Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июль 2017 г.

15.08.2017 16:41:38

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июль

 

г. Красноярск

2017 год

 

ОБОБЩЕНИЕ

 о результатах обобщения практики рассмотрения судами уголовных дел

о преступлениях в сфере экологии за первое полугодие 2017 года  

 

За первое полугодие 2017 года судами края рассмотрено 120 уголовных дел о преступлениях в сфере экологии в отношении 137 лиц, в том числе по ст. 169 УК РФ – 1 дело в отношении 1 лица, по ст. 191.1 УК РФ – 1 дело в отношении 1 лица, по ст. 256 УК РФ – 6 дел в отношении 9 лиц, по ст. 258 УК РФ – 8 дел в отношении 8 лиц, по ст. 258.1 УК РФ – 3 дела в отношении 4 лиц,  по ст. 260 УК РФ – 99 дел в отношении 112 лиц, по ст. 285 УК РФ – 1 дело в отношении 1 лица, по ст. 290 УК РФ – 1 дело в отношении 1 лица. Постановлено обвинительных приговоров в отношении 107 лиц, в том числе осуждено по ст. 169 УК РФ – 1 лицо, по ст. 191.1 УК РФ – 1 лицо, по ст. 260 УК РФ – 93 лица, по ст. 256 УК РФ – 3 лица, по ст. 258 УК РФ – 4 лица, по ст. 258.1 УК РФ – 4 лица, по ст. 290 УК РФ – 1 лицо.

В порядке ст. 237 УПК РФ судом прокурору возвращено 2 уголовных дела о преступлениях указанной категории (ст. 260 УК РФ).

Постановлением Канского районного суда от 15.02.2017 прокурору возвращено уголовное дело в отношении обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, вальщика З., работающего у индивидуального предпринимателя.

Суд первой инстанции, приведя в постановлении доказательства, исследованные в судебном заседании, пришёл к выводу о том, что в обвинительном заключении отсутствует прямое указание на лесную декларацию, в нарушение которой подсудимым осуществлена незаконная рубка лесных насаждений, имеющаяся в уголовном деле светокопия лесной декларации надлежащим образом не заверена, не имеет положительного заключения уполномоченного органа – Канского лесничества, не зарегистрирована.

В связи с чем, судья указал, что он лишён возможности вменить З. нарушение конкретной лесной декларации с указанием её реквизитов, если таковые отсутствуют в обвинительном заключении.

При этом стороной защиты в судебное заседание представлена копия лесной декларации иного содержания относительно тех же событий.

На данное судебное решение прокуратурой принесено апелляционное представление, которое апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 23.05.2017  удовлетворено по следующим основаниям.

В соответствии с постановлением Пленума ВС РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами регулируются соответствующие экологические правоотношения, и указывать в судебном решении в чём непосредственно выразились их нарушения со ссылкой на конкретные нормы.

Из предъявленного обвинения следует, что З. действовал в нарушение  ст.ст. 29, 30, 72 Лесного кодекса РФ, п. 5, п.п. «е» п. 13 Правил заготовки древесины, утверждённых приказом Федерального Агентства лесного хозяйства РФ от 01.08.2011 № 337 «Об утверждении правил заготовки древесины», а также в нарушение технологической карты и лесной декларации.

Лесная декларация не может быть признана нормативным актом, поскольку фактически она является заявлением об использовании лесов в соответствии с проектом освоения лесов, подписываемым самим лесозаготовителем.

Содержание лесной декларации в части, конкретизирующей её нарушение, в обвинительном заключении приведено, т.е. из него следует, какой именно лесной декларацией руководствовался следователь.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что наличие двух разных лесных деклараций само по себе не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку доказательства представлены процессуальными оппонентами и обязанность их оценки по правилам ст.ст. 75, 87, 88 УПК РФ возложена на суд.

По нереабилитирующим основаниям прекращено 24 уголовных дела в отношении 26 лиц (4/6 - по ст. 256 УК РФ, 4/4 по ст. 258 УК РФ, 16/16 – по ст. 260 УК РФ): в связи с деятельным раскаянием - в отношении 14 лиц (ст. 28 УПК РФ), с назначением судебного штрафа  - в отношении 12 лиц, в том числе 1 – по ходатайству следователя.

Постановлением Большеулуйского районного суда от 17.04.2017 в порядке ст. 446.3 УПК РФ на основании ст. 25.1 УПК РФ прекращено уголовное дело в отношении Я., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 8 тыс. руб., подлежащего уплате  в течение 1 месяца со дня вступления постановления в силу.

В период с 29.11.2015 по 03.12.2015 Я., находясь в лесном массиве Южно-Кытатского участкового лесничества КГКУ «Ачинское лесничество», не имея разрешительных документов на осуществление рубки лесных насаждений, произвёл незаконную рубку деревьев породы берёза, общим объёмом 21,34 куб.м.

В результате незаконной рубки деревьев Я. лесному фонду Российской Федерации причинён ущерб в крупном размере на общую сумму 53940 рублей.

Я. впервые совершил преступление средней тяжести, признал вину, раскаялся в содеянном, возместил ущерб, причинённый преступлением, в связи с чем суд удовлетворил ходатайство защитника подсудимого, прекратив уголовное дело и назначив судебный штраф. При определении размера судебного штрафа судом учтены тяжесть преступления, имущественное положение лица и другие обстоятельства.

Постановлением Большемуртинского районного суда от 06.04.2017 уголовное дело в отношении М., Г. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 256 УК РФ, прекращено на основании ст. 28 УПК РФ, в связи с деятельным раскаянием.

М. и Г. группой лиц по предварительному сговору совершили незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов с применением электротока в месте нереста.

10.08.2016 М. и Г. на участке реки Верх-Подъёмная, которая является местом нереста рыб, расположенном в 500 метрах выше по течению от автодороги Красноярск-Енисейск вблизи деревни Верх-Подъёмная, используя резиновую двухместную лодку, электроудочку и аккумулятор, применяя электрический ток, произвели незаконный вылов 22 экземпляров рыбы вида «хариус», 20 экземпляров рыбы вида «елец», 2 экземпляров рыбы вида «щука», 1 экземпляра вида «плотва» и 1 экземпляра рыбы вида «пескарь», причинив  водным биологическим ресурсам РФ ущерб в размере 6430 рублей.

М. и Г. совершили преступление средней тяжести, ранее не судимы, в содеянном чистосердечно раскаялись, способствовали раскрытию преступления, возместили ущерб, причинённый преступлением, в связи с чем, суд удовлетворил ходатайство подсудимых и их защитников о прекращении уголовного дела на основании ст. 28 УПК РФ.

От уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер медицинского характера освобождено 2 лица.

В 1 полугодии 2017 года 2 лица осуждены за совершение преступлений в сфере экологии с использованием служебного положения.

Приговором Енисейского районного суда от 03.04.2017  начальник МО МВД России П. осуждён за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ, т.е. получение должностным лицом взятки, и одного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, т.е. превышение должностных полномочий.

В период с 01.01.2012 по 31.08.2015 сотрудниками МО МВД России осуществлялись проверки рубок лесных насаждений, в том числе незаконных рубок на территории района. В этот же период времени П., являясь начальником МО МВД России, обладая полной информацией о рубках лесных насаждений на территории района Красноярского края, поручил подчиненным сотрудникам оперативного аппарата МО МВД России Л., Н., К, Я. и Р. всю получаемую информацию в указанной сфере незамедлительно докладывать ему лично, и не направлять рейдовые группы на участки лесничества без его разрешения. Таким образом, П. аккумулировал всю поступающую ему информацию в данном направлении на территории района и в дальнейшем использовал ее вопреки  интересам службы.

В указанный период времени на территории района осуществляли деятельность в лесозаготовительной сфере  индивидуальный предприниматель Р. и генеральный директор ООО «С» и учредитель ООО «Е» Т.

П., обладая полной информацией о всех рубках лесных насаждений на территории района, в том числе о рубках лесных насаждений в соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации, в отношении Р. и Т., злоупотребляя своим служебным положением и должностными полномочиями, вопреки интересам службы ориентировал работу служб МО МВД России, исключающую проведение проверок незаконных рубок в отношении Р. и Т. службами МО МВД России, находящимися у него в прямом подчинении, тем самым ограждая Р. и Т. от проведения в отношении них проверочных рейдовых мероприятий, и в силу своего должностного положения, своими незаконными действиями способствовал незаконным действиям Р. и Т. в лесозаготовительной сфере на территории района. Действуя из корыстных побуждений, выражающихся в получении для себя выгоды финансового характера в значительном размере, за совершение действий, входящих в его должностные полномочия, не направлял сотрудников для проведения комплекса мероприятий, направленных на выявление, сбор, фиксацию, документирование лесозаготовительной деятельности Р. и Т., тем самым осуществляя общее покровительство  указанных лиц, в связи с чем получил от Р. и Т. в указанный период времени взятку в виде денежных средств в общей сумме соответственно 150 тыс. руб. и 95 тыс. руб.

Суд назначил П. по совокупности преступлений окончательное наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, со штрафом в размере 7 млн руб., а также с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий в органах государственной власти и органах местного самоуправления сроком 3 года.

Практика назначения наказания по уголовным делам указанной категории свидетельствует о том, что основным видом наказания, применяемым судами, является лишение свободы, которое в силу ст. 73 УК РФ признается условным, поскольку данные преступные деяния в большинстве случаев относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести. Лишение свободы условно назначено 55 лицам (ст. 260 УК РФ), штраф - 16 лицам (ст. 191.1 УК РФ - 1, ст. 256 УК РФ - 2, ст. 258 УК РФ - 2, ст. 260 УК РФ - 11), обязательные работы – 14 лицам (ст. 169 УК РФ - 1, ст. 260 УК РФ – 12, ст. 258.1 УК РФ – 1),  исправительные работы – 12 лицам (ст. 256 УК РФ - 1, ст. 258 УК РФ – 2, ст. 258. 1 УК РФ - 3, ст. 260 УК РФ – 6), в том числе с применением ст. 73 УК РФ – 10 лицам (ст. 256 УК РФ - 1, ст. 258 УК РФ – 2, ст. 258.1 УК РФ – 2, ст. 260 УК РФ – 5).

Реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначается в исключительных случаях, когда лицо уже имеет условную судимость за предыдущее преступление.

Так, в первом полугодии 2017 года реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначено 10 лицам (ст. 260 УК РФ – 9 лицам, ст. 290 УК РФ – 1лицу).

Приговором Шушенского районного суда от 19.04.2017, постановленным в особом порядке, П. осуждён по  ч. 3 ст. 260, ч. 3 ст. 191.1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, Б.  осуждён по ч.3 ст.260 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

П. и Б., находясь на территории участкового лесничества КГБУ «Саяно-Шушенское лесничество», в один из дней в период с 25.08.2015 по 31.08.2015 совместно с лицом, введённым в заблуждение относительно законности производства рубки, используя две бензопилы, совершили незаконную рубку до степени прекращения роста 36 деревьев породы сосна, объемом 82,6 кубических метров, чем причинили лесному фонду Российской Федерации материальный ущерб в особо крупном размере на общую сумму 731 253 руб.

Кроме того, после совершенной незаконной рубки лесных насаждений П. ввел в заблуждение относительно законности производства рубки водителей грузовых автомобилей, при помощи которых с использованием ими погрузчика осуществил перевозку незаконно заготовленной древесины в количестве 40 кубических метров с территории участкового лесничества КГБУ «Саяно-Шушенское лесничество» на лесопилку, где реализовал неустановленным в ходе следствия лицам, распорядившись вырученными денежными средствами по своему усмотрению.

Тем самым П. совершил приобретение, перевозку в целях сбыта и сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины: сосны объемом 40 кубических метров, чем причинил лесному фонду Российской Федерации материальный ущерб в особо крупном размере на сумму 354 118 руб.

При назначении наказания Б. судом учтён особо опасный рецидив.

По приговору с осужденных в пользу Российской Федерации в солидарном порядке взыскан материальный ущерб, причиненный государственному лесному фонду, в размере 721 253 руб.

В 1 полугодии 2017 года дополнительные виды наказания, такие как штраф, а также лишение права занимать определенные должности, назначены 4 лицам (ст. ст. 260, 290 УК РФ).

В течение первого полугодия 2017 года в соответствии с положениями главы 15.1 УК РФ конфисковано и обращено в доход государства 57 орудий преступлений по 53 уголовным делам о преступлениях в сфере незаконного лесопользования, что составляет 62,3% от общего количества уголовных дел указанной категории с обвинительным приговором.

В соответствии с п. «г» ч.1 ст.104 УК РФ суд может конфисковать и обратить в собственность государства орудия совершения преступления, только если они  принадлежат обвиняемому. 

В основном  орудиями совершения указанной категории преступлений  в ходе расследования признаются бензопилы, конфискация которых и производится по результатам  рассмотрения уголовных дел. 

Причиной недостаточной результативности по изъятию и обращению в доход государства транспортных средств и механизмов, с использованием которых совершаются преступления, является то, что вещественные доказательства, признаваемые по делу орудиями преступления, не принадлежат виновным лицам. В связи с чем, они возвращаются судом законным владельцам.

Сумма удовлетворённых судом исковых требований, а также добровольно возмещенного ущерба по делам указанной категории в 1 полугодии 2017 года составила 15 млн руб. (60,8%).

 Оставлено без рассмотрения исковых заявлений на сумму 9,7 млн руб. (39%).

За 1 полугодие 2017 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрены апелляционные представления в отношении 10 лиц по уголовным делам в указанной сфере, удовлетворены – в отношении 8 лиц, отклонены – в отношении 2 лиц.

Апелляционные представления приносились в отношении 2 лиц на отмену приговоров в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, в отношении 4 лиц – на изменение приговоров по тем же основаниям, а также ввиду мягкости назначенного наказания, в отношении 4 лиц – на отмену постановлений о возвращении уголовных дел прокурору и отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Апелляционным постановлением от 26.01.2017 отклонено апелляционное представление на постановление Енисейского районного суда от 18.11.2016, которым уголовное дело в отношении Ч., обвиняемого по ч. 2 ст. 290 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ (2 эпизода), возвращено прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Согласно предъявленному обвинению, у Ч., являющегося руководителем КГБУ, осведомлённого о том, что директор ООО «В» Ш. ежегодно в зимний период обращается в лесничество для подготовки пакета документов, необходимых для участия в аукционе, возник преступный умысел, направленный на получение взятки в значительном размере в виде рулонов сена, для нужд своих родителей, за совершение в пользу Ш. подготовки указанных документов, т.е. за действия, которые непосредственно входят в служебные полномочия должностного лица.

В последующем за данные действия Ч. от Ш. получено 96 рулонов сена на общую сумму 96 тыс. руб.

Кроме того, у Ч., действующего из корыстных побуждений, вопреки интересам службы, выражающихся в стремлении получить выгоду материального характера в пользу возглавляемого им учреждения, и из иной личной заинтересованности, возник преступный умысел, направленный на злоупотребление своими служебными полномочиями, используя своё должностное положение, на совершение действий, которые повлекут существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций и охраняемых законом интересов государства, а именно на безвозмездное приобретение для КГБУ  кухонного гарнитура и получение денежных средств от М., являющегося заместителем директора ООО «А», осуществляющего заготовку древесины на территории района.

Кухонный гарнитур стоимостью 45 тыс. руб. был установлен в помещении КГБУ, предназначенном для проживания работников учреждения.

Также М., действуя во исполнение требований Ч., передал свои денежные средства в сумме 100 тыс. руб. С., которые в дальнейшем по указанию Ч. были использованы для приобретения КГБУ имущества, которое в нарушение ч. 3 ст. 582 ГК РФ на баланс лесничества не ставилось.

Кроме того, Ч., имея преступный умысел, направленный на злоупотребление своими служебными полномочиями, на совершение действий, которые повлекут существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций и охраняемых законом интересов государства, на взимание денежных средств за отвод лесосек, потребовал с В., действующего в интересах СППК «С» по заготовке древесины на территории КГБУ, от П. и Ф., действующих в интересах местного населения по заготовке древесины для собственных нужд местного населения на территории КГБУ, заплатить денежные средства в суммах 25059,15; 25059,15 и 64047,28 руб. под видом оплаты транспортных услуг, якобы оказанных гражданам и юридическим лицам при отводе лесосек.

Указанные лица, понимая, что в случае отказа они не смогут осуществить заготовку древесины для собственных нужд, оплатили обозначенные суммы путем перечисления денежных средств на счет КГБУ.

Суд первой инстанции в постановлении указал, что в обвинительном заключении по ч. 1 ст. 285 УК РФ не отражено, какие полномочия превысил Ч., по одному из эпизодов не изложена субъективная сторона преступления, а именно в чём конкретно выразилась иная личная заинтересованность. Кроме того, в квалификации деяния отсутствует указание о совершении преступления из корыстных побуждений, в то время как при описании деяния соответствующий признак отражён.

В апелляционном представлении ставился вопрос об отмене постановления в связи с тем, что нарушения, указанные судом, могут быть устранены в ходе рассмотрения уголовного дела по существу, кроме того, судебное решение вынесено по результатам проведения предварительного слушания без предъявления подсудимому обвинения и его исследования с участием сторон.

Краевой суд с доводами прокурора не согласился, указав, что отсутствие в обвинительном заключении обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию, исключает возможность рассмотрения уголовного дела по существу.

Апелляционным постановлением от 21.03.2017 по представлению прокурора отменено постановление Богучанского районного суда от 02.02.2017, которым уголовное дело в отношении Р., обвиняемого по ч. 3 ст. 260 УК РФ (3 преступления), возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основанием для принятия решения послужило, по мнению суда первой инстанции, нарушение прав обвиняемого на стадии предварительного расследования, не устранимое в судебном заседании, поскольку ходатайство защитника о внесении в обвинительное заключение содержания доказательств (показаний свидетелей и актов осмотра лесосек), представленных стороной защиты, оставлено следователем без удовлетворения, в связи с чем, обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Краевой суд указал, что в ходатайстве адвоката не конкретизировано, в какой части показания свидетелей подлежат включению в обвинительное заключение, а также не конкретизировано, кем и в какое время составлены акты осмотра лесосек.

Кроме того, факт отсутствия в обвинительном заключении ссылки на указанные доказательства при их фактическом наличии у стороны защиты не ограничивает доступ обвиняемого к правосудию и не препятствует рассмотрению уголовного дела по существу.

Апелляционным постановлением от 30.03.2017 по апелляционному представлению отменено постановление Иланского районного суда от 23.02.2017, которым следователю отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции о том, что факт оказания обвиняемым давления на свидетелей не может являться поводом для заключения его под стражу, поскольку К. в момент совершения этих действий являлся свидетелем по уголовному делу.

Краевой суд указал, что процессуальный статус К. значения для оценки его поведения не имеет, так как он преследовал единственную цель – избежать уголовного преследования и ориентировал свидетелей на дачу показаний, отвечающих его интересам, а не направленных на объективное расследование уголовного дела.

Более того, обстоятельства высказывания угроз физической расправы в адрес одного из свидетелей и его избиение подтверждаются результатами оперативно-розыскной деятельности, которые были представлены в суд первой инстанции, но оценки в постановлении не получили.

Также судом не в полной мере принята во внимание характеристика на обвиняемого: в решении суда указано, что жалоб от соседей на К. не поступало, в то время как из характеристики следует, что он также ранее неоднократно судим, привлекался к административной ответственности за мелкое хищение, а также совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения.

17.01.2017 апелляционным определением Красноярского краевого суда по представлению прокурора изменён приговор Ермаковского районного суда от 01.09.2016 в отношении Г., осуждённого по ч. 3 ст. 260, ч. 3 ст. 191.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

Согласно приговору преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 191.1 УК РФ, совершено осуждённым в период с начала июля 2014 года по 20.07.2015.

Краевой суд согласился с прокурором о неправильном применении уголовного закона и исключил из объективной стороны указанного преступления период с начала июля 2014 года по 01.08.2014, указав, что статья 191.1 УК РФ начала действовать с 02.08.2014, наказание по данному эпизоду снижено.

Также по доводам апелляционного представления в качестве смягчающего наказание обстоятельства учтены явки с повинной, что повлекло снижение наказание как за каждое преступление, так и по совокупности – до 3 лет 3 месяцев лишения свободы.

Апелляционным определением от 25.05.2017 по представлению прокурора в части применения акта амнистии от 24.04.2015 отменён приговор Богучанского районного суда от 22.03.2017, которым М. осуждён по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с актом амнистии (деяние совершено в марте 2015 года),  ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Суд апелляционной инстанции указал, что в совокупность преступлений, совершённых М., входят эпизоды, совершённые после вступления в силу акта амнистии от 24.04.2015, в связи с чем, с учётом п. 10 данного акта, он не может применяться ни к одному из совершённых М. преступлений.

Приговор в части применения акта амнистии от 24.04.2015 по преступлению, совершённому в марте 2015 года, отменён, наказание по совокупности преступлений усилено до 5 лет 1 месяца лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушение права лица на защиту

повлекло отмену приговора

 

Апелляционным определением отменен приговор Курагинского районного суда от 15.07.2016 в отношении У., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Основанием отмены приговора явилось допущенное нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в нарушении права осужденного на защиту.

Как следует из протокола судебного заседания от 22.07.2015, У. заявлено ходатайство об отказе от услуг адвоката С. по тем основаниям, что последний на предварительном следствии не оказывал ему надлежащую юридическую помощь, не защищал его законные интересы и права, принял сторону обвинения, в связи с чем, постановлением Курагинского районного суда от 22.07.2015 ходатайство У. об отказе от услуг защитника С. удовлетворено, поскольку он не в полной мере обеспечивал право на защиту подсудимого.

Таким образом, суд первой инстанции согласился с тем, что при проведении предварительного расследования юридическая помощь У. должным образом не оказывалась, что повлекло нарушение права У. на защиту не только в ходе судебного заседания, но и в ходе предварительного расследования уголовного дела.

*      *      *

Апелляционным определением по жалобе защитника отменен приговор Назаровского городского суда от 18.04.2017, которым З. осужден по ч. 1 ст. 222, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 69 УК РФ, Д. осужден по ч. 2 ст. 162, ст. 70 УК РФ.

Основаниями отмены приговора явились существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в нарушении права подсудимого на защиту.

Так, отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение,  суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с требованиями ст. 244 УПК РФ в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами, в том числе, на выступление в прениях.

С учетом требований закона, судом должен быть соблюден баланс интересов всех участников процесса, каждому должна быть предоставлена возможность для надлежащей реализации своих прав, исполнения обязанностей.

Однако как следует из протокола судебного заседания, указанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции не выполнены.

Так, выступивший в прениях государственный обвинитель, подробно изложил позицию стороны обвинения по делу с приведением анализа доказательств вины З. и Д.

Защитник З. в своей речи сослался на то, что дело рассмотрено в особом порядке, что не соответствует материалам уголовного дела.

Подсудимый Д. отказался выступать в прениях, при этом право на выступление в прениях адвокату Д. судом первой инстанции не предоставлено. Протокол судебного заседания сведений о его выступлении не содержит. Письменная речь защитника  к протоколу не приобщена.

С учетом изложенного, судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда сделан обоснованный вывод о нарушении Д. права на защиту.

 

Нарушение порядка провозглашения

приговора повлекло его отмену

 

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда отменен приговор Козульского районного суда от 21.03.2017 в отношении Г.

Основанием отмены приговора суда первой инстанции послужило существенное нарушение уголовно – процессуального закона, выразившееся в следующем.

В силу п. 8 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора является основанием его отмены.

По правилам статей 295, 298 и 310 УПК РФ суд, заслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату, где постановляет приговор, после подписания которого суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор.

При этом копии приговора вручаются сторонам в течение 5 суток со дня его провозглашения (ст. 312 УПК РФ).

Как следует из имеющихся в уголовном деле материалов служебной проверки, по состоянию на 29.03.2017 оригинал приговора от 21.03.2017 в уголовном деле отсутствовал, в судебном заседании оглашен его черновой вариант, не подписанный судьей. Изложенное, кроме того, подтверждается как несвоевременным вручением находящегося в материалах уголовного дела приговора сторонам, так и самим его содержанием, которое идентично тексту обвинительного заключения.

Нарушение порядка провозглашения приговора судом первой инстанции послужило основанием отмены судебного решения и направления дела на новое рассмотрение в ином составе суда.

 

Неверная квалификация действий осуждённого

повлекла изменение приговора

 

Апелляционной инстанцией краевого суда по жалобе осужденного ввиду неправильного применения уголовного закона изменен приговор Ужурского районного суда от 30.01.2015, которым Ш. осужден за совершение пяти преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а»   ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27.07.2009 № 215-ФЗ), и преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27.07.2009 № 215-ФЗ), ч. 2 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Причиной изменения приговора явилось следующее.

Согласно ст. 9, 10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действующим во время совершения этого деяния, при этом уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий поведение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Вопреки выводам суда первой инстанции, во время совершения осужденным преступлений преступность и наказуемость деяний, предусмотренных ст. 228.1 УК РФ, определялась уголовным законом в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ.

В связи с чем, действия осужденного переквалифицированы на соответствующие пункты и части статьи 228.1 УК РФ в редакции Федерального закона от 19.05.2010 № 87-ФЗ, наказание снижено.

 

Приговор изменён в связи с

чрезмерной мягкостью наказания

 

Апелляционным определением в связи с несправедливостью назначенного условного наказания изменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска в отношении П., осужденного к лишению свободы по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году, ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 8 месяцам условно с испытательным сроком в 3 года.

П. признан виновным в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, а также причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Согласно приговору 21.06.2016, около 20 часов, П., находясь около магазина «Баллада», открыто похитил у Б. золотые украшения, причинив материальный ущерб на сумму 10 998 рублей 23 копейки, после чего с места преступления скрылся.

23.06.2016 в ночное время П., находясь на набережной р. Енисей в г. Красноярске, из личной неприязни нанёс К. руками не менее трех ударов по лицу, от которых потерпевший упал и ударился головой об асфальт, после чего схватил его руками за тело, приподнял вверх и перебросил через плечо, вследствие чего К. упал и ударился лицом и головой об асфальтированную поверхность земли. В результате действий П. потерпевшему причинена закрытая черепно-мозговая травма, представленная линейным переломом теменной и височной костей справа с переходом на основание черепа, со сдавлением острой эпидуральной гематомой правой теменно-височной области, которая по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Основанием изменения приговора явилась его несправедливость вследствие применения к П. условного осуждения.

Так, согласно ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и по причине чрезмерной суровости.

По смыслу ст. 73 УК РФ, условное осуждение может быть применено в тех случаях, когда суд придет к убеждению о возможности исправления осужденного без реального отбывания назначаемого наказания.

По мнению суда апелляционной инстанции, по данному делу эти требования закона не выполнены.

Назначая П. наказание, суд первой инстанции принял во внимание характер и степень общественной опасности содеянного и данные о личности осужденного, который вину признал, в содеянном раскаялся, написал явку с повинной, чистосердечное признание, чем активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, характеризуется удовлетворительно, совершил преступления в несовершеннолетнем возрасте. Судом также было учтено аморальное поведение потерпевшего К., явившееся поводом для преступления, а также возмещение материального ущерба потерпевшему Б. Указанные обстоятельства в совокупности суд признал смягчающими наказание и пришел к выводу о возможности назначения П. с применением положений ст. 73 УК РФ и сохранении условного осуждения по предыдущему приговору.       

С указанными выводами судебная коллегия не согласилась, указав, что суд первой инстанции, приводя основания, по которым пришел к выводу о возможности исправления осужденного без изоляции от общества, не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, фактические обстоятельства дела, повышенную общественную опасность содеянного. По мнению судебной коллегии, судом не приняты во внимание конкретные обстоятельства при которых совершено преступление против жизни и здоровья человека, личность осужденного.

Преступления, одно из которых является тяжким, другое – средней тяжести, совершены П. в период испытательного срока, установленного приговором от 10.12.2015 за совершение им тяжкого преступления. При этом испытательный срок дважды продлялся в связи с уклонением осужденного от исполнения обязанностей, возложенных на него судом.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла неверным вывод суда первой инстанции о возможности исправления осужденного без изоляции от общества, а применение условного осуждения – несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости.

В связи с чем, из приговора исключено указание на применение при назначении наказания положений ст. 73 УК РФ и самостоятельное исполнение приговора от 10.12.2015; на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по данному приговору отменено. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 10.12.2015 и окончательно назначено 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Нарушения уголовного закона

при назначении наказания

повлекли изменение приговора

 

Судом кассационной инстанции изменены приговор Шарыповского городского суда от 13.08.2014 и апелляционное определение краевого суда от 14.04.2015 в отношении Р., осужденного за два преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, к 4 годам лишения свободы за каждое, на основании ст. 69 УК РФ – к 5 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со снижением назначенного наказания по следующим основаниям.

Определяя размер наказания в виде лишения свободы, суд 1 инстанции применил положения ч. 3 ст. 66 и ч. 1 ст. 62 УК РФ.

По смыслу закона при наличии оснований, предусмотренных ст. 66 УК РФ, вначале применяются положения этой статьи УК РФ, затем – ч. 1 ст. 62 УК РФ. При применении положений ч. 1 ст. 62 УК РФ две трети исчисляются от максимального  срока или размера наказания, которое может быть назначено с учётом положений ст. 66 УК РФ.

Санкция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 4 до 8 лет. С учётом наличия условий, содержащихся в ч. 3 ст. 66 УК РФ и ч. 1 ст. 62 УК РФ, максимальный срок составляет (2/3 от 3/4 от 8) 4 года лишения свободы.

Установление в силу закона верхнего предела наказания обязывает суд применить и иные требования Общей части УК РФ, влияющие на размер наказания, независимо от совпадения максимального размера наказания с его минимальным размером, предусмотренным санкцией.

По смыслу закона, если наряду с обстоятельствами, указанными в части 1 ст. 62 УК РФ, суд установит  наличие других смягчающих обстоятельств, наказание должно назначаться с учётом всех смягчающих обстоятельств.

Если в результате применения статей 62 и (или) 66 УК РФ срок или размер наказания, который может быть назначен осужденному, окажется менее строгим, чем низший предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то наказание назначается ниже низшего предела без ссылки на статью 64 УК РФ. В таких случаях верхний предел назначаемого наказания не должен превышать срок или размер наказания, который может быть назначен с учётом положений указанных статей.

Таким же образом решается вопрос назначения наказания в случае совпадения верхнего предела наказания, которое может быть назначено осужденному в результате применения норм, с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Из приговора следует, что суд при обсуждении вопроса о назначении Х. наказания, помимо явки с повинной признал на основании ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим обстоятельством его состояние здоровья.

Вместе с тем Х. назначено за каждое из преступлений максимально возможное наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года, что не может быть признано справедливым и соответствующим требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ.

 

Рассмотрение гражданского

иска в отсутствие гражданского истца

возможно лишь при соблюдении

требований ч. 2 ст. 250 УПК РФ

 

Постановлением суда кассационной инстанции отменён приговор Советского районного суда г. Красноярска от 12.10.2016 и апелляционное определение краевого суда от 08.12.2016 в отношении Л. в части решения о взыскании с осуждённого в пользу Х. 325 тыс. руб. в счёт возмещения ущерба по следующим основаниям.

В ходе проведения предварительного следствия по делу  Х. обратился с иском  о взыскании с виновного лица Л. денег в сумме 325 тыс. руб. в счёт возмещения причинённого ему материального ущерба.

Постановлением следователя Х. был признан гражданским истцом по уголовному делу.

Согласно положениям ст. 44 УПК РФ гражданский истец вправе поддерживать гражданский иск, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций.

В силу ч. 2 ст. 250 УПК РФ суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если об этом ходатайствует сам истец или его представитель; гражданский иск поддерживает прокурор; подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском.

По смыслу указанных положений закона суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца и его представителя при наличии всех трёх условий, предусмотренных законом.

Вместе с тем гражданский истец Х. не участвовал в судебном заседании по уголовному делу по обвинению Л., поскольку он не был извещён судом о месте и времени рассмотрения дела, несмотря на то, что сведения о гражданском истце были указаны в составленном по делу обвинительном заключении. При этом Х. не ходатайствовал перед судом о рассмотрении в его отсутствие гражданского иска к Л.

Более того, за три дня до назначения по уголовному делу судебного заседания и за 13 дней до постановления судом приговора представителем гражданского истца Т., действовавшей на основании доверенности и обладающей соответствующими полномочиями, в Советский районный суд г. Красноярска подано ходатайство об оставлении гражданского иска Х. в рамках уголовного дела без рассмотрения в связи с подачей последним иска в Центральный районный суд  г. Красноярска в гражданском порядке.

Таким образом, у суда при постановлении приговора отсутствовали предусмотренные ч. 2 ст. 250 УПК РФ основания для рассмотрения гражданского иска Х. по существу и имелись основания для оставления данного гражданского иска без рассмотрения.

 

Постановление об отмене условно-досрочного освобождения

в отсутствие осуждённого  признано незаконным

 

Судом кассационной инстанции отменено постановление Кежемского районного суда от 18.07.2016 об отмене условно-досрочного освобождения в отношении Б. с исполнением оставшейся не отбытой части наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима по следующим причинам.

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ в редакции Федерального закона от 20.03.2011 осужденный, в числе прочих участников процесса, должен быть извещён  о дате, времени и месте судебного заседания по вопросам, связанным с исполнением приговора, не позднее 14 суток до дня судебного заседания. При наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в процессе либо предоставить возможность изложить свою позицию путём использования систем видеоконференц-связи. Ходатайство осуждённого об участии в судебном заседании может быть заявлено одновременно с его ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения извещения о дате, времени и месте судебного заседания.

18.07.2016 извещённый о времени и месте судебного заседания Б. в процесс не явился, и суд принял решение о рассмотрении дела без него, поскольку осуждённый ходатайство об отложении судебного заседания не подавал, об уважительности своей неявки не заявил.

Между тем выводы суда о неуважительности неявки осуждённого в суд, либо его уклонения от явки, должны быть основаны на всестороннем учёте данных о его неявке, мерах, принятых для выявления её причины, с указанием конкретных обстоятельств. Эти данные в своей совокупности позволяют сделать законный и обоснованный вывод об уклонении подсудимого от явки в суд или об обратном - об уважительности или неуважительности неявки.

Согласно протоколу судебного заседания суд каких-либо действий для установления причины неявки Б. не предпринял.

Вместе с тем доводы осужденного об уважительности причины его неявки в судебное заседание 18.07.2016 подтверждены информацией заместителя  главного врача Красноярской краевой клинической больницы о том, что Б. находился в указанном учреждении на стационарном лечении в период с 08.07.2016 по 08.08.2016.

Таким образом, вывод суда о возможности рассмотрения дела без участия Б. в связи с его неявкой в судебное заседание без уважительных причин является преждевременным, а вынесенное по итогам рассмотрения представления об отмене условно-досрочного освобождения постановление – незаконным, поскольку Б.  был лишён возможности довести до суда свою позицию по существу дела.

 

НОВОЕ В УГОЛОВНОМ  И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Федеральный закон от 18.07.2017 №159-ФЗ "О внесении изменений в статью 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации".

Управление транспортным средством в состоянии опьянения, сопряженное с неоднократным несоблюдением установленных в соответствии с административным надзором административных ограничений, может явиться основанием для привлечения к уголовной ответственности.

Согласно изменениям, внесенным в статью 314.1 УК РФ, неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с Федеральным законом, сопряженное с совершением данным лицом в числе прочего административного правонарушения, предусмотренного частью 7 статьи 11.5, либо статьей 11.9, либо статьей 12.8, либо статьей 12.26 КоАП РФ, повлечет за собой привлечение к уголовной ответственности.

Кроме того, установлено, что самовольное оставление поднадзорным лицом помимо места жительства или пребывания также места фактического нахождения в целях уклонения от административного надзора, будет являться основанием для применения к такому лицу мер уголовного воздействия.

другие новости