Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июнь 2018 г.

26.06.2018 17:44:02

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июнь

 

г. Красноярск

2018 год

 

СПРАВКА

 

О результатах обобщения апелляционной практики

обжалования судебных решений, вынесенных по

ходатайствам органов предварительного расследования

о производстве следственных действий и принятии

процессуальных решений за первый квартал 2018 года

 

В первом квартале 2018 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрено 3 апелляционных представления прокуроров на судебные решения, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений, все представления удовлетворены. Результативность апелляционного реагирования составила 100%.

Так, по апелляционному представлению прокурора отменено  постановление Балахтинского районного суда от 23.01.2018, которым отказано в удовлетворении ходатайства начальника ОД МО МВД России «Балахтинский» о разрешении производства обыска в жилище М.

Установлено, что 22.01.2018 начальник ОД МО МВД России «Балахтинский» с согласия прокурора Балахтинского района обратился в суд с ходатайством о получении разрешения о производстве обыска в жилище, в котором проживает М., с целью обнаружения похищенного имущества, а также предметов, имеющих значение по уголовному делу.

Балахтинским районным судом в удовлетворении ходатайства отказано, в связи с тем, что оно не соответствовало частям 1 и 2 ст. 165 УПК РФ, а именно в связи с отсутствием материалов, подтверждающих наличие оснований для производства следственного действия.

Суд 1 инстанции мотивировал принятое решение тем, что документов, удостоверяющих личность М. и подтверждающих его место жительства, в суд не представлено.

На указанное судебное решение прокурором принесено апелляционное представление об отмене и удовлетворении ходатайства о разрешении производства обыска в жилище М. со ссылкой на то, что в материалах имелись сведения, подтверждающие причастность М. к совершению преступления, а также нахождение похищенного имущества у М. по адресу, указанному им в объяснениях.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами прокурора и, отменив постановление районного суда, вынес новое решение об удовлетворении ходатайства о разрешении производства обыска в жилище в связи со следующим.  

 

Так, из материалов усматривалось, что уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, возбуждено 15.01.2018 в отношении неустановленного лица. При этом в ходе проведения первоначальных следственных действий, у органов дознания имелись основания полагать, что М. может быть причастен к совершению преступления и по его месту жительства может находиться похищенное имущество.

Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве обыска в жилище подано надлежащим лицом – начальником ОД МО МВД России «Балахтинский», с согласия прокурора Балахтинского района, отвечает требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом.

К апелляционному представлению прокурор Балахтинского района  представил копию паспорта М., из которой усматривается, что последний не имеет регистрации на территории Российской Федерации, а также  справку-характеристику УПП МО МВД России, согласно которой М. проживает по тому адресу, который указан им в объяснениях и протоколе допроса в качестве свидетеля.

Таким образом, в суд апелляционной инстанции представлено достаточно материалов, подтверждающих наличие оснований для производства обыска в жилище М., а данные личности последнего установлены.

По аналогичным основаниям по апелляционному представлению прокурора  отменено  постановление Балахтинского районного суда от 23.01.2018 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства начальника ОД МО МВД России «Балахтинский» о разрешении производства обыска в жилище С., ходатайство следователя удовлетворено, обыск в жилище разрешен.

Представления по данной категории материалов не отклонялись и не отзывались.

Вместе с тем, за анализируемый период судом апелляционной инстанции пересмотрено 14 судебных решений в отношении 14 лиц, из них в отношении 8 лиц постановления отменены, в отношении 5 лиц – изменены, в отношении 1 лица апелляционное производство прекращено.

В большинстве случаев - в отношении 11 лиц или 78,6% от общего числа пересмотренных судебных решений, постановления отменены (изменены) по жалобам сторон.

Из числа пересмотренных по жалобам, 2 судебных решения приняты по ходатайствам следователей МВД, 6 – следователей СК, 3 – дознавателей УФССП.

 

Судом апелляционной инстанции за первый квартал 2018 года пересмотрены по жалобам постановления суда о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений таких как: наложение ареста на имущество – в отношении 7 лиц, разрешение производства обыска в жилище – 3,  установление срока ознакомления с материалами уголовного дела – 1.

В 10 случаях соответствующие ходатайства органов предварительного расследования судом первой инстанции удовлетворены, в 1 – оставлены без удовлетворения.

В указанный период по апелляционным жалобам отменялись (изменялись) 6 судебных решений, постановленных Советским районным судом г. Красноярска, по 1 решению, постановленному Октябрьским, Центральным, Железнодорожным районными судами г. Красноярска, а также Манским и Партизанским  районными судами.

Основными причинами отмены (изменения) решений судов первой инстанции по жалобам сторон явились: нарушение уголовно-процессуального закона (8), несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании (3).

Так, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 25.01.2018 по жалобе М. отменено постановление Советского районного суда г. Красноярска от 25.11.2017 об удовлетворении ходатайства дознавателя о разрешении производства обыска в жилище М., в удовлетворении ходатайства старшего дознавателя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств УФССП России по Красноярскому краю о производстве обыска в жилище М. отказано.

Основанием отмены данного судебного решения послужило нарушение уголовно-процессуального закона.

Так, в ходе судебного разбирательства к участию в уголовном деле в качестве защитника  М., наряду с адвокатом был допущен И.  

Из материала следует, что вступившим в законную силу постановлением мирового судьи от 09.09.2017 уголовное дело по обвинению И. возвращено прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению в порядке ст. 237 УПК РФ.

После принятия дела к своему производству дознаватель 23.11.2017 с согласия прокурора возбудил перед судом ходатайство о разрешении производства обыска в жилище М. с целью обнаружения и изъятия бумажных и электронных носителей, имеющие значение для уголовного дела.

В то же время нарушения уголовно-процессуального закона, указанные мировым судьей в постановлении от 08.09.2017, не предполагают их устранения путем проведения обыска в жилище, однако возбужденное перед судом ходатайство дознавателя о производстве обыска в целях обнаружения и изъятия бумажных и электронных носителей с графическими и текстовыми файлами  являлось восполнением неполноты проведенного дознания.

Таким образом, постановление об удовлетворении ходатайства дознавателя и разрешении производства обыска в жилище М. в целях восполнения неполноты проведенного дознания суд признал незаконным, поскольку после возвращения уголовного дела судом в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий в его рассмотрения судом проведение следственных действий возможно лишь для устранения выявленных судом нарушений уголовно-процессуального закона и не может быть связано с восполнением неполноты проведенного дознания.

Также, апелляционным постановлением от 06.03.2018 по жалобе обвиняемого отменено  постановление Центрального районного суда г. Красноярска от 20.12.2017 о наложении ареста на имущество Ю., материал направлен на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Основанием отмены указанного судебного решения явилось нарушение уголовно-процессуального закона.

Так, постановлением Центрального районного суда г. Красноярска от 20.12.2017 ходатайство старшего следователя о наложении ареста на имущество обвиняемого Ю. удовлетворено, наложен арест на жилое помещение (квартира).

Вместе с тем, в соответствии со ст. 115 УПК РФ допускается наложение ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что имущество получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Принимая к рассмотрению ходатайство органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество обвиняемого Ю., суд не удостоверился в том, насколько оно соответствует требованиям ст. 7 УПК РФ, и какими доказательствами подтверждается возможность и необходимость наложения ареста на квартиру, в которой проживает семья Ю. Кроме копии выписки из ЕГРН материалы не содержат сведений о том, в чьей общей совместной собственности находится квартира, каков состав семьи у обвиняемого, проживают ли в указанной квартире несовершеннолетние, малолетние дети, имеется ли у семьи другое пригодное для проживания жилье.

Суд, удовлетворяя ходатайство, согласился с доводами следователя, посчитав, что непринятие обеспечительных мер в рамках уголовного дела повлечет невозможность исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

Вместе с тем, принимая данное решение, суд 1 инстанции не учел, что в соответствии с ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Как следует из материала, при рассмотрении ходатайства следователя и при принятии обжалуемого решения вопрос о том, является ли квартира, о наложении ареста на которую ходатайствует следователь, единственным пригодным для постоянного проживания Ю. и членов его семьи помещением, судом не разрешался, данные обстоятельства, согласно протоколу судебного заседания, не выяснялись и не исследовались.

Кроме этого, при установлении запрета распоряжения арестованным имуществом судом в резолютивной части указана не квартира, а автомобиль, что влечет юридическую неопределенность при исполнении решения суда.

Кроме того, апелляционным постановлением от 29.03.2018 по жалобе отменено постановление Партизанского районного суда от 11.01.2018 о наложении ареста на имущество юридического лица  ООО «Ритм» в рамках уголовного дела по обвинению Ж. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 247 УК РФ.

19.10.2017 возбуждено уголовное дело по факту загрязнения ООО «Ритм» земель сельскохозяйственного назначения жидкими бытовыми отходами по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 247 УК РФ, 09.01.2018 директору ООО «Ритм» Ж. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 247 УК РФ.

Следователь обратился в суд с ходатайством  о наложении ареста на имущество ООО «Ритм» в виде транспортных средств, мотивируя тем, что размер причинённого Российской Федерации и не возмещённого до настоящего времени   ущерба составляет 6518400 рублей, имеется возможность отчуждения имущества ООО «Ритм», что является достаточным основанием для наложения ареста на имущество указанной организации как работодателя Ж.  

Принимая решение о наложении ареста на имущество ООО «Ритм», несущего по закону материальную ответственность за действия обвиняемого, суд первой инстанции указал, что арест наложен в целях обеспечения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий.

Вместе с тем, в представленных материалах отсутствуют сведения, заявлен ли по возбужденному уголовному делу в отношении Ж.  гражданский иск, и на какую сумму;  инкриминируемое Ж. преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 247 УК РФ, не относится к преступлениям, перечисленным в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Санкция части 2 статьи 247 УК РФ  предусматривает наказание в виде штрафа, однако его размер - от 100000 до 300000 рублей не соразмерен стоимости имущества, на которое наложен арест. Кроме того, как видно из содержания ходатайства следователя,  основанием для постановки вопроса о наложении ареста на имущество ООО «Ритм» явилась необходимость обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска. Других оснований следователем в ходатайстве не приведено и в судебном заседании при рассмотрении ходатайства не заявлено, поэтому суд был не вправе выходить за пределы заявленных следователем требований.   

Поскольку в силу ст. 389.23 УПК РФ допущенное судом нарушение могло быть устранено при рассмотрении дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции признал обжалуемое постановление незаконным, отменил постановление суда первой инстанции и вынес новое судебное решение, в соответствии с которым в удовлетворении ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество, принадлежащее ООО «Ритм»,  отказал.

Таким образом, проведенное обобщение показало, что в первом квартале  2018 года прокурорами принимались определенные меры к устранению нарушений, допущенных судами при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования о производстве следственных действий и принятии процессуальных решений. Вместе с тем, большая их часть, по-прежнему, устраняется судом апелляционной инстанции по апелляционным жалобам подозреваемых (обвиняемых) или их защитников.

При этом из числа пересмотренных судебных решений 7 ходатайств органов предварительного расследования рассмотрено судом без участия прокурора, в остальных случаях в судебных заседаниях участвовали работники прокуратуры, однако мер к обжалованию вынесенных судом с их участием незаконных решений не приняли. 

Изложенное свидетельствует о недостаточном качестве работы прокуроров по обеспечению соблюдения конституционных прав граждан на досудебной стадии уголовного судопроизводства, необходимости ее активизации на данном направлении, а также принятия мер к обеспечению качественного участия прокурора в каждом судебном заседании при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования в порядке ст. 165 УПК РФ, более тщательного изучения судебных решений и обжалования каждого незаконного и необоснованного постановления суда.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Судом апелляционной инстанции

лицо реабилитировано в части обвинения

 

Приговором Шушенского районного суда от 05.04.2018 С. осуждён в особом порядке судебного разбирательства за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 314.1 УК РФ, к 8 месяцам лишения свободы за каждое, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С. осуждён за неприбытие без уважительных причин лица, в отношении которого установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, к избранному им месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок, имевшее место в период с 04.04.2016 до 05.09.2016, совершённое в целях уклонения от административного надзора; за самовольное оставление поднадзорным лицом места жительства или пребывания, совершённое в целях уклонения от административного надзора, имевшее место в период с 11.10.2016 по 14.11.2017.

Согласно п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьёй 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации», в соответствии с частью 7 ст. 316 УПК РФ решение о рассмотрении  уголовного дела в особом порядке принимается только при условии, что обвинение, с которым согласился обвиняемый, обоснованно, уклонение от административного надзора или неоднократное соблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничений подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Диспозиция ч. 1 ст. 314.1 УК РФ содержит обязательные признаки, отсутствие которых исключает уголовную ответственность, в частности, в отношении лица, которое освободилось из мест лишения свободы, должен быть установлен административный надзор, это лицо не прибыло без уважительных причин к своему месту жительства (пребывания), администрацией исправительного учреждения должен быть определён срок такого прибытия.

Приговором суда С. осуждён за неприбытие без уважительных причин лица, в отношении которого установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, к избранному им месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок, совершённое в целях уклонения от административного надзора, которое имело место в период с 04.04.2016 до 05.09.2016.

Между тем описание в приговоре преступного деяния, признанного судом доказанным, не содержит сведений о том, какой срок был определён С. со стороны администрации исправительного учреждения для прибытия к избранному им места жительства. Такие достоверные сведения отсутствуют и в материалах дела.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения С. по ч.1 ст. 314.1 УК РФ за уклонение от административного надзора в период с 04.04.2016 до 05.09.2016 отменён в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, с признанием за С. права на реабилитацию.

Кроме того, за второе преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 314.1 УК РФ суд назначил максимально возможное наказание, предусмотренное санкцией с учётом положений ч. 5 ст. 62 УК РФ, при этом в описательно-мотивировочной части приговора указал на учёт смягчающего обстоятельства – наличие малолетнего ребёнка. 

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции снизил наказание  за совершение указанного преступления до 7 месяцев лишения свободы, исключив указание о назначении наказания по ч. 2 ст. 69 УК РФ, а также снизил наказание, назначенное на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ до 1 года 11 месяцев лишения свободы.

 

При получении явки с повинной

нарушено право лица на защиту

 

Приговором Северо-Енисейского районного суда от 25.12.2017 Б. осуждён за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор по апелляционной жалобе адвоката по следующим основаниям.

В качестве доказательства виновности Б. суд привёл явку с повинной.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные УПК РФ,  и  обеспечивается  возможность осуществления этих  прав в той части,  в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, в том числе право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги), других близких родственников, круг которых определён в п. 4 ст. 5 УПК РФ, пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения соответствующих должностных лиц, в том числе органа дознания, в порядке, установленном главой 16 УПК РФ.

При оформлении явки с повинной указанные требования закона не соблюдены: права Б., в том числе право пользоваться услугами адвоката и не свидетельствовать против себя, не разъяснены.

При таких обстоятельствах, учитывая, что в судебном заседании содержание явки с повинной Б. не подтверждено, она исключена из числа доказательств, приведённых в приговоре, ввиду недопустимости. Поскольку видеозапись, сделанная лицом, отбирающим явку с повинной, на свой сотовый телефон, является приложением к ней, данная видеозапись также исключена из числа доказательств.

Учитывая, что исключение явки с повинной и видеозаписи из числа доказательств не повлияло на правильность выводов суда о виновности Б. в остальной части приговор оставлен без изменения.

 

Приговор суда изменён в связи

с недоказанностью объёма обвинения

 

Приговором Норильского городского суда С. осуждён за два преступления, предусмотренные п.п. «а,г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, к 7 годам лишения свободы за каждое, а также за преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 33 ч. 2 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С. осуждён  за два незаконных сбыта наркотических средств в крупном размере, организованной группой, с использованием  средства информационно-телекоммуникационной сети, а также за совершение пособничества в незаконном приобретении и хранении наркотических средств в крупном размере без цели сбыта.

Приговор изменён судом апелляционной инстанции по следующим причинам.

Согласно ч. 5 ст. 33 УК РФ пособником признаётся лицо, в том числе содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления, либо устранением препятствий.

Органами следствия верно были установлены и судом первой инстанции правильно  указаны обстоятельства совершения С. содействия К. в приобретении наркотических средств. Однако каких либо обстоятельств, свидетельствующих об оказании содействия в хранении наркотических средств органом расследования, установлено не было и в приговоре суда они не приведены.

С учётом изложенного из квалификации действий осуждённого С. исключено указание суда на совершение им пособничества в незаконном хранении К. наркотических средств в крупном размере без цели сбыта, наказание по ч. 5 ст. 33 ч. 2 ст. 228 УК РФ снижено до 1 года 10 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено С. 7 лет 10 месяцев лишения свободы.

 

Постановление суда о применении

принудительных мер медицинского

характера отменено

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска В. освобождён от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости запрещённых уголовным законом общественно опасных деяний, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 213, ч. 2 ст. 167 УК РФ с назначением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Судом апелляционной инстанции постановление суда первой инстанции в отношении В. отменено по следующим основаниям.

Судом первой инстанции на основе исследованных в судебном заседании доказательств обоснованно установлен факт совершения В. в состоянии невменяемости общественно опасных деяний и он освобождён от уголовной ответственности как лицо, признанное в установленном законом порядке невменяемым.

Вместе с тем, суд должным образом психическое состояние В. на момент решения вопроса о применении принудительных мер  медицинского характера не проверил, не учёл доводов стороны защиты об улучшении его психического состояния, отклонив ходатайство о проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы.

Как установлено судом апелляционной инстанции, согласно заключению дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, проведённой после вынесения постановления судом 1 инстанции, В. в настоящее время хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдает, по своему психическому состоянию не лишён возможности в полной мере отдавать отчёт своим действиям и руководить ими. Отмечаемое у В. в период совершения общественно опасного деяния временное психическое расстройство в форме полиморфного психотического расстройства к настоящему времени полностью разрешилось.

Психическое состояние В. в настоящее время не связано с возможностью причинения им иного существенного вреда либо опасностью для себя или других лиц, поэтому он не нуждается в применении принудительных мер медицинского характера.

При таких обстоятельствах, постановление  Советского районного суда в части назначения В. принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в стационаре  общего типа и помещения его в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях общего типа – отменено, уголовное дело в отношении В. по п. «а» ч.1 ст. 213, ч. 2 ст. 167 УК РФ прекращено, в применении принудительных мер медицинского характера отказано.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ

назначение дополнительного наказания

должно быть мотивировано судом

 

Приговором Сосновоборского городского суда М. осуждён по ч. 1 ст. 264 УК РФ за нарушение при управлении автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, к наказанию в виде  ограничения свободы сроком на 1 год с установлением ограничений. В качестве дополнительного наказания назначено лишение права управлять транспортным средством на срок 1 год.

В апелляционном порядке приговор изменён по следующим основаниям.

Санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ предусматривает назначение основного наказания в виде ограничения свободы на срок до 3 лет. При этом к данному виду наказания дополнительное наказание в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься  определённой деятельностью, не предусмотрено.

В соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьёй Особенной части УК РФ, если с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. По смыслу закона мотивы принятия такого решения должны быть приведены в приговоре.

Поскольку назначение указанного вида наказания в приговоре не мотивировано, ссылка на применение дополнительного наказания из приговора исключена.

 

Неверное применение уголовного закона

повлекло изменение приговора

 

Приговором Партизанского районного суда Т., ранее судимый 08.07.2015 по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к штрафу в размере 100 000 рублей, осуждён по п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработной платы в доход государства 10%.

09.12.2017 Т. совместно с Н. совершил кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба С. в сумме 18 298 рублей.

Приговор изменён по апелляционному представлению прокурора по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, что назначенный в качестве основного наказания по приговору от 08.07.2015 штраф в размере 100 000 рублей Т. до настоящего времени не оплачен.

Учитывая, что судимость по предыдущему приговору в отношении Т. не снята и не погашена в установленном законом порядке, суд 1 инстанции в нарушение Общей части УК РФ, необоснованно не признал в его действиях наличие отягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ – рецидива преступлений.

Суд апелляционной инстанции признал в действиях осужденного Т. наличие рецидива, однако назначенное наказание оставил без изменения, поскольку вопрос об усилении наказания Т. в представлении не ставился.

 

Отмена условного осуждения

признана необоснованной

 

Постановлением Канского городского суда отменено условное осуждение Т. по приговору Канского городского суда от 26.06.2017, с направлением его в места лишения свободы на срок 1 год 4 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором Канского городского суда от 26.06.2017 Т. осуждён по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года. На осужденного возложены обязанности: являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства один раз в месяц в установленные инспекцией сроки, не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, в течение трёх месяцев со дня вступления приговора в законную силу возместить имущественный ущерб потерпевшей.

Отменяя условное осуждение, суд сослался на то, что Т. не принял мер по возмещению ущерба до момента подачи представления об отмене условного осуждения, только частично возместил причинённый ущерб потерпевшей, до этого 4 раза был предупреждён о возможности отмены условного осуждения. При этом не явился на регистрацию 1 раз.

Вместе с тем, суд оставил без внимания, что на момент  рассмотрения представления Т. были предприняты меры для полного погашения ущерба по иску потерпевшей, о чем свидетельствуют представленные в деле копии квитанций, в которых указано целевое назначение вносимых осужденным денежных средств в соответствии с возбужденным исполнительным производством.

Ссылка суда на частичное возмещение ущерба не может являться основанием для отмены условного осуждения, поскольку согласно представленным квитанциям сумма ущерба внесена Т. в полном объёме, а в ответе  заместителя начальника отдела судебных приставов по г. Канску и Каннскому району не указано, в порядке какой очерёдности и по какому исполнительному листу зачислены денежные средства помимо нужд потерпевшей С.

Таким образом, отменяя условное осуждение, суд в постановлении изложил позицию уголовно-исполнительной инспекции, указал основания послужившие поводом для обращения в суд с представлением об отмене условного осуждения, однако не проанализировал и не оценил указанные в представлении инспекции факты с учётом мер, принятых осужденным по возмещению ущерба.

То обстоятельство, что меры для погашения ущерба осужденным были предприняты в период рассмотрения представления УИИ, не может служить достаточным основанием для отмены условного осуждения, поскольку к моменту рассмотрения представления по существу осужденным были предприняты меры для исполнения обязанности, возложенной судом. 

Представленные документы об однократной неявке на регистрацию не могут расцениваться как систематическое или злостное уклонение от возложенных судом обязанностей в соответствии с приговором суда, поскольку неявка на регистрацию носила единичный характер.

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции постановление об отмене условного осуждения Т. отменено, представление уголовно-исполнительной инспекции отклонено, Т. из-под стражи освобождён.

 

Нарушение права на защиту

повлекло отмену постановления

об отказе в условно-досрочном освобождении

 

Постановлением Богучанского районного суда О. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, назначенного приговором Усть-Абаканского районного суда Республики Хакасия по ч. 4 ст. 111 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом апелляционной инстанции постановление суда отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением права О. на защиту по следующим основаниям.

Как следует из приговора, О. обнаруживает признаки психического расстройства в виде лёгкой умственной отсталости.

Таким образом, О. самостоятельно и полноценно защищаться в связи со сниженным интеллектом не может.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять своё право на защиту.

По смыслу ч. 3 ст. 51 УПК РФ, если в случае, предусмотренном ч. 1 той же статьи, защитник не приглашён самим обвиняемым или по его поручению  (с его согласия) иными лицами, суд обеспечивает участие защитника в судебном заседании.

Исходя из правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.02.2007 №252-О-П со ссылкой на ранее принятые постановления, право на помощь адвоката (защитника) должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса.

Данное требование закона при рассмотрении ходатайства О. об условно-досрочном освобождении судом 1 инстанции не выполнено, что повлекло нарушение права О. на защиту.

 

 

       В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушение тайны совещательной комнаты

повлекло отмену приговора

 

Приговором Емельяновского районного суда от 12.09.2017 А. осуждён по ч. 2 ст. 213 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В кассационном порядке приговор отменён с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Из протокола судебного заседания по уголовному делу следует, что 30.08.2017 после заслушивания последнего слова подсудимого председательствующий судья удалился в совещательную комнату для постановления приговора в отношении А., объявив  присутствующим в зале судебного заседания о провозглашении приговора в 09 часов 12.09.2017.

По возвращении из совещательной комнаты в зал судебного заседания 12.09.2017 в 09 часов председательствующий судья провозгласил приговор и огласил постановление об оплате труда адвоката.

Вместе с тем, как следует из представленных суду кассационной инстанции материалов, тайна совещания при постановлении приговора от 12.09.2017 судьёй была нарушена.

Так, в период нахождения судьи в совещательной комнате по уголовному делу в отношении А. ею 04.09.2017 проведено судебное заседание по другому уголовному делу в отношении П. и Р., что прямо противоречит взаимосвязанным положениям ст. ст. 295, 298 и 310 УПК РФ, регламентирующим порядок удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, постановления приговора с соблюдением тайны совещания судей, провозглашения приговора и свидетельствует о нарушении судьёй процедуры судопроизводства, а именно, тайны совещания судей при постановлении приговора.

 

Нарушение уголовного закона

повлекло изменение постановления

 

Постановлением Минусинского городского суда от 15.05.2017 осуждённому К. заменена неотбытая часть наказания по приговору от 13.04.2015 в виде 1 года 10 месяцев 10 дней лишения свободы на более мягкое наказание в виде ограничения свободы на срок 3 года 8 месяцев 20 дней с установлением определённых ограничений.

Президиумом Красноярского краевого суда постановление изменено по следующим основаниям.

На основании ст. 80 УК РФ лицу, отбывающему лишение свободы, возместившему вред (полностью или частично), причинённый преступлением, суд с учётом его поведения в течение всего периода отбывания наказания может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания более мягким видом наказания. При этом неотбытая часть наказания может  быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение тяжкого преступления – не менее половины срока наказания.

Положения данной статьи предусматривают замену более мягким видом наказания той части наказания, которая осталась неотбытой. По смыслу закона срок более мягкого вида наказания, назначенный в порядке замены, не должен превышать неотбытую часть срока лишения свободы.

Кроме того, согласно закону, срок ограничения свободы, назначенный в порядке замены, в соответствии с ч. 3 ст. 80 УК РФ определяется  пределами, предусмотренными для данного вида наказания и должен исчисляться исходя из фактически отбытого срока наказания.

Принимая решение о замене К. неотбытой части наказания в виде лишения свободы сроком 1 год 10 месяцев 10 дней более мягким видом наказания – ограничением свободы на срок 3 года 8 месяцев 20 дней, суд мотивы такого решения в постановлении не привел, фактически увеличив срок наказания, назначенный приговором суда, что влечёт последствия, ухудшающие правовое положение осужденного.   

Постановлением президиума краевого суда наказание К. в виде ограничения свободы снижено до 1 года 10 месяцев 10 дней.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНОМ  И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.05.2018 № 10 "О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации".

Верховный Суд РФ разъяснил судам, как правильно применять норму УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую.

Обращается внимание судов на то, что изменение категории преступления на менее тяжкую (ч. 6 ст. 15 УК РФ) позволяет обеспечить индивидуализацию ответственности осужденного за содеянное и является реализацией принципов справедливости и гуманизма.

Изменение категории преступления на менее тяжкую улучшает правовое положение осужденного, поскольку влияет, в частности, на назначение осужденному к лишению свободы вида исправительного учреждения, назначение наказания по совокупности преступлений, назначение условного осуждения, отмену или сохранение условного осуждения и др.

При наличии одного или нескольких смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств суд, назначив за совершение преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления наказание, решает вопрос о возможности изменения категории преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности.

Разрешая данный вопрос, суд принимает во внимание способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, вид умысла либо вид неосторожности, мотив, цель совершения деяния, характер и размер наступивших последствий, а также другие фактические обстоятельства преступления, влияющие на степень его общественной опасности. Вывод о наличии оснований для применения положений части 6 статьи 15 УК РФ может быть сделан судом, если фактические обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют о меньшей степени его общественной опасности.

Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, то суд при постановлении приговора разрешает вопрос о возможности применения положений части 6 статьи 15 УК РФ по каждому из входящих в совокупность преступлений в отдельности, а если в совершении преступления (преступлений) обвиняется несколько подсудимых, - в отношении каждого подсудимого в отдельности.

Применение положений части 6 статьи 15 УК РФ не влияет на юридическую оценку деяния, в том числе приготовления к совершению конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления, а равно не влечет правовых последствий для лиц, в отношении которых решение об изменении категории преступления не принималось. В частности, изменение судом категории преступления с особо тяжкого на тяжкое преступление не исключает уголовную ответственность другого лица за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления.

Федеральный закон от 23.04.2018 № 96-ФЗ "О внесении изменений в статью 53.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации".

В ч. 6 статьи 53.1 Уголовного кодекса РФ внесена поправка, согласно которой в случае признания осужденного к принудительным работам злостным нарушителем порядка и условий их отбывания неотбытая часть наказания будет заменяться лишением свободы. Ранее данная норма предусматривала замену принудительных работ лишением свободы только в случае уклонения осужденного от их отбывания. В то же время в Уголовно-исполнительном кодексе РФ в настоящее время содержится норма, согласно которой в отношении осужденного к принудительным работам, признанного злостным нарушителем, начальник исправительного центра направляет в суд представление о замене неотбытой части наказания к принудительным работам лишением свободы.

Кроме того, перечень вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора, содержащийся в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, дополнен вопросами:

о замене принудительных работ лишением свободы в случае уклонения осужденного от отбывания принудительных работ либо признания осужденного к принудительным работам злостным нарушителем порядка и условий их отбывания;

о заключении под стражу осужденного к принудительным работам, уклонившегося от получения предписания о направлении к месту отбывания наказания, или не прибывшего к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок.

Также внесенными в статью 398 УПК РФ поправками установлено, что исполнение приговора об осуждении лица к принудительным работам может быть отсрочено судом на определенный срок при наличии одного из оснований, указанных в данной статье.

(Раздел подготовлен с использованием материалов ИПС КонсультантПлюс).

 

 

 

 

другие новости