Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за апрель 2017 г.

12.05.2017 17:42:16

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

апрель

 

 

г. Красноярск

2017 год

 

СПРАВКА

по обобщению практики рассмотрения судами уголовных дел

о преступлениях в сфере лесопользования

за первый квартал 2017 года  

 

За первый квартал 2017 года судами края рассмотрено 38 (-24) уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования в отношении 45 (-22) лиц, в том числе по ст. 260 УК РФ – 35 (-26) дел в отношении 42 (-24) лиц, по ст. 169 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица, по ст. 191.1 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица, по ст. 290 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица. Постановлено 29 (-19) обвинительных приговоров в отношении 34 (-19) лиц, в том числе в особом порядке - в отношении 23 лиц (67,6%).

В порядке ст. 237 УПК РФ судом прокурору возвращено 2 (+2) уголовных дела о преступлениях указанной категории.

Постановлением Канского районного суда от 15.02.2017 прокурору возвращено уголовное дело в отношении вальщика, работающего у индивидуального предпринимателя, З., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении отсутствует прямое указание о том, в нарушение какого разрешительного документа, а именно какой лесной декларации осуществлялась рубка лесных насаждений.

На данное постановление прокуратурой внесено апелляционное представление, которое до настоящего времени не рассмотрено.

По нереабилитирующим основаниям прекращено 8 (-6) уголовных дел в отношении 8 (-6) лиц: в связи с деятельным раскаянием - в отношении 4 (-8) лиц (ст. 28 УПК РФ), с назначением судебного штрафа  - в отношении 4 (+4) лиц, в том числе 1 – по ходатайству следователя.

Постановлением Каратузского районного суда от 07.03.2017 прекращено уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием на основании ст. 28 УПК РФ.

16.09.2016 Б. прибыл в урочище «Удрово», расположенное в квартале 41 выделе 30 Степного участкового лесничества совхоза «Каратузский», в окрестностях д. Верхний Суэтук Каратузского района,  где, не имея документов, разрешающих заготовку древесины в данном лесном массиве, при помощи бензомоторной пилы «STIHL-МС 180» совершил незаконную рубку 44 деревьев породы берёза, объёмом 52 куб.м.

В результате действий Б. Российской Федерации причинён материальный ущерб в крупном размере на общую сумму 120 458 рублей.

Б. впервые совершил преступление средней тяжести, явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, раскаялся в содеянном, полностью возместил ущерб, имеет на иждивении малолетних детей, в связи с чем суд удовлетворил ходатайство защитника подсудимого о прекращении в отношении него уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 1 в Абанском районе от 20.02.2017 в порядке ст. 446.3 УПК РФ  на основании ст. 25.1 УПК РФ прекращено уголовное дело в отношении Л., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ, с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере  10000 рублей, который подлежит уплате  в течение 2 месяцев со дня вступления постановления в силу.

В период с 01.09.2016 по 23.09.2016 Л., находясь в лесном массиве, расположенном в 4 квартале 47 выделе лесов Абанского  сельского участкового лесничества КГБУ «Абанское лесничество», не имея разрешительных документов на осуществление рубки лесных насаждений, при помощи личной бензопилы «Хузгварна» произвёл незаконную рубку 5 деревьев породы сосна, общим объёмом 7, 59 куб.м.

В результате незаконной рубки деревьев Л. лесному фонду Российской Федерации причинён ущерб в значительном размере на общую сумму 30 086 рублей 46 копеек.

Л. впервые совершил преступление небольшой тяжести, признал вину, раскаялся в содеянном, возместил ущерб, причинённый преступлением, в связи с чем суд удовлетворил ходатайство защитника подсудимого, прекратив уголовное дело и назначив судебный штраф. При определении размера судебного штрафа судом учтены тяжесть преступления, имущественное положение лица и другие обстоятельства.

От уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер медицинского характера освобождено 1 (+1) лицо.

В 1 квартале 2017 года 2 (+1) лица осуждены за совершение преступлений в сфере лесопользования с использованием служебного положения.

Приговором мирового судьи судебного участка № 64 в Октябрьском районе г. Красноярска от 28.02.2017 П. осужден по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 169 УК РФ, к 120 часам обязательных работ, от отбытия которых освобожден в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.    

 П., являясь начальником отдела министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края, в том числе курирующим деятельность Государственного предприятия Красноярского края «…лесами» (далее ГП КК), в декабре 2014 года и в феврале 2015 года соответственно, воспрепятствовал законной предпринимательской деятельности ГП КК путем ограничения законных интересов, а именно дал устное распоряжение врио директора подведомственного министерству ГП КК о прекращении участия предприятия в проведении аукциона по продаже права на заключение договоров купли-продажи лесных насаждений на территории Кодинского и Пировского лесничеств Красноярского края, тем самым, являясь должностным лицом, совершил с использованием служебного положения ограничение прав и законных интересов юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы, а равно незаконное ограничение самостоятельности юридического лица.   

Приговором районного суда от 03.04.2017 начальник МО МВД России П. осуждён за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ, т.е. получение должностным лицом взятки, и одного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, т.е. превышение должностных полномочий.

В период с 01.01.2012 по 31.08.2015 сотрудниками МО МВД России осуществлялись проверки рубок лесных насаждений, в том числе незаконных рубок на территории района. В этот же период времени П., являясь начальником МО МВД России, обладая полной информацией о рубках лесных насаждений на территории района Красноярского края, поручил подчиненным сотрудникам оперативного аппарата МО МВД России Л., Н., К, Я. и Р. всю получаемую информацию в указанной сфере незамедлительно докладывать ему лично, и не направлять рейдовые группы на участки лесничества без его разрешения. Таким образом, П. аккумулировал всю поступающую ему информацию в данном направлении на территории района и в дальнейшем использовал ее вопреки  интересам службы.

В указанный период времени на территории района осуществляли деятельность в лесозаготовительной сфере  индивидуальный предприниматель Р. и генеральный директор ООО «С» и учредитель ООО «Е» Т.

П., обладая полной информацией о всех рубках лесных насаждений на территории района, в том числе о рубках лесных насаждений в соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации от 04.12.2006 года № 200-ФЗ, в отношении Р. и Т., злоупотребляя своим служебным положением и должностными полномочиями вопреки интересам службы ориентировал работу служб МО МВД России, исключающую проведение проверок незаконных рубок в отношении Р. и Т. службами МО МВД России, которые находятся у него в прямом подчинении, тем самым ограждая последних от проведения в отношении них проверочных рейдовых мероприятий, и в силу своего должностного положения, своими незаконными действиями способствовал незаконным действиям Р. и Т. в лесозаготовительной сфере на территории района, действуя из корыстных побуждений, выражающихся в получении для себя выгоды финансового характера в значительном размере, за совершение действий, входящих в его должностные полномочия, не направлял сотрудников для проведения комплекса мероприятий, направленных на выявление, сбор, фиксацию, документирование лесозаготовительной деятельности Р. и Т., тем самым осуществляя общее покровительство  указанных лиц, получил от Р. и Т. в указанный период времени взятку в виде денежных средств в общей сумме соответственно 150000 рублей и 95000 рублей, за общее покровительство.

Суд назначил П. по совокупности преступлений окончательное наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, со штрафом в размере 7 млн. рублей, а также с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий в органах государственной власти и органах местного самоуправления сроком 3 года.

В 1 квартале 2017 года оправдательные приговоры, а также постановления о прекращении уголовного дела (преследования) по реабилитирующим основаниям не выносились (=).

         Практика назначения наказания по уголовным делам указанной категории свидетельствует о том, что основным видом  наказания, применяемым судами, является лишение свободы, которое в силу ст. 73 УК РФ признается условным, поскольку данные преступные деяния в большинстве случаев относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести – 19 (-10) лиц, штраф назначен 4 (-5) лицам, обязательные работы – 5 (-1), исправительные работы – 1  (-7).

Таким образом, в первом квартале 2017 года за совершение преступлений указанной категории наказание, не связанное с лишением свободы (штраф, исправительные и обязательные работы), определено 10 (-13) лицам.

Реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначается в исключительных случаях, когда лицо уже имеет условную судимость за предыдущее преступление.

Так, в первом квартале 2017 года реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначено 5 (+3) лицам.

Приговором Лесосибирского городского суда от 10.02.2017 Н. и Ш. осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы каждый с отбыванием наказания  в исправительной колонии строгого режима.

10.10.2016, примерно в 14 часов, ранее судимые Н. и Ш. прибыли в лесной массив, расположенный на территории муниципального образования г. Лесосибирск, где по предварительному сговору в нарушение ст. 29 Лесного кодекса РФ, без соответствующего разрешения, а также без заключения договора купли-продажи лесных насаждений, принесённой с собою бензопилой «Husgvarna», произвели незаконную рубку пяти растущих деревьев породы сосна, общим объёмом 9, 18 куб.м, причинив материальный ущерб муниципальному образованию г. Лесосибирск в размере 27 292 рубля.  

Отягчающим наказание Н. и Ш. обстоятельством признан опасный рецидив.

Гражданский иск представителя муниципального образования г. Лесосибирск в размере 27 292 рубля оставлен без рассмотрения в связи с ненадлежащим оформлением.

В 1 квартале 2017 года дополнительные виды наказания, такие как штраф, а также лишение права занимать определенные должности, назначены 1 (-2) лицу.

Как и прежде актуальным остается вопрос о необходимости  конфискации орудий  совершения преступлений в сфере лесопользования.

В течение первого квартала 2017 года в соответствии с положениями главы 15.1 УК РФ конфисковано и обращено в доход государства 22 (-12) орудий преступлений по 22 (-8) уголовным делам, что составляет 75,9% от общего количества уголовных дел с обвинительным приговором.

В соответствии с п. «г» ч.1 ст.104 УК РФ суд может конфисковать и обратить в собственность государства орудия совершения преступления, только если они  принадлежат обвиняемому. 

В основном  орудиями совершения указанной категории преступлений  в ходе расследования признаются бензопилы, конфискация которых и производится по результатам рассмотрения уголовных дел. 

Причиной недостаточной результативности по изъятию и обращению в доход государства транспортных средств и механизмов, с использованием которых совершаются преступления, является то, что виновные лица не являются собственниками вещественных доказательств, признаваемых по делу орудиями преступления. В связи с чем, вещественные доказательства возвращаются судом законным владельцам.

Однако, несмотря на неоднократные указания прокуратуры края по-прежнему допускаются факты безосновательного возвращения орудия преступления осужденным, при этом незаконные судебные решения в этой части прокурорами в апелляционном порядке не всегда обжалуются.

Так, постановлением Каратузского районного суда от 07.03.2017 прекращено уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием на основании ст. 28 УПК РФ.

Орудие преступления – бензомоторная пила «STIHL-МС 180», безосновательно передана Б.

В апелляционном порядке судебное решение не обжаловано.

Аналогичная ситуация имела место в Новосёловском районе, однако прокурором принесено обоснованное апелляционное представление об отмене судебного решения в этой части.

Сумма удовлетворённых судом исковых требований, а также добровольно возмещенного ущерба по делам указанной категории в 1 квартале 2017 года составила 6 137 434, 14 (-1 756 014,58) рубля, что составляет 60,3 % от суммы причиненного ущерба.

Оставлено без рассмотрения исковых заявлений на сумму 4 036 123  рубля (39,7 %).

Большинство уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования рассмотрено в особом порядке, каких-либо сложностей при поддержании государственного обвинения не возникало.

Частные постановления судом не выносились.

За 1-й квартал 2017 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрены апелляционные представления в отношении 6 (+1) лиц по уголовным делам в указанной сфере, удовлетворены – в отношении 4 (-1) лиц, отклонены – в отношении 2 (+2) лиц.

Результативность апелляционного обжалования составила 66,7% (-33,3%).

Апелляционные представления не отзывались.

Апелляционные представления приносились в отношении 1 лица на отмену приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, в отношении 2 лиц – на изменение приговора по тем же основаниям, а также ввиду мягкости назначенного наказания, в отношении 3 лиц – на отмену постановлений в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Так, апелляционным определением от 24.01.2017 отклонено апелляционное представление на приговор Енисейского районного суда от 11.11.2016, которым Т. осуждён по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ (1 преступление), по ч. 3 ст. 260 УК РФ (2 преступления), по ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев с освобождением от наказания по амнистии.

В апелляционном представлении ставился вопрос об изменении приговора – исключении ст. 73 УК РФ и направлении осуждённого для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

Доводы обоснованы тем, что Т. признан виновным в совершении двух тяжких и одного средней тяжести преступлений, повлекших причинение особо крупного ущерба лесному фонду России на общую сумму более 14 миллионов рублей, ущерб по делу не возмещен, на указанную сумму удовлетворен гражданский иск, судом недостаточно мотивировано применение ст. 73 УК РФ, учтена только личность подсудимого, совершение им преступлений впервые, наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Краевой суд с позицией прокурора не согласился, указав, что при назначении наказания суд учёл обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние наказания на исправление осуждённого и на условия его жизни, данные о личности, из которых следует, что Т. ранее не судим, характеризуется положительно, имеет постоянное место жительства, занимается общественно полезным трудом, женат, имеет двоих несовершеннолетних детей, один из которых является малолетним.

При этом, судебная коллегия отметила, что каких-либо новых данных, способных повлиять на вид и размер назначенного наказания, в апелляционном представлении не приведено, не содержатся они и в материалах дела.

Апелляционным постановлением от 26.01.2017 отклонено апелляционное представление на постановление Енисейского районного суда от 18.11.2016, которым уголовное дело в отношении Ч., обвиняемого по ч. 2 ст. 290 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ (2 эпизода), возвращено прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Согласно предъявленному обвинению, у Ч., являющегося руководителем КГБУ, осведомлённого о том, что директор ООО «В» Ш. ежегодно в зимний период обращается в лесничество для подготовки пакета документов, необходимых для участия в аукционе, возник преступный умысел, направленный на получение взятки в значительном размере в виде рулонов сена, для нужд своих родителей, за совершение в пользу Ш. подготовки указанных документов, т.е. за действия, которые непосредственно входят в служебные полномочия должностного лица.

В последующем за данные действия Ч. от Ш. получено 96 рулонов сена на общую сумму 96000 рублей.

Кроме того, у Ч., действующего из корыстных побуждений, вопреки интересам службы, выражающихся в стремлении получить выгоду материального характера в пользу возглавляемого им учреждения, и из иной личной заинтересованности, возник преступный умысел, направленный на злоупотребление своими служебными полномочиями, используя своё должностное положение, на совершение действий, которые повлекут существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций и охраняемых законом интересов государства, а именно на безвозмездное приобретение для КГБУ  кухонного гарнитура и получение денежных средств от М., являющегося заместителем директора ООО «А», осуществляющего заготовку древесины на территории района.

Кухонный гарнитур стоимостью 45000 рублей был установлен в помещении КГБУ, предназначенном для проживания работников учреждения.

Также, М., действуя во исполнение требований Ч., передал свои денежные средства в сумме 100000 рублей С., которые в дальнейшем по указанию Ч. были использованы для приобретения КГБУ имущества, которое в нарушение ч. 3 ст. 582 ГК РФ, на баланс лесничества не ставилось.

Кроме того, Ч., имея преступный умысел, направленный на злоупотребление своими служебными полномочиями, на совершение действий, которые повлекут существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций и охраняемых законом интересов государства, на взимание денежных средств за отвод лесосек, потребовал с В., действующего в интересах СППК «С» по заготовке древесины на территории КГБУ, от П. и Ф., действующих в интересах местного населения по заготовке древесины для собственных нужд местного населения на территории КГБУ, заплатить денежные средства в суммах 25059,15 рублей, 25059,15 рублей, 64047,28 рублей под видом оплаты транспортных услуг, якобы оказанных гражданам и юридическим лицам, при отводе лесосек на вышеуказанные услуги.

Указанные лица, понимая, что в случае отказа они не смогут осуществить заготовку древесины для собственных нужд, оплатили обозначенные суммы путем перечисления указанных сумм на счет КГБУ.

Суд первой инстанции в постановлении указал, что в обвинительном заключении по ч. 1 ст. 285 УК РФ не отражено, какие полномочия превысил Ч., по одному из эпизодов не изложена субъективная сторона преступления, а именно в чём конкретно выразилась иная личная заинтересованность, и в квалификации деяния отсутствует указание о совершении преступления из корыстных побуждений, в то время как при описании деяния соответствующий признак отражён.

В апелляционном представлении ставился вопрос об отмене постановления в связи с тем, что нарушения, указанные судом, могут быть устранены в ходе рассмотрения уголовного дела по существу, кроме того, судебное решение вынесено по результатам проведения предварительного слушания без предъявления подсудимому обвинения и его исследования с участием сторон.

Краевой суд с доводами прокурора не согласился, указав, что отсутствие в обвинительном заключении обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию, исключает возможность рассмотрения уголовного дела по существу.

Апелляционным постановлением от 21.03.2017 по представлению прокурора отменено постановление Богучанского районного суда от 02.02.2017, которым уголовное дело в отношении Р., обвиняемого по ч. 3 ст. 260 УК РФ (3 преступления), возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основанием для принятия решения послужило, по мнению суда первой инстанции, нарушение прав обвиняемого на стадии предварительного расследования, не устранимое в судебном заседании, поскольку ходатайство защитника о внесении в обвинительное заключение содержания доказательств (показаний свидетелей и актов осмотра лесосек), представленных стороной защиты, оставлено следователем без удовлетворения, в связи с чем, обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Краевой суд указал, что в ходатайстве адвоката не конкретизировано, в какой части показания свидетелей подлежат включению в обвинительное заключение, а также не конкретизировано, кем и в какое время составлены акты осмотра лесосек.

Кроме того, факт отсутствия в обвинительном заключении ссылки на указанные доказательства при их фактическом наличии у стороны защиты не ограничивает доступ обвиняемого к правосудию и не препятствует рассмотрению уголовного дела по существу.

Апелляционным постановлением от 30.03.2017 по апелляционному представлению отменено постановление Иланского районного суда от 23.02.2017, которым следователю отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции о том, что факт оказания обвиняемым давления на свидетелей не может являться поводом для заключения его под стражу, поскольку К. в момент совершения этих действий являлся свидетелем по уголовному делу.

Краевой суд указал, что процессуальный статус К. значения для оценки его поведения не имеет, так как он преследовал единственную цель – избежать уголовного преследования и ориентировал свидетелей на дачу показаний, отвечающих его интересам, а не направленным на объективное расследование уголовного дела.

Более того, обстоятельства высказывания угроз физической расправы в адрес одного из свидетелей и его избиение подтверждаются результатами оперативно-розыскной деятельности, которые были представлены в суд первой инстанции, но оценки в постановлении не получили.

Также, судом не в полной мере принята во внимание характеристика на обвиняемого: в решении суда указано, что жалоб от соседей на К. не поступало, в то время как из характеристики следует, что он также ранее неоднократно судим, привлекался к административной ответственности за мелкое хищение, а также совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения.

В январе-марте 2017 года апелляционной инстанцией Красноярского краевого суда по представлению пересмотрен приговор в отношении 1 (+1) лица, эффективность апелляционного реагирования составила 100% (-).

Так, апелляционным определением от 17.01.2017 по представлению прокурора изменён приговор Ермаковского районного суда от 01.09.2016 в отношении Г., осуждённого по ч. 3 ст. 260, ч. 3 ст. 191.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

Согласно приговору, преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 191.1 УК РФ, совершено осуждённым в период с начала июля 2014 года по 20.07.2015.

Краевой суд согласился с прокурором о неправильном применении уголовного закона и исключил из объективной стороны указанного преступления период с начала июля 2014 года по 01.08.2014, указав, что статья 191.1 УК РФ начала действовать с 02.08.2014, наказание по данному эпизоду снижено.

Также, по доводам апелляционного представления по обоим преступлениям признана в качестве смягчающего наказание обстоятельства явка с повинной, что также повлекло снижение наказание как по ним, так и по совокупности преступлений – до 3 лет 3 месяцев лишения свободы.

За анализируемый период городскими и районными судами апелляционные представления не рассматривались (-1), приговоры мировых судей в апелляционном порядке не отменялись, не изменялись.

В 1 квартале 2017 года судебные решения о преступлениях в сфере лесопользования президиумом краевого суда не пересматривались (=).

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Подсудимый вправе пользоваться услугами выбранного им адвоката для защиты своих интересов

 

Приговором Зеленогорского городского суда от 07.12.2016 Р. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, пп. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, пп. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением положений ст. 64 УК РФ и положений ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором Ш. осужден за 2 преступления, предусмотренных пп. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, и 3 преступления, предусмотренных п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор по жалобе осужденного отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в производстве по уголовному делу в отношении Ш. является обязательным. Согласно ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подсудимым, его законным представителем, а также другими лицами, по поручению или с согласия подсудимого. По просьбе подсудимого, участие защитника обеспечивается судом.

В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о его приглашении суд вправе предложить подсудимому пригласить другого защитника, а в случае отказа, принять меры по назначению защитника.

В силу ст. 52 УПК РФ подсудимый может отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подсудимого и не является обязательным, в том числе для суда. При наличии обстоятельств перечисленных в ст. 72 УПК РФ, а также иных обстоятельств, исключающих участие защитника по уголовному делу, ему может быть заявлен отвод.

Таким образом, по смыслу закона, подсудимый вправе пользоваться услугами избранного им адвоката, для защиты интересов в уголовном судопроизводстве, а суд обязан по его просьбе принять меры по обеспечению участия такого защитника в деле.

В то же время из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебного разбирательства 09.08.2016 подсудимый Ш. письменно заявил об отказе от защитника Б. по причине расхождения с ним позиции по делу в связи с тем, что адвокат не оказывает ему юридической помощи, на нарушения закона не реагирует, ходатайства и жалобы не заявляет. Поясняя о недоверии к адвокату, Ш. заявил о желании заключить соглашение с иным защитником.

Фактически заявленный Ш. отказ от услуг адвоката Б., учитывая основания данного отказа, является отводом адвокату, который должен быть разрешен судом в совещательной комнате в соответствии с требованиями ст. 256 УПК РФ с вынесением соответствующего постановления.

Вместе с тем, вопреки требованиям закона, суд не предпринял никаких мер, направленных на обсуждение этого ходатайства, разрешил его на месте без удаления в совещательную комнату, оставив без удовлетворения и мотивировав свое решение отсутствием оснований.

Вопрос о предоставлении дополнительной возможности Ш. заключить соглашение с иным адвокатом в судебном процессе не обсуждался.

Интересы подсудимого Ш. в судебном заседаний, в ходе которого были допрошены свидетели защиты, а также и сам Ш. по существу предъявленного ему обвинения, продолжил осуществлять адвокат Б.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводу, что суд первой инстанции реально не предоставил Ш. возможность воспользоваться правом заключить соглашение с другим адвокатом, чем нарушил его право на защиту, что и явилось основанием для отмены постановленного приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что заслуживают внимания и доводы апелляционного представления о неправильном назначении наказания, поскольку по смыслу закона если одни преступления совершены до, а другие после вынесения первого приговора, в соответствии с которым осужденному назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ, то суду вначале следует назначить наказание по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, при наличии оснований, предусмотренных ст. 74 УК РФ, отменить условное осуждение и назначить наказание по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ), затем - по совокупности преступлений, совершенных до вынесения первого приговора, и окончательное наказание назначить по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

При этом судебная коллегия указала, что указанные доводы представления должны являться предметом исследования при новом рассмотрении дела.

 

Совершение преступления совместно с лицом, не достигшим возраста привлечения к уголовной ответственности, образует соучастие в форме соисполнительства

 

Приговором Балахтинского районного суда от 09.01.2017 А. осужден по  п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием ежемесячно в доход государства 5% заработка. Наказание назначено условно с испытательным сроком 1 год.

Красноярским краевым судом по результатам пересмотра уголовного дела по представлению государственного обвинителя решение суда первой инстанции отменено и постановлен апелляционный приговор.

В соответствии с п. 3 ст. 389.15 УПК РФ основанием отмены судебного решения является неправильное применение уголовного закона, которым является в силу п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ нарушение Общей части УК РФ и применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части УК РФ, подлежавших применению.

Как указал Красноярский краевой суд, нарушение указанных выше требований процессуального закона выразилось в том, что органом предварительного расследования А. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ и, описывая содеянное в приговоре, суд также указал на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, однако признал А. виновным в совершении преступления, предусмотренного лишь п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, необоснованно исключив квалифицирующий признак, предусмотренный п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ввиду того, что совершение преступления совместно или с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста, не создает соучастия.

Придя к такому выводу, суд не учел, что под совершением кражи посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, следует понимать такие действия субъекта преступления, когда он сам непосредственно не выполняет действия, образующие состав преступления, а поручает это лицам, не подлежащим уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости и других обстоятельств.

Исходя из правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» несмотря на то, что в возбуждении уголовного дела в отношении одного из лиц отказано в связи с не достижением возраста привлечения к уголовной ответственности, данное лицо является соучастником преступления в форме соисполнительства.

Данный вывод подтверждается исследованными в ходе судебного рассмотрения дела доказательствами, согласно которым А. и второе лицо предварительно договорившись о хищении топлива, совместно проникли в гараж, откуда похитили канистры с топливом, а также совместно похитили топливо из бензобака автотранспортного средства, после чего совместно реализовали похищенное и распорядились полученными денежными средствами по своему усмотрению.

Таким образом, давая правовую оценку действиям А., суд апелляционной инстанции исходит из того, что виновный совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, т.е. преступление, предусмотренное п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции отменил приговор Балахтинского районного суда от 09.01.2017 и постановил новый приговор, согласно которому признал А. виновным по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ и назначил ему наказание в виде 9 месяцев исправительных работ с удержанием 5% заработной платы в доход государства. Назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

 

Хищение денежных средств из кассового аппарата не подлежит квалификации по признаку «проникновение в иное хранилище»

 

Приговором Емельяновского районного суда от 25.10.2016 К. признан виновным в совершении 19 преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4                      ст. 162 УК РФ, 6 преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ, а также в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ, ч. 1  ст. 223 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ. По совокупности преступлений с применением положений ч. 2 ст. 62 УК РФ ко всем инкриминируемым деяниям К. назначено окончательное наказание в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда по доводам апелляционного представления приговор изменен.

Так, судом апелляционной инстанции из обвинения по 9 преступлениям, предусмотренным п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и 3 преступлениям, предусмотренным п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ, исключен квалифицирующий признак «проникновение в иное хранилище», так как кассовый аппарат, откуда были похищены денежные средства виновным, не является хранилищем. Основная функция кассового аппарата состоит не в хранении материальных ценностей, а в обеспечении торговых операций, производимых продавцом с его помощью. Хранение денег в кассовом аппарате предусматривается для удобства проведения расчетных операций, что нельзя отнести к основной функции данного аппарата.

Учитывая исключение квалифицирующего признака по указанным составам преступлений, суд апелляционной инстанции снизил наказание как по каждому из них, так и по совокупности преступлений.

 

Нарушение общих правил назначения наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором Большемуртинского районного суда от 20.01.2017 ранее не судимый К. осужден по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права заниматься определенной деятельностью в виде управления транспортными средствами на 3 года, по ст. 264.1 УК РФ к 1 году лишения свободы с лишением права заниматься определенной деятельностью в виде управления транспортными средствами на 3 года. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно К. назначено 3 года лишения свободы с лишением права заниматься определенной деятельностью в виде управления транспортными средствами на 3 года.

Судебной коллегией приговор изменен по представлению государственного обвинителя.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Учитывая указанные положения, суд первой инстанции не мог назначить К. за преступление, предусмотренное ст. 264.1 УК РФ, отнесенное к категории преступлений небольшой тяжести и совершенное виновным впервые, наказание в виде лишения свободы.

Таким образом, суд апелляционной инстанции согласился с доводами представления и назначил К. за преступление, предусмотренное ст. 264.1 УК РФ, наказание в виде обязательных работ сроком на 200 часов с лишением права заниматься определенной деятельностью в виде управления транспортными средствами на 3 года.

В остальном приговор суда, в том числе в части назначения наказания по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 264 и ст. 264.1 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, оставлен без изменения.

 

Принимая процессуальное решение, суд обязан его мотивировать, не ограничиваясь формальными основаниями для удовлетворения (отказа)

 

Постановлением Сосновоборского городского суда от 23.01.2017 осужденному А. отказано в удовлетворении ходатайства о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

По жалобе стороны защиты судом апелляционной инстанции постановление отменено.

Как следует из материалов дела, А. отбывает лишение свободы сроком в 3 года 6 месяцев по приговору Ленинского районного суда г. Красноярска от 16.12.2014 за совершение тяжкого преступления, предусмотренного ч. 2  ст. 228 УК РФ. При этом часть наказания, установленную ч. 2 ст. 80 УК РФ, на период рассмотрения материала судом первой инстанции А. уже отбыл.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 УИК РФ под исправлением осужденных понимается формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения.

Вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания, должен быть основан на всестороннем изучении личности осужденного, его отношения к совершенному преступлению. При оценке поведения осужденного, его отношения к учебе и труду, если он проходил профессиональное обучение и (или) привлекался к труду в период отбывания наказания, необходимо принимать во внимание всю совокупность имеющихся об этом сведений (ч. 4 ст. 80 УК РФ).

В то же время, в нарушение указанных положений, судом первой инстанции отношение А. к содеянному не анализировалось, хотя данное обстоятельство подлежало обязательному выяснению и оценке.

При этом из приговора и психологической характеристики исправительного учреждения, а также объяснений осужденного следовало, что вину в совершенном преступлении он признал полностью, в содеянном чистосердечно раскаялся.

Как следует из представленных суду материалов, осужденный за весь период отбывания наказания к дисциплинарной ответственности не привлекался, к труду относился добросовестно, за что поощрялся, отказов от работы не допускал, замечаний не имел, посещал различные спортивные и культурно-массовые мероприятия, лекции и общие собрания, на меры воспитательного характера реагировал спокойно, адекватно, старался делать для себя должные выводы, технику безопасности не нарушал, режимные мероприятия посещал регулярно, на проверки прибывал без опоздания.

Вместе с тем, сославшись в постановлении на данные, положительно характеризующие поведение А. в период отбывания наказания, суд в постановлении не высказал суждений относительно указанных обстоятельств, а также не привел убедительных мотивов, почему эти обстоятельства не могут являться основанием для замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания и не указал, какие сведения, по мнению суда, свидетельствуют о том, что осужденный нуждается в дальнейшем отбывании назначенного наказания в виде лишения свободы.

Допущенные осужденным нарушения установленного порядка отбывания наказания, а именно неотслеживание состояния спального места и нахождение на нем в неотведенное время, как указала апелляционная инстанция, сами по себе не могут свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания в виде лишения свободы. Разрешая ходатайство, суду следовало учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства.

Кроме того, судом первой инстанции в постановлении не высказано каких-либо суждений относительно представленной в материалах справки по результатам психологического обследования А., согласно которой осужденный имеет адекватную самооценку, уверенный в себе, спокойный, устойчивый в намерениях, умеет распределять собственные усилия, способен контролировать свои поступки, эмоционально зрел и устойчив. Также судом первой инстанции не оценены действия А. по оказанию благотворительной помощи, участию в общественных работах без оплаты, которые направлены на заглаживание вреда перед обществом.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции отменил постановление Сосновоборского городского суда от 23.01.2017, заменил  А. неотбытую часть лишения свободы по приговору Ленинского районного суда  г. Красноярска от 16.12.2014 на обязательные работы сроком на 400 часов.

 

При возвращении дела прокурору суд должен решить вопрос о сроке содержания обвиняемого под стражей в соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 22.03.2017 уголовное дело в отношении З., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом. Этим же постановлением мера пресечения З. оставлена без изменения на срок, установленный постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 29.11.2016, то есть до 20.05.2017 включительно.

Судом апелляционной инстанции по жалобе адвоката постановление, в части вопроса о мере пресечения, изменено.

В силу ст.ст. 97, 99 УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу избирается при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от предварительного следствия и суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью либо угрожать участникам уголовного судопроизводства, а также уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Как видно из материалов дела, З. обвиняется в совершении тяжкого преступления против жизни и здоровья.

Разрешая вопрос о мере пресечения в отношении З., суд исходил из того, что обвиняемый не имеет постоянного места жительства и регистрации, семьей и иждивенцами не обременен, постоянного источника доходов не имеет, привлечен к уголовной ответственности в период условно-досрочного освобождения.

Указанные данные позволили суду сделать объективный вывод о том, что в случае изменения меры пресечения на иную, не связанную с заключением под стражу, З. может скрыться от суда, продолжить заниматься преступной деятельностью.

В то же время, суд первой инстанции, обоснованно не установив оснований для изменения меры пресечения в отношении обвиняемого на более мягкую, сохранил ее прежней, однако установил ее на срок, ранее определенный для судебной стадии, что не соответствует положениям ст. 109 УПК РФ.

Допущенное нарушение закона устранено судом апелляционной инстанции путем уточнения периода содержания З. под стражей

Так, апелляционным постановлением от 18.04.2017 срок содержания З. под стражей установлен на 1 месяц с момента вынесения указанного постановления, то есть по 17.05.2017 включительно.

 

По делам о применении принудительных мер медицинского характера подлежат исследованию вопросы, предусмотренные ст. 442 УПК РФ

 

Апелляционным определением от 18.04.2017 по доводам представления изменено постановление Канского городского суда от 09.02.2017 которым И. освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ в связи с применением к нему принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях общего типа.

В соответствии со ст. 21 УК РФ не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

В силу ст. 442 УПК РФ по делам о применении принудительных мер медицинского характера должны быть исследованы и разрешены следующие вопросы: имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом; совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается данное уголовное дело; совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости; наступило ли у данного лица после совершения преступления психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение; представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда; подлежит ли применению принудительная мера медицинского характера и какая именно.

Соглашаясь с доводами апелляционного представления, судебная коллегия указала о необходимости уточнения и исключения из постановления выводов суда об умысле И. на совершение общественно опасного деяния, признание им своей вины и доказанность виновности, а также о квалификации содеянного, как преступления, поскольку указанные обстоятельства в соответствии со ст.ст.73, 307, 308 УПК РФ подлежат доказыванию при рассмотрении уголовных дел, поступивших в суд с обвинительным заключением (актом), в отношении лиц, которые по своему психическому состоянию в момент совершения преступления понимали значение своих действий и могли ими руководить.

Таким образом, описательно-мотивировочная часть постановления дополнена указанием о совершении И. общественно-опасного деяния, запрещенного уголовным законом, подпадающим под признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, из описательной части постановления исключено указание на признание вины и виновности И., а слова «квалифицировать по…» заменены словами «расценивать как совершение общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, подпадающего под признаки преступления, предусмотренного…».

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Назначение наказания ниже низшего предела санкции статьи возможно только применительно к основному виду наказания

 

Судьей Красноярского краевого суда отказано в передаче в суд кассационной инстанции представления, принесенного на приговор Кировского районного суда г. Красноярска от 28.07.2016 и апелляционное определение Красноярского краевого суда от 04.10.2016, постановленные в отношении Ш.

Как следует из судебных решений приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 28.07.2016 Ш. осужден по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 15 000 руб. и по ч. 1 ст. 223.1 УК РФ с применением положений ст. 64 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 100 000 руб. В соответствии со ст. 69 УК РФ окончательно виновному назначено 3 года лишения свободы со штрафом в размере 110 000 руб. На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 04.10.2016 приговор оставлен без изменения.

В кассационном представлении ставился вопрос об изменении состоявшихся судебных решений, снижении размера дополнительного наказания в виде штрафа с учетом ст. 64 УК РФ, назначенного по ч. 1 ст. 223.1 УК РФ, поскольку суд, назначая наказание, оставил без внимания санкцию указанной статьи, предусматривающую минимальные пределы, как основного, так и обязательного дополнительного наказания.

В свою очередь, судья краевого суда, рассмотрев кассационное представление и проверив изложенные в нем доводы, оснований для пересмотра судебных решений в кассационном порядке не нашел.

Согласно ч. 1 ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а ровно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

Таким образом, из приведенных положений следует, что при наличии исключительных обстоятельств, назначение наказания ниже низшего предела санкции статьи возможно только применительно к основному наказанию.

Применение положений ст. 64 УК РФ к дополнительному виду наказания, предусмотренному санкцией статьи в качестве обязательного, возможно только в форме его не назначения.

В связи с изложенным, судьей Красноярского краевого суда был сделан вывод об отсутствии оснований для пересмотра судебных решений по основаниям представления.

 

При замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания необходимо руководствоваться общими требованиями назначения данного вида наказания

 

Постановлением Норильского городского суда от 26.07.2012 по ходатайству осужденного О. неотбытая часть наказания по приговору Норильского городского суда от 19.04.2001 в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев и 26 дней заменена наказанием в виде ограничения свободы на срок 6 лет с возложением предусмотренных законом обязанностей.

В кассационном порядке, предусмотренном гл. 45 УПК РФ, указанное постановление не пересматривалось.

Президиумом Красноярского краевого суда по жалобе защитника постановление Норильского городского суда от 26.07.2012 изменено по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными, мотивированными и признаются таковыми, если они вынесены в соответствии с требованиями закона, основаны на его правильном применении и в достаточной мере мотивированы.

Вместе с тем, состоявшееся по делу в отношении осужденного О. постановление о замене неотбытой части наказания более мягким видом, указанным требованиям закона не соответствует.

В соответствии с ч. 1 ст. 80 УПК РФ лицу, отбывающему лишение свободы, возместившему полностью или частично вред, причиненный преступлением, суд с учетом его поведения в течение всего периода отбывания наказания может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания более мягким видом наказания.

Таким образом, положения данной нормы уголовного закона предусматривают замену более мягким видом наказания той части наказания в виде лишения свободы, которая осталась неотбытой на момент рассмотрения дела, что не предполагает возможности определения осужденному менее строгого наказания в большем размере, чем оставшаяся неотбытой часть лишения свободы.

Как следует из материалов дела, по приговору Норильского городского суда от 19.04.2001 О. осужден к 17 годам 5 месяцам лишения свободы и на момент рассмотрения судом ходатайства осужденного, завяленного в порядке  ст. 80 УК РФ, неотбытая им часть лишения свободы составляла 4 года 06 месяцев 26 дней.

По результатам рассмотрения ходатайства суд пришел к выводу о возможности его удовлетворения и принял решение заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания в виде ограничения свободы. Вместе с тем, вопреки требованиям ст. 80 УК РФ, суд установил срок ограничения свободы равный 6 годам, что является нарушением установленного законом принципа замены более строгого наказания менее строгим, и фактически увеличило срок наказания, назначенного О. приговором суда.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 80 УК РФ, при замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанными в ст. 44 УК РФ, и в пределах, предусмотренных УК РФ для каждого вида наказания.

В силу ч. 2 ст. 53 УК РФ ограничение свободы в качестве основного вида наказания назначается на срок от 2 месяцев до 4 лет.

Таким образом, при замене на основании ст. 80 УК РФ неотбытого наказания в виде лишения свободы наказанием в виде ограничения свободы срок более мягкого вида наказания не мог превышать 4 лет.

При изложенных обстоятельствах президиумом Красноярского краевого суда постановление Норильского городского суда от 26.07.2012 изменено, срок наказания в виде ограничения свободы, на который осужденному О. заменена неотбытая часть наказания в виде лишения свободы, снижен до 4 лет.

другие новости