Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за сентябрь 2017 г.

20.10.2017 18:51:00

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

сентябрь

 

г. Красноярск

2017 год

 

СПРАВКА

о результатах анализа практики рассмотрения в апелляционном и кассационном порядке судебных решений по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в части назначения наказания и полноты мер прокурорского реагирования на несправедливые судебные решения

 

Во исполнение п. 2.1 решения коллегии прокуратуры Красноярского края от 29.03.2017 уголовно-судебным управлением проанализирована практика рассмотрения в апелляционном и кассационном порядке судебных решений по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, в том числе о преступлениях против личности, общественной безопасности и общественного порядка, государственной власти.

В рамках подготовки к обобщению истребована и изучена информация у прокуроров городов и районов края, проанализированы результаты выездов работников управления с проверками в подчиненные прокуратуры, а также результаты пересмотра судебных решений указанной категории судами апелляционной и кассационной инстанции.

Проведенное обобщение показало, что в первом полугодии 2017 года судами края с вынесением приговора рассмотрено 8598 (9963) уголовных дел в отношении 9317 (10775) лиц, из которых 2389 (2693) лиц обвинялись в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. При этом, за совершение преступлений, предусмотренных разделами VII, IX и X Особенной части УК РФ к уголовной ответственности привлечено 1788 (2111) лиц, что составило всего 19,2% (19,6%) от общего числа лиц, в отношении которых в рассматриваемый период вынесены приговоры.

В то же время, не взирая на невысокий процент обвинительных приговоров, постановленных по анализируемой категории уголовных дел рассмотренных судами первой инстанции, а также проведение в марте текущего года коллегии с участием всех горрайпрокуроров, на которой подробным образом были рассмотрены вопросы, связанные с нарушениями, допускаемыми как прокурорами, так и судами, при определении вида и размера наказания лицам, виновным в совершении рассматриваемых преступлений, государственными обвинителями продолжают допускаться ошибки, влекущие за собой пересмотр судебных решений судами апелляционной и кассационной инстанций.

Так, судебной коллегией Красноярского краевого суда за 6 месяцев 2017 года рассмотрено представлений на судебные решения по тяжким и особо тяжким преступлениям в отношении 224 (250) лиц, из которых удовлетворено в отношении 190 (204) лиц, отклонено в отношении 34 (46) лиц. Результативность апелляционного обжалования составила 84,8% (81,6%).

В то же время за первое полугодие 2017 года пересмотрены приговоры в отношении 113 (101) лиц, из них по представлениям прокуроров в отношении         81 (78) лица, по жалобам – 32 (24) лиц. Эффективность апелляционного реагирования на незаконные приговоры составила 71,7%.

Основной причиной пересмотра судебных решений, постановленных по делам о преступлениях против личности, общественной безопасности и общественного порядка, а также против государственной власти явилось неправильное применение уголовного закона, повлиявшее на назначение наказания.

По данному основанию в анализируемый период всего пересмотрены приговоры в отношении 46 (44) лиц, из которых в отношении 18 (15) лиц по делам о преступлениях против личности, в отношении 25 (28) лиц – против общественной безопасности и общественного порядка, в отношении 3 (1) лиц – против государственной власти.

С усилением назначенного наказания по представлениям прокуроров пересмотрены приговоры всего в отношении 7 (9) лиц, что составило 15,2% (20,5%) от общего числа осужденных, в отношении которых судебные решения пересмотрены по представлениям (Железнодорожный район г. Красноярска, Нижнеингашский, Северо-Енисейский, Манский, Богучанский и Краснотуранский районы).

Так, приговором Нижнеингашского районного суда от 16.11.2016 В. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Судебной коллегией Красноярского краевого суда по представлению прокурора приговор изменен в связи с неправильным применением положений         ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которым наказание за совершенное виновным преступление при рецидиве не может составлять менее 3 лет 4 месяцев лишения свободы. Учитывая данное обстоятельство, В. усилено наказание до 3 лет 5 месяцев лишения свободы.

В связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания 26.01.2017 Красноярским краевым судом пересмотрен приговор Манского районного суда от 18.11.2016, которым Е. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы.

Суд второй инстанции, соглашаясь с представлением государственного обвинителя, изменил наказание, усилив его до 3 лет лишения свободы, указав при этом на то, что назначенное судом первой инстанции наказание не соответствует тяжести преступления и общественной опасности, несмотря на отсутствие отягчающих наказание обстоятельств и наличие ряда смягчающих наказание обстоятельств.

30.05.2017 судебной коллегией по представлению прокурора изменен приговор Краснотуранского районного суда от 04.04.2017, которым Я. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Судом апелляционной инстанции в соответствии с п. «в» ч. 2 ст. 73 УК РФ при наличии в действиях Я. опасного рецидива преступлений из приговора исключено указание на применение ст. 73 УК РФ, осужденный для отбывания наказания направлен в исправительную колонию строгого режима.

В то же время большинство приговоров рассматриваемой категории пересмотрены судебной коллегией Красноярского краевого суда по представлениям с постановкой требования о смягчении назначенного наказания – в отношении 39 (35) лиц или 84,8% (79,5%). Указанные представления приносились прокурорами Ленинского и Советского районов города Красноярска, Канским и Рыбинским межрайонными прокурорами, прокурорами Большеулуйского, Ермаковского, Абанского, Шушенского, Козульского и других районов края.

Одним из оснований пересмотра приговоров по данной категории явилось назначение судами максимального наказания без фактического учета положений ст.ст. 62, 66 УК РФ, а также назначение наказания свыше максимально возможного.

К примеру, 10.01.2017 судебной коллегией краевого суда по представлению государственного обвинителя со снижением наказания изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 26.07.2016 в отношении Т., осужденного по п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

При назначении Т. наказания за совершенное им преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, суд признал смягчающими наказание обстоятельствами активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, а также наличие малолетних детей. Отягчающих обстоятельств по делу не установлено. Учитывая данные обстоятельства, наказание за указанное преступление, при последовательном применении положений ч. 3 ст. 66 и ч. 2 ст. 62 УК РФ, не могло превышать 5 лет 6 месяцев 25 дней лишения свободы. Вместе тем, суд назначил Т. по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет.

Учитывая выявленные нарушения, судебная коллегия наказание по ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ снизила до 5 лет 4 месяцев лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ до 7 лет 5 месяцев лишения свободы.

Апелляционным определением судебной коллегии от 22.06.2017 по представлению изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 02.03.2017 в отношении С., осужденного по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы. По совокупности преступлений С. осужден к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом в отношении С. помимо смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, установлены и другие обстоятельства, смягчающие наказание, а именно полное признание вины, раскаяние в содеянном, отсутствие судимости, положительные характеристики и состояние здоровья.

Вместе с тем при назначении наказания за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, указанные смягчающие обстоятельства фактически судом учтены не были, поскольку С. за данное преступление назначен максимально возможный размер наказания, предусмотренный санкцией статьи с учетом положений ч. 1 ст. 62 и ч. 3 ст. 66 УК РФ.

На основании изложенного, судебной коллегией виновному наказание по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ снижено с 10 до 9 лет лишения свободы и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы.

Судами также нередко допускались нарушения при учете смягчающих и отягчающих обстоятельств, которые повлияли на размер назначенного наказания.

Так, апелляционным определением от 17.01.2017 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Большеулуйского районного суда, которым Ю. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Соглашаясь с доводами представления, судебная коллегия указала на наличие такого смягчающего обстоятельства, как активное способствование раскрытию и расследованию преступления, которое судом первой инстанции учтено не было.

Из материалов дела следует, что очевидцев совершения убийства не было, Ю. сам обратился к своему знакомому, рассказал об обстоятельствах преступления, попросил вызвать сотрудников полиции, по приезду которых дал подробные признательные показания, которые в дальнейшем подтвердил на месте совершения преступления. С учетом изложенного, апелляционной инстанцией назначенное наказание снижено до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

11.05.2017 судебной коллегией по представлению прокурора изменен приговор Абанского районного суда от 07.02.2017, которым Л. осуждена по ч. 2 ст. 286 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти.

Краевым судом из приговора исключена ссылка на отягчающее обстоятельство – совершение преступления в отношении беззащитного лица, поскольку судом первой инстанции не приведены мотивы принятия такого решения, а в приговоре отсутствуют данные, свидетельствующие о беззащитности потерпевшей, доказательства об этом не исследовались и не анализировались, в связи с чем, наказание снижено.

Кроме этого, имели место факты пересмотра приговоров в связи с неправильным применением положений ст.ст. 69 и 70 УК РФ; необоснованном учете предыдущих судимостей; оставлением без внимания факта освобождения осужденных от наказания по предыдущим приговорам ввиду применения акта об амнистии либо внесения изменений в предыдущие приговоры со снижением наказания, что влекло за собой исключение возможности применения положений ст. 70 УК РФ; назначением более строгого наказания, чем предыдущим приговором, отмененным по основаниям, не связанным с мягкостью примененной санкции; а также назначением такого же наказания при переквалификации действий виновного либо учете дополнительных смягчающих обстоятельств.

Так, 07.02.2017 судебной коллегией по представлению государственного обвинителя изменен приговор Богучанского районного суда от 04.10.2016, которым С. осужден по п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Назначая С. наказание по совокупности приговоров, суд не принял во внимание, что согласно п. 4 Постановления Государственной Думы ФС РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освобождению от наказания подлежат условно осужденные, при отсутствии ограничений, установленных в п. 13 указанного Постановления.

В связи с тем, что С. к категории злостных нарушителей установленного порядка отбывания наказания, в отношении которых амнистия не применяется, не относился, судом апелляционной инстанции он освобожден от наказания со снятием судимости по предыдущему приговору Богучанского районного суда по   п.п. «г, д» ч. 2 ст. 112 УК РФ, и, как следствие, из обжалуемого приговора исключено указание на назначение наказания по совокупности приговоров.

14.02.2017 судебной коллегией по представлению государственного обвинителя изменен приговор Дудинского районного суда от 15.11.2016, которым М. осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ с применением положений ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судом апелляционной инстанции из приговора исключена судимость, погашенная на момент совершения нового преступления, а также сведения о том, что М. является ранее судимым, в связи с чем, назначенное наказание снижено.

В отдельных случаях прокурорами ставился вопрос о переквалификации действий осужденных и изменении назначенного наказания в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела (Кировский, Свердловский, Советский районы г. Красноярска, Канский, Ужурский, Ермаковский районы).

Так, 21.02.2017 судебной коллегией по представлению прокурора изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 09.12.2016 в отношении К., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (с применением ст. 64 УК РФ), ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы.

Судом установлено, что полученная К. в сентябре 2015 года партия наркотических средств предназначалась к незаконному сбыту путем помещения расфасованных в пакетики наркотиков в закладки, при этом часть наркотических средств общей массой 21,48 гр. была помещена в закладки, а оставшаяся часть в размере 695,52 гр. изъята при личном досмотре виновного после его задержания.

В связи с изложенным, действия К., совершенные 17.09.2015 и 18.09.2015, квалифицированные судом первой инстанции как два покушения на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере, апелляционной инстанцией переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, то есть как единое продолжаемое преступление, за которое назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы.

12.01.2017 судебной коллегией по представлению государственного обвинителя изменен приговор Ермаковского районного суда от 25.08.2016, которым Т. осужден по ч. 3 ст. 291 УК РФ к штрафу в размере 25 000 руб.

Учитывая, что на момент постановления приговора введена в действие статья 291.2 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за мелкое взяточничество, то есть за дачу взятки в размере, не превышающем десяти тысяч рублей, действия Т. вышестоящим судом переквалифицированы на ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, наказание снижено до 10 000 руб.

В единичных случаях со смягчением наказания приговоры пересматривались в связи с допущенными нарушениями при назначении дополнительного наказания.

Так, определением суда апелляционной инстанции от 23.05.2017 по представлению прокурора пересмотрен приговор Ленинского районного суда            г. Красноярска от 22.02.2017, которым М. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 112 и ч. 1 ст. 119 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, с назначением дополнительного наказания в виде ограничения свободы сроком на 1 год.

Помимо нарушения положений ст. 69 УК РФ, а именно применения части 3 вместо части 2 указанной нормы при назначении наказания за совершение двух преступлений небольшой тяжести и одного покушения на особо тяжкое, суд первой инстанции за каждое из преступлений дополнительное наказание в виде ограничения свободы не назначил, однако определил его по их совокупности. Данное нарушение устранено судом второй инстанции, ссылка о назначении дополнительного наказания исключена из резолютивной части приговора.

При достаточно высокой результативности апелляционного обжалования из общего числа удовлетворенных апелляционных представлений на незаконные приговоры более половины представлений приносились по инициативе вышестоящих прокуроров, что свидетельствует о наличии фактов некачественного поддержания государственного обвинения в суде, а также обусловлено ненадлежащим изучением материалов уголовных дел перед началом судебного заседания, постановленных судебных решений в апелляционные сроки. Большинство представлений вышестоящих прокуроров принесены на снижение назначенного наказания в связи с неправильным применением уголовного закона (Свердловский и Кировский районы г. Красноярска, города Лесосибирск и Норильск, Нижнеингашский, Рыбинский, Канский, Эвенкийский, Ирбейский, Березовский, Курагинский, Богучанский районы).

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 25.05.2017 по представлению, принесенному по указанию зонального прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления, изменен приговор Богучанского районного суда от 22.03.2017 в отношении М., осужденного за 5 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 УК РФ, к лишению свободы, и освобожденного от наказания по эпизоду незаконной рубки, совершенной в марте 2015 года, в соответствии с актом об амнистии. Приговором суда на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности четырех преступлений виновному назначено лишение свободы условно.

Позицию аналогичную судебному решению в процессе занимал и государственный обвинитель.

Суд апелляционной инстанции, отменяя указанный приговор в части  освобождения виновного от наказания по одному из преступлений, и усиливая наказание, назначенное на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, в определении указал, что акт об амнистии применяется не к преступлению, а к лицу при условии отнесения его к одной из категории амнистируемых. При этом с учетом п. 10 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24.04.2015 № 6576-6 ГД акт об амнистии не подлежит применению, если хотя бы на одно из преступлений, входящих в совокупность, данный акт не распространяется.

Помимо изложенного, имели место факты отклонения принесенных апелляционных представлений. Так, всего в первом полугодии 2017 года Красноярским краевым судом по анализируемой категории дел отклонены доводы апелляционных представлений в отношении 24 (25) лиц, что составило 20,5% (18,2%) от общего числа рассмотренных представлений, принесенных по уголовным делам, предусмотренных разделами VII, IX и X УК РФ.

Из указанного количества отклонены представления в отношении 14 (7) лиц осужденных за совершение преступлений против личности, в отношении 10 (17) лиц – против общественной безопасности и общественного порядка. Апелляционные представления, принесенные на судебные решения, постановленные по уголовным делам о преступлениях против государственной власти, в рассматриваемый период краевым судом не отклонялись (1).

Основаниями принесения наибольшего количества отклоненных представлений являлись доводы прокуроров, связанные с необоснованным учетом или неприменением смягчающих либо отягчающих наказание обстоятельств, неназначении предусмотренного санкцией статьи дополнительного наказания, а также необоснованным применением положений ч. 6 ст. 15, ст. 64 и ст. 82 УК РФ (Кировский район г. Красноярска, Канский, Эвенкийский, Богучанский, Березовский, Манский, Ирбейский, Курагинский, Каратузский, Балахтинский, Тасеевский районы, г. Лесосибирск, ЗАТО г. Зеленогорск).

В то же время необходимо отметить, что одной из причин отклонения представлений являлась нестабильная судебная практика, а также то, что апелляционная инстанция краевого суда, в ряде случаев, высказываясь о законности приговоров, зачастую расценивала допущенные нарушения уголовного закона как технические ошибки, делая при этом вывод о правильном применении норм закона при назначении наказания.

Так, 20.04.2017 судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда отклонено представление прокурора, принесенное на приговор Зеленогорского городского суда, которым Г. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, а в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

В апелляционном представлении прокурор указал на несправедливость судебного решения вследствие чрезмерной суровости, поскольку, несмотря на ссылку в приговоре на ч. 5 ст. 69 УК РФ, суд фактически применил положения ст. 70 УК РФ, указав на частичное присоединение наказания.

Не соглашаясь с требованием прокурора, судебная коллегия указала на отсутствие нарушений закона, поскольку наказание осужденному, как за совершенное преступление, так и по их совокупности, назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6 и 60 УК РФ. Вопреки доводам апелляционного представления, окончательное наказание Г. назначено по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, а именно путем частичного сложения наказаний, о чем прямо указано в описательно-мотивировочной и резолютивной частях приговора. Указание суда на частичное присоединение наказания, по мнению апелляционной инстанции, не повлекло нарушения правил назначения наказания по совокупности преступлений и не является безусловным основанием изменения приговора, поскольку окончательное наказание не превышает пределов, установленных ч. 3 ст. 69 УК РФ. Кроме того, принимая во внимание, что в приговоре отсутствуют ссылки на ст. 70 УК РФ и на присоединение наказания по приговору, указанному во вводной части, судебная коллегия посчитала требования прокурора несущественными.

Апелляционным определением от 24.01.2017 отклонено представление на приговор Балахтинского районного суда от 14.10.2016, которым А. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ к 11 годам лишения свободы.

В представлении ставился вопрос о назначении обязательного дополнительного наказания в виде ограничения свободы, предусмотренного санкцией статьи, однако судом апелляционной инстанции был сделан вывод о том, что с учетом совокупности смягчающих наказание обстоятельств, суд первой инстанции фактически применил положения ст. 64 УК РФ, в связи с чем, дополнительное наказание посчитал возможным не назначать.

Без удовлетворения оставлены и требования прокурора, обжаловавшего в апелляционном порядке приговор Тасеевского районного суда, в соответствии с которым Ш. и К. осуждены по ч. 2 ст. 228 УК РФ (определение от 28.02.2017).

Апелляционное представление было мотивировано неверной квалификацией действий виновных лиц, в связи с чем, государственный обвинитель просил исключить из объема предъявленного обвинения квалифицирующий признак «перевозка» наркотического средства и снизить назначенное наказание. В качестве обоснования автором представления указано на то, что с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотических средств, указанный признак осужденным вменен излишне.

Отклоняя доводы прокурора, краевой суд указал на то, что выводы суда о виновности Ш. и К. в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта и перевозке наркотического средства - каннабис (марихуана) в крупном размере подтвержден совокупностью достоверных и допустимых доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Как установлено районным судом Ш. и К. нарвали коноплю, сложили её в мешок, который положили в автомобиль. Позднее виновные на автомобиле были остановлены, из автомобиля был изъят мешок с наркотическим средством.

Наличие предварительной договоренности между Ш. и К. об использовании автомобиля для проезда к месту сбора конопли и дальнейшей транспортировки её домой для личного употребления, значительный объем растений, размещение их в мешок и в салон автомобиля для перевозки, указывает на реализацию осужденными умысла на перевозку наркотического средства. При этом размещение мешка с собранной коноплей в салоне автомобиля, как указала судебная коллегия, не исключает наличие признака перевозки наркотического средства, поскольку использование в ночное время автомобиля для доставки наркотического средства от места сбора не только обеспечивало подсудимым более быструю доставку наркотика, но и затрудняло своевременное обнаружение совершенного преступления сотрудниками правоохранительных органов, что также свидетельствует об умысле осужденных на перевозку наркотического средства.

В первом полугодии 2017 года отозваны апелляционные представления на судебные решения по уголовным делам анализируемой категории в отношении 20 (18) лиц, из которых в связи с необоснованным принесением в отношении 8 лиц, несущественностью нарушений закона, допущенных судами первой инстанции, – 9 лиц, по причине изменения судебной практики – 3 лиц.

Факты отзывов необоснованно принесенных представлений допущены прокурорами Мотыгинского, Боготольского, Кежемского районов, Ачинским, Канским и Шарыповским межрайонными прокурорами, прокурором  г. Норильска.

Так, отозвано представление прокурора Кежемского района, принесенное на приговор от 15.11.2016, которым К. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. В представлении ставился вопрос об исключении из описательно-мотивировочной части приговора указания на учет при назначении наказания отягчающих обстоятельств, хотя таковые по делу не установлены.

Вместе с тем из текста приговора следует, что суд дважды в приговоре указал на отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, что свидетельствует о необоснованном принесении представления по данному основанию.

Также отозвано представление прокурора г. Норильска на приговор от 25.07.2016, которым Б. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет 9 месяцев со штрафом 60 тыс. руб.

В представлении ставился вопрос об исключении из описательно-мотивировочной части приговора указания на отягчающее наказание обстоятельство - совершение преступления в состоянии наркотического опьянения, при этом факт нахождения осужденного в состоянии наркотического опьянения, с чем связано возникновение преступного умысла, подтвержден материалами уголовного дела.

Отозвано представление прокурора на приговор Мотыгинского районного суда от 10.04.2017, которым К. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В представлении ставился вопрос о признании оказания помощи потерпевшему смягчающим наказание обстоятельством, а также об учете отягчающего обстоятельства – совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, и как следствие, усилении назначенного наказания. Вместе с тем из материалов дела не следует, что осужденным предпринимались попытки вызова скорой помощи потерпевшему, а также не выяснялось, повлияло ли состояние опьянения на совершение преступления.

Отдельное нарекание вызывает качество приносимых прокурорами апелляционных представлений.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 26.01.2017 отклонено представление прокурора Уярского района на приговор от 01.12.2016 в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (2 преступления), ч. 1 ст. 234 УК РФ и ч. 3 ст. 234 УК РФ (2 преступления), с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ, к 4 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

В представлении государственный обвинитель просил об изменении приговора, усилении назначенного наказания, исключении из приговора указания о применении ст. 73 УК РФ, поскольку наказание за сбыт наркотических средств являлось несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости, назначенным без учета характера и степени общественной опасности совершенных преступлений.

Однако суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оснований для исключения ст. 73 УК РФ и назначения отбывания наказания реально не имеется, поскольку суд первой инстанции с учетом фактических обстоятельств преступлений и степени их общественной опасности, а также в связи с наличием смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности осужденного, принял обоснованное решение о назначении виновному условного лишения свободы.

Вместе с тем, указанный приговор изменен в связи с нарушением требований Общей части Уголовного кодекса РФ.

Так, судом первой инстанции Б. назначено наказание по двум преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 228.1 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы (за каждое), то есть без учета положений ч. 1 и ч. 5 ст. 62 УК РФ.

В связи с изложенным, назначенное Б. наказание за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, снижено до 3 лет 6 месяцев лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 4 лет лишения свободы.

Отсутствие в представлении доводов о нарушениях, допущенных при назначении наказания, повлекло изменение указанного приговора по жалобе стороны защиты.

Кроме вышеизложенного следует отметить, что продолжают иметь место  факты пересмотра судебных решений по обобщаемой категории уголовных дел по жалобам сторон всего в отношении 17 (12) лиц, что составило 27,0% (21,4 %) от общего количества пересмотренных приговоров по анализируемой категории дел (Центральный, Ленинский районы г. Красноярска, ЗАТО г. Железногорск, Ачинский, Новоселовский, Березовский, Енисейский, Ужурский, Шарыповский, Саянский и другие районы). При этом приговоры пересматривались как в сторону снижения, так и в сторону усиления наказания.

Так, в первом полугодии 2017 года по жалобам сторон пересмотрены судебные решения в отношении 5 (7) лиц, осужденных за преступления против личности, и в отношении 12 (5) лиц, осужденных за преступления против общественной безопасности и общественного порядка. Решения, постановленные по результатам рассмотрения уголовных дел против государственной власти, в указанный период по жалобам сторон судом апелляционной инстанции не отменялись и не изменялись.

Основанием пересмотра приговоров явилось неприменение смягчающих наказание обстоятельств, признание совокупности смягчающих обстоятельств исключительными и применение в связи с этим положений ст. 64 УК РФ, неправильная квалификация действий виновных, необоснованное назначение условного наказания, а также изменение судом апелляционной инстанции категории совершенного преступления на менее тяжкую.

В то же время в большинстве случаев прокурорами меры к своевременному обжалованию приняты не были, что свидетельствует о ненадлежащем исполнении государственными обвинителями требований приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», а также приказа прокурора Красноярского края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» в части изучения судебных решений в апелляционные сроки и принятии исчерпывающих мер к обжалованию всех незаконных приговоров.

Так, в связи с несправедливостью назначенного условного наказания 08.06.2017 по жалобе потерпевшего изменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 26.01.2017, постановленный в отношении П., осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Назначая П. наказание, суд первой инстанции принял во внимание признание осужденным вины, его раскаяние, явку с повинной, чистосердечное признание, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, а также аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления и возмещение материального ущерба второму потерпевшему, в связи с чем, суд счел возможным применить положения ст. 73 УК РФ и сохранить условное осуждение по предыдущему приговору.

С указанными выводами не согласилась судебная коллегия, указав, что суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных виновным преступлений, отнесенных к категории тяжких и средней тяжести, фактические обстоятельства дела, повышенную общественную опасность содеянного, а также не принял во внимание конкретные обстоятельства, при которых совершено преступление против жизни и здоровья человека, личность осужденного.

Так, преступления, в том числе тяжкое, совершены П. в период испытательного срока, установленного приговором за совершение им тяжкого преступления. При этом испытательный срок дважды продлялся в связи с уклонением осужденного от исполнения обязанностей, возложенных на него судом.

В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции исключил из приговора указание о применении к осужденному положений ст. 73 УК РФ.

Апелляционным определением от 14.02.2017 по жалобе осужденного и его защитника изменен приговор Березовского районного суда от 23.11.2016 в отношении Г., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По результатам пересмотра судебного решения Красноярский краевой суд пришел к выводу о том, что судом первой инстанции не дана надлежащая оценка мотиву совершения преступления, в то время как по делу установлено, что Г. совершено убийство после конфликта произошедшего у него с потерпевшим, о чем свидетельствуют исследованные в судебном заседании доказательства. Таким образом, в качестве смягчающего наказание обстоятельства признана противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, а назначенное наказание снижено до 7 лет лишения свободы.

Кроме того, суд апелляционной инстанции также посчитал, что фактические обстоятельства совершенного Г. преступления и степень его общественной опасности, наличие совокупности смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, преклонный возраст, состояние здоровья, личность Г., который не судим, работает и характеризуется положительно, позволяют изменить категорию преступления на менее тяжкую, а именно с особо тяжкого на тяжкое преступление на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ, и, как следствие, изменить вид исправительного учреждения с колонии строгого режима на колонию общего режима.

Отдельными прокурорами оставлены без внимания нарушения уголовного закона при назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ.

23.03.2017 судебной коллегией по жалобам защитников изменен приговор Железногорского городского суда от 08.09.2016, которым Щ., Г. и Ф. осуждены за незаконный сбыт наркотических средств, а также за незаконные приобретение и хранение наркотических средств в крупном размере.

Городской суд пришел к выводу о необходимости назначения осужденным наказания с применением ст. 64 УК РФ, в том числе и по ч. 2 ст. 228 УК РФ, то есть ниже низшего предела максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. С учетом того, что санкция ч. 2 ст. 228 УК РФ предусматривает наказание от 3 до 10 лет лишения свободы, наказание с применением ст. 64 УК РФ не могло превышать 3 лет лишения свободы. Вопреки указанным требованиям закона городским судом осужденным по ч. 2 ст. 228 УК РФ назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы. В связи с чем, судом апелляционной инстанции указанный приговор в отношении троих осужденных изменен, наказание снижено.

Кроме того, судебной коллегией 06.04.2017 по апелляционной жалобе изменен приговор Саянского районного суда от 25.01.2017 в отношении С., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Судом апелляционной инстанции основания для применения к С. положений ст. 73 УК РФ, о чем настаивал осужденный в апелляционной жалобе, не установлены. Вместе с тем, принимая во внимание возраст осужденного, которому на момент совершения преступления исполнилось 56 лет, признание им вины в полном объеме, раскаяние в содеянном, удовлетворительные характеристики, судебная коллегия признала данные обстоятельства исключительными, которые послужили основаниями для применения ст. 64 УК РФ. С учетом изложенного, назначенное наказание С. снижено до 2 лет лишения свободы.

Президиумом Красноярского краевого суда в первом полугодии 2017 года всего пересмотрено 113 (93) уголовных дел в отношении 133 (120) лиц, из которых в отношении 52 (33) лиц судебные решения изменены (отменены) по кассационным представлениям. При этом по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях пересмотрено 24 (51) судебных решения в отношении 26 (53) лиц.

В то же время в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении наказания в анализируемый период судом кассационной инстанции пересмотрено всего 10 решений (что составило всего 8,8% от общего количества судебных решений, пересмотренных судом кассационной инстанции) в отношении 10 лиц, из которых по уголовным делам о преступлениях против личности 3 приговора в отношении 3 лиц, по делам о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка – 5 приговоров в отношении 5 лиц, по делам о преступлениях в сфере экономики - 2 приговора в отношении 2 лиц.

Судебные решения по делам о преступлениях против государственной власти в первом полугодии 2017 года в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении наказания президиумом Красноярского краевого суда не пересматривались.

Необходимо отметить, что большинство судебных решений анализируемой категории пересмотрены судом кассационной инстанции по жалобам сторон и только 1 приговор в отношении 1 лица изменен по кассационному представлению.

Так, по результатам комплексной проверки в Рыбинской межрайонной прокуратуре прокуратурой края 31.03.2017 принесено кассационное представление на приговор Рыбинского районного суда от  11.07.2016, которым Н. осуждена по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

23.05.2017 президиумом Красноярского краевого суда указанный приговор изменен, поскольку судом первой инстанции ошибочно учтена погашенная судимость по предыдущему приговору, что повлекло за собой необоснованное признание в действиях осужденной опасного рецидива преступлений.

В связи с изложенным, кассационной инстанцией из приговора исключены указания о наличии у Н. погашенной судимости, а также о наличии в ее действиях опасного рецидива преступлений, и, как следствие, наказание снижено до 3 лет 5 месяцев лишения свободы.

По жалобам участников уголовного судопроизводства в рассматриваемый период пересмотрены приговоры, постановленные Советским и Железнодорожным районными судами города Красноярска, Канским, Ачинским, Минусинским городскими судами, а также Шушенским и Козульским районными судами.

Основаниями изменения приговоров в кассационном порядке по жалобам сторон явились неверное признание отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, непризнание ряда обстоятельств смягчающими наказание, неправильное применение акта об амнистии и положений ст. 70 УК РФ, нарушения при назначении наказания с учетом отягчающих обстоятельств, неверное определение наказания по правилам ст. 64 УК РФ, а также осуждение лица при истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 21.02.2017 по кассационной жалобе изменен приговор Шушенского районного суда от 24.04.2015, которым Х. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

Основанием изменения приговора явилось отсутствие в решении мотивировки признания обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Учитывая указанные обстоятельства, кассационная инстанция исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание на данное отягчающее обстоятельство со снижением наказания до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

23.05.2017 президиумом краевого суда по кассационной жалобе осужденного изменен приговор Канского городского суда от 31.10.2001, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 13.12.2001 и постановление Канского городского суда от 24.04.2015 в отношении Р.

Президиумом смягчающими обстоятельствами признаны явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления, в связи с чем, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ (в редакции ФЗ от 29.06.2009 № 141-ФЗ), назначенное виновному наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ снижено с 13 до 10 лет лишения свободы.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе судебного заседания в качестве доказательств, представленных стороной обвинения, исследовался протокол явки Р. с повинной, протоколы его допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также протокол дополнительного осмотра места происшествия с участием последнего. Указанные доказательства, полученные по инициативе осужденного или с его участием, положены в основу выводов суда о виновности Р., однако при вынесении приговора суд свое решение по вопросу о признании смягчающими обстоятельствами явки с повинной и активного способствования раскрытию преступления не изложил.

24.01.2017 президиумом краевого суда по жалобе осужденной изменены приговор Ачинского городского суда от 15.06.2015 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 13.08.2015 в отношении А., осужденной за 9 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 240 УК РФ и по ч. 1 ст. 241 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

При определении наказания обстоятельствами, отягчающими наказание А., судом признаны совершение преступления, предусмотренного  ч. 1 ст. 241 УК РФ, в составе организованной группы, а также особо активная роль осужденной в совершении преступлений.

Вместе с тем, судом ошибочно не принято во внимание, что А. признана виновной в организации занятия проституцией и совершении преступления в составе организованной группы, что само по себе предполагает осуществление активных действий, составляющих объективную сторону преступлений, предусмотренных ст. 240 и ст. 241 УК РФ, то есть является обстоятельством, относящимся к признакам данных преступлений и не может повторно учитываться при назначении наказания, как отягчающее обстоятельство, согласно требованиям ч. 2 ст. 63 УК РФ.

Президиумом краевого суда в связи с исключением из описательно-мотивировочной части приговора указания о признании отягчающим наказание обстоятельством особо активной роли А., последней снижено наказание как за каждое из совершенных преступлений, так и по их совокупности.

Постановлением президиума краевого суда от 31.01.2017 по кассационной жалобе изменен приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 12.05.2015, постановленный в отношении М., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением положений ст. 70 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы.

Так, суд первой инстанции, определяя окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ, ошибочно не принял решение о применении к предыдущему приговору от 25.11.2014 акта об амнистии, предусмотренного Постановлением Государственной Думы ФС РФ от 24.04.2015, в то время как по указанному приговору осужденному назначалось условное наказание в виде лишения свободы, а новое преступление совершено им в период испытательного срока.

В рамках исправления допущенных нарушений президиумом краевого суда из вводной части обжалуемого приговора от 31.01.2017 исключено указание о наличии у виновного судимости по приговору от 25.11.2014, из описательно-мотивировочной части решения исключено указание на отсутствие оснований для применения положений Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24.05.2015, из резолютивной части - указание на отмену условного осуждения М. и на назначение ему окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ. Решением суда кассационной инстанции постановлено считать М. осужденным только по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

04.04.2017 судом кассационной инстанции изменены приговор Козульского районного суда от 27.04.2015 и апелляционное определение судебной коллегии от 06.10.2016 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам 2 месяцам лишения свободы.

Изменяя судебные решения, президиум Красноярского краевого суда указал, что, переквалифицировав действия осужденного с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ и назначив за данное преступление наказание, суд апелляционной инстанции оставил без внимания, что сроки давности привлечения С. за данное преступление, отнесенное к категории небольшой тяжести, истекли 21.02.2016, то есть до рассмотрения уголовного дела судом второй инстанции. 

Кроме того, при определении наказания отягчающим обстоятельством признано совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя и наркотических средств, без указания мотивов принятого решения, вопреки правилам ч. 1.1 ст. 63 УК РФ.

По итогам пересмотра судебного решения С. освобожден от наказания в виде 1 года 7 месяцев лишения свободы, назначенного по ч. 1 ст. 228 УК РФ, из приговора исключено указание на признание отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, а также на назначение осужденному окончательного наказания по правилам ст. 69 УК РФ. Постановлено считать С. осужденным по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

Проведенный анализ показал, что наибольшее количество ошибок, допущенных судами при определении вида и размера наказаний, были исправлены прокурорами городов и районов края путем принесения апелляционных представлений. В то же время указанные ошибки могли быть предотвращены еще на стадии  судебного рассмотрения дела государственными обвинителями путем формирования правильной позиции в прениях сторон.

В этой связи, необходимо ориентировать государственных обвинителей более тщательно подходить к установлению фактических обстоятельств совершения преступлений, в том числе даты совершения, истечения срока давности привлечения лиц к уголовной ответственности, степени влияния состояния опьянения на возникновение преступного умысла. При формировании позиции по вопросу о виде и размере наказания руководствоваться требованиями о его соразмерности и справедливости с учетом характера и степени общественной опасности противоправного деяния, способа его совершения, личности и роли виновного, всех имеющихся смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

При обжаловании судебных решений в части назначенного наказания, в том числе, при нарушении судом принципа справедливости и соразмерности, аргументировать свою позицию, ссылаясь на конкретные, не учтенные или не в полной мере учтенные судом обстоятельства, имеющие значение для определения его вида и размера, при этом ставить в представлении вопрос о его снижении либо усилении.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

 

Нарушения уголовно-процессуального закона

повлекли отмену приговора с направлением

дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ

 

 

Приговором Ермаковского районного суда от 19.04.2017 Е. осужден по ч. 4 cт. 159, ст. 73 УК РФ на 3 года лишения свободы условно испытательным сроком 3 года за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в особо крупном размере, а именно имущества Министерства сельского хозяйства Красноярского края на сумму  1 728 тыс. руб.

Согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места его совершения.

В нарушение указанных требований закона суд при изложении  совершенного Е. преступного деяния, признанного доказанным, в описательно-мотивировочной части приговора не указал место совершения преступления.

Из дела следует, что расчетный счет у Е. на основании договора открыт в банке «Красноярский региональный филиал ОАО «Россельхозбанк»  г. Красноярск», расположенном в г. Красноярске по ул. Перенсона, 33.

Именно на данный счет Министерство сельского хозяйства Красноярского края платежным поручением от 25.09.2014 перечислило со своего счета 1 485 тыс. руб.

Вместе с тем в приговоре не описано, какого числа и на расчетный счет какого банка были перечислены оставшиеся 243 тыс. руб.

В соответствии со cт. 140 ГК РФ платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов, то есть  находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства.

По смыслу закона, с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана изъяло денежные средства со счета их владельца.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона признано существенным, повлиявшим на вынесение законного и обоснованного решения, лишающим суд апелляционной инстанции возможности проверить соблюдение судом принципа территориальной подсудности уголовного дела, и послужило основанием к отмене приговора в соответствии с положениями ст. 389.17 УПК РФ.

Кроме того, в нарушение положений п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ место совершения Е. преступления не указано ни в обвинительном заключении, ни в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого.

Данные обстоятельства в соответствии с положениями п. 1. ч. 1 ст. 237 УПК РФ послужили основанием для отмены приговора и возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, исключающим возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения, в том числе исключающим возможность определения территориальной подсудности уголовного дела.

 

Нарушения уголовно-процессуального закона

повлекли отмену приговора с направлением

дела на новое судебное рассмотрение

 

Приговором Минусинского городского суда от 17.04.2017 Л. осужден по  п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Этим же приговором уголовное дело в отношении Л. в части предъявленного обвинения по двум преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции ФЗ РФ № 162-ФЗ от 08.12.2003), прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи  с отсутствием в его действиях состава преступления в виду декриминализации деяния в соответствии со ст. 10 УК РФ.

Л. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

За Л. признано право на реабилитацию в порядке главы 18 УПК РФ.

Л. осужден за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть кражу - тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, имевшую место в период времени с 01.05.2015  по 07.05.2015 в с. Большая Ничка Минусинского района.

Судом апелляционной инстанции приговор отменён с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям. 

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, должна содержать описание преступного деяния, как оно установлено судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Вместе с тем, суд первой инстанции в приговоре указал, что Л. обвиняется в совершении тайного хищения чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину, изложив существо предъявленного органом предварительного следствия обвинения, то есть фактически не привел описание преступного деяния, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, признанного судом доказанным.

По смыслу норм, содержащихся в главе 39 УПК РФ, приговор должен быть составлен в ясных и понятных выражениях. Исходя из этого, недопустимо употребление в приговоре слов, неприемлемых в официальных документах.

Поскольку приговор во всех случаях оглашается публично, суду при провозглашении приговора следует избегать изложения в нем без необходимости слов, выражений и формулировок, содержание которых не позволяет произносить их публично или не должно стать достоянием лиц, не имеющих отношения к делу.

Указанным требованиям закона обжалуемый приговор не соответствует. Так, при описании преступного деяния, предусмотренного ст. 110 УК РФ, в котором обвинялся Л., суд первой инстанции, излагая существо предъявленного обвинения, подробно изложил оскорбительные слова, которые последний высказывал в адрес потерпевшей.

Постановленный в данной редакции приговор не мог провозглашаться судом, поскольку содержит слова и выражения, использование которых недопустимо в официальном документе, выносимом от имени Российской Федерации.

Статьи 305, 306, 307, 308, 309 УПК РФ содержат исчерпывающий перечень обстоятельств и вопросов, подлежащих изложению и разрешению в описательно-мотивировочной и резолютивной части приговора.

Как разъяснено в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре», если подсудимому предъявлено обвинение в совершении нескольких преступлений и суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости по некоторым из них прекратить уголовное преследование, мотивированное решение об этом излагается не в приговоре, а в постановлении (определении) суда, вынесенном одновременно с приговором. При этом в описательно-­мотивировочной части приговора суд указывает, что уголовное преследование в отношении подсудимого в совершении других преступлений прекращено отдельным постановлением (определением).

В нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона суд в описательно-мотивировочной части приговора установил виновность Л. в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона №162-ФЗ от 08.12.2003), мотивировал основания прекращения уголовного преследования в отношении подсудимого по данным преступлениям, указав в резолютивной части приговора на прекращение уголовного преследования в отношении Л. в этой части предъявленного обвинения на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления ввиду декриминализации деяния в соответствии со ст. 10 УК РФ.

Допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно­-процессуального закона являются существенными, в связи с чем приговор отменён в полном объеме, а уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

 

 

Нарушения уголовного закона

при назначении наказания

повлекли изменение приговора

 

Приговором Нижнеингашского районного суда от 27.06.2017 Г. осужден по   п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ к 13 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком 1 год и возложением обязанностей и ограничений, в том числе не выезжать за пределы территории муниципального образования Нижнеингашский район Красноярского края.

Назначенное Г. наказание является справедливым, соразмерным содеянному и соответствует личности осужденного.

Вместе с тем приговор изменен по следующим основаниям.

Суд правильно назначил осужденному основное наказание в виде лишения свободы, а также дополнительное наказание в виде ограничения свободы, однако неправильно указал в резолютивной части приговора на то, что обязанности, связанные с ограничением свободы, должны осуществляться в пределах конкретного муниципального образования - Нижнеингашского района Красноярского края.

При этом судом не учтены разъяснения, содержащиеся в п. 18 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 22.12.2015 № 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", согласно которым в случае назначения ограничения свободы в качестве дополнительного наказания к лишению свободы при установлении ограничений на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования и на посещение определенных мест, расположенных в пределах соответствующего муниципального образования, указание конкретного муниципального образования в приговоре не требуется, поскольку в таком случае эти ограничения действуют в пределах того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы. Исходя из положений части 3 ст. 47.1 УИК РФ наименование муниципального образования будет определяться той уголовно-исполнительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет в соответствии с предписанием, полученным при освобождении из учреждения - места отбывания лишения свободы.

С учетом данных разъяснений из приговора исключено указание о конкретном муниципальном образовании, как о территории, на которой должно действовать назначенное осужденному дополнительное наказание в виде ограничения свободы после отбытия им основного наказания в виде лишения свободы.

*     *     *

Приговором Бирилюсского районного суда от 14.06.2017 ранее судимый У. признан виновным и осужден по 1 ст.134 УК РФ на 1 год лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ наказание осужденному У. назначено условно с испытательным сроком 2 года.

У. осужден за половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста.

По смыслу ст. 73 УК РФ суд может постановить считать назначенное наказание условным только в том случае, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. При этом суд должен учитывать не только личность виновного и смягчающие обстоятельства, но и характер, и степень общественной опасности совершенного преступления.

По настоящему делу указанные выше требования закона выполнены не в полной мере. Фактически оставлены без внимания обстоятельства совершенного преступления и конкретные действия У., а также данные о его личности.

Так, суд в качестве смягчающих наказание обстоятельств учел: явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, чистосердечное признание вины, свидетельствующее о раскаянии в содеянном, неблагополучное состояние его здоровья.

В качестве отягчающего наказание обстоятельства суд обоснованно учел совершение У. преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Соответствующий вывод суда в полной мере отвечает положениям ч. 1.1 ст. 63 УК РФ.

Вместе с тем, суд не принял во внимание фактические обстоятельства совершенного преступления, а также данные о личности осужденного У., который характеризуется отрицательно, поскольку злоупотребляет спиртными напитками, привлекался к административной ответственности за совершение административных правонарушений против общественного порядка.

Таким образом, соглашаясь с доводами апелляционного представления, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о необоснованности условного осуждения У.

Кроме того, суд первой инстанции назначил осужденному У. наказание в виде лишения свободы.

Вместе с тем, согласно п. 2 примечания к ст. 134 УК РФ в случае, если разница в возрасте между потерпевшей и подсудимым составляет менее четырех лет, к последнему не применяется наказание в виде лишения свободы за совершенное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 134 или ч. 1 ст. 135 УК РФ.

Из материалов уголовного дела следует, что разница в возрасте между потерпевшей и осужденным составляет менее четырех лет, вследствие чего, наказание в виде лишения свободы ему не могло быть назначено.

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции приговор в отношении У. изменен с исключением указания на применение ст. 73 УК РФ и назначением наказания в виде ограничения свободы с установлением ограничений.

 

*     *     *

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 05.06.2017 Б. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ, к 2 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал и учел в силу ст. 61 УК РФ полное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления, возмещение имущественного ущерба путем возврата похищенного, состояние здоровья.

Обстоятельством, отягчающим наказание, суд признал рецидив преступлений.

По апелляционному представлению прокурора приговор изменён по следующим основаниям.

Санкция ч. 1 ст. 161 УК РФ предусматривает наказание в виде 4 лет. При назначении наказания за покушение на преступление срок или размер наказания не может быть назначен более 3/4 от максимального срока наказания, то есть не более 3 лет лишения свободы. Уголовное дело в отношении Б. было рассмотрено в порядке главы 40 УПК РФ, следовательно, наказание не может превышать 2/3  от наказания, предусмотренного санкцией статьи, то есть не более 2 лет.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность подсудимого, наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем, смягчающие обстоятельства при назначении наказания фактически учтены не были, поскольку Б. назначено максимально возможное наказание.

С учетом изложенного, назначенное Б. наказание судом апелляционной инстанции снижено.

 

*     *     *

Приговором Лесосибирского городского суда от 05.07.2017 Д. осужден за три преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 238.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком по 1 году 6 месяцев за каждое, одно преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 235.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний - к лишению свободы сроком на 3 года 6 месяцев; в соответствии со ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Судом апелляционной инстанции приговор изменен по представлению прокурора по следующим основаниям.

По смыслу закона, положения ч.ч. 1, 5 ст. 62 УК РФ применяются в совокупности, и если в результате применения этих правил срок или размер наказания, который может быть назначен осужденному, окажется менее строгим, чем низший предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи особенной части УК РФ, то наказание назначается ниже низшего предела без ссылки на ст. 64 УК РФ.

Уголовное дело в отношении Д. рассмотрено в порядке особого производства, при этом установлено наличие смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, отягчающие наказание обстоятельства отсутствуют, поэтому размер назначенного Д. наказания не может превышать две трети от двух третьих частей наиболее строгого вида наказания, установленного санкцией соответствующей статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Как верно указано в апелляционном представлении, в случае применения положений ч.ч. 1, 5 ст. 62 УК РФ максимально возможное наказание как за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 235.1 УК РФ, так и за преступления, предусмотренные ч.1 ст. 238.1 УК РФ, является менее строгим, чем минимальный размер наиболее строгого вида наказания, установленный санкциями, поэтому в данном случае ссылки на ст. 64 УК РФ при назначении наказания не требовалось, она является излишней, не основана также и на фактических обстоятельствах дела, поскольку обстоятельств, позволяющих назначить более мягкий вид наказания, чем это предусмотрено санкциями, из материалов уголовного дела не усматривается.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции исключил из описательно-мотивировочной и резолютивной части приговора указания на применение при назначении наказания по каждому из преступлений положений ст. 64 УК РФ без изменения срока назначенного наказания как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений, поскольку наказание, назначенное Д., полностью соответствует требованиям ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ, является соразмерным содеянному и справедливым.

 

Нарушения порядка решения

вопроса о судьбе изъятого имущества

повлекли отмену приговора в этой части

 

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 14.04.2017  С. и Л. осуждены по п. «а» ч. 3 ст. 163,  п. «а» ч. 3 ст. 161, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Постановлено обратить взыскание в счет возмещения материального ущерба потерпевшему А. на автомобиль С. «VOLKSWAGEN» 2008 года выпуска.

 Судом апелляционной инстанции указанный приговор в части обращения в счет возмещения материального ущерба взыскания на автомобиль «VOLKSWAGEN» 2008 года выпуска, принадлежащий С., арестованный постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 19.02.2015, отменен по следующим основаниям.

В соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос о дальнейшей судьбе имущества, на которое наложен арест для обеспечения исполнения наказания в виде штрафа, для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации.

Согласно п. 5 ст. 307 УПК РФ суд обязан был в описательно-мотивировочной части приговора обосновать принятие решения об обращении в счет возмещения материального ущерба взыскания на автомобиль «VOLKSWAGEN», арестованный постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 19.02.2015, но не сделал этого.

Между тем как следует из протокола судебного заседания от 31.05.2016 по ходатайству адвоката Г. был допрошен в качестве свидетеля Е., который пояснил, что в сентябре 2014 года он приобрел у подсудимого С. автомобиль «VOLKSWAGEN» 2008 года выпуска, который у него был изъят 29.04.2015 на основании постановления об аресте имущества С. Об обстоятельствах приобретения данного автомобиля свидетель Е. допрашивался на предварительном следствии.

К делу следователем приобщены копия постановления об отмене мер о запрете регистрационных действий от 13.02.2015, копия паспорта транспортного средства.

К апелляционной жалобе Е. приложены копия паспорта транспортного средства, копия свидетельства о регистрации транспортного средства, копия договора купли-продажи транспортного средства, копия расписки Ш., действующей по доверенности от С., о получении денежных средств в  сумме 750 тыс. руб., копия налогового уведомления.  

Таким образом, доводы свидетеля Е. о принадлежности ему автомобиля «VOLKSWAGEN» проверены не были и оценка им судом первой инстанции не дана.

Судебной коллегией при отмене приговора в части указано, что судьба арестованного автомобиля «VOLKSWAGEN» подлежит разрешению в порядке, предусмотренном ст.ст. 396-399 УПК РФ.

 

Отказ в удовлетворении ходатайства

о приведении приговоров в соответствие с

новым уголовным законом признан незаконным

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 01.06.2017 Д. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении в порядке ст. 10 УК РФ приговоров в соответствие с действующим законодательством.

Приговором Берун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 19.06.2007  Д. осужден к наказанию в виде лишения свободы:

- по ч. 1 ст. 111 УК РФ на срок 3 года,

- по ч. 4 ст. 111 УК РФ на срок 9 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Отбывая наказание, осужденный Д. обратился в суд с ходатайством о приведении вышеуказанного приговора в соответствие с действующим законодательством.

Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства, указал, что изменений в санкции статей, по которым осужден Д., улучшающих положение осужденного, Федеральными законами, в том числе № 26-ФЗ от 07.03.2011, не вносилось.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание, но имеющих судимость. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Федеральным законом № 420-ФЗ от 07.12.2011 изменения в санкции ч. 1  ст. 111 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ не вносились.

Этим же законом ст. 15 УК РФ дополнена частью 6, согласно которой с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.

Учитывая фактические обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, характеристики личности осужденного, суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую.

Других изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом РФ № 420-ФЗ от 07.12.2011, улучшающих положение осужденного, не имеется.

Федеральный закон от 07.03.2011 № 26-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" исключил нижний предел наказания в виде лишения свободы, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ, тем самым снизив его до минимального срока, установленного Общей частью УК РФ.

Таким образом, указанный закон смягчил наказание за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ, следовательно, он имеет обратную силу и распространяется на лиц, совершивших указанное деяние до вступления данного закона в силу.

В связи с приведенным, выводы суда о том, что Федеральным законом РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ изменений в санкции статей, по которым осужден Д., улучшающих положение осужденного, не вносилось, не основаны на законе.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции отменил постановление от 01.06.2017, действия Д. по приговору Берун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 19.06.2007 переквалифицировал на ч. 1 ст. 111 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ - в редакции Федерального закона РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ, а наказание, назначенное осужденному как по каждому преступлению, так и по совокупности преступлений - смягчил.

 

Отказ в принятии жалобы,

поданной в порядке ст. 125 УПК РФ,

признан незаконным

 

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 26.06.2017 Е., действующему в интересах К., в принятии жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, отказано с констатацией её несоответствия требованиям ст. 125 УПК РФ.

Е., действующий в интересах К., обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просил признать незаконным постановление следователя отдела №7 СУ МУ МВД России «Красноярское» С. от 09.07.2017. По утверждениям заявителя, обжалуемым постановлением следователь необоснованно оставил без удовлетворения его ходатайство о привлечении Б. и его супруги Ба. к уголовной ответственности, не проверил его доводы о неправомерных действиях указанных лиц, которые мошенническим способом с целью избежать гражданско-правовой ответственности совершили безвозмездную сделку с автомобилем, фиктивно расторгнув брак; незаконно не принял мер к розыску автомобиля, являющегося предметом хищения, и наложения на него ареста; сделал противоречивый постановлению о возбуждении уголовного дела вывод о добросовестности владения Ба.

 Кроме того, по делу допускается волокита: следователь с сентября месяца 2016 года не предпринимает мер для его расследования, установления виновного лица, возврата похищенного имущества потерпевшему.

Суд апелляционной инстанции отменил постановление с направлением материала на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Закон гарантирует участникам уголовного судопроизводства и иным лицам, в отношении которых допущены нарушения их прав и свобод, возможность обжалования в суд решений и действий (бездействий) должностных лиц, полномочия которых связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу.

Как следовало из анализа содержания жалобы, представитель заявителя оспаривал решение следователя С. и заявил о её незаконных действиях и бездействии, допущенных при производстве по уголовному делу, где К. претендует на статус потерпевшего.

Возможность совершения следователем оспариваемых действий, безусловно связанных с производством по уголовному делу, напрямую предусмотрена положениями УПК РФ, а, следовательно, предусмотрен и их контроль со стороны суда в порядке ст. 125 УПК РФ.

При таком положении жалоба, как содержащая конкретные и недвусмысленные требования о проверке действий (бездействия) следователя подлежала принятию к рассмотрению по существу.

Помимо прочего, постановление судьи противоречиво, поскольку содержит в себе взаимоисключающие выводы, препятствующие единообразному пониманию решения суда. В частности, в его описательно­-мотивировочной части указано на отсутствие предмета судебного контроля по заявленным в жалобе требованиям, при одновременном выводе о невозможности установить, в чём выразилось нарушение прав заявителя.

Данные нарушения являются существенными, повлекли за собой отмену постановления суда первой инстанции.

 

         В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушения закона, допущенные

при решении вопроса о судьбе изъятого имущества,

повлекли отмену судебных решений

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 26.10.2016 в отношении С., осужденной по п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере пятикратной суммы взятки - пять миллионов рублей с лишением права заниматься бухгалтерской деятельностью на срок два года, постановлено денежные средства в сумме один миллион рублей, автомобиль БМВ Х3 обратить в счет исполнения наказания в виде штрафа.

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 21.02.2017 в порядке ст. 397 УПК РФ С. предоставлена рассрочка исполнения приговора суда в части назначенного наказания в виде оставшейся неоплаченной суммы штрафа – 4 млн рублей сроком на пять лет (шестьдесят месяцев) с уплатой 66 666 рублей 60 копеек ежемесячно.

В силу п. 12 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд должен разрешить вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы, которые служили орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81, п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, то есть принудительному безвозмездному изъятию и обращению в собственность государства.

В то же время, в силу ч. 1 ст. 46 УК РФ штраф является наказанием, выражающимся в денежном взыскании, назначаемом судом в пределах, предусмотренных уголовным законом.

Предусмотренная п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ и п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ конфискация предмета взятки не является наказанием, а означает принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

Из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора в отношении С. следует, что денежные средства, изъятые в ходе предварительного расследования, являющиеся предметом преступления, суд постановил обратить в счет исполнения наказания в виде штрафа.

Указанное решение противоречит требованиям ст. 81 УПК РФ и ст. 104.1 УК РФ, поскольку обращение предмета взятки в доход государства в счет исполнения назначенного в виде штрафа наказания уголовным законом не предусмотрено, а лицо, признанное виновным в даче взятки, не вправе претендовать на возвращение ему ценностей либо денежных средств, переданных в виде взятки.

Кроме того, аналогичное решение суда в отношении арестованного в ходе предварительного расследования автомобиля БМВ Х3, принадлежащего С., противоречит порядку исполнения наказания, предусмотренному ст. 31 УИК РФ. Осужденный к штрафу обязан его уплатить в течение 60 дней со дня вступления приговора суда в законную силу. Если осужденный не имеет возможности единовременно уплатить штраф, суд по ходатайству осужденного и заключению судебного пристава-исполнителя может отсрочить или рассрочить уплату штрафа на срок до пяти лет.

В случае неуплаты осужденным штрафа взыскание производится судебным исполнителем в принудительном порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об исполнительном производстве», в том числе, путем обращения взыскания на имущество осужденного.

Президиум посчитал допущенные судом нарушения уголовного закона, связанные с определением судьбы предмета взятки (денежных средств в сумме одного миллиона рублей), а также с обращением принадлежащего С. автомобиля БМВ Х3 в счет исполнения наказания в виде штрафа существенными, повлиявшими на исход дела, исказившими саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В этой связи приговор суда в части решения вопроса о судьбе денежных средств в размере одного миллиона рублей отменен, а уголовное дело в указанной части направлено на новое судебное рассмотрение.

Этот же приговор в части решения вопроса об имуществе С., на которое наложен арест для обеспечения исполнения наказания в виде штрафа, изменен.

Автомобиль БМВ Х3 черного цвета оставлен под арестом до возможного обращения на него взыскания в порядке, предусмотренном законом.

С учётом того, что при разрешении ходатайства осужденной С. о предоставлении рассрочки исполнения приговора в порядке ст. 397 УПК РФ суд исходил из оставшейся неоплаченной суммы штрафа 4 млн рублей, постановление суда от 21.02.2017 отменено с направлением на новое судебное рассмотрение.

 

 

Нарушения уголовного закона

при назначении наказания

повлекли изменение приговора

 

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 06.07.2015  Е. осужден к лишению свободы по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на 9 лет, ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на 10 лет 6 месяцев, ч.1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на 10 лет, в силу ч.3 ст. 69 УК РФ на 10  лет 10 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом апелляционной инстанции приговор изменён по следующим основаниям.

Наказание за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, назначено Е. в соответствии с нормами, предусмотренными ст.ст. 6, 60, 66 УК РФ, и принципом справедливости.

Между тем при назначении Е. наказания по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ суд не в полной мере принял во внимание требования уголовного закона.

Так, в соответствии с положением ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Санкция ч. 4 ст. 228.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 20 лет. С учетом наличия условий, содержащихся в ч. 2 ст. 66 УК РФ, максимальный срок составляет 10 лет лишения свободы.

В данном случае 10 лет является верхним пределом наказания в виде лишения свободы, определенным не по усмотрению суда, а на основании требований Общей части УК РФ.

Установление в силу закона верхнего предела наказания обязывает суд применить и иные требования Общей части УК РФ, влияющие на размер наказания, независимо от совпадения максимального размера наказания с его минимальным размером, предусмотренным санкцией.

По смыслу закона, если в результате применения статей 66 и (или) 62 УК РФ срок или размер наказания, который может быть назначен осужденному, окажется менее строгим, чем низший предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то наказание назначается ниже низшего предела без ссылки на статью 64 УК РФ. В таких случаях верхний предел назначаемого наказания не должен превышать срок или размер наказания, который может быть назначен с учетом положений указанных статей.

Таким же образом решается вопрос назначения наказания в случае совпадения верхнего предела наказания, которое может быть назначено осужденному в результате применения указанных норм, с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Из приговора следует, что при назначении Е. наказания суд учел в качестве смягчающих обстоятельств его состояние здоровья и состояние здоровья близких родственников, ходатайство коллектива по месту работы и работодателя о смягчении наказания, отсутствие судимостей, наличие на иждивении двоих малолетних детей. Отягчающих обстоятельств судом не установлено.

Вместе с тем Е. назначено по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ максимально возможное наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет, что признано несправедливым и несоответствующим требованиям уголовного закона.

Данное обстоятельство оставлено без внимания и судом апелляционной инстанции.

Президиум снизил Е. наказание по ч. 1  ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ до 9 лет 10 месяцев лишения свободы и назначил более мягкое наказание по совокупности преступлений – 10 лет 8 месяцев лишения свободы.

 

 

другие новости