Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за май 2018 г.

10.05.2018 15:39:15

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УГОЛОВНО-СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

май

 

г. Красноярск

2018  год

А Н А Л И З

причин пересмотра приговоров мировых судей в апелляционном порядке

по жалобам участников судебного процесса за 1 квартал 2018 года

 

За 1 квартал 2018 года горрайсудами края в апелляционном порядке пересмотрено приговоров мировых судей всего в отношении 55 (+14) осужденных, из которых на 42 (+4) лица – по представлениям прокуроров и в отношении 13 (+10) – по жалобам стороны защиты, что составило 26,6% (+16,3%) от общего количества отмененных и измененных приговоров.

В связи с существенным ростом количества приговоров, пересмотренных по жалобам осужденных и их защитников, показатель эффективности апелляционного реагирования прокуроров на незаконные приговоры мировых судей  значительно снизился, составив по итогам 1 квартала 2018 года всего 76,4% (-16,3%).

Среди прокуратур районов г. Красноярска наибольшее снижение данного показателя произошло в прокуратурах Советского и Свердловского районов – на 22,2% и 13,3% соответственно (эффективность апелляционного обжалования в указанных прокуратурах равна 77,8% и 66,7%). В связи с чем, на 10,5% ухудшилось положение дел с апелляционным реагированием прокуроров на незаконные приговоры мировых судей в целом по городу - до 80% против 90,5% за аналогичный период 2017 года.

От 20 до 25% снизилась эффективность апелляционного реагирования государственных обвинителей на незаконные приговоры мировых судей в прокуратурах г. Норильска (данный показатель равен 50%), Ермаковского района и Минусинской межрайонной прокуратуре (по 80% в каждой из указанных прокуратур).

В пяти  горрайпрокуратурах – Боготольской межрайонной, г. Бородино, Каратузского, Курагинского и Шушенского районов по жалобам участников судебного процесса изменено по одному приговору, в связи с чем, эффективность апелляционного обжалования незаконных приговоров мировых  судей за отчетный период равна 0%. За аналогичный период 2017 года прокуратур с нулевым показателем прокурорской деятельности на данном направлении  не имелось.

Существенно возросло количество как отмененных, так и измененных приговоров мировых судей, появились новые основания их пересмотра по жалобам сторон.

В 38,7% случаев или в отношении 5 (+5) осужденных приговоры отменены по жалобам сторон в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, из них, в отношении 2 (+2) лиц уголовные дела направлены мировым судьям на новое судебное рассмотрение, новый апелляционный приговор постановлен в отношении 1 (+1) лица, еще в отношении 1 (+1) лица уголовное дело после отмены обвинительного приговора прекращено производством  за отсутствием состава преступления в действиях осужденного.

Ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания приговоры  изменены в отношении 8 (+5) осужденных. Из них, в отношении 4 лиц или в 50% случаев - в связи с нарушением требований ч. 2   ст. 61 УК РФ об учете иных смягчающих вину обстоятельств при назначении наказания. Нарушения закона о пределах максимального срока наказания при наличии обстоятельств, предусмотренных  ч. 1 и ч. 5 ст. 62 УК РФ, а также по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, устранены в отношении 2 лиц и в отношении 2 осужденных судом апелляционной инстанции исключено  указание на наличие в их действиях отягчающего вину обстоятельства, предусмотренного ч. 1.1 ст. 63 УК РФ – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

В абсолютном большинстве случаев – по 11 приговорам из 13, пересмотренным по жалобам сторон, нарушения  уголовно-процессуального и уголовного закона носили очевидный характер, однако из-за ненадлежащей подготовки государственных обвинителей к судебному процессу  устранены по инициативе осужденных и их защитников.

Так, в обоснование приговора мирового судьи судебного участка № 108 в Центральном районе г. Норильска от 19.12.2017 о виновности К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, в нарушение требований ч.ч. 1-3 ст. 240 УПК РФ, положены показания свидетелей обвинения, не явившихся в суд по неустановленной причине, что повлекло нарушение права подсудимого на защиту. Апелляционным постановлением Норильского городского суда от 14.03.2018 доводы жалобы осужденного, оспаривавшего доказанность вины, признаны обоснованными, приговор мирового судьи отменен с направлением материалов уголовного дела на новое судебное рассмотрение для надлежащего исследования доказательств.

Нарушение важного условия судебного разбирательства по уголовному делу – непосредственность исследования совокупности доказательств допущена судом с согласия государственного обвинителя, в связи с чем, незаконный приговор мирового судьи им не обжалован. 

По аналогичному основанию отменен приговор мирового судьи судебного участка № 112 в Центральном районе г. Норильска от 22.11.2017 в отношении М., осужденного по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ условно. Принимая решение об отмене указанного приговора и постановлении нового обвинительного приговора, суд апелляционной инстанции в постановлении от 13.03.2018 указал, что в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были предметом исследования в судебном заседании. Вопреки данной норме закона, в приговоре в обоснование вины подсудимого были приведены иные письменные доказательства, не оглашенные в судебном заседании.

Без мер прокурорского реагирования оставлено грубое нарушение требований ст. 15 УПК РФ о соблюдении принципа уголовного судопроизводства - состязательности сторон в судебном процессе.

Так, 31.10.2017 мировой судья судебного участка № 25 в Ермаковском районе, огласив по собственной инициативе ряд письменных доказательств по уголовному  делу в отношении Х., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ, постановил обвинительный приговор, назначив подсудимому наказание в виде обязательных работ на срок 150 часов.

Постановлением Ермаковского районного суда от 21.03.2018 доводы апелляционной жалобы защитника о том, что доказательства, оглашенные судом  без согласия сторон, не могли быть положены в основу приговора, признаны обоснованными и удовлетворены. Приговор мирового судьи отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Низкое качество предварительного расследования явилось причиной отмены приговора мирового судьи судебного участка № 110 в Центральном районе г. Норильска от 18.01.2018 в отношении Ю., осужденного по ч. 1 ст. 158 УК РФ к штрафу за хищение детской коляски, с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления. Доводы подсудимого об отсутствии умысла на хищение чужого имущества и о временном заимствовании бесхозной и подержанной детской коляски, стоящей в незапертом подъезде многоквартирного дома, в ходе судебном заседании опровергнуты не были, что повлекло вынесение реабилитирующего решения.

Кроме того, Минусинским городским судом от 06.03.2018 отменен приговор мирового судьи судебного участка № 132 в г. Минусинске от 15.01.2018 в отношении К., осужденной по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ условно, в связи с нарушением положений ч. 2 ст. 61 УПК РФ, содержащей перечень обстоятельств, исключающих участие прокурора в рассмотрении уголовного дела.

Рассмотрение уголовного дела в отношении К., направленного по подсудности мировому судье председателем Минусинского городского суда, состоялось с участием его сына – помощника прокурора, что, по мнению апелляционной инстанции, повлекло вынесение неправосудного приговора.

 Апелляционное постановление по данному делу обжаловано прокуратурой края в президиум Красноярского краевого суда, решение по кассационному представлению в настоящее время не принято.

В 1 квартале 2018 года основной причиной изменения приговоров мировых судей в апелляционном порядке явилось оставление без внимания, в нарушение положений ч. 2 ст. 61 УК РФ, важных обстоятельств, связанных с условиями жизни подсудимого, состоянием его здоровья, подлежащих обязательному выяснению в ходе судебного разбирательства и учету при решении вопроса о назначении наказания.

По указанному основанию изменены приговоры мирового судьи судебного участка № 77 от 28.11.2017 в Свердловском районе г. Красноярска в отношении осужденного Б., мирового судьи судебного участка № 88 в Советском районе г. Красноярска от 14.12.2017 в отношении Б., мирового судьи судебного участка № 17 в г. Бородино от 01.06.2017 в отношении Б.

По результатам апелляционного разбирательства доводы жалоб осужденных и их защитников на суровость наказания, назначенного без учета состояния их здоровья, признаны обоснованными, наказание смягчено.

В связи с нарушением ч. 2 ст. 61 УК РФ постановлением Боготольского районного суда от 24.01.2018 изменен приговор мирового судьи судебного участка № 11 в г. Боготоле от 20.11.2017 в отношении С., осужденного по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 114 УК РФ.

При решении вопроса о назначении наказания признание вины и раскаяние в содеянном в качестве иного смягчающего вину обстоятельства учтено судом только по ч. 1 ст. 119 УК РФ и при одинаковых условиях не признано таковым по второму преступлению. Судебная ошибка устранена по жалобе осужденного, указавшего на  допущенное нарушение закона.

При назначении наказания двум осужденным нарушено требование         ч. 1.1 ст. 63 УК РФ о признании отягчающим вину обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Так, по приговору мирового судьи судебного участка № 143 в Шушенском районе от 12.02.2018 П., осужденному по ч. 1 ст. 137 УК РФ к обязательным работам за распространение сведений о частной жизни потерпевшего, данное обстоятельство признано отягчающим, без приведения в приговоре мотивов принятого решения. Апелляционным постановлением Шушенского районного суда от 28.03.2018 по жалобе осужденного из приговора исключено указание на наличие отягчающего обстоятельства, назначенное наказание снижено.

Без мер прокурорского реагирования оставлено очевидное нарушение  закона при назначении наказания С. по приговору мирового судьи судебного участка № 93 в Курагинском районе от 28.12.2017 за повторное управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

В апелляционной жалобе защитника обоснованно поставлен вопрос об исключении из обвинительного приговора указания о наличии  в действиях осужденного отягчающего вину обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, поскольку оно является квалифицирующим признаком состава преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, и, в силу ч. 2 ст. 63 УК РФ, не подлежит повторному учету при назначении наказания. Апелляционным постановлением Курагинского районного суда от 27.02.2018 доводы жалобы удовлетворены со снижением наказания осужденному.

Продолжают иметь место факты нарушения требований закона  при определении срока наказания в виде лишения свободы. В 1 квартале 2018 года по указанному основанию изменены два приговора мирового судьи в отношении 2 лиц.

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 02.02.2018 по жалобе адвоката изменен приговор мирового судьи в отношении З., осужденного за совершение 13 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ, окончательно к 2 г. 3 м. лишения свободы в исправительной колонии общего режима, без учета требований ч.ч. 1,5 ст. 62 УК РФ (при рассмотрении уголовного дела в особом порядке и при наличии смягчающих вину обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, - явки с повинной и активного способствования раскрытию и расследованию преступления).

Суд первой инстанции, назначив подсудимому соразмерное наказание за каждое из совершенных преступлений с соблюдением указанных требований закона, не учел их при назначении наказания по совокупности преступлений, которое не могло превышать более, чем наполовину, максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Принимая во внимание, что по данному делу максимальный срок лишения свободы по ч. 1 ст. 158 УК РФ не мог превышать 10 месяцев 20 дней,  максимальный срок  наказания по совокупности преступлений, назначенного по ч. 5 ст. 69 УК РФ, – 16 месяцев или 1 года 4 месяцев, в связи с чем, он был снижен апелляционной инстанцией до 1 года 3 месяцев лишения свободы.

При назначении наказания по совокупности приговоров осужденному Р. неверно определен срок наказания, подлежащий присоединению на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

Согласно материалам уголовного дела, Р. по приговору Каратузского районного суда от 28.12.2016 по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 62 УК РФ назначалось 2 года 3 месяца лишения свободы и, в соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения неотбытой части наказания (в виде 3 месяцев лишения свободы) по приговору от 25.02.2016 к вновь назначенному наказанию - а всего 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По обжалованному в апелляционном порядке приговору мирового суда от 06.12.2017 Р. по ч. 1 ст. 139 УК РФ  определено 9 месяцев исправительных работ, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения вновь назначенного наказания с наказанием за преступления по двум приговорам (от 28.12.2016 и 21.08.2017) определено 2 года 8 месяцев лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 25.02.2016 назначено 3 года 2 месяца лишения свободы, что ухудшало положение осужденного, так как неотбытый срок наказания определен судом в большем размере – в виде 6 месяцев лишения свободы вместо ранее присоединенных 3 месяцев.  

Апелляционным постановлением Каратузского районного суда от 30.03.2018 приговор мирового судьи изменен: размер наказания, присоединенного по ст. 70 УК РФ, снижен на 3 месяца, а всего  до 2 лет 11 месяцев лишения свободы.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неправильное применение уголовного

закона при назначении вида

исправительного учреждения

 

Центральным районным  судом г. Красноярска 26.02.2018   Р. осужден  в особом порядке судебного разбирательства  за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 2 годам лишения свободы, в силу ч. 4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение  по приговору от 05.09.2017 и на основании ст. 70 УК РФ окончательно  назначено 2 года 7 месяцев лишения свободы  с отбыванием наказания  в исправительной колонии строгого режима.

При отмене  условного осуждения и назначении  наказания по совокупности  приговоров вид исправительного учреждения  назначается  с учетом тяжести как преступления, совершенного в период  испытательного срока, так и преступления, за совершение которого  было постановлено  назначить  наказание  условно,  а также иных обстоятельств, влияющих на назначение  вида исправительного  учреждения.

Согласно вводной части приговора Р. осуждался по приговору  от 05.09.2017 за совершение умышленного  преступления  средней тяжести условно. Однако, назначив Р. отбывание  лишения свободы  в исправительной колонии строгого  режима, суд не учел, что, несмотря на наличие  в его действиях рецидива преступлений, Р. осужден  за совершение преступлений средней тяжести, наказание  в виде реального лишения свободы  им не отбывалось.  

Таким образом, Р. не имел судимости, которая бы соответствовала  требованиям, установленным  п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ,  на которую сослался суд при определении вида исправительного учреждения, и с учетом положений п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, а также личности  осужденного  наказание  в виде лишения свободы  он должен отбывать  в колонии-поселении.

В силу требований п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ суд мог назначить  осужденному отбывание наказания  в колонии общего  режима, но обязан  был мотивировать свое решение.

В связи с указанными  обстоятельствами, приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 26.02.2018 в отношении Р. апелляционной инстанцией краевого суда изменен, для отбывания наказания  в виде лишения свободы  осужденному определена колония-поселения.

 

Нарушение требований уголовного

закона повлекло изменение

постановления суда о применении

принудительной меры медицинского

характера

 

Постановлением Рыбинского районного суда Красноярского края от 21.02.2018 Т. освобожден от уголовной ответственности  за совершение  в состоянии  невменяемости запрещенного  уголовным законом  общественно опасного деяния, предусмотренного  п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, с применением принудительной меры медицинского характера  в виде лечения  в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Согласно заключению  психолого-психиатрической  судебной экспертизы  № 135 от 19.01.2018, Т. страдает хроническим  психическим  расстройством  в форме параноидной  шизофрении, по своему психическому состоянию Т. не мог осознавать фактический характер  своих действий и руководить ими, нуждается в применении к нему  принудительных мер медицинского характера в виде лечения  в медицинской организации, оказывающей  психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного  типа.

В соответствии с ч. 3 ст. 101 УК РФ  принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей  психиатрическую  помощь в стационарных условиях специализированного типа, может быть назначено лицу, которое по своему  психическому  состоянию требует постоянного наблюдения.

Принимая во внимание указанные в заключении  эксперта обстоятельства, свидетельствующие  об общественной опасности  Т.  для себя и окружающих лиц и его нуждаемости  в постоянном наблюдении, но не требующие  интенсивного наблюдения,  в соответствии  с п. «а»  ч. 1 ст. 97,      п. «в» ч. 1 ст.99, ч. 3 ст. 101 УК РФ в отношении него правильно применена принудительная мера  медицинского характера  в виде принудительного лечения.

Вместе с тем, при назначении лечебного учреждения  для прохождения Т. принудительного лечения, суд первой инстанции неправильно указал наименование  лечебного  учреждения – психиатрический стационар специализированного типа, поскольку действующим  уголовным законодательством  предусмотрено прохождение  принудительного лечения  для лиц, нуждающихся в  стационарном лечении  и постоянном наблюдении, но не требующих интенсивного наблюдения – в медицинской организации, оказывающей  психиатрическую  помощь в стационарных условиях специализированного типа.  В связи с чем,  постановление суда в указанной части апелляционной инстанцией изменено, резолютивная часть постановления  уточнена указанием  о применении к Т.  принудительной меры медицинского характера  в виде  принудительного лечения  в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа.

 

Постановление  судьи  об отказе

в принятии жалобы в порядке

ст. 125 УПК РФ отменено в связи

с нарушением требований  уголовно-

процессуального закона

 

Постановлением судьи Назаровского городского суда Красноярского края от 19.03.2018 отказано в принятии  жалобы адвоката Г. в интересах заявителя П., поданной  в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным задержание  П.

В соответствии  с ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановление  дознавателя и следователя  об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении  уголовного дела, а равно иные  решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить  ущерб конституционным правам и свободам  участников уголовного  судопроизводства  либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут  быть  обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

В качестве основания отказа в принятии жалобы суд первой инстанции указал, что вопрос  о соблюдении порядка  и законности задержания  П. на основании ст.ст. 91, 92 УПК РФ, решается судом  при рассмотрении ходатайства  в порядке ст.108 УПК РФ.

Однако,   после задержания П. 02.02.2018 вопрос об избрании ему меры пресечения   в виде заключения под стражу, в рамках которого могло быть проверено  соблюдение порядка и законности  задержания П., перед судом не ставился, порядок и основания задержания  в ином  судебном порядке не проверялись, постановлением от 04.02.2018  П. избрана мера пресечения  в виде подписки о невыезде  и надлежащем поведении. При этом  задержание в порядке  ст.ст. 91, 92 УПК РФ сопряжено  с ограничением  в конституционных правах гражданина.

Приведенное выше свидетельствует о том, что в жалобе заявителя  содержался  предмет рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ, в связи с чем, постановление суда первой инстанции не могло быть признано законным, и было отменено судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда  с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

 

Существенное нарушение требований

уголовного и уголовно-процессуального

закона повлекло отмену постановления

о прекращении уголовного дела

 

Постановлением Балахтинского районного суда Красноярского края от 25.01.2018 уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении  преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, прекращено на основании ст. 25.1 УК РФ с назначением меры уголовно-правового характера  в виде судебного штрафа в размере 4000 рублей, с установлением срока оплаты судебного штрафа 2 месяца.

Из постановления о привлечения  в качестве обвиняемого следует, что Б. совершил кражу 2 тюков сена, стоимостью 1800 рублей каждый, на общую сумму 3600 рублей.

Одним из обязательных условий  для прекращения уголовного дела  и применения судебного штрафа в соответствии со ст. 76.2 УК РФ и ст. 25.1 УПК РФ является  возмещение потерпевшему  ущерба или заглаживание вреда лицом, привлекаемым  к уголовной ответственности.

Вместе с тем, суд первой инстанции не дал оценки тому, что в материалах дела отсутствуют  сведения о возмещении Б. причиненного преступлением  ущерба  в полном объеме, поскольку один тюк сена стоимостью 1800 рублей изъят  сотрудниками  полиции и ими же возвращен потерпевшему, а сведений о том, что Б.  возместил последнему стоимость второго тюка сена или иным образом загладил причиненный преступлением вред, не имеется. Представитель потерпевшего  по данным обстоятельствам  допрошен не был, соответствующие документы (справки, акты и т.п.), подтверждающие  действия  Б. по возмещению ущерба в полном объеме  (стоимости второго тюка сена) или о заглаживании им причиненного преступлением вреда иным образом, у потерпевшего (ОАО «Тюльковское») истребованы не были и судом не исследовались.

Учитывая изложенное, постановление суда  первой инстанции  о прекращении уголовного дела  в отношении Б. не может быть признано законным, обоснованным и мотивированным, вследствие неправильного применения уголовного  закона, в связи с чем отменено  судебной коллегией по уголовным делам краевого суда  с направлением  уголовного дела на новое  рассмотрение.    

 

 

Нарушение требований уголовного

закона привело к изменению приговора

в части назначенного осужденному

наказания ввиду его несправедливости

и чрезмерной мягкости

 

По приговору  Свердловского районного суда г. Красноярска от 25.01.2018 Д. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1      ст. 111 УК РФ,  к 3 годам лишения свободы  условно  с испытательным сроком 2 года  с возложением определенных обязанностей.

В судебном заседании Д. вину в предъявленном  обвинении не признал, вместе с тем, она подтверждена  доказательствами, исследованными  в судебном заседании, анализ которых дан в приговоре. Действиям Д. дана правильная юридическая оценка.

При назначении Д. наказания суд, помимо характера и степени  общественной опасности  совершенного преступления, личности подсудимого, влияния  назначенного наказания на исправление осужденного и на условия  жизни его семьи, учел совокупность смягчающих обстоятельств, в том числе положительные характеристики Д.  по месту жительства и работы.

Однако выводы суда о том, что Д. положительно характеризуется  по месту работы, материалами дела не подтверждены.

Напротив, из характеристик на Д., выданных директором  частного профессионального образовательного учреждения  «Краевой стрелковый, спортивно – технический центр ДОСААФ» и директором  Автономной некоммерческой  образовательной организации  дополнительного профессионального образования  «Школа стрелков», а также из показаний свидетелей С., В., И. следует, что Д. высокомерен, заносчив, с коллегами зачастую ведет себя агрессивно, в связи с чем, не пользуется уважением в коллективе, не выносит критики, на замечания реагирует неадекватно, может оскорбить, используя ненормативную лексику, не способен  к компромиссам в разрешении конфликтов, склонен впадать в истерику, после возбуждения уголовного дела пытался оказать давление на коллег, которые проходили по делу в качестве свидетелей, угрожал им применением силы.

В соответствии с постановлениями  мирового судьи судебного участка    № 72  в Свердловском районе г. Красноярска от 10.01.2018 и 15.01.2018 Д. был привлечен к административной ответственности  по ст. 6.1.1 КоАП РФ за нанесение побоев коллегам по работе В. и  И. в рабочее время.

Данные обстоятельства, отрицательно характеризующие Д. по месту работы, не были учтены  судом при разрешении вопроса о возможности  его исправления без реального отбывания наказания, что признано апелляционной инстанцией ошибочным, так как требования ст. 60 УК РФ выполнены судом не в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам приговор Свердловского районного суда г. Красноярска  от 25.01.2018 в отношении Д. изменен, из описательно - мотивировочной и резолютивной  частей приговора исключено указание о назначении последнему наказания  с применением ст. 73 У КРФ. Постановлено считать Д. осужденным  по ч. 1       ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

 

 

Постановление суда о переводе

осужденного в колонию-поселение

отменено в связи с нарушением

требований уголовно-процессуального

закона

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 28.02.2018 удовлетворено ходатайство осужденного  К., последний переведен для  дальнейшего  отбывания  наказания  в колонию-поселение  на неотбытый срок.

Принимая решение  по ходатайству осужденного К. о переводе его  в колонию – поселение, суд в обоснование  принятого решения  сослался  на        п. «в» ч. 2  ст. 78 УИК РФ, регламентирующий  перевод осужденных  из исправительных колоний  общего режима в колонию-поселение.

Между тем,  судом оставлено без внимания, что К. отбывал наказание  в исправительной колонии не общего, а строгого  режима, в связи  с чем  суд при принятии решения  должен был руководствоваться  п. «г» ч. 2 ст. 78 УИК РФ.

Кроме того,  наряду  с ходатайством, поданном К.,  в материалах  имелось представление  начальника ФКУ ИК-17  о переводе осужденного  в колонию -  поселение. Вместе с тем,  судом первой инстанции  рассмотрено только  ходатайство  осужденного, что объективно  следует из содержания  постановления. Представление  начальника  колонии о переводе К. в колонию-поселение судом первой инстанции не рассмотрено, никакой оценки данному представлению в постановлении не дано. Таким образом, выводы суда, изложенные  в описательно-мотивировочной части постановления, противоречат представленным в суд материалам.

Также, согласно протоколу судебного заседания  ходатайство осужденного рассмотрено  судом в отсутствие представителя администрации исправительного учреждения, тогда как следует из постановления, последний участвовал в судебном заседании  и высказал свое мнение относительно  ходатайства осужденного К.. Вместе с тем, в том же постановлении  указано, что представитель  исправительного учреждения ФКУ ИК-17 ГУФСИН России  по Красноярскому краю  в суд не явился, то есть протокол судебного заседания  противоречит постановлению.

Таким образом, судом первой инстанции были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а именно нарушения, которые путем лишения и ограничения  гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения  процедуры судопроизводства, повлияли на вынесение законного и обоснованного  судебного решения, которые не могли быть устранены в апелляционном порядке. На основании изложенного, постановление Советского районного суда г. Красноярска от 28.02.2018  в отношении К. судебной коллегией по уголовным делам отменено с направлением материала  на новое судебное рассмотрение.

 

 

Наказание в виде  ограничения свободы

назначено судом иностранному

гражданину, что повлекло за собой

изменение приговора

 

По приговору Козульского районного суда Красноярского края от  19.12.2017  Р. в особом порядке судебного разбирательства  признан виновным и осужден по ч.1 ст.327 УК РФ к наказанию в виде  ограничения свободы  на срок 6 месяцев  с установлением определенных обязанностей.

В соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы  не назначается  военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также  лицам, не имеющим места постоянного проживания  на территории РФ.

Согласно имеющимся в материалах  уголовного дела  документам, осужденный Р. является гражданином  Республики   Узбекистан, зарегистрирован и проживает в с.с.г. Бектемир Алакуйлик Республики Узбекистан,  срок временного пребывания на территории  Российской Федерации истек 11.08.2017.

В силу указанных обстоятельств суд первой инстанции не вправе был назначать Р. наказание в виде ограничения свободы.  

Из материалов уголовного дела следует, что осужденный Р. характеризуется положительно, ранее не судим,  не работает, совершил преступление небольшой тяжести, вину признал, раскаялся, активно  способствовал раскрытию  и расследованию преступления.

В качестве  обстоятельств смягчающих наказание суд первой инстанции учел признание вины  и раскаяние в содеянном, активное способствование  раскрытию и расследованию преступления,  совершение преступления впервые. Обстоятельств, отягчающих  наказание, не установлено.

Санкция ч.1 ст. 327 УК РФ не предусматривает более мягкого наказания, чем ограничение свободы, в связи с чем, суд апелляционной инстанции, учитывая совокупность смягчающих наказание обстоятельств, счел необходимым признать их исключительными и применить положения ст. 64 УК  РФ, назначив Р.  наказание в виде штрафа. 

 

 

Неправильное применение уголовного

закона при назначении наказания

повлекло изменение приговора

 

По приговору  Северо - Енисейского районного суда Красноярского края от 07.02.2018 в особом порядке судебного разбирательства  Т. признан виновным и осужден по  ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, ч. 1 ст. 158 УК РФ к  8 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно - к 3 годам лишения свободы  с отбыванием наказания  в исправительной колонии  строгого режима.

При решении вопроса о назначении  наказания суд, наряду с положениями ч. 5 ст. 62 УК РФ, характером и степенью  общественной  опасности  совершенных Т. преступлений, данными о его личности, обстоятельствами, смягчающими наказание,  принял во внимание, что Т. совершил преступление  в период непогашенной в установленном законом порядке  судимости, в связи с чем, в его действиях признан  рецидив  преступлений, который  является опасным.

Таким образом,  с учетом требований  ч. 2 ст. 68 УК РФ, за преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ,  суд  не должен был назначить  осужденному наказание менее 2 лет  лишения свободы.   

Вместе с тем, как указано в резолютивной части  приговора, суд в нарушение вышеназванной нормы закона назначил  осужденному Т. по п. «а»   ч. 3 ст. 158 УК РФ наказание  в виде лишения свободы  сроком на 1 год 10 месяцев лишения свободы.

С учетом  изложенного, судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор Северо-Енисейского  районного суда  от 07.02.2018 в отношении Т. изменен, наказание, назначенное осужденному по    п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, усилено до 2 лет лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ  по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определено  к отбытию 3 года 2 месяца лишения свободы  в  исправительной колонии строгого режима.

 

 

Существенное нарушение требований

уголовного и уголовно-процессуального

закона повлекло  отмену постановления

об отказе в удовлетворении ходатайства

осужденного  об   освобождении   от

отбывания наказания в связи с болезнью

 

Постановлением судьи Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 07.03.2018 осужденному  Н. отказано в удовлетворении  ходатайства об освобождении от отбывания наказания  в связи с болезнью.

В соответствии с ч. 2 ст. 81 УК РФ, лицо, заболевшее после совершения преступления  иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть освобождено судом от отбывания наказания.

В силу ч. 6 ст. 175 УИК РФ, осужденный, заболевший  иной тяжелой болезнью, препятствующей  отбыванию наказания, вправе обратиться в суд  с ходатайством  об освобождении его от дальнейшего отбывания  наказания  в соответствии со ст. 81 УК РФ. При этом,  основанием для  обращения в суд с ходатайством является наличие одного  из заболеваний, входящих  в утвержденный  постановлением  Правительства РФ от 06.02.2004  № 54 (с учетом внесенных изменений) «Перечень  заболеваний, препятствующих отбыванию наказания», если стационарное  лечение не дало  положительных результатов, что должно быть  подтверждено  комиссионным медицинским заключением, данным по результатам  медицинского  освидетельствования  осужденного.

По смыслу закона, рассматривая соответствующее ходатайство осужденного, суд оценивает медицинское  заключение специальной  медицинской комиссии  или учреждения  медико-социальной  экспертизы с учетом  Перечня заболеваний, препятствующих  отбыванию наказания, а также принимает во внимание иные  обстоятельства, имеющие  значение  для разрешения ходатайства по существу, в частности, поведение осужденного в период отбывания наказания, его отношение к проводимому лечению, соблюдение им медицинских рекомендаций, режимных требований учреждения, исполняющего  наказание, состояние здоровья осужденного, данные о его личности, наличие  у него постоянного места жительства, родственников  или близких  ему лиц, которые могут  и согласны осуществлять уход за ним.

Изучив собранные документы, включая заключение специальной  медицинской комиссии, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии  у  Н. заболевания, включенного в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания. Согласно медицинскому заключению, в соответствии  с постановлением Правительства  № 54 от 06.02.2004  осужденный может быть представлен к освобождению  от дальнейшего отбывания наказания по болезни.

Вместе с тем,  признав  наличие у  Н. заболевания,  препятствующего  дальнейшему  отбыванию наказания  в условиях изоляции, суд  не усмотрел оснований  для удовлетворения  ходатайства осужденного об освобождении его от дальнейшего отбывания наказания в соответствии с ч. 2 ст. 81 УК РФ, сославшись на характеризующий материал  в отношении Н., на данные  его личности, что он  отбывает наказание за совершение  особо тяжкого преступления  в сфере  незаконного оборота  наркотических средств,  пояснения  лечащего врача, а также на то, что  в специализированном  медицинском учреждении, где содержится осужденный,  ему оказывается  необходимая медицинская помощь и лечение, имеются все необходимые  условия, оборудование, медикаменты  для поддержания  жизнедеятельности  и необходимого лечения.

Между тем, суд  вправе  отказать  в освобождении  осужденного от отбывания наказания  лишь по тем основаниям, которые указаны  в законе.

Апелляционная инстанция  с решением суда первой инстанции не согласилась, поскольку выводы, изложенные в описательной части постановления относительно ходатайства, не мотивированы. Постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 07.03.2018 в отношении Н. судебной коллегией по уголовным делам краевого суда отменено. С учетом медицинского заключения, пояснений лечащего врача, данных в судебном заседании, указывающих на необходимость  освобождения осужденного, а также характеризующего материала на последнего, Н.  от дальнейшего отбывания наказания освобожден в связи с его болезнью.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушение требований уголовного

закона повлекло изменение приговора

в части назначенного наказания

 

По приговору  Емельяновского районного суда Красноярского края от 08.05.2015  М. признан виновным и осужден по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 8 месяцев, п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с ограничением свободы  на срок 8 месяцев, на основании  ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения  назначенных наказаний, к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания  в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год  и установлением  осужденному ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального  образования (Емельяновского района Красноярского края), не изменять  место жительства  без согласия  специализированного  государственного органа, осуществляющего  надзор за отбыванием  осужденными наказания  в виде ограничения свобод, куда являться  для регистрации  1 раз в месяц.

В силу требований ст.ст. 6, 60 УК РФ, лицу,  признанному  виновным в совершении преступления, назначается  справедливое  наказание  в пределах, предусмотренных  соответствующей  статьей Особенной части  УК РФ с учетом  положений Общей части УК РФ. При этом суд обязан  учесть характер и степень общественной опасности  преступлений, личность виновного, в том числе  обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Указанные требования  закона судом первой инстанции были выполнены  не  в полном объеме.

Обстоятельством, отягчающим наказание, по делу признано  совершение  преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением  алкоголя.

По смыслу закона, само по себе  совершение преступления  в состоянии опьянения не является  единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание.

При разрешении  вопроса  о возможности  признания  состояния опьянения  отягчающим  обстоятельством,  суд должен  принимать во внимание, в том числе, влияние состояния опьянения  на поведение лица при совершении  деяния.

Вопреки требованиям закона,  решение суда о признании  обстоятельством, отягчающим наказание  М. совершение преступления  в состоянии  опьянения, вызванном  употреблением  алкоголя, в приговоре не мотивировано, в связи с чем, указание о признании указанного обстоятельства отягчающим исключено президиумом Красноярского краевого суда из описательно-мотивировочной части приговора.

В связи с этим,  при наличии по делу смягчающих  обстоятельств, предусмотренных  п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ,  и отсутствии отягчающих обстоятельств, с учетом положений ч.1 ст. 62 УКРФ, размер дополнительного наказания  в виде ограничения свободы, назначенного М. за каждое из преступлений, снижен и определен на срок 7 месяцев,  и окончательно на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – на срок 10 месяцев.

Оснований для снижения размера основного  наказания в виде лишения свободы, назначенного  М. за преступления, предусмотренные п. «а» ч. 3         ст. 131, п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ, не имелось, поскольку  оно назначено в минимальном размере, предусмотренном санкциями  указанных статей. Между тем,  с учетом исключения  из приговора указания на обстоятельство, признанное  судом отягчающим наказание М., президиум, принимая во внимание положения ст.ст. 6, 60 УК РФ, пришел к выводу о необходимости  определения осужденному  в меньшем размере  наказания в виде  лишения свободы  по правилам  ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений.

Кроме того, при назначении М.  дополнительного  наказания в виде  ограничения свободы суд установил осужденному  ограничение в виде  запрета выезжать за пределы  территории конкретного  муниципального образования  - Емельяновского района Красноярского края.

Вместе с тем, по смыслу положений ст. 53 УК РФ, в случае назначения  ограничения свободы  в качестве дополнительного наказания  к лишению свободы  при установлении ограничений на выезд за пределы территории соответствующего  муниципального образования  и на посещение  определенных мест, расположенных в  пределах муниципального образования, указание конкретного  муниципального образования  в приговоре не требуется. В таком случае суд, установив соответствующие ограничения, указывает в приговоре, что они действуют в пределах  того муниципального  образования, где осужденный  будет проживать после отбывания лишения свободы. Исходя из ч. 3 ст. 47.1 УИК РФ наименование муниципального  образования  в данном случае будет определяться  той уголовно-исполнительной  инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет в силу предписания, полученного при освобождении из учреждения, в котором он отбывал лишение свободы. В связи с этим указание на запрет осужденному  во время отбывания ограничения свободы выезжать за пределы  территории конкретного муниципального  образования  из резолютивной части приговора кассационной инстанцией исключено.

 

Неприменение Акта об амнистии

к предыдущему судебному решению

повлекло за собой изменение приговора

в части назначенного наказания

 

По приговору Железногорского городского суда Красноярского края от 18.06.2015  Ж., ранее неоднократно судимый за совершение тяжких преступлений,  признан виновным и осужден за три преступления, предусмотренные  п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ,  к 1 году 8 месяцам лишения свободы за каждое, п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании    ч. 3 ст. 69 УКРФ  по совокупности преступлений  назначено  3 года 6 месяцев  лишения свободы, в силу ст. 70 УК РФ  по совокупности с приговором  от 19.01.2015 – 4 года лишения свободы,  в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений  путем частичного сложения  с наказанием по приговору от 09.04.2015 – 4 года 6 месяцев лишения свободы  с отбыванием наказания  в исправительной колонии особого режима.

Выводы суда о виновности Ж. в содеянном подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, действиям  осужденного дана правильная юридическая оценка, наказание за каждое из совершенных им преступлений, а также по правилам  ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ.

Вместе с тем, при  назначении Ж. окончательного наказания  судом были допущены  существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на существо принятого решения.

Так, на основании  ч. 5 ст. 74 УК РФ Ж. отменено условное осуждение  по приговору от 19.01.2015 и назначено наказание  по правилам ст. 70 УК РФ.

При этом, судом оставлено без внимания, что на момент постановления  приговора 18.06.2015 действовало Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 №6576-6 ГД «Об объявлении  амнистии в связи  с 70-летием Победы в Великой  Отечественной войне 1941-1945 годов», которое вступило в силу  со дня его  официального опубликования – с 24.04.2015.

В соответствии с п. 4 Постановления  «Об объявлении  амнистии в связи  с 70-летием Победы в Великой  Отечественной войне 1941-1945 годов» подлежат освобождению от наказания лица, условно осужденные, а также  осужденные к наказанию, не связанному с лишением свободы, при отсутствии ограничений, установленных п. 13 указанного Постановления.

По смыслу закона  факт  совершения  осужденным  нового умышленного преступления во время отбывания наказания  должен подтверждаться  на день вступления  в силу акта об амнистии  постановлением  органа предварительного расследования  о прекращении  уголовного дела по нереабилитирующему основанию либо вступившим в законную силу  итоговым судебным решением (постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию или обвинительным приговором). При отсутствии  на указанный день такого процессуального документа акт об амнистии  подлежит  применению.

Из материалов уголовного дела следует, что Ж.  осужден по приговору от 19.01.2015 к наказанию в виде лишения свободы  с применением ст. 73 УК РФ за преступление, относящееся к категории  средней тяжести. В течение испытательного срока, а именно 22, 27 и 28 февраля, а также 1 и 13 марта 2015 года Ж. совершил новые преступления, но на момент  вступления в силу акта об амнистии от 24.04.2015 он за указанные преступления осужден не был. Факт совершения им новых преступлений в период испытательного срока был подтвержден приговором суда от 18.06.2015, вступившим в законную силу 10.11.2015, то есть после вступления в силу акта об амнистии.

Таким образом, Ж. подлежал освобождению от назначенного приговором  суда от 19.01.2015  наказания на основании акта  об амнистии, поскольку препятствий  для его применения, предусмотренных  п. 13 Постановления об объявлении амнистии, не имелось.

С учетом изложенного, приговор Железногорского городского суда Красноярского края от 18.06.2015  в отношении Ж.  кассационной инстанцией краевого суда изменен, исключено указание о наличии у осужденного судимости  по приговору от 19.01.2015, об отмене по нему условного осуждения в порядке ч. 5 ст. 74 УК РФ и о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений,   путем частичного сложения с наказанием по приговору от 09.04.2015 окончательно назначено Ж. 4 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.      

 

 

 

другие новости