Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за апрель 2018 г.

23.04.2018 9:55:56

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

апрель

г. Красноярск

2018 год

 

СПРАВКА

о пересмотре вступивших в законную силу судебных решений по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного

 

Кассационно-надзорным отделом уголовно-судебного управления проанализирована практика обжалования вступивших в законную силу судебных решений.

В 2017 году отмечается существенный рост числа кассационных представлений, принесенных уголовно-судебным управлением по основаниям, влекущим поворот к худшему. 

Из-за существенных нарушений закона, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, уголовно-судебным управлением в краевой суд направлено 55 (2016 год - 26) кассационных представлений.

По этому основанию президиумом краевого суда пересмотрено по кассационным представлениям 28 судебных решений в отношении 28 лиц, что в два раза больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Кроме того, одно судебное решение отменено президиумом краевого суда по жалобе потерпевшего.

Таким образом, по основаниям, влекущим пересмотр судебных решений с поворотом к худшему, всего пересмотрено 29 судебных решений в отношении 29 (16) лиц.

В подавляющем большинстве пересмотрены итоговые судебные решения – в отношении 26 лиц или 89,7%. Промежуточные решения отменены и изменены всего в отношении 3 лиц или 10,3%.

Указанные судебные постановления выносились в первой инстанции судами и мировыми судьями в Железнодорожном (4), Свердловском (2), Советском (1), Октябрьском (2), Центральном (1) районах г. Красноярска, Березовском (2),  Тасеевском (2),  Манском (1),  Балахтинском (1), Козульском (1) районах края, в гг. Ачинск (2), Боготол (1), Минусинск (4), Бородино (1), Назарово (3), Норильск (1).

Решения мировых судей пересмотрены в отношении 10 лиц или 34,5%.

Кассационные представления, удовлетворенные по основаниям, связанным с поворотом к худшему, были принесены по ходатайствам горрайпрокуроров (5), в связи с расхождением позиции прокурора в апелляционной инстанции (5), в т.ч. с отклонением апелляционного представления (4), по жалобе осужденного, поступившей в прокуратуру края (1), по результатам проверки отраслевым управлением организации работы в нижестоящей прокуратуре (7), в связи с иной инициативой – 10 (рапорта из других подразделений прокуратуры края, обращения администрации исправительных учреждений и т.п.).  

После отмены итоговых судебных постановлений, 5 уголовных дел возвращены прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с несоблюдением требований уголовного и уголовно-процессуального закона, поскольку виновные лица подлежали привлечению к ответственности за более тяжкие преступления.

Так, приговором мирового судьи судебного участка № 125 в Тасеевском районе Ш. осуждена по ч. 1 ст. 112 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. 

Согласно приговору, 08.07.2016 Ш. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений умышленно нанесла М. один удар туристическим ножом в район правого плечевого сустава, а затем еще по одному удару ножом в область правого предплечья и спины, причинив потерпевшей повреждения в виде колото-резаной раны плечевого сустава, сквозной колото-резаной раны правого предплечья, резаной раны спины, которые в совокупности повлекли вред здоровью средней тяжести.

Органом предварительного следствия и судом действия Ш. квалифицированы по ч. 1 ст. 112 УК РФ. При этом не учтено, что Ш. совершила преступление с применением предмета, используемого в качестве оружия, в связи с чем ее действия содержали признаки преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ. 

Приговор постановлен по ходатайству осужденной в особом порядке принятия судебного решения, без исследования доказательств, что не исключало обязанности государственного обвинителя убедиться в том, что обвинение соответствует требованиям уголовного закона. Судья также не реализовал право по собственной инициативе возвратить дело прокурору в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, когда фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствовали о наличии оснований для квалификации действий обвиняемой как более тяжкого преступления.

По кассационному представлению президиумом краевого суда 21.02.2017 отменены приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 17.05.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 21.07.2016 в отношении О., осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ и п. «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ. Уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основанием для отмены судебных решений также послужила неверная квалификация действий виновного органом предварительного расследования и судом.

Действия О. в части распространения материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет») квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ.

Вместе с тем, из материалов уголовного дела следовало, что в файлах, распространенных О., содержался видеоряд с изображениями обнаженных детей, не достигших 14-летнего возраста в момент совершения с ними действий порнографического характера с участием взрослого лица, что, в том числе, подтверждено выводами эксперта.

Однако квалификация действий по п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ, предложенная органом предварительного следствия, с которой согласился суд, не содержала указания на совершение осужденным преступления в отношении лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

Уголовная ответственность за совершение данного деяния предусмотрена  п. «а» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ, который последнему не вменялся, в результате чего положение О. было необоснованно улучшено.

Несоблюдение требований уголовного закона при назначении наказания явилось основанием к отмене 5 обвинительных приговоров с направлением уголовных дел на новое судебное рассмотрение.

Президиумом краевого суда 05.09.2017 отменен приговор Балахтинского районного суда от 06.03.2017 в отношении Л., уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Из дела следовало, что Л. имел судимость – приговор от 27.01.2017 по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы. Этим же судом 06.03.2017 Л. осужден по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, без ограничения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с неотбытой частью наказания сроком 2 года 4 месяца 21 день по приговору от 27.01.2017, окончательно определено к отбытию 2 года 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В нарушение норм уголовного закона, суд окончательное наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ по приговору от 06.03.2017 определил в меньшем размере, чем за совокупность преступлений по приговору от 27.01.2017, что повлекло назначение Л. несправедливого наказания.

По причине нарушения требований ч. 2 ст. 68 УК РФ отменены 3 приговора (Назаровский район), а также в отношении 1 лица приговор отменен в связи с назначением по правилам ст. 70 УК РФ наказания в меньшем размере, чем назначено по приговору, который присоединялся по совокупности приговоров (Центральный район г. Красноярска).

Так, по кассационному представлению отменен приговор мирового судьи судебного участка № 154 в г. Назарово и Назаровском районе Красноярского края от 18.05.2017 в отношении С., осужденного по ст. 264.1 УК РФ к 180 часам обязательных работ с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами сроком на 2 года.

Судом первой инстанции по делу были нарушены положения ч. 2 ст. 68 УК РФ, поскольку при наличии рецидива преступлений наказание С. следовало определить в размере не менее одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, каким является лишение свободы.

Постановления о прекращении уголовных дел отменены по кассационным представлениям прокурора в отношении 10 лиц.

Мировым судьей судебного участка № 44 в Козульском районе Красноярского края от 12.01.2017 в отношении А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, прекращено уголовное дело на основании ст. 76.2 УК РФ и ст. 25.1 УПК РФ с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 5 000 руб. Судом апелляционной инстанции постановление о прекращении дела оставлено без изменения.

По кассационному представлению судебные решения в отношении А. отменены. Президиум краевого суда согласился с доводами прокурора об отсутствии в материалах дела данных, свидетельствующих о заглаживании подсудимым причиненного вреда, тогда как это условие прямо предусмотрено законом. 

30.05.2017 президиумом краевого суда отменено постановление Манского районного суда от 30.05.2016 о прекращении уголовного дела на основании ст. 25 УПК РФ в отношении К. Материалы уголовного дела направлены на новое судебное рассмотрение.

Органом предварительного следствия К. обвинялся в совершении тяжкого преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Постановлением Манского городского суда от 30.05.2016 категория указанного преступления изменена с тяжкого на средней тяжести и с учетом этого уголовное дело в отношении К. прекращено в связи с примирением с потерпевшим.

Отменяя итоговое судебное решение, суд кассационной инстанции указал, что по смыслу ч. 6 ст. 15 УК РФ и ст. 299 УПК РФ, категория преступления может быть изменена только при вынесении обвинительного приговора, по которому виновному в соответствии со ст. 60 УК РФ назначено наказание. Вместе с тем, не постановив приговор и назначив наказание, суд принял неверное решение об изменении категории совершенного К. преступления, что и повлекло отмену итогового судебного решения.

Помимо этого, в отношении 4 лиц основанием к отмене судебных постановлений о прекращении уголовных дел по ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, явилось наличие у обвиняемых непогашенных судимостей.

По постановлению президиума краевого суда от 04.04.2017 отменено постановление мирового судьи судебного участка № 11 в г. Боготоле и Боготольском районе от 20.04.2016 в отношении К.А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, в соответствии с которым, уголовное дело в отношении последнего прекращено в связи с примирением сторон.

В то же время из записи акта Боготольского территориального отдела ЗАГСа о перемене имени от 24.05.2012 № 7, имеющейся в деле, следует, что обвиняемый до перемены имени являлся Г.А.Д., который ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности и на момент совершения преступного деяния имел неснятые и непогашенные судимости по приговорам от 18.04.2006 и 10.04.2010, что само по себе исключало возможность прекращения уголовного дела в связи с  примирением сторон, поскольку в силу ст. 76 УК РФ от уголовной ответственности может быть освобождено лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Кроме того, в рассматриваемый период отменены 2 постановления о прекращении уголовных дел в связи с применением примечаний к ст. 291 УК РФ и ст. 291.2 УК РФ.

Так, Березовским районным судом 04.08.2016, в связи с активным  способствованием раскрытию и расследованию преступления, уголовное преследование в отношении Х., обвиняемой по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ, прекращено.

Между тем по уголовному делу факт вымогательства взятки не установлен. Органу, имеющему право возбудить уголовное дело, Х. добровольно о даче взятки не сообщила, т.к. преступление было пресечено сотрудниками правоохранительных органов.

Таким образом, условия для освобождения Х. от уголовной ответственности, предусмотренные примечанием к ст. 291 УК РФ, по делу не соблюдены, поскольку для освобождения лица от уголовной ответственности по  указанному составу уголовно-наказуемого деяния, помимо активного способствования расследованию преступления, суд должен был установить иные  обязательные условия, указанные в примечании к ст. 291 УК РФ.

По жалобе представителя потерпевшего – инспекции ФНС России, 17.01.2017 судом кассационной инстанции отменены постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 18.07.2016 и апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 04.10.2016, которыми уголовное дело в отношении К. прекращено в связи с декриминализацией деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ.

Президиум краевого суда постановил уголовное дело в отношении К. передать на новое судебное рассмотрение.

Согласно предъявленному К. обвинению, ему инкриминировалось уклонение в 2014 году от уплаты налогов в сумме 2 392 000 руб.

Как следует из ч. 1 ст. 198 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.12.2011) и п. 1 примечаний к ст. 198 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 29.12.2009), действовавшей на тот момент, уголовно-наказуемым деянием признавалось уклонение от уплаты налогов и сборов с физического лица путем непредоставления налоговой декларации, совершенное в крупном размере, каковым являлась сумма неуплаченных налогов и сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более шестисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и сборов превышает 10% сумм, подлежащих уплате налогов и сборов, либо превышающая один миллион восемьсот тысяч рублей.

Федеральным законом от 03.07.2016 № 325-ФЗ в п. 1 примечаний к ст. 198 УК РФ были внесены изменения, согласно которым, крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более девятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм, либо превышающая два миллиона семьсот тысяч рублей.

Таким образом, из положений нового уголовного закона следует, что  уклонение от уплаты налогов в сумме более 900 000 руб., но менее 2 700 000 руб., не образует крупного размера и, соответственно, состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, только в том случае, если доля неуплаченных налогов не превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов за период в пределах трех финансовых лет подряд. Однако, при вынесении постановления от 18.07.2016 и принятии решения о прекращении уголовного дела  в отношении К., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что  инкриминированная обвиняемому сумма неуплаченных налогов не образует крупного размера, при этом не сопоставил превышала ли указанная сумма (2 392 000 руб.) 10% подлежащих уплате сумм налогов и сборов за период в пределах трех финансовых лет подряд. 

За 2017 год всего отменено с направлением на новое апелляционное рассмотрение 4 постановления (определения) судебной коллегии по уголовным делам краевого суда и 1 апелляционное постановление федерального суда.

Так, по решению Свердловского районного суда г. Красноярска от 29.09.2016 к А. применены положения ст. 82 УК РФ, ей предоставлена отсрочка отбывания наказания по приговору Свердловского районного суда г. Красноярска от 25.11.2014 до достижения ее сыном 14-летнего возраста. В апелляционной инстанции судебное решение оставлено без изменения.

В судах первой и апелляционной инстанции, где рассматривалось апелляционное представление, прокуроры возражали против применения отсрочки отбывания наказания к А., осужденной к лишению свободы за особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.

Президиум краевого суда признал, что судом апелляционной инстанции не приняты во внимание доводы прокурора об обстоятельствах, имеющих значение для дела, в частности о том, что А. ранее уже предоставлялась отсрочка отбывания наказания по приговору от 16.05.2006, однако она на путь исправления не встала, воспитанием ребенка не занимается и вновь осуждена по приговорам от 04.08.2014 и 25.11.2014 к лишению свободы.

Кроме того, судом апелляционной инстанции не в полной мере учтены и данные о личности А.,  имеющей особо опасный рецидив преступлений, привлекавшейся к дисциплинарной ответственности в виде водворения в штрафной изолятор, а также то, что фактически последней предоставлена отсрочка только по приговору от 25.11.2014 и не разрешен вопрос о предоставлении отсрочки по приговору от 04.08.2016 при назначении окончательного наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Выводы суда апелляционной инстанции президиум краевого суда признал противоречивыми, а нарушения уголовно-процессуального закона – существенными, искажающими саму суть правосудия.

Также судом кассационной инстанции 12.09.2017 отменено апелляционное постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 02.05.2017 о пересмотре приговора мирового судьи судебного участка № 65 в Октябрьском районе г. Красноярска от 15.03.2017 в отношении К., осужденного по ст. 264.1 УК РФ. Уголовное дело направлено на новое рассмотрение в суд второй  инстанции, поскольку апелляционным судом предыдущая судимость у К. по приговору от 11.09.2001 необоснованно исключена из вводной части приговора, как и указание на отягчающее наказание обстоятельство – рецидив преступлений, что повлекло за собой назначение чрезмерно мягкого и несправедливого наказания.

Допущенные нарушения уголовного закона признаны существенными и влияющими на исход дела.

В отношении 2 лиц приговоры пересмотрены в части, не касающейся существа обвинения, поскольку судами первой инстанции неверно определен вид режима исправительной колонии.

Так, приговор Советского районного суда г. Красноярска от 05.08.2016 в  отношении С., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ, президиумом краевого суда 10.01.2017 отменен в части вида исправительного учреждения, уголовное дело в указанной части направлено на новое рассмотрение в порядке гл. 47 УПК РФ.

В действиях С. установлен особо опасный рецидив преступлений, поскольку осужденный имел две непогашенные судимости за тяжкие преступления, в связи с чем, согласно п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ, ему следовало назначить для отбывания наказания колонию особого режима.

В отношении 2 лиц отменены незаконные судебные постановления об отказе в удовлетворении ходатайств судебных приставов-исполнителей о замене штрафа другим видом наказания.

Президиумом краевого суда 11.07.2017 отменено постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 18.04.2017 в отношении Я. об отказе в удовлетворении представления судебного пристава-исполнителя о замене иным видом наказания штрафа в размере 300 000 руб., назначенного осужденному приговором от 06.11.2013 за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ. Материал направлен на новое судебное рассмотрение.

Вывод суда первой инстанции о нецелесообразности замены штрафа не был основан на положениях закона, поскольку сам по себе факт отсутствия у осужденного денежных средств не может признаваться уважительной причиной для неуплаты штрафа в срок.

Кроме того, судом не исследовалось материальное положение ни осужденного, ни его семьи, ни условия их жизни и наличие имущества и источников дохода, ни причины несвоевременной неуплаты штрафа.

При таких обстоятельствах, президиум краевого суда признал, что судебное решение основано на обстоятельствах, не предусмотренных законом, и выводах суда, противоречащих ему.

Анализ оснований принесения кассационных представлений рассматриваемой категории свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев доводы прокурора об отмене судебных решений с поворотом к худшему поддерживаются, если установлено прямое нарушение уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, искажающее саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Вместе с тем, в 2017 году судьями краевого суда отказано в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции 18 представлений, принесенных по основаниям, связанным с ухудшением положения осужденного, при этом мотивами отказа названы недопустимость переоценки исследованных судом доказательств, поскольку кассационная стадия обжалования включает проверку только законности судебных решений, то есть правильности применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона (вопросы права) и, соответственно, ограничивает возможности пересмотра судебных решений.

Так, отказано по всем кассационным представлениям, принесенным на оправдательные приговоры.

Судьи краевого суда указали на изложение в кассационных представлениях доводов, связанных с переоценкой доказательств, тогда как предусмотренные законом основания пересмотра судебных решений в кассационном порядке, не допускают проверку фактической стороны приговора.

В ряде случаев не признаны нарушениями, подпадающими под положения ст. 401.6 УПК РФ, кассационные представления об отмене приговоров в связи с тем, что не учтено отягчающее наказание обстоятельство – рецидив преступлений; наказание, назначенное с применением положений ст. 73 УК РФ, не соответствовало требованиям справедливости и соразмерности; осужденному не назначено дополнительное наказание; фактический размер наказания определен по правилам ст. 64 УК РФ, тогда как в судебном решении отсутствовали выводы о наличии исключительных обстоятельств и необходимости назначения наказания ниже низшего предела и т.д.

К примеру, постановлением Кировского районного суда г. Красноярска от 02.11.2016 уголовное дело в отношении А., обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 134 УК РФ, прекращено на основании  ст. 25 УПК РФ в связи с примирением с потерпевшей и ее законным представителем.

Апелляционным постановлением краевого суда от 10.01.2017 постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационном представлении оспаривалась обоснованность решения о прекращении дела в связи с тем, что отсутствовали доказательства заглаживания обвиняемым вреда, поскольку 20.11.2016 он был выдворен за пределы Российской Федерации, позиция законного представителя противоречила интересам потерпевшей, вред, причиненный половой неприкосновенности несовершеннолетней, нормальному физическому и нравственному развитию ее личности, не может быть возмещен, а также ч. 1 ст. 134 УК РФ не предусматривает возможность прекращения дела за примирением сторон.

В постановлении об отказе в передаче кассационного представления в президиум краевого суда судьей отмечено, что правовые основания к прекращению дела, предусмотренные ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, имелись. Материалы дела содержали сведения о том, что потерпевшая и ее законный представитель примирились с А., выразили желание создать семью и вместе воспитывать ребенка. Тот факт, что А. выдворен за пределы Российской Федерации, был известен еще в ходе расследования, вследствие чего у судьи не возникло сомнений в добровольности волеизъявления потерпевшей и ее представителя, ходатайствующих о прекращении дела.

Помимо этого, судьей отмечено, что способы заглаживания вреда по смыслу закона определяются потерпевшими. В деле имеются сведения об отсутствии у них каких-либо претензий, и при таких данных доводы кассационного представления о невозможности возмещения вреда из-за объекта преступного посягательства, судьей отклонены.

Несмотря на принятие законодателем мер к формулировке и разъяснению положений ст. 401.15 УПК РФ, четкого и однозначного понятия существенности допущенного нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона по-прежнему не имеется, что влечет разное толкование этого признака судьями при наличии одного и того же нарушения закона.

Вследствие этого, практика краевого суда отличается неоднозначностью, а нарушения, указанные в кассационных представлениях, нередко без достаточных оснований признаются судьями не подпадающими под понятие существенных, повлиявших на исход дела, а также искажающих суть правосудия. 

Так, отказано в передаче для рассмотрения в суде кассационной инстанции представления об отмене приговора Дивногорского городского суда от 21.06.2016 в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ при наличии рецидива преступлений к 1 году лишения свободы, что является нарушением требований ч. 2 ст. 68 УК РФ, так как наказание за указанное преступление не могло быть менее 1 года 4 месяцев лишения свободы.

Судья краевого суда в постановлении об отказе в передаче представления сослался на то, что прокурором не приведено доводов, подтверждающих, что конкретный размер наказания является заведомо и очевидно несправедливым, не отвечающим своим целям и искажающим смысл правосудия.

Между тем, при апелляционном обжаловании указанного приговора в отношении Б. нарушение закона могло быть устранено, но апелляционное представление не приносилось.

Проведенный анализ подтверждает необходимость своевременного апелляционного обжалования незаконных судебных решений по основаниям, допускающим поворот к худшему, поскольку в кассационной инстанции могут быть устранены не все нарушения закона, а только существенные, повлиявшие на исход дела.

Между тем, из 29 судебных решений, пересмотренных в 2017 году с поворотом к худшему, в 17 случаях или 58,6% апелляционные представления не приносились.

Необходимо также обратить внимание на то, что обжалование приговоров (постановлений) по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, допустимо лишь в срок, не превышающий одного года со дня их вступления в законную силу и только при наличии повлиявших на исход дела нарушений закона, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В связи с этим, горрайпрокуроры должны постоянно осуществлять ревизионную проверку судебных решений, вступивших в законную силу, и при наличии оснований к кассационному обжалованию обращаться в уголовно-судебное управление с ходатайствами о принесении представления.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Наличие доказательств, свидетельствующих о том, что причиной для совершения преступления явилось алкогольное опьянение виновного, повлекло изменение приговора

 

Приговором Емельяновского районного суда от 22.09.2017 П. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ с применением положений ст. 70 УК РФ к 6 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По представлению государственного обвинителя приговор изменен.

В соответствии с п. 1.1 ст. 63 УК РФ суд, назначивший наказаний, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ.

Как следует из материалов уголовного дела и подтверждено показаниями свидетелей, а также потерпевшего, П. в момент совершения преступления был пьян, провоцировал драку, проявлял агрессию к окружающим, в том числе к потерпевшему, что впоследствии и послужило причиной для совершения уголовно-наказуемого деяния.

Факт нахождения виновного в состоянии опьянения нашел свое подтверждение и в заключении судебно-психиатрической экспертизы. 

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия признала совершение П. преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, обстоятельством, отягчающим наказание, и, как следствие, усилила назначенное судом первой инстанции наказание до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

Назначение максимально возможного наказания при наличии смягчающих обстоятельств является необоснованным

 

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда по представлению государственного обвинителя изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 02.03.2017 в отношении С., осужденного по       п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п.  «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом в отношении С., помимо смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, установлены другие обстоятельства, смягчающие наказание, а именно полное признание вины, раскаяние в содеянном, отсутствие судимости, положительные характеристики, а также состояние здоровья.

Вместе с тем, при назначении наказания за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, указанные смягчающие обстоятельства фактически судом не учтены, поскольку С. за данное преступление назначен максимально возможный размер наказания, предусмотренный санкцией статьи, с учетом применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 3 ст. 66 УК РФ.

Таким образом, суд апелляционной инстанции снизил назначенное С. наказание по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ до 9 лет лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 12 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

******

По апелляционному представлению судебной коллегией Красноярского краевого суда изменен постановленный в порядке гл. 40 УПК РФ приговор Дивногорского городского суда от 24.05.2017 в отношении В., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Как следует из приговора, суд первой инстанции при назначении наказания в качестве смягчающих обстоятельств учел полное признание вины, раскаяние в содеянном, письменное чистосердечное признание, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие на иждивении двух малолетних детей. Обстоятельств, отягчающих наказание, по результатам рассмотрения уголовного дела не установлено.

С учетом особого порядка судебного разбирательства, отсутствия отягчающих наказание обстоятельств и наличия смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ (активное способствование в раскрытии и расследовании преступления), суд первой инстанции обоснованно применил правила ч. 1 и ч. 5 ст. 62 УК РФ, ограничивающие максимальное наказание, которое возможно назначить осужденному.

В то же время, суд назначил В. максимально возможное наказание с учетом вышеуказанных положений ст. 62 УК РФ, фактически оставив тем самым иные смягчающие обстоятельства без внимания.

Устраняя выявленные нарушения, суд второй инстанции снизил назначенное В. по ч. 1 ст. 228 УК РФ основное наказание до 1 года 3 месяцев лишения свободы.

 

Неверное применение положений об условном

осуждении повлекло изменение приговора

 

Судебной коллегией Красноярского краевого суда по представлению заместителя прокурора района изменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 25.04.2017 в отношении М., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Как следует из материалов дела, М. осужден за совершение тяжкого преступления (ч. 2 ст. 228 УК РФ), имеет непогашенную судимость по приговору от 28.11.2007 за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ, относящегося к категории особо тяжких, в связи с чем, в его действиях имеется опасный рецидив преступлений, при котором условное осуждение, в силу п. «в»  ч. 1 ст. 73 УК РФ, назначено быть не может.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции исключил применение в отношении М. положений ст. 73 УК РФ и определил считать М. осужденным по  ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Неверная квалификация действий виновного

повлекла изменение судебных решений

 

Судебной коллегией по представлению государственного обвинителя изменен приговор Минусинского городского суда от 24.08.2017 в отношении В., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Согласно материалам уголовного дела, в период с 01 по 31 декабря 2016 года В., путем сбора верхушечных частей дикорастущей конопли, приобрел наркотическое средство каннабис (марихуана) в значительном размере, а также путем измельчения частей дикорастущей конопли через материю получил наркотическое средство гашиш в крупном размере. Наркотические средства В. поместил в полимерные пакеты и хранил по месту своего жительства до обнаружения их и изъятия сотрудниками полиции.

По мнению суда апелляционной инстанции, преступления В. совершены одновременно, в одном и том же месте, кроме того, приобретенные наркотические средства осужденный перенес по месту жительства, где хранил, в связи с чем, отдельное осуждение за незаконные действия по приобретению и хранению наркотического средства каннабис наряду с аналогичными действиями в отношении наркотического средства гашиш противоречат уголовному закону.

Учитывая изложенное, судебная коллегия исключила из квалификации осужденного ч. 1 ст. 228 УК РФ, как излишне вмененную.

Кроме того, апелляционная инстанция указала, что судом первой инстанции необоснованно исключен квалифицирующий признак – незаконное приобретение наркотического средства гашиш, что противоречит установленным фактическим обстоятельствам, согласно которым, гашиш был получен В. в результате измельчения частей растений дикорастущей конопли на месте их сбора, что входит в понятие незаконного приобретения.

В связи с изложенным, действия В. переквалифицированы на ч. 2 ст. 228 УК РФ – незаконное приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, с назначением за него наказания в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

 

******

21.12.2017 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Краснотуранского районного суда от 18.10.2017 в отношении И. и В., осужденных по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года каждый.

Согласно приговору 27.08.2017 И. и В., действуя группой лиц по предварительному сговору, на мотоцикле приехали в урочище «Креславка» Краснотуранского района, где в привезенные с собой мешки, собрали верхушечные части растений конопли и фрагменты листьев растений конопли, тем самым, незаконно приобрели без цели сбыта наркотическое средство. После чего, незаконно приобретенное наркотическое средство погрузили в мотоцикл, двигаясь на котором, были задержаны сотрудниками полиции.

Тем самым, И. и В. осуществили незаконную перевозку наркотического средства.

В то же время, поскольку из описания деяния не следует в каком месте и каким способом осужденные осуществляли хранение приобретенного им наркотического средства, что является обстоятельством, подлежащим доказыванию, в соответствии со ст. 74 УПК РФ, судебная коллегия посчитала совершение данного деяния недоказанным.

Действия осужденных по приобретению и перемещению на мотоцикле наркотического средства, как указал суд второй инстанции, не охватываются понятием его незаконного хранения без цели сбыта во время поездки.

В связи с изложенным, вышестоящим судом из приговора исключено указание на осуждение И. и В. за незаконное хранение наркотических средств, совершенное в крупном размере без цели сбыта, со снижением назначенного наказания.

 

******

26.12.2017 апелляционной инстанцией Красноярского краевого суда изменен приговор Кежемского районного суда от 03.10.2017, которым Я., осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти на срок 2 года и по ч. 2 ст. 294 УК РФ к обязательным работам сроком на 250 часов, с освобождением от отбывания наказания за данное преступление на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в виду истечения срока давности уголовного преследования.

Основанием для изменения приговора явилось нарушение требований уголовного закона при квалификации действий Я., обвиняемого в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, совершенное с применением насилия и угрозой его применения.

Органами предварительного расследования установлено, что 19.01.2015 находясь в гараже Я. совместно с Ш. нанес телесные повреждения потерпевшему Б. с целью получения от него показаний по уголовному делу, после чего отвез Б. до отдела полиции, где высадил из машины и пригрозил, что если он расскажет о произошедшем, ему «будет еще хуже». Данную фразу потерпевший воспринял как реальную угрозу для своего здоровья.

Как следует из апелляционного определения, применение Я. к потерпевшему насилия и сообщение, что далее к нему оно будет продолжено, в результате чего он даст требуемые объяснения, свидетельствует о едином умысле на превышение должностных полномочий с применением насилия. Выраженная осужденным угроза применения насилия к потерпевшему после его избиения, сопряжена с целью скрыть данное преступление.

С учетом изложенного, судебной коллегией из квалификации действий Я. по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ исключен излишне вмененный признак – превышение должностных полномочий с угрозой применения насилия. Назначенное наказание снижено до 3 лет 1 месяца лишения свободы.

 

Несправедливость назначенного наказания

явилась основанием для пересмотра судебного решения

 

07.11.2017 апелляционной инстанцией краевого суда по представлению государственного обвинителя изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 16.08.2017 в отношении С., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Приговором суда С. осужден за незаконное изготовление без цели сбыта психотропного вещества (амфетамин) массой 746,39 гр., то есть в особо крупном размере.

Краевой суд, оценивая доводы представления о несправедливости назначенного наказания вследствие его чрезмерной мягкости, пришел к выводу о том, что цели наказания, перечисленные в ч. 2 ст. 43 УК РФ, могут быть достигнуты только в условиях изоляции С. от общества. Также, апелляционная инстанция указала, что из содержания приговора невозможно установить, какие конкретные основания, предусмотренные ч. 2 ст. 73 УК РФ, судом первой инстанции были учтены при назначении виновному условного осуждения. 

По мнению суда второй инстанции, обстоятельства характеризующие личность виновного наряду с приведенными в приговоре смягчающими обстоятельствами, такими как полное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, явка с повинной, наличие малолетнего ребенка и состояние здоровья, не свидетельствуют о возможности исправления С. без отбывания наказания в исправительном учреждении.

Кроме того, судом не учтена реальность осуществления контроля за поведением осужденного к условной мере наказания уполномоченными государственными органами в пределах территории Российской Федерации, учитывая, что виновный длительное время работает и проживает с семьей за границей.

Оценка характеру и степени общественной опасности содеянного, приведенная в приговоре суда, наличие отягчающего наказание обстоятельства – совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, условия жизни, не позволили суду второй инстанции признать назначенное С. наказание справедливым и соразмерным обстоятельствам совершения преступления.

На основании изложенного, судебной коллегией из приговора исключено указание о применении в отношении С. положений ст. 73 УК РФ и определено  считать его осужденным по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

 

******

Краевым судом по жалобе потерпевшего ввиду несправедливости наказания изменен приговор Дудинского районного суда от 04.07.2017, которым Ц. осужден по п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

Потерпевшим в жалобе указано, что в ходе предварительного и судебного следствия Ц. действий к заглаживанию материального или морального вреда не предпринял, что, по мнению заявителя, свидетельствует об отсутствии раскаяния в совершенном преступлении, с чем согласилась апелляционная инстанция.

Таким образом, назначая Ц. условное наказание, суд первой инстанции не учел в полной мере характер, степень общественной опасности совершенного преступления и предусмотренную ч. 2 ст. 43 УК РФ превентивную цель наказания.

Учитывая изложенное, судом апелляционной инстанции из приговора исключено указание на применение правил ст. 73 УК РФ, для отбывания наказания Ц. направлен в исправительную колонию общего режима.

 

Нарушение требований уголовного закона

при учете смягчающих наказание обстоятельств

повлекло изменение решения

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 19.06.2017 П. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что до возбуждения уголовного дела по результатам устного опроса, произведенного оперуполномоченным в порядке ст. 144 УПК РФ, П. явился с повинной и добровольно сообщил о совершенном им преступлении. На наличие данного смягчающего наказание обстоятельства указано и в обвинительном заключении.

В соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ явка с повинной признается смягчающим наказание обстоятельством и согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ учитывается при назначении наказания осужденному.

Однако указанное обстоятельство судом первой инстанции оставлено без внимания. При этом мотивы, по которым суд не нашел оснований для признания явки с повинной обстоятельством смягчающим наказание, в описательно-мотивировочной части приговора не приведены.

С учетом изложенного, приговор в отношении П. изменен. Назначенное ему по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ наказание снижено до 7 лет 11 месяцев лишения свободы.

 

******

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 14.12.2017 изменен приговор Свердловского районного суда г. Красноярска от 26.09.2017 в отношении Н., осужденного по ч. 1 ст. 201 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, п. «а, б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ, п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а, б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ и п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 14 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима, со штрафом в размере 2 млн руб. и с ограничением свободы сроком на 2 года.

Основанием для изменения приговора явилось нарушение требований уголовного закона при учете смягчающих наказание обстоятельств и назначении наказания, которое, по мнению судебной коллегии, явилось чрезмерно суровым.

Согласно апелляционному определению суд первой инстанции без достаточных оснований не учел смягчающее наказание обстоятельство – активное способствование изобличению и уголовному преследованию других участников преступлений, поскольку осужденный в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве дал полные и достоверные показания, изобличающие как себя, так и других участников преступной организации, в том числе бывшего сотрудника ФСКН. Данное представление явилось основанием для рассмотрения уголовного дела в порядке гл. 40.1 УПК РФ.

С учетом изложенного, признав активное способствование изобличению и уголовному преследованию других участников преступлений смягчающим обстоятельством, наказание в виде лишения свободы за каждое преступление (за исключением ст. 174.1 УК РФ), смягчено. По совокупности преступлений к отбытию Н. определено 13 лет лишения свободы.

Также краевым судом снижен размер штрафа, определенного судом первой инстанции как за каждое преступление, предусмотренное ст.ст. 228.1, 229.1 и          201 УК РФ, так и по совокупности преступлений - до 1 млн руб., со ссылкой на то, что районный суд, назначая данное наказание, формально указал об учете материального положения осужденного.

В то же время, как видно из протокола судебного заседания, Н. пояснил, что кроме изъятых у него 650 000 руб., других денежных средств он не имеет, а дом, арестованный органом следствия, является единственным жильем. Иные сведения о материальном положении осужденного судом не исследовались. 


В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Назначение наказания в большем размере

при повторном рассмотрении уголовного дела

повлекло изменение приговора

 

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 21.11.2017 по кассационной жалобе изменен приговор Лесосибирского городского суда от 12.07.2013 в отношении Б., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) к 3 годам 5 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 232 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

Изменяя итоговое судебное решение, суд кассационной инстанции указал, что приговором Лесосибирского городского суда от 06.12.2012 (первоначально состоявшемся по данному уголовному делу и отмененным судом второй инстанции 24.01.2013 по основаниям, не связанным с несправедливостью назначенного наказания) за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, было назначено наказание в виде 3 лет 4 месяцев лишения свободы, то есть на 1 месяц меньше, чем последующим приговором.

Кроме того, при постановлении приговора от 12.07.2013 в качестве отягчающего наказание обстоятельства суд первой инстанции признал совершение указанного преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, чем также ухудшил положение осужденного.

В то же время, при новом рассмотрении уголовного дела, учитывая отмену первого приговора, суд был не вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении и тем самым ухудшить положение Б. как в части квалификации, так и в части наказания.

Президиумом краевого суда из приговора в отношении Б. исключено указание о совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ группой лиц по предварительному сговору, назначенное наказание снижено до 3 лет 2 месяцев лишения свободы, а по совокупности преступлений до 3 лет 3 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

 

Нарушение правил последовательного применения

положений ст. 66 УК РФ и ст. 62 УК РФ

повлекло изменение судебного решения

 

Судом кассационной инстанции по жалобе осужденного изменены приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 05.09.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам от 27.12.2016 в отношении М., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4  ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

При определении наказания судом в качестве смягчающих обстоятельств были учтены явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, признание вины, раскаяние в содеянном, состояние здоровья, наличие малолетнего ребенка, а также нахождение на иждивении троих подопечных детей. Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

С учетом последовательного применения положений ст.ст. 66 и 62 УК РФ за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ максимальное и минимальное наказание в виде лишения свободы составляет 10 лет, которое и было определено судом.

Вместе с тем, назначение данного размера наказания осужденному М. свидетельствует о нарушении судом положений п. 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2015 №58 и является несправедливым ввиду того, что помимо обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд при определении размера наказания должен был учесть и иные смягчающие обстоятельства, назначив наказание ниже низшего предела без ссылки на ст. 64 УК РФ.

 

Нарушение уголовно-процессуального закона при решении вопроса об обращении взыскания на арестованное имущество привело к пересмотру судебного решения

 

Приговором Рыбинского районного суда от 15.02.2017 В. осуждена по ч. 4 ст. 160 УК РФ за присвоение имущества, совершенное с использованием служебного положения, в особо крупном размере. С осужденной в пользу потерпевшего взыскано 2 064 100 руб. в счет возмещения вреда, причиненного преступлением. Этим же решением обращено взыскание на принадлежащее В. арестованное имущество, в том числе автомобиль марки HYNDAI.

Апелляционным определением Красноярского краевого суда приговор в отношении В. оставлен без изменения.

Между тем, как следует из материалов дела, между В. и Банком ВТБ-24 был заключен кредитный договор, в обеспечении обязательств по которому заключен договор залога, и автомобиль HYNDAI передан в залог Банку. В связи с невыполнением обязательств В. по указанному договору, решением Советского районного суда г. Красноярска в пользу Банка ВТБ-24 с В. взыскана задолженность по кредитному договору, а также постановлено обратить взыскание на заложенное имущество.

В силу положений ч. 1 ст. 334 и ч. 1 ст. 348 ГК РФ, а также ч. 4 ст. 78 Федерального закона «Об исполнительном производстве» банк вправе получить удовлетворение своих требований из стоимости заложенного имущества, при этом данное право является преимущественным перед правами других кредиторов.

Изложенное исключало возможность принятия судом при постановлении приговора решения об обращении взыскания по иску потерпевшего на автомобиль марки HYNDAI, находящегося в залоге у банка.

По жалобе заинтересованного лица, судом кассационной инстанции 23.01.2018 приговор и апелляционное определение в отношении В. изменены. Из резолютивной части приговора исключено указание на обращение взыскания на арестованное имущество – автомобиль марки HYNDAI, который освобожден от ареста.

 

Уголовная ответственность по ст. 327 УК РФ наступает только в случае, если официальный документ предоставляет лицу какие-либо права либо освобождает от обязанностей

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 55 в Кировском районе г. Красноярска от 15.05.2014, постановленным в порядке гл. 40 УПК РФ, Т. осужден ч. 3 ст. 327 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием из заработной платы 5% в доход государства. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 06.02.2013 окончательно осужденному назначено 4 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением Кировского районного суда г. Красноярска от 15.08.2014 приговор изменен, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учтена явка с повинной; из резолютивной части приговора исключено указание о зачете в срок отбытия наказания времени содержания под стражей с 18.01.2013 по 14.05.2014; назначенное наказание снижено до 5 месяцев исправительных работ с удержанием из заработной платы 5% в доход государства; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно осужденному назначено 4 года 1 месяц 3 дня лишения свободы и произведен зачет в срок отбытия наказания срок, отбытый по приговорам суда от 18.01.2013 и 06.02.2013 с 18 января 2013 года по 14 мая 2014 года. В остальной части приговор оставлен без изменения.

20.02.2017 Т. освобожден из мест лишения свободы по отбытии срока.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 27.03.2018 указанные судебные решения по жалобе адвоката отменены, производство по уголовному делу в отношении Т. прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Согласно материалам уголовного дела, в начале августа 2012 года Т. воспользовавшись изготовленной неустановленным лицом заведомо подложной справкой формы 2-НДФЛ, заверенной печатью ООО «Див-ТВ», предъявил ее в банк, что послужило одним из оснований для выдачи ему кредита.

Указанное деяние судом первой инстанции квалифицировано по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

В то же время, как указал суд кассационной инстанции, по смыслу закона уголовная ответственность по ст. 327 УК РФ наступает за подделку, изготовление или сбыт официального документа только в случае, если такой документ предоставляет лицу какие-либо права либо освобождает от обязанностей.

В соответствии с положением о кредитовании физических лиц справка формы 2-НДФЛ необходима для определения расчета лимита кредитования потенциального заемщика.

Указанная справка, содержащая лишь сведения о доходах Т. за определенный промежуток времени, сама по себе не предоставляла осужденному прав на получение кредита и не освобождала Т. от каких-либо обязанностей, так как не влекла никаких изменений в его правовом статусе.

Таким образом, президиум краевого суда пришел к выводу о том, что справка формы 2-НДФЛ в данном случае не является предметом преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ.

При указанных обстоятельствах, приведенные выше приговор мирового судьи и апелляционное постановление признаны незаконными и подлежащими отмене, а Т. освобожден от уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК РФ в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

другие новости