Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июнь 2017 г.

14.07.2017 16:24:49

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июнь

 

г. Красноярск

2017 год

                         

АНАЛИЗ

недостатков, допущенных по уголовным делам небольшой и средней тяжести, предварительное расследование по которым произведено в форме дознания, выявленных при рассмотрении уголовных дел судами

 

Уголовно-судебным управлением проведен анализ недостатков ведомственного контроля и прокурорского надзора, допущенных при производстве дознания и выявленных при рассмотрении судами уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести за 2016 год и 1 квартал 2017 года.

Существенные нарушения, допущенные органами дознания, выявлены в ходе поддержания государственного обвинения в судах первой инстанции в 2016 году по 42 (25) уголовным делам, что составило 0,4% (0,2%) от общего количества дел указанной категории, рассмотренных судом. В первом квартале 2017 года недостатки выявлены по 6 (7) уголовным делам, что составило 0,3% (0,3%).

Из общего количества уголовных дел анализируемой категории, рассмотренных судами первой инстанции, в 2016 году только по 3  (2015 год - 1) делам выявлены недостатки, допущенные отделом дознания ФССП России. Указанными недостатками явились – неполнота предварительного расследования, а также нарушения требований уголовно-процессуального закона, выразившиеся в отсутствии постановления дознавателя о принятии дела к своему производству и в проставлении в обвинительном акте подписи не подозреваемым, а иным лицом.

Так, согласно обвинительному акту, вынесенному в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, потерпевшей по делу является несовершеннолетняя М., 1998 года рождения.

В то же время, в судебном заседании подсудимый М. и представитель несовершеннолетней потерпевшей пояснили, что с мая 2015 несовершеннолетняя потерпевшая в связи с государственной регистрацией брака носит фамилию Х., что подтверждается свидетельством о заключении брака.

Данный факт в ходе дознания установлен не был, так как несовершеннолетняя потерпевшая дознавателем не допрашивалась, а следственные органы ограничились лишь допросом ее законного представителя и только по факту неполучения алиментов.

Кроме того, в обвинительном акте дознавателем в разделе данные о личности подозреваемого были указаны пять судимостей М. снятых и погашенных на период проведения дознания.

Учитывая изложенные обстоятельства, государственным обвинителем в ходе рассмотрения уголовного дела судом было заявлено ходатайство о возвращении дела на основании ст. 237 УПК РФ. Постановлением мирового судьи ходатайство государственного обвинителя удовлетворено, дело возвращено прокурору.

18.05.2016, после возвращения дела в орган дознания для устранения выявленных в суде недостатков, уголовное дело было прекращено в связи с примирением сторон.

При поддержании государственного обвинения по ч. 2 ст. 157 УПК РФ в отношении В. установлено, что подсудимой по окончании дознания не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Так, в ходе рассмотрения дела судом был исследован протокол ознакомления подозреваемой и ее защитника с обвинительным актом и материалами уголовного дела, в котором от имени В. в графах о разъяснении прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ, и заявлении ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке была проставлена подпись. При этом согласно заключению судебной почерковедческой экспертизы, подпись от имени В. выполнена не подсудимой, а старшим дознавателем ОСП по Богучанскому району.

Отсутствие доказательств, достоверно подтверждающих разъяснение подсудимой прав в соответствии с положениями ст. 217 УК РФ, явилось основанием возвращения дела прокурору по ходатайству государственного обвинителя.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 4 в г. Ачинске и Ачинском районе на основании ст. 237 УПК РФ прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Б. в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. 315 УК РФ.

Основанием вынесения указанного решения явились нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные на стадии дознания, препятствующие рассмотрению дела судом.

Как следует из материалов дела, постановлением старшего дознавателя МОСП по г. Ачинску, Ачинскому и Большеулуйскому районам 01.11.2015 возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, в отношении Б., являющегося директором ООО.

Кроме того, 08.02.2016 тем же должностным лицом было вынесено постановление в отношении того же лица о возбуждении второго уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ.

09.02.2016 указанные уголовные дела изъяты у старшего дознавателя МОСП и переданы заместителю Ачинского межрайонного прокурора, которым вынесено постановление о соединении дел в одно производство. Проведение дознания по соединенному уголовному делу поручено старшему дознавателю МОСП, который указанное уголовное дело к своему производству не принял.

Учитывая изложенное, судом был сделан вывод о незаконности проведения следственных и процессуальных действий после соединения уголовных дел в одно производство. Кроме того, суд также указал на незаконность обвинительного акта, так как он был составлен дознавателем, не принявшим дело к своему производству.

Наибольшее количество недостатков, выявленных в рамках проведенного обобщения, допущены органами дознания МВД России –  2016 год по 39 (24) делам, первый квартал 2017 года по 6 (7) делам.

Основная часть указанных недостатков связана с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Данные недостатки в 2016 году выявлены по 28 (8) делам, в первом квартале 2017 года по 5 (3) делам. К таковым можно отнести нарушения, допускаемые при составлении обвинительного акта, а именно неверное указание места, даты либо времени совершения преступления; некорректное описание объективной стороны состава преступления; неполное либо неверное указание отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств, предыдущих судимостей подозреваемого; не указание частей соответствующей статьи Особенной части УК РФ, по которой квалифицированы действий виновного; искажение показаний подозреваемого, приведенных в обвинительном акте, а также иные нарушения.

Так, в ходе рассмотрения Свердловским районным судом г. Красноярска уголовного дела в отношении Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, выявлено, что показания Н., изложенные в обвинительном акте, дознавателем искажены и не соответствуют его показаниям, отраженным в протоколах допроса подозреваемого. Содержание протокола проверки показаний на месте совершения преступления не соответствует содержанию показаний Н. на видеозаписи указанного следственного действия в части даты, места и обстоятельств совершения преступления. В качестве участника следственного действия указан оперативный сотрудник, не принимавший участия в его проведении. Кроме того, данный протокол имел исправления, которые дознавателем удостоверены не были.

В связи с указанными нарушениями постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска уголовное дело возвращено прокурору района на основании ст. 237 УПК РФ.

Имели место факты нарушения предельных сроков проведения дознания, а также порядка продления указанных сроков, оставленные без внимания прокурорами, осуществляющими надзор за работой органов дознания.

Постановлением Норильского городского суда прокурору возвращено уголовное дело по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Как следует из судебного решения указанное уголовное дело возбуждено 08.01.2015 дознавателем ОД ОП № 1 ОМВД по г. Норильску. 07.02.2015 на основании постановления дознание по делу приостановлено в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 208 УК РФ. Постановлением заместителя прокурора г. Норильска от 07.04.2015 постановление дознавателя о приостановлении производства по делу отменено.

В то же время, в нарушение требований ч. 3.2 ст. 223 УПК РФ, указывающей на возможность установления срока дознания не более 10 суток, заместителем прокурора г. Норильска срок дознания был установлен 30 суток со дня поступления уголовного дела дознавателю.

Кроме того, в дальнейшем указанный срок дознания неоднократно продлевался. При этом, в нарушение требований ст. 223 УПК РФ начальником отделения дознания ОП № 1 ОМВД России по г. Норильску ни в одном из случаев после вынесения постановлений о возобновлении дознания по делу (21.05.2015 и 27.06.2016) ходатайство об установлении срока дополнительного дознания перед прокурором не возбуждалось. Несмотря на отсутствие соответствующего ходатайства, прокурором г. Норильска, а также заместителем прокурора города, срок дознания был установлен, причем, в одном из случаев, с троекратным превышением 10-ти суточного срока, предусмотренного ч. 3.3 ст. 223 УПК РФ. 

Также суд первой инстанции указал на факт продления срока предварительного расследования по данному уголовному делу за пределами срока дознания.

Так, по постановлению дознавателя от 17.08.2016 заместителем прокурора г. Норильска срок дознания по уголовному делу был продлен до 5 месяцев 10 суток, то есть до 27.08.2016. В дальнейшем по постановлению старшего дознавателя от 27.08.2017 срок дознания по делу заместителем прокурора города продлен 30.08.2016 на 5 суток, до 01.09.2016.

Учитывая, что решение о продлении срока принято прокурором 30.08.2016 суд пришел к обоснованному выводу о продлении срока за его пределами, так как последним днем проведения дознания, что прямо следует из текста постановления, являлось 27.08.2016.

Аналогичные нарушения были допущены и при следующем продлении срока дознания, учитывая то, что решение о продлении срока было принято 02.09.2016, а датой окончания срока дознания по ранее вынесенному постановлению являлось 01.09.2016.

Принимая во внимание нарушения, допущенные при продлении срока за его пределами, а также то, что 03.09.2016 в отношении подозреваемого  М. дознавателем была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, а 05.09.2016 дознавателем был составлен обвинительный акт, с которым были ознакомлены М. и его защитник, суд пришел к обоснованному выводу о проведении указанных процессуальных действий за пределами срока предварительного расследования, что также явилось основанием для возвращения дела прокурору.

Постановление суда было обжаловано заместителем прокурора   г. Норильска в апелляционном порядке. По результатам рассмотрения представления, суд апелляционной инстанции указал на объективность выводов Норильского городского суда, в связи с чем, постановление оставлено без изменения.

В рамках проведенного обобщения также выявлены факты допроса в качестве свидетелей лиц, ранее допущенных для участия в уголовном деле в качестве законных представителей несовершеннолетних.

Так, в ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, установлено, что органами предварительного расследования мать несовершеннолетнего потерпевшего изначально была допущена к участию в деле в качестве законного представителя потерпевшего, а в дальнейшем была допрошена дознавателем в качестве свидетеля.

В связи с выявленными нарушениями судом вынесено постановление о возвращении дела прокурору, которое оставлено без изменения судом апелляционной инстанции.

Аналогичные нарушения допущены и по уголовному делу в отношении Я. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2  ст. 116 УК РФ. Уголовное дело также возвращено прокурору на основании  ст. 237 УПК РФ.

Кроме того, в рамках проведенного обобщения выявлен факт нарушения положений ст. 448 УПК РФ.

По результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Д., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2  ст. 115 УК РФ и ч. 1 ст. 119 УК РФ было установлено, что подсудимый с 13.09.2015 является депутатом.

При этом, уголовное дело в отношении Д. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ, возбуждено старшим дознавателем 13.11.2015, то есть в период когда Д. уже обладал статусом депутата. В свою очередь, требования, установленные п. 11 ч. 1                                ст. 448 УПК РФ, согласно которым решение о возбуждении уголовного дела в отношении депутата органа местного самоуправления может быть принято только руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации, органом дознания не выполнены.

В связи с выявленными нарушениями мировым судьей принято решение о направлении материалов уголовного дела в Следственный комитет РФ по Красноярскому краю.

По доводам представления прокурора судом апелляционной инстанции постановление мирового судьи в части направления материалов уголовного дела в Следственный комитет отменено и принято решение о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Помимо приведенных выше недостатков, в ходе судебного рассмотрения дел также выявлялась неполнота предварительного расследования, допущенная дознавателями МВД России – в 2015 году по 6 делам, в 2016 году по 1 делу. В большинстве случаев указанные недостатки выражались в непроведении в ходе дознания судебно-психиатрических экспертиз при наличии к тому оснований.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 140 в   г. Минусинске и Минусинском районе межрайонному прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Основанием вынесения указанного решения явилось отсутствие проведенной в ходе дознания судебно-психиатрической экспертизы в отношении подозреваемого, который, как следует из материалов уголовного дела, с 2010 года состоит на учете у врача психиатра в КГБ № 1                                    г. Красноярска.

О наличии заболевания у подозреваемого также свидетельствовал приобщенный к материалам дела приговор Нижнеингашского районного суда от 12.09.2014, постановленный в отношении Б., согласно которому осужденный обнаруживает признаки эмоционально-неустойчивого расстройства личности.

При указанных обстоятельствах судом был сделан обоснованный вывод о нарушении органом дознания положений ст.ст. 73 и 196 УПК РФ, согласно которым при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе обстоятельства, характеризующие личность, к которым относится психическое и физическое состояние подозреваемого.

По ряду уголовных дел допускалась неверная квалификация преступных действий лиц, выразившаяся в квалификации действий подозреваемых по менее тяжкому преступлению, при наличии доказательств, подтверждающих совершение более тяжкого преступления: 2016 год – 5 (3) дел, первый квартал 2017 года - 0 (2) дел.

Так, Советским районным судом г. Красноярска прокурору возвращено уголовное дело по обвинению О. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 118, ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Основанием для возвращения дела явилось наличие данных указывающих на необходимость обвинения подсудимого в совершении более тяжкого преступления, а именно покушения на умышленное причинение смерти другому человеку.

По результатам дополнительного расследования 22.07.2016 уголовное дело в отношении О. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ и ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ направлено суд с обвинительным заключением.

По аналогичным основаниям Советским районным судом прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Ф. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ для предъявления обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Апелляционное представление о несогласии с принятым постановлением мирового судьи Советским районным судом г. Красноярска оставлено без удовлетворения.

Факты излишней квалификации содеянного виновными, без предоставления в материалах дела соответствующих доказательств, выявлены по 2 (2) делам, рассмотренным судами первой инстанции в 2016 году.

Органом дознания действия П. квалифицированы по ч. 1   ст. 119 УК РФ как угроза убийством и причинения тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться данной угрозы.

При этом анализ доказательств, исследованных в рамках рассмотрения уголовного дела судом, показал, что П. высказывал в адрес потерпевшей лишь угрозу убийством, а угроза причинения тяжкого вреда здоровью подсудимым не высказывалась. Доказательств высказывания П. угрозы причинения тяжкого вреда здоровью в материалах уголовного дела дознавателем также не приведено.

Учитывая данные обстоятельства, действия П. квалифицированы по ч. 1 ст. 119 УК РФ как угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. Угроза причинения тяжкого вреда здоровью из квалификации деяния виновного судом исключена как излишне вмененная.

Подобные нарушения допущены по уголовному делу в отношении Г., обвиняемого по ч. 1 ст. 116 УК РФ, где по ходатайству государственного обвинителя из обвинения как излишне вмененное исключено указание о нанесении потерпевшему побоев.

Факты в части излишнего вменения конструктивных признаков состава преступления устранялись и в суде апелляционной инстанции.

Так, апелляционным постановлением Железнодорожного районного суда по жалобе адвоката изменен приговор мирового судьи судебного участка № 46 в Железнодорожном районе г. Красноярска в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Признавая доводы жалобы обоснованными, суд апелляционной инстанции указал, что в описательно-мотивировочной части приговора отсутствуют доказательства того, что С. при совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ, не только высказывал угрозу убийством, но и угрозу причинения тяжкого вреда здоровью. В связи с чем, из приговора исключено указание на излишне вмененный конструктивный признак о совершении С. действий выразившихся в угрозе причинения тяжкого вреда здоровью.

По 1 уголовному делу, рассмотренному судом в первом квартале 2017 года, были установлены противоречия в описании обстоятельств совершенного преступления и их квалификации в обвинительном акте.

Так, постановлением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 6 в г. Ачинске и Ачинском районе прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Т. в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ.

Согласно обвинительному акту Т. на почве личных неприязненных отношений нанес своей дочери не менее трех ударов ремнем по ногам в область голени и рукам, которыми она прикрывалась от ударов, причинив тем самым физическую боль.

Органом предварительного расследования действия Т. были квалифицированы по ст. 116 УК РФ как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, предусмотренных ст. 115 УК РФ.

В то же время, нанесение ударов потерпевшему представляют собой объективную сторону побоев.

Таким образом, учитывая несоответствие фактических обстоятельств совершенного деяния правовой квалификации действий подсудимого, данной органом дознания, судом было вынесено постановление о возвращении дела прокурору.

Нарушения сотрудниками отдела дознания МВД России прав подозреваемых на защиту выявлены по 1 (1) уголовному делу, рассмотренному в 2016 году.

Так, в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору возвращено уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1   ст. 167 УК РФ. Основанием возвращения дела явилось непредставление С.  адвоката при ознакомлении с материалами уголовного дела.

Отдельно необходимо отметить недостатки, допущенные при производстве дознания, явившиеся основанием для нарушения конституционных прав граждан связанных с незаконным уголовным преследованием.

Так, в 2015 году имел место факт вынесения судом первой инстанции постановления о прекращении уголовного преследования в полном объеме в связи с отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения.

Постановлением Дивногорского городского суда прекращено уголовное дело в отношении В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 314.1 УК РФ.

В. обвинялся в самовольном оставлении поднадзорным лицом места жительства, совершенном в целях уклонения от административного надзора. Вместе с тем, на момент оставления В. места жительства судебное решение об установлении в отношении него административного надзора не вступило в силу, т.е. фактически административный надзор установлен не был.

В 2016 году и 1 квартале 2017 года государственные обвинители от поддержания обвинения в полном объеме по делам анализируемой категории не отказывались.

В то же время в 2016 году судом вынесено 1 (1) постановление о прекращении уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения по одному из составов инкриминируемого подсудимому преступления. При этом основанием вынесения реабилитирующего решения явились недостатки, допущенные в ходе предварительного расследования.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 124 в Сухобузимском районе на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекращено уголовное преследование по ст. 264.1 УК РФ в отношении К., обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. 264.1 УК РФ.

Как установлено в ходе судебного следствия, факт управления 12.09.2016 К. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения подтверждался лишь показаниями единственного свидетеля - инспектора ГИБДД.

При этом сам подсудимый факт управления транспортным средством отрицал и пояснял, что находился в салоне автомобиля лишь с целью переключить музыку, при этом двигатель автомобиля заведен не был. Материалами уголовного дела, указанные показания подсудимого, которые он также давал и в ходе дознания, опровергнуты не были.

Как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного заседания, К. и свидетель стороны защиты поясняли, что автомобилем управлял М., который на судебном заседании подтвердил это.

В свою очередь, в ходе дознания М. допрошен не был, как не был допрошен и гражданин Л., на которого указывал К., как на свидетеля, находившегося в непосредственной близости к автомобилю и видевшего, что подсудимый автомобилем, в момент задержания его сотрудниками ГИБДД, не управлял.

Кроме того, по обвинению К. в совершении второго преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ (по факту управления транспортным средством в состоянии опьянения 02.12.2015), мировым судьей судебного участка № 124 в Сухобузимском районе было вынесено постановление о возвращении дела прокурору в связи с нарушениями, допущенными при составлении обвинительного акта, а именно в связи с отсутствием в обвинительном акте сведений о способе и обстоятельствах совершения преступления, а также противоречивых данных о дате и времени совершения деяния.

По причине недостатков, допущенных в ходе дознания, судами первой инстанции в 2016 году, а также первом квартале 2017 года оправдательные приговоры в полном объеме не выносились.

Практика апелляционного обжалования за анализируемые периоды показала, что неверные выводы органов дознания о квалификации действий подозреваемых в ряде случаев влекли за собой отмену постановленных обвинительных приговоров, в том числе с постановлением реабилитирующего решения.

Так, в связи с выявленными нарушениями при производстве дознания за первый квартал 2017 года по доводам апелляционной жалобы Свердловским районным судом г. Красноярска отменен обвинительный приговор мирового судьи, постановленный в отношении М. по ч. 3 ст. 327 УК РФ. При этом судом апелляционной инстанции вынесено реабилитирующее решение в связи с отсутствием в действиях М. состава преступления.

Отменяя обвинительный приговор, суд пришел к выводу о том, что справка 2-НДФЛ не является официальным или важным личным документом, носит информационный характер и не дает исключительного права на получение банковского кредита.

В 2016 году по результатам рассмотрения судом 1 уголовного дела были выявлены факты неполноты предварительного расследования, что явилось основанием возвращения дела прокурору, а в дальнейшем прекращения дела по реабилитирующему основанию на стадии предварительного расследования.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 109 в Центральном районе г. Норильска прокурору по ходатайству государственного обвинителя возвращено уголовное дело по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ.

В ходе дознания было установлено, что 23.07.2016 М. в состоянии алкогольного опьянения управлял транспортным средством, будучи подвергнутым административному наказанию в виде административного ареста на 10 суток за управление транспортным средством в состоянии опьянения по ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ по решению мирового судьи от 06.07.2015, вступившему в силу 17.07.2015.

Согласно ст. 4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания и до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления.

В то же время, в обвинительном акте сведения об окончании исполнения постановления о назначении административного наказания М. в виде административного ареста отсутствовали, в связи с чем, суд сделал вывод о нарушении требований уголовно-процессуального закона, допущенных при составлении указанного акта.

После возвращения дела дознавателем было установлено, что М. отбыл срок административного ареста в период с 01 часа 45 минут 05.07.2015 по 01 час 45 минут 15.07.2015. Таким образом, М., в соответствии с положениями  ст. 4.6 КоАП РФ, являлся подвергнутым административному наказанию в срок до 15.07.2016 и, как следствие, не мог быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 264.1 УК РФ, так как управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения 23.07.2016, то есть за сроками действия административного наказания.

Учитывая установленные обстоятельства, старшим дознавателем отдела дознания МВД России по г. Норильску было вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении М. на основании п. 2 ч. 1  ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. 

Апелляционной инстанцией районных (городских) судов и Красноярского краевого суда по вопросам, связанным с некачественным проведением предварительного расследования в форме дознания в 2016 году проверено 15 (2015 год - 8) судебных решений в отношении 15 (8) лиц, в том числе 4 (4) приговора и 11 (4) постановлений суда.

Из указанного количества 10 (4) судебных решений обжаловано прокурором, в связи с несогласием с постановлениями о возвращении уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, лишь 1 из внесенных апелляционных представлений прокурора удовлетворено. По 7 (4) - доводы прокурора отклонены, судебные постановления оставлены без изменения, по 2 (0) - доводы представлений удовлетворены частично, решения судов первой инстанции о возвращении дел прокурору оставлены без изменения.

По 1 уголовному делу в отношении 1 лица прокурором обжаловано постановление о применении принудительных мер медицинского характера, которое удовлетворено, постановление суда отменено.

В апелляционном порядке в 2016 году в связи с выявленными недостатками предварительного расследования, проведенного органами дознания, пересмотрены приговоры в отношении 4 (4) лиц, из которых в отношении 3 (2) лиц - по доводам представлений прокурора (в отношении 2 лиц приговоры изменены, в отношении 1 лица – приговор отменен с направлением дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ), в отношении 1 лица - по жалобе адвоката (приговор изменен, исключен квалифицирующий признак).

По итогам первого квартала 2017 года апелляционной инстанцией рассмотрено 3 судебных решения в отношении 4 лиц, в том числе по представлению прокурора 1 постановление в отношении 2 лиц о возвращении уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ (представление оставлено без удовлетворения), по жалобам иных участников уголовного судопроизводства – 2 приговора в отношении 2 лиц, из которых в отношении 1 лица приговор отменен с направлением дела прокурору, в отношении 1 лица приговор отменен с постановкой реабилитирующего решения (приговор приведен выше). 

В большинстве случаев недостатки дознания, выявленные в рамках пересмотра судебных решений судом апелляционной инстанции, выразились в нарушении требований уголовно-процессуального законодательства в ходе расследования и при составлении обвинительного акта, отсутствии сведений о психическом состоянии обвиняемого, неверной правовой оценке действий подсудимых, а также вменении излишних квалифицирующих признаков преступления.

В связи с невозможностью устранения допущенных органами дознания нарушений на стадии судебного следствия, наличием препятствий к рассмотрению уголовных дел по существу предъявленного обвинения, судами выносились постановления о возвращении указанных уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Основаниями принятых решений в ряде случаев явились нарушения требований ст.ст. 220, 225 УПК РФ при составлении основных процессуальных документов по результатам расследования.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 86 Советского района г. Красноярска прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено уголовное дело в отношении А., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 322.3 УК РФ – фиктивная постановка на регистрационный учет иностранных граждан. Уголовное дело поступило в мировой суд с обвинительным актом, не подписанным лицом, проводившим дознание, что является безусловным основанием для принятия указанного решения.

Постановлением мирового судьи уголовное дело в отношении Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ, также возвращено прокурору, поскольку в обвинительном акте, утвержденном заместителем прокурора Советского района г. Красноярска, отсутствовал третий лист, содержащий формулировку предъявленного обвинения.

Апелляционным постановлением Советского районного суда  г. Красноярска представление по делу Л. отклонено, как необоснованное.

В первом квартале 2017 года постановлением Ирбейского районного суда возвращено прокурору района уголовное дело в отношении Щ. и К. обвиняемых в совершении преступления предусмотренного п. «в» ч. 2  ст. 115 УК РФ.

Основанием для возвращения дела явилось то, что обвинительный акт, утвержденный прокурором района, не содержит действий подсудимых как совместных, так и совершенным каждым из них, которые повлекли причинения телесных повреждений, установленных при проведении судебно-медицинской экспертизы потерпевшему. Кроме того, в нарушение требований ч. 1 ст. 225 УПК РФ в обвинительном акте не указаны сведений о прошлых судимостях К.

Не согласившись с выводами суда, прокурором района на указанное решение принесено апелляционное представление, доводы которого Ирбейским районным судом оставлены без удовлетворения.

За анализируемые периоды в суде апелляционной инстанции выявлялись также факты несоответствия предъявленного обвинения диспозиции нормы инкриминируемого лицу состава преступления.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда по жалобе защитника, отменен приговор Советского районного суда г. Красноярска, которым Э. осужден по ч. 2  ст. 314.1 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Уголовное дело возвращено прокурору Советского района г. Красноярска в порядке ст. 237 УПК РФ.

Как следует из обвинительного акта, Э., являясь лицом, в отношении которого установлен административный надзор сроком на 6 лет, с административными ограничениями в виде запрета пребывать в период с 24 часов до 06 часов вне жилого помещения, являющегося местом жительства или пребывания и в виде обязательной явки на регистрацию два раза в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, 4 раза совершил административные правонарушения, предусмотренные ст. 19.24 КоАП РФ, тем самым неоднократно нарушил решение Богучанского районного суда Красноярского края от 27.11.2015 об установлении над ним административного надзора с административным ограничением в виде явки в отдел полиции № 5 МУ МВД России «Красноярское».

Так, 15.03.2016, 22.03.2016, 19.04.2016, 21.06.2016 Э. не явился на ежемесячную регистрацию по месту жительства в ОП № 5 МУ МВД России «Красноярское», за что по постановлениям об административном правонарушении от 21.03.2016, от 25.03.2016, от 21.04.2016 и от 29.03.2016 был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.24 и ч. 3  ст. 19.24 КоАП РФ соответственно.

Кроме того, при проверке по месту жительства 04.05.2016 и 09.05.2016 Э. отсутствовал там, допустив тем самым нарушения административного ограничения.

Также, согласно обвинительному акту, Э. заведомо зная, о том, что он является лицом, в отношении которого установлен административный надзор с соблюдением ограничений, установленных ему судом, неоднократно не соблюдая их в течение года, совершил административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность, за что на основании постановления от 26.03.2016 был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1      ст. 20.1 КоАП РФ, а также на основании двух постановлений мирового судьи судебного участка № 78 в Советском районе г. Красноярска за неуплату административного штрафа был признан виновным в совершении административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Отменяя приговор и возвращая уголовное дело прокурору района суд апелляционной инстанции указал, что текст обвинительного акта свидетельствует о том, что предъявленное Э. обвинение не соответствует диспозиции ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, поскольку содержит произвольный набор административных правонарушений, совершенных Э., со ссылкой на их неоднократность, тогда как описание инкриминируемого деяния должно содержать сведения о том, какие именно административные правонарушения образуют признак неоднократности, со ссылкой на правонарушение, которое сопряжено с новым, уголовно-наказуемым фактом несоблюдения установленных судом ограничений.

Из предъявленного Э. обвинения не усматривается, сопряжено ли совершение им административных правонарушений, посягающих на общественный порядок, с несоблюдением административных ограничений или ограничения, не содержится ссылок на вступление в законную силу решений компетентных органов о привлечении его к административной ответственности, не указано, приведены ли они в исполнение, оплачены ли по ним штрафы, обжаловались они или нет.

Таким образом, обвинительный акт с изложенным обвинением Э., является не конкретизированным, поскольку не соответствует фабуле ч. 2  ст. 314.1 УК РФ.

Судом кассационной инстанции в 2016 году в связи с недостатками, допущенными при производстве дознания, судебные решения, постановленные по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, не пересматривались (2015 год - 1).

Причиной отмены, в связи с недостатками дознания, одного приговора в 2015 году явились нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные при установлении достоверных данных о лице, совершившем преступление.

Так, постановлением президиума Красноярского краевого суда по кассационному представлению заместителя прокурора края отменен приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска, состоявшийся в отношении Ф. по ч. 1 ст. 161 УК РФ. Уголовное дело в порядке                              ст. 237 УПК РФ направлено прокурору района в связи с необходимостью установления достоверных данных о личности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Как следует из материалов дела, при установлении данных о личности лица, совершившего преступление, сотрудники отдела дознания ОП № 7 МУ МВД России «Красноярское» полагались на пояснения данного лица и факсимильную копию формы-1, непригодную для идентификации, при этом дактилоскопическая карта не использовалась.

Аналогичным образом данные о личности подсудимого были установлены и судом.

После осуждения Ф. к лишению свободы, последний прибыл для отбывания наказания в ФКУ КП-3 УФСИН России по Республике Бурятия. В ходе проверки данных о личности Ф. по оперативной информации и учетным данным было установлено, что данный гражданин ранее отбывал наказание и является К.

Таким образом, в ходе дознания личность лица, совершившего преступление, надлежащим образом не была установлена, что повлекло отмену приговора и возвращение дела прокурору.

В первом квартале 2017 года, в связи с недостатками, допущенными при производстве дознания и выявленными при рассмотрении дел в кассационном порядке, отменено 4 (первый квартал 2016 года - 0) судебных решения.

Во всех случая судебные решения были отменены по кассационным представлениям, с возвращением уголовных дел прокурору в порядке                        ст. 237 УПК РФ, в связи с неверной квалификацией действий виновного, положение которого было необоснованно улучшено.

Так, постановлением президиума Красноярского краевого суда отменен приговор мирового судьи судебного участка № 49 в Железнодорожном районе г. Красноярска в отношении Р., осужденного по ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 119 УК РФ. Уголовное дело возвращено прокурору Железнодорожного района г. Красноярска для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Квалифицируя действия Р. по ч. 1 ст. 115 УК РФ, сотрудники отдела дознания и суд первой инстанции оставили без внимания то, что данное преступление совершено последним с применением предмета, используемого в качестве оружия, а именно ножа, что подтверждено выводами судмедэксперта.

Федеральным законом № 227-ФЗ от 21.07.2014 в уголовный закон были внесены изменения, согласно которым уголовная ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, предусмотрена п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ.

Также, президиумом Красноярского краевого суда отменен приговор мирового судьи судебного участка № 47 в Железнодорожном районе                      г. Красноярска в отношении Л., осужденной по ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 119 УК РФ, использовавшей при совершении преступлений нож. Уголовное дело возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Анализ недостатков, допущенных при производстве дознания и выявленных при рассмотрении уголовных дел судами первой, апелляционной и кассационной инстанций показал, что зачастую таковыми являются типичные нарушения уголовно-процессуального закона, связанные с несоблюдением требований при составлении обвинительного акта, порядка собирания доказательств и проведении следственных действий, неверная правовая оценка содеянного, нарушения требований при установлении и продлении сроков дознания, что зачастую являлось причиной возвращения уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, в том числе для предъявления более тяжкого обвинения, а в ряде случаев основанием вынесения реабилитирующих решений.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Существенное нарушение требований УПК явилось основанием для отмены приговора

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 02.05.2017 по жалобе осужденной отменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 27.02.2017, постановленный в отношении Р., осужденной за 2 незаконных сбыта наркотических средств, а также за 1 незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере.

Основанием для отмены приговора послужило нарушение требований   ч. 6 ст. 49 УПК РФ, в соответствии с которой одно и то же лицо не может быть защитником двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого, а также п. 1 ч. 3 ст. 72 УПК РФ, согласно которой, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Судом установлено, что Р., помимо совершения других преступлений, 23.08.2017 незаконно сбыла Д. наркотическое средство в значительном размере.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного и судебного следствия защиту Р. осуществлял адвокат С.

В то же время, в уголовном деле в отношении указанного лица содержатся копии материалов уголовного дела, возбужденного 24.08.2016 по факту незаконного хранения Д. наркотического средства в значительном размере, в соответствии с которыми в этот же день защиту последнего, согласно имеющегося ордера, копия которого находится в деле по обвинению Р., также стал осуществлять адвокат С.

Д., допрошенный в ходе предварительного следствия в присутствии адвоката С., изобличал Р. в незаконном сбыте наркотического средства. Кроме этого, Д. подтвердил свои показания в ходе предварительного и судебного следствия, будучи допрошенным в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении Р. При этом Р. вину по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, а именно по факту сбыта наркотического средства Д., в суде не признала, настаивала на ложности показаний последнего.

Судом первой инстанции нарушение подсудимой права на защиту, выразившееся в оказании юридической помощи адвокатом С. на стадии предварительного расследования уголовного дела свидетелю обвинения Д., интересы которого явно противоречили интересам подсудимой Р., во внимание не принято.

Более того, Р. в ходе рассмотрения уголовного дела по существу обратилась к суду с письменным заявлением о том, что защитник отказывается защищать ее в полном объеме. Как следует из протокола судебного заседания подсудимая обращала внимание суда и стороны обвинения на защиту адвокатом С. интересов Д. Однако, рассмотрев указанные доводы, суд первой инстанции признал их необоснованными. Вопрос о возможности продолжения защиты подсудимой адвокатом С. не обсуждался.

Государственный обвинитель указанное нарушение уголовно-процессуального закона также не установил, ходатайство об отводе адвоката не заявил.

В связи с допущенными существенными нарушениями судом уголовно-процессуального закона приговор в отношении Р. отменен, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии подготовки к судебному заседанию.

 

Неверное определение срока погашения судимости повлекло изменение судебного решения по жалобе стороны защиты

 

Приговором Шушенского районного суда от 24.03.2017 Б. осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии – поселении.

Судом апелляционной инстанции по жалобе защитника приговор изменен со смягчением наказания по следующим основаниям.

В соответствии с п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, погашается по истечению одного года после отбытия или исполнения наказания.

По смыслу закона замена исправительных работ на лишение свободы на стадии исполнения приговора каких-либо правовых последствий при исчислении срока погашения судимости не влечет. Судимость лица, осужденного к исправительным работам, в отношении которого эта мера  наказания заменена лишением свободы, погашается как в отношении лица, осужденного к исправительным работам, то есть к более мягкому виду наказания, чем лишение свободы.

Таким образом, судимость Б. по приговору от 12.08.2014, которым она осуждена по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 5% в доход государства, замененных постановлением от 09.02.2015 на 1 месяц 26 дней лишения свободы, и освобожденной по отбытии срока 03.04.2015, является погашенной 03.04.2016, как у лица, осуждавшегося к исправительным работам.

Преступление, за которое Б. осуждена по обжалуемому приговору, совершено 12.06.2016, в связи с чем, в указанный период Б. являлась несудимой.

При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции исключил из вводной части приговора указание на наличие у Б. судимости по приговору от 12.08.2014, а также из описательно-мотивировочной части – указание на то, что Б. ранее судима по данному приговору и, как следствие, смягчил назначенное виновной наказание до 11 месяцев лишения свободы.

 

Назначение наказания виновному лицу без учета всех смягчающих обстоятельств явилось основанием для изменения приговора

 

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 11.05.2017 по жалобе осужденного изменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска от 07.03.2017, постановленный в порядке особого судопроизводства в отношении Ч., осужденного за ряд краж к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Основанием пересмотра судебного решения явилось нарушение уголовного закона, выразившееся в назначении наказания без учета всех смягчающих обстоятельств.

Так, согласно протоколу судебного заседания Ч. о своих тяжелых заболеваниях суду не заявлял, справок о плохом состоянии здоровья подсудимого стороной защиты представлено не было, в связи с чем, судом первой инстанции данное обстоятельство не было учтено в качестве смягчающего.

В то же время, в одном из допросов, имеющихся в материалах дела, Ч. указывал о наличии у него заболеваний.

Суд второй инстанции в рамках доводов апелляционной жалобы осужденного сделал запрос в СИЗО №1. В соответствии с полученным ответом было установлено, что Ч. страдает рядом серьезных заболеваний, в том числе опасных для жизни, и в настоящее время находится на лечении в ФКЛПУ КТБ-1 г. Красноярска в тяжелом состоянии.

Учитывая изложенное, судом апелляционной инстанции приговор изменен. Смягчающим наказание обстоятельством признано состояние здоровья Ч. Наказание за каждое преступление снижено на 1 месяц, а по совокупности преступлений на 2 месяца.

 

******

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда по жалобе защитника, изменен приговор Назаровского городского суда от 13.03.2017, которым В. осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Смягчая срок лишения свободы до 3 лет 11 месяцев, краевой суд в апелляционном определении указал, что при назначении наказания суд первой инстанции не обсудил вопрос о наличии в действиях осужденного смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и, к» ч.1 ст. 61 УК РФ – активное способствование розыску имущества, добытого в результате преступления и добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления.

Так, из материалов уголовного дела усматривается, что 26.12.2014 в ходе допроса в качестве обвиняемого В. сообщил, что сдал похищенный сотовый телефон в ломбард, назвал наименование ломбарда и адрес его места нахождения. При этом, как следует из материалов дела, иными источниками информации о месте нахождения похищенного имущества, органы предварительного следствия не располагали.

После этого, 26.01.2015 похищенный сотовый телефон, принадлежащий потерпевшему, был изъят в ломбарде и возвращен владельцу, который письменно заявил, что материальный ущерб ему возмещен.

С учетом вышеизложенного, суд апелляционной инстанции указал, что такое поведение В. свидетельствует об активном способствовании розыску имущества, добытого в результате преступления и о добровольном возмещении имущественного ущерба, причиненного в результате преступления. В связи с чем, судебная коллегия Красноярского краевого суда признала указанные обстоятельства смягчающими и снизила назначенное наказание.

 

******

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 02.03.2017 по жалобам осужденного и его адвоката изменен приговор Манского районного суда от 21.10.2016 в отношении Т., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом 250 000 руб., п. «г» ч. 4  ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы со штрафом 300 000 руб., а в  соответствие с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 11 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, а первых 3 лет 6 месяцев в тюрьме, со штрафом 400 000 руб.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что назначенное Т. основное наказание за совершенные им преступления, а также основное наказание, назначенное по правилам ст. 69 УК РФ, является справедливым, соответствует характеру и степени общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения, личности виновного.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции счел, что дополнительное наказание в виде штрафа, назначенное Т. как за каждое из преступлений, так и по совокупности, нельзя признать справедливым, поскольку оно назначено без учета, указанных в приговоре, смягчающих наказание обстоятельств и влияния назначенного наказания на условия жизни семьи осужденного.

Как следует из приговора, Т. имеет на иждивении двоих малолетних детей и при этом не работает. Согласно записям в трудовой книжке, осужденный с 20.04.2009 не имеет официального места работы, данных о наличии у него недвижимого имущества и сбережений также не имеется.

В связи с чем, судебной коллегией дополнительное наказание в виде штрафа, назначенное за каждое из преступлений снижено - по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ - до 70 000 руб., п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ - до  120 000 руб., по ч. 3 ст. 69 - до 150 000 руб. Кроме того, из приговора исключено указание о назначении отбывания наказания Т. в течение первых 3 лет 6 месяцев в тюрьме, поскольку в приговоре не приведено достаточных оснований принятия судом данного решения.

 

Неверная квалификация действий осужденного явилась основанием для изменения приговора

 

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 13.02.2017 К. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы, ч. 4   ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно виновному назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По апелляционной жалобе осужденного и его адвоката судебной коллегией по уголовным делам указанный приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из уголовного дела, в период совершения объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (с мая 2008 года по 19.02.2009) органом предварительного следствия организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности К. в обществе с ограниченной ответственностью установлены не были, не указаны они и в приговоре. На должность заместителя генерального директора общества К. назначен только 01.04.2009, в связи с чем, суд апелляционной инстанции исключил из описания покушения на мошенничество в период с мая 2008 года по 19.02.2009 указание на совершение К. преступления с использованием служебного положения, а из квалификации его действий квалифицирующий признак – с использованием своего служебного положения, поскольку он не нашел своего подтверждения.

Наказание в виде лишения свободы, назначенное К., смягчено по ч. 3  ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ до 2 лет 11 месяцев, а по ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 4 лет  11 месяцев.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

Отсутствие у осужденного реальной возможности довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, явилось основанием для отмены решения

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 23.09.2015 Щ. осужден за два преступления, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением положений ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года и с возложением обязанности в течение данного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, а также возместить причиненный потерпевшим вред.

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 15.01.2016 на Щ. возложены дополнительные обязанности: ежемесячно являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию, а также в случае официального трудоустройства предоставить в уголовно-исполнительную инспекцию подтверждающий документ.

Кроме того, по результатам рассмотрения представления начальника филиала по Советскому району г. Красноярска ФКУ УИИ ГУФСИН РФ по краю постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 01.07.2016 осужденному продлен испытательный срок на 1 месяц.

Указанное постановление отменено судом кассационной инстанции по следующим основаниям.

Как видно из материала, судебное заседание по рассмотрению представления о продлении испытательного срока в отношении Щ. было назначено на 10.06.2016 и отложено из-за неявки осужденного на 01.07.2016.

Из сопроводительных писем следует, что 25.05.2016 и 15.06.2016 суд первой инстанции направлял сторонам соответствующие извещения. При этом согласно отметке о направлении, осужденному извещения направлялись заказным письмом, а защитнику – нарочно.

Однако в деле отсутствуют какие-либо сведения о получении Щ., а также Красноярской краевой коллегией адвокатов извещения о рассмотрении представления УИИ.

В протоколе судебного заседания сведения о том, что при обсуждении вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие осужденного, судом выяснялась причина неявки Щ., не изложены. Представление рассмотрено судом без участия осужденного.

Кроме того, из постановления о назначении судебного заседания от 20.05.2016 следует, что рассмотрение представления УИИ суд постановил провести с участием прокурора и защитника. Однако при отсутствии волеизъявления Щ. в противоречие с требованиями закона суд рассмотрел представление без участия защитника. Не приняв мер к его надлежащему извещению.

Приведенные обстоятельства, как указал суд кассационной инстанции, свидетельствуют о том, что судом первой инстанции не была предоставлена осужденному реальная возможность довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела как лично, так и с помощью адвоката, чем нарушено его право на защиту, что является снованием для отмены решения.

Учитывая выявленные нарушения, президиум Красноярского краевого суда отменил постановление Советского районного суда г. Красноярска от 01.07.2016 с прекращением производства по материалу, поскольку постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 03.10.2016 Щ. отменено условное осуждение и виновный направлен в места лишения свободы для отбывания наказания, назначенного ему приговором от 23.09.2015.

 

Отсутствие доказательств, свидетельствующих о принятии лицом мер к хранению наркотического средства, повлекло изменение квалификации содеянного

 

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 18.04.2017 по кассационной жалобе адвоката изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска, постановленный в отношении Р., осужденной по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением положений ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Согласно решению суда первой инстанции 19.09.2015 в дневное время у Р. возник умысел, направленный на незаконное приобретение наркотических средств. Реализуя преступные намерения, Р. в тот же день с сотового телефона своего сожителя зашла в сеть Интернет, где посредством коммуникационной программы «Telegram» и переписки с неустановленным лицом сделала заявку на приобретение наркотического средства. После этого Р. от неустановленного лица получила сообщение с указанием номера счета, на который необходимо было перевести денежные средства, требуемые для оплаты заказанного ею наркотического средства.

Следуя полученным указаниям Р. через терминал «Киви-кошелек» перечислила на неустановленный номер телефона денежные средства в размере 1 350 руб. После чего получила сообщение с указанием места нахождения оплаченного ею наркотика.

Располагая полученной информацией о точном месте нахождения наркотического средства, Р. проехала по указанному адресу и в районе обозначенного ей дома в траве обнаружила полимерный сверток с наркотиком, который подняла с земли. Сразу же после этого Р. была замечена сотрудниками ППС МУ МВД.

Желая избежать уголовной ответственности, Р., осознавая, что при ней находится наркотическое средство, бросила полимерный сверток обратно в траву. При этом, в ходе осмотра сотрудниками полиции места происшествия указанный полимерный сверток с наркотическим средством был обнаружен и изъят.

Обвинительный приговор в отношении Р. постановлен судом первой инстанции в особом порядке.

Отразив в приговоре описание преступного деяния, с обвинением с которым согласилась осужденная, суд правильно квалифицировал ее действия по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Вместе с тем, из установленных судом обстоятельств совершения преступления следует, что действия Р., поднявшей с земли сверток с наркотическим средством, были замечены сотрудниками полиции, после чего осужденная тут же выбросила сверток в траву.

Таким образом, Р. с приобретенным ею наркотическим средством не успела никуда переместиться, и каких-либо действий, связанных с хранением наркотического средства, не совершала.

Указанные обстоятельства, как следует из постановления президиума краевого суда, не требуют анализа фактической стороны совершенного преступления, так как отсутствие признаков объективной стороны незаконного хранения наркотического средства прямо усматривается из фабулы обвинения.

При таких обстоятельствах судом кассационной инстанции квалифицирующий признак – незаконное хранение наркотического средства, из приговора суда исключен и, как следствие, наказание, назначенное Р. по   ч. 2 ст. 228 УК РФ, снижено до 1 года 10 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

Применение положений ст. 64 УК РФ при назначении наказания только за одно из преступлений без приведения в решении соответствующих доводов, признано нарушающим принцип справедливости

 

17.02.2017 судом кассационной инстанции по жалобе стороны защиты изменены приговор Советского районного суда г. Красноярска от 28.06.2016 и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 13.10.2016, вынесенные в отношении Х., осужденного по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Изменяя судебные решения, президиум краевого суда указал, что, назначая Х. наказание, суд первой инстанции сослался на отсутствие оснований для применения положений ст. 64 УК РФ по причине отсутствия каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью подсудимого. Вместе с тем, вопреки указанным выводам в описательно-мотивировочной части приговора, суд назначил Х. по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ наказание ниже низшего предела, установленного санкцией статьи.

Апелляционная инстанция, оценив совокупность установленных судом смягчающих обстоятельств, признала ее исключительной лишь для наказания за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, но не для преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ. Однако, указав на применение правил ст. 64 УК РФ по отношению к преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, суд апелляционной инстанции оставил без изменения назначенное наказание, что является существенным нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона, поскольку это повлияло на исход дела путем определения несправедливого наказания.

Более того, судом апелляционной инстанции не приведено мотивов, по которым совокупность одних и тех же смягчающих обстоятельств, связанных с личностью осужденного и оказанием им активного способствования раскрытию и расследованию преступлений, признана исключительной лишь по отношению к одному из совершенных виновным преступлений. При этом каких-либо новых смягчающих обстоятельств, влияющих на наказание Х. за отдельные преступления, судом апелляционной инстанции не установлено.

Приведенные выше обстоятельства позволили президиуму краевого суда сделать вывод о необходимости применения положений ст. 64 УК РФ в равной степени как к преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, так и к преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 228 УК РФ, со снижением назначенного наказания.

 

 

другие новости