с представлением, то суд первой инстанции отменил условное осуждение преждевременно.

При этом, судом апелляционной инстанции учтено, что согласно закону, при рассмотрении представления об отмене условного осуждения в соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ суд обязан проверить изложенные в представлении факты нарушения условно осужденным общественного порядка или неисполнения возложенных на него обязанностей, выяснить носили ли допущенные осужденным нарушения порядка отбывания условного наказания систематический характер.

Апелляционная инстанция констатировала, что в данном случае суд принял решение об отмене К. условного осуждения без объективного исследования всех обстоятельств дела, имеющих значение для принятия правильного решения по представлению руководителя уголовно-исполнительной инспекции. Судом не дана оценка всем фактам, приведенным в представлении об отмене осужденному условного осуждения, и проигнорированы иные обстоятельства, имеющие значение для принятия правильного решения по данному представлению.

При таких данных, постановление суда в отношении К. вынесено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, в связи с чем судом апелляционной инстанции отменено.

Согласно ч. 2 ст. 74 УК РФ, в случае, если условно осужденный уклонился от исполнения возложенных на него обязанностей, то суд по представлению специализированного органа может лишь продлить испытательный срок, но не более чем на один год.

В связи с тем, что со стороны осужденного К. были допущены нарушения порядка отбывания наказания: вопреки предписаниям суда он не прошел консультацию у врача нарколога, суд апелляционной инстанции продлил ему  испытательный срок на 2 месяца, освободив из-под стражи.

 

другие новости