Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за март 2017 г.

19.04.2017 15:11:35

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март

 

г. Красноярск

2017 год

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики апелляционного обжалования незаконных постановлений

федеральных судов о прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям за 12 месяцев 2016 года

 

За 12 месяцев 2016 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда в апелляционном порядке рассмотрено 19 (+3) постановлений о прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в отношении 20 (+4) лиц, в том числе, по представлениям прокуроров - 18 (+5) лиц, по жалобам - 2 (-1) лица.

Причиной отмены (изменения) указанных постановлений послужили лишь доводы представлений, которые в отношении 11 (+3) лиц удовлетворены, в отношении 7 (+2) лиц отклонены. По жалобам иных участников процесса судебные решения не пересматривались.

С учетом роста числа отклоненных представлений, результативность апелляционного обжалования осталась практически на том же низком уровне - 61,1% (-0,4%).

Большинство отмененных, измененных судом апелляционной инстанции судебных решений о прекращении уголовных дел принято в связи с примирением сторон.

Чаще всего основанием для принесения представлений на постановления анализируемой категории являлось нарушение требований уголовно-процессуального закона.

Так, 24.11.2016 Красноярским краевым судом рассмотрено апелляционное представление прокурора на постановление Минусинского городского суда от 26.09.2016 в отношении Ш. о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

Основанием принесения представления послужило неправильное применение уголовного закона и существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Суд первой инстанции, удовлетворяя ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела, мотивировал принятое решение тем, что судимость по приговору Минусинского городского суда от 29.04.2016 с Ш. снята постановлением Минусинского городского суда от 25.07.2016, в связи с чем, никаких правовых последствий не влечет.

Вместе с тем, из материалов уголовного дела следовало, что на момент совершения преступления, а именно 03.07.2016 судимость с Ш. не снята, преступление совершено в период установленного по предыдущему приговору суда испытательного срока, что препятствовало вынесению постановления с прекращением уголовного дела в связи с примирением сторон.

Отклоняя апелляционное представление, суд апелляционной инстанции указал на то, что, согласно материалам уголовного дела, Ш. обвинялся в совершении преступления средней тяжести, примирился с потерпевшим, возместил причиненный ущерб, а также на то, что обвиняемый и его защитник поддержали ходатайство потерпевшего о прекращении дела в связи с примирением сторон.

Доводы апелляционного представления о том, что суд необоснованно прекратил уголовное дело в связи с примирением сторон, поскольку на момент совершения преступления судимость с Ш. снята не была, оценил как несостоятельные и основанные на неверном толковании закона.

24.01.2017 президиумом Красноярского краевого суда по представлению заместителя прокурора края состоявшиеся решения суда первой и апелляционной инстанции отменены в связи с существенными нарушениями уголовного и уголовно–процессуального закона, повлиявшими на необоснованное освобождение лица от уголовной ответственности. Уголовное дело передано на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

В анализируемом периоде имели место случаи отклонения судом апелляционной инстанции представлений прокуроров по уголовным делам, прекращенным на основании ст. 25 УПК РФ, по двухобъектным составам преступлений. Доводы отклоненных представлений связаны с последовательной позицией прокуратуры по принципиальным вопросам, в связи с чем, поддержаны в краевом суде.

Так, 13.10.2016 отклонено представление на постановление Кировского районного суда г. Красноярска от 04.08.2016 о прекращении уголовного дела и освобождении от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ в отношении Б., обвиняемого по ч. 1 ст. 134 УК РФ.

В апелляционном представлении прокурором поставлен вопрос об отмене постановления в связи с нарушением норм материального и уголовно- процессуального права, направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, поскольку, с учетом объекта преступления, подсудимый фактически не мог загладить вред, причиненный физическому и нравственному формированию несовершеннолетней. Законный представитель потерпевшей, поддержавшая ходатайство подсудимого, действовала вопреки интересам несовершеннолетней.

Отклоняя представление, суд апелляционной инстанции указал, что преступление, в совершении которого обвиняется Б., отнесено законом к категории средней тяжести, между сторонами достигнуто примирение, причиненный вред полностью заглажен, подсудимый и его защитник поддержали заявленное ходатайство представителя потерпевшего о прекращении уголовного дела.

Доводы представления о том, что подсудимым причинен вред половой неприкосновенности, нормальному физическому и нравственному формированию несовершеннолетней, который он не может возместить, что является препятствием к прекращению уголовного дела в связи с примирением сторон, признаны судом апелляционной инстанции несостоятельными, поскольку данные требования не соответствуют положениям, изложенным в ст. 25 УПК РФ.

С учетом изложенного, суд признал обжалуемое постановление законным и обоснованным, принятым в соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального кодекса.

По аналогичным основаниям 18.10.2016 отклонено апелляционное представление на постановление Кировского районного суда г. Красноярска от 17.08.2016 о прекращении уголовного дела в отношении Б. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 134 УК РФ, в связи с примирением сторон.

В ряде случаев основанием для отклонения апелляционных представлений являлось их ненадлежащее качество.

Так, 01.03.2016 судом апелляционной инстанции Красноярского краевого суда отклонено представление прокурора на постановление Назаровского городского суда от 29.12.2015, которым уголовное дело в отношении Т., обвиняемого в совершении квалифицированной кражи, прекращено в связи со смертью подсудимого.

В апелляционном представлении прокурором поставлен вопрос об отмене постановления, поскольку судом первой инстанции не предпринимались меры к установлению близких родственников Т., не выяснялось их мнение о возможности прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, что лишило их возможности отстаивать свою позицию о невиновности Т., а также предъявлять требования о возмещении вреда в случае реабилитации умершего.

Доводы прокурора признаны правильными, поскольку были направлены на восстановление нарушенных прав подсудимого. Однако ввиду ненадлежащего качества принесенного представления, в котором отсутствовали сведения о близких родственниках Т., настаивающих на продолжении производства по уголовному делу с целью возможной реабилитации умершего, а также отсутствием указанной информации в материалах уголовного дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности судебного решения, отклонив требования прокурора.

В 2016 году имел место единичный случай устранения нарушений в части несоблюдения прав несовершеннолетних потерпевших по апелляционному представлению прокурора.

Так, 06.12.2016 Красноярским краевым судом, отменено постановление Советского районного суда г. Красноярска от 29.09.2016 которым уголовное дело в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, прекращено в связи с примирением с несовершеннолетним потерпевшим и его законным представителем.

Удовлетворяя представление прокурора, суд апелляционной инстанции указал, что из материалов дела не следовало данных о принятых подсудимым мерах, направленных на заглаживание причиненного вреда, поскольку в судебном заседании С. высказал лишь намерение загладить причиненный вред, мнение несовершеннолетнего потерпевшего по вопросу о примирении с обвиняемым и прекращении уголовного дела не совпадало с мнением его законного представителя. С учетом изложенного оснований для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон не имелось.

Кроме того, в анализируемом периоде имелись и другие положительные примеры удовлетворения требований прокурора об отмене нереабилитирующих постановлений по апелляционным представлениям.

Так, 06.12.2016 Красноярским краевым судом удовлетворено апелляционное представление прокурора на постановление Ленинского районного суда    г. Красноярска, которым прекращено уголовное дело в отношении С. в соответствии с примечанием №2 ст. 199 УК РФ и ст.ст. 75, 76.1 УК РФ.

Основанием отмены судебного решения и направления дела на новое рассмотрение, послужили неустранимые нарушения уголовного и уголовно–процессуального закона, выразившиеся в том, что вопреки требованиям ст. 76.1 УК РФ, ущерб, причиненный бюджетной системе РФ, возмещен после назначения судом уголовного дела к рассмотрению по существу, непосредственно в ходе судебного следствия.

Таким образом, в связи с отмеченной тенденцией роста отклоненных апелляционных представлений на судебные решения рассматриваемой категории, выявленными недостатками при их подготовке, снижением результативности апелляционного обжалования незаконных судебных постановлений о прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, горрайпрокурорам необходимо принять дополнительные меры, направленные на повышение качества приносимых апелляционных представлений, которые должны соответствовать требованиям п. 16 Приказа Генерального прокурора РФ от 25.12.2012 №465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», то есть быть полными, мотивированными и обоснованными.

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики апелляционного обжалования незаконных судебных постановлений федеральных судов о применении принудительных мер медицинского характера за 12 месяцев 2016 года

 

За 12 месяцев 2016 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда всего рассмотрено 35 (-7) постановлений о применении принудительных мер медицинского характера. Из их числа пересмотрено 28 (+14) постановлений федеральных судов в отношении 28 (+14) лиц, в том числе 6 (+3) – по жалобам иных участников судебного заседания, 22 (+11) - по представлениям прокуроров, доводы которых признаны обоснованными и удовлетворены. Результативность апелляционного обжалования составила 100% (+38,5%). Принесенные представления не отклонялись (-2).

Основаниями пересмотра судебных решений являлись существенные нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

Наиболее распространенным основанием для изменения постановлений анализируемой категории продолжает оставаться исключение из описания совершения общественно – опасных деяний признаков субъективной стороны преступлений, а также изменения наименования вида назначаемых принудительных мер медицинского характера, в соответствии с Федеральным законом от 25.11.2013 № 317-ФЗ, вступившим в силу в тот же день и внесшим изменения в главу 15 УК РФ.

По первому из вышеприведенных оснований в 2016 году пересмотрено по представлениям – 10 постановлений, по жалобам - 2.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 10.11.2016 по представлению прокурора изменено постановление Ужурского районного суда Красноярского края от 01.09.2016 которым К. освобождена от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости двух общественно-опасных деяний, запрещенных уголовным законом и предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Соглашаясь с доводами представления о неправильном применении уголовного закона, судебная коллегия исключила из описательно–мотивировочной части постановления указание о возникновении у К. преступного умысла и совершении преступных действий, так как К. совершила общественно-опасные деяния в состоянии невменяемости.

В части уточнения наименования медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь лицам, нуждающимся в применении принудительных мер медицинского характера, в анализируемом периоде по представлениям прокуроров изменено 6 постановлений.

Апелляционным определением от 16.08.2016 по представлению прокурора изменено постановление Ирбейского районного суда от 16.06.2016, которым Т. освобожден от наказания за совершенное в состоянии невменяемости деяние, подпадающее под признаки преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Этим же постановлением Т. на основании п. «г» ч. 1 ст. 99 УК РФ применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения «в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением».

Судом апелляционной инстанции постановление изменено. Уточнена резолютивная часть о применении принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа с интенсивным наблюдением вместо указанного судом «психиатрического стационара специализированного типа с интенсивным наблюдением».

Доводы представления об исключении из описательно-мотивировочной части постановления указания о совершении Т. тяжкого преступления и о наличии у Т. умысла на совершение действий сексуального характера, поскольку  он не мог осознавать фактических характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, судебной коллегией, в данном случае, отклонены со ссылкой на то, что указание на возникновение у Т. умысла на совершение иных действий сексуального характера, на существо постановленного решения не влияют. Однако такое решение является единичным.

Кроме того, 20.10.2016 по апелляционному представлению прокурора отменено постановление Идринского районного суда от 15.08.2016, которым А. освобожден от уголовной ответственности за совершенное запрещенное уголовным законом общественно-опасное деяние, предусмотренное п. «а» ч. 3    ст. 158 УК РФ.

Соглашаясь с доводами представления об отмене постановления в связи с существенными нарушениями уголовно–процессуального закона, выразившимися в отсутствии юридической оценки действиям А., суд апелляционной инстанции отменил постановление и вынес новое судебное решение, которым устранил допущенные нарушения.

Как отмечено выше, по апелляционным жалобам иных участников в 2016 году пересмотрено всего 6 постановлений рассматриваемой категории, из которых 4 - отменено, 2 - изменено.

Основанием отмены постановлений во всех случаях послужило нарушение права на защиту лица, в отношении которого велось производство о применении принудительной меры медицинского характера.

Так, 21.07.2016 судебной коллегией по уголовным делам по жалобе лица, в отношении которого велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, отменено постановление Норильского городского суда от 27.04.2016, на основании которого Р. освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно-опасного деяния, запрещенного уголовным законом, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 111 УК РФ. Уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение, поскольку суд первой инстанции в нарушение требований ст. 293 УПК РФ не предоставил Р. последнее слово.

13.12.2016 в связи с нарушением права на защиту, по жалобе защитника, отменено постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 13.07.2016 в отношении С. Уголовное дело возвращено прокурору района для устранения препятствий его рассмотрения судом на основании ст. 237 УПК РФ.

Как следовало из материалов уголовного дела и протокола судебного заседания действия законного представителя лица, в отношении которого велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, наносили ущерб интересам представляемого им лица, а именно С.

Так, на протяжении всего судебного разбирательства мнение законного представителя относительно применения принудительных мер медицинского характера в отношении С. судом не выяснялось. Сам С. активной позиции стороны защиты не принимал, лишь в прениях пояснил, что ему нечего сказать, заявленные ходатайства стороны защиты о допросе свидетеля не поддержал, оставляя их рассмотрение на усмотрение суда. При этом С. возражал против применения к нему принудительных мер медицинского характера.

Изложенное, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствовало о том, что С. фактически был лишен надлежащей защиты со стороны законного представителя, как на стадии досудебного производства, так и во время судебного разбирательства, что препятствовало рассмотрению уголовного дела, неустранимо в ходе судебного разбирательства, исключает возможность постановления судебного решения и является основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

Кроме того, в анализируемом периоде, по жалобам стороны защиты, в связи с неправильным применением судом уголовного закона, изменены постановления Зеленогорского городского суда от 19.11.2015 и Березовского районного суда от 11.01.2016 на основании того, что судами сделаны выводы о совершении умышленных действий лицами, имеющими заболевания, исключающие их вменяемость.

В связи с отмеченной тенденцией роста пересмотренных постановлений анализируемой категории, как по представлениям, так и по жалобам иных участников процесса, государственным обвинителям при проверке судебных решений в апелляционные сроки следует обращать внимание на полноту и соответствие постановлений требованиям уголовно–процессуального закона, соблюдение права на защиту, а также соблюдение требований уголовного закона при описании субъективной стороны преступления у лиц, признанных невменяемыми. Необходимо заблаговременно готовиться к судебному заседанию, беспристрастно оценивать совокупность имеющихся доказательств, активно участвовать в исследовании представляемых доказательств, способствовать принятию судом законного, обоснованного и справедливого решения.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Предъявленное обвинение должно быть конкретизированным и соответствовать фабуле инкриминируемого преступления

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 01.12.2016 Э. осужден по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 09.03.2017 по жалобе стороны защиты приговор в отношении Э. отменен, а уголовное дело возвращено прокурору Советского района г. Красноярска в порядке  ст. 237 УПК РФ по следующим основаниям.

Как следует из обвинительного акта, Э., являясь лицом, в отношении которого установлен административный надзор с административными ограничениями, 4 раза (15.03, 22.03, 19.04 и 21.06.2016) не явился на ежемесячную регистрацию по месту жительства, за что был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.24 и ч. 3 ст. 19.24 КоАП РФ.

Кроме того, при проверке по месту жительства 04.05.2016 и 09.05.2016 Э. дома отсутствовал, допустив тем самым нарушения административного ограничения.

Помимо допущенных нарушений, как указано в обвинительном акте, Э., заведомо зная, что является лицом, в отношении которого установлен административный надзор с определенными ограничениями, не соблюдая их в течение года, совершил административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность, за что 26.03.2016 был признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство), а также двух правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ (неуплата административного штрафа в установленный срок).

Отменяя приговор и возвращая дело прокурору суд апелляционной инстанции указал, что текст обвинительного акта свидетельствует о том, что предъявленное Э. обвинение не соответствует диспозиции ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, поскольку содержит произвольный набор административных правонарушений, совершенных Э. со ссылкой на их неоднократность, тогда как описание инкриминируемого деяния должно содержать сведения о том, какие именно административные правонарушения образуют признак неоднократности, со ссылкой на правонарушение, которое сопряжено с новым, уголовно-наказуемым фактом несоблюдения установленных судом ограничений.

При этом из предъявленного Э. обвинения не усматривается, сопряжено ли совершение им административных правонарушений, посягающих на общественный порядок, с несоблюдением административных ограничений, а также не содержится ссылок на вступление в законную силу решений компетентных органов о привлечении его к административной ответственности и не указано, приведены ли они в исполнение, оплачены ли по ним штрафы, обжаловались они или нет.

Таким образом, предъявленное Э. обвинение является не конкретизированным, поскольку не соответствует фабуле ч. 2 ст. 314.1 УК РФ.

 

Незаконное приобретение и хранение наркотического средства, переросшее в сбыт, следует квалифицировать по наиболее тяжкому составу преступления

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 09.03.2017 по жалобе защитника изменен приговор Енисейского районного суда от 02.12.2016 которым Ю. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ и п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 11 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Основанием изменения приговора послужило неправильное применение уголовного закона, допущенное при квалификации действий осужденного.

Согласно приговору Ю. всё приобретенное в январе 2016 года наркотическое средство массой 0,23 грамма сбыл 15.03.2016.

Органами предварительного следствия и судом первой инстанции действия Ю. в отношении ранее приобретенного наркотического средства были дополнительно квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ, чего не требовалось, поскольку указанные действия полностью охватывались составом незаконного сбыта.

Изначальное отсутствие у Ю. умысла на сбыт приобретенного наркотического средства значения для квалификации не имеет и не свидетельствует о необходимости отдельной юридической оценки его действий в данной части, так как по смыслу закона, если лицо сбыло имеющееся у него наркотическое средство, то ответственность наступает именно за данное преступление независимо от того, когда такой умысел возник (до приобретения наркотического средства или после). Фактически незаконное приобретение и хранение наркотического средства в данном случае переросло в сбыт и все незаконные действия с данным наркотическим средством следует квалифицировать по наиболее тяжкому составу преступления.

При изложенных обстоятельствах квалификация действий Ю. по ч. 1  ст. 228 УК РФ являлась излишней, в связи с чем была исключена судом апелляционной инстанции вместе с указанием о применении положений ч. 3 ст. 69 УК РФ.

 

******

 

Приговором Козульского районного суда от 27.04.2015 С. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно виновному назначено 8 лет 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По жалобам осужденного и адвоката приговор изменен по следующим основаниям.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что, несмотря на верное установление фактических обстоятельств дела, действиям С. по обстоятельствам приобретения и хранения им наркотического средства дана неверная юридическая оценка.

Так, судом первой инстанции установлено, что С. 18.02.2014 приобрел для личного потребления 30,774 грамма гашиша, который незаконно хранил. Затем, 21.02.2014 часть из приобретенного им наркотика (10,204 граммов гашиша) С. подарил Б.

Из обжалуемого приговора следует, что действия С., выразившиеся в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта 30,774 грамма наркотического средства (гашиша) в крупном размере, квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, совершенные в крупном размере. В то же время, действия, связанные со сбытом гашиша весом 10,204 грамма, входящего в общую массу приобретенного С. наркотического средства, квалифицированы по п. «б» ч. 3  ст. 228.1 УК РФ - как незаконный сбыт наркотических средств, совершенный в значительном размере. Таким образом, действия С. в отношении части одного и того же наркотического средства признаны совершенными и с целью сбыта, и без цели сбыта.

В то же время, действия осужденного, связанные с незаконным приобретением и хранением без цели сбыта части наркотического средства, а именно наркотика, переданного виновным Б., трансформировались в более тяжкое преступление - сбыт наркотического средства. При таких обстоятельствах действия С. в отношении незаконного оборота 10,204 граммов гашиша являются сбытом наркотического средства в значительном размере и полностью охватываются квалификацией по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Поскольку масса наркотика, хранимого С. без цели сбыта (20,57 граммов гашиша) в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 №1002 составляет лишь значительный размер, содеянное С. в данной части подлежало квалификации не по ч. 2 ст. 228 УК РФ, а по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В связи с вышеизложенным, судом апелляционной инстанции действия С. по факту приобретения и хранения наркотического средства - гашиша массой 20,57 грамма, квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ с назначением виновному наказания за данное преступление в виде лишения свободы сроком на 1 год 7 месяцев.

Также апелляционной инстанцией снижено наказание и по совокупности преступлений, которое постановлено считать равным 8 годам 1 месяцу лишения свободы.

 

Отмена принятого судом решения путем принятия этим же судом противоположного решения по одному и тому же вопросу противоречит положениям уголовно-процессуального закона

 

Постановлением Кежемского районного суда от 16.05.2016 отказано в удовлетворении ходатайства прокурора о восстановлении срока апелляционного обжалования постановления того же суда от 14.01.2016.

Судом апелляционной инстанции указанное решение по представлению прокурора отменено, а материал возвращен в Кежемский районный суд по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ апелляционные жалоба, представление на приговор или иное решение суда первой инстанции, могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копий приговора, определения, постановления. В силу ч. 1 ст. 389.5 УПК РФ, пропущенный срок для апелляционного обжалования может быть восстановлен при наличии уважительных на то причин.

Как следует из материалов дела, 14.01.2016 Кежемским районным судом вынесено постановление о признании незаконным и необоснованным постановления заместителя руководителя СО по Кежемскому району ГСУ СК России по краю об отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП, повлекшего смерть осужденного С.

26.02.2016 на указанное постановление в районный суд поступило апелляционное представление прокурора с ходатайством о восстановлении срока апелляционного обжалования, датированные 26.02.2016.

04.03.2016 Кежемским районным судом вынесено постановление, согласно которому, руководствуясь ст.ст. 389.1-389.4 УПК РФ, суд посчитал, что апелляционное представление прокурора подано в установленный законом срок, поскольку последним днем подачи представления являлось 26.02.2016 с учетом того, что копия оспариваемого судебного решения вручена прокурору 16.02.2016.

Вместе с тем, 16.05.2016 суд вновь, руководствуясь ст.ст. 389.1-389.4 УПК РФ, вынес постановление, которым отказал прокурору Кежемского района в восстановлении срока на апелляционное обжалование постановления суда от 14.01.2016, оставив представление прокурора без рассмотрения.

Краевой суд признал обоснованными доводы апелляционного представления о том, что постановление Кежемского районного суда от 16.05.2016 является незаконным, поскольку фактически судом при вынесении постановления от 04.03.2016 дана оценка факту соблюдения прокурором сроков для принесения представления. При этом указанное решение сторонами не обжаловалось, вступило в законную силу и на момент рассмотрения материала судом апелляционной инстанции не отменено.

Таким образом, вопреки выводам суда первой инстанции, оснований для повторного разрешения судом ходатайства прокурора о восстановлении срока для апелляционного обжалования у суда не имелось.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости отменить постановление суда от 16.05.2016 и считать, что срок на подачу апелляционного представления прокурором района не пропущен.

 

Нарушение уголовно-процессуального закона повлекло изменение судебного решения

 

Приговором Илимпийского районного суда от 14.07.2015 несовершеннолетние Г. и. Ц. признаны виновными в совершении ряда преступлений против собственности.

Апелляционным определением указанный приговор изменен по представлению прокурора в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными судом первой инстанции.

По смыслу ст. 303 УПК РФ, приговор постанавливается в ясных и понятных выражениях. В соответствии с ч. 1 ст. 308 УПК РФ резолютивная часть обвинительного приговора должна в обязательном порядке содержать вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным.

В нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона, суд первой инстанции, в резолютивной части приговора назначая Г. наказание в виде «лишения свободы» по одному из преступлений, предусмотренных п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, фактически его не назначил, указав о назначении «6 месяцев без ограничения свободы». Аналогичное нарушение допущено при назначении наказания Ц. по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Кроме того, суд в описательно-мотивировочной части приговора, квалифицируя действия Г. по факту совершения кражи с причинением значительного ущерба гражданину, в резолютивной части квалифицировал его действия по п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть ошибочно указал дополнительный квалифицирующий признак, который осужденному не вменялся.

Учитывая допущенные нарушения, апелляционная инстанция исключила из действий Г. квалифицирующий признак, предусмотренный п. «а» ч. 2  ст. 158 УК РФ, со снижением наказания, как за указанное преступление, так и по совокупности преступлений и приговоров.

Кроме того, судебная коллегия уточнила приговор в части назначения наказания, указав, что Г. по п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и Ц. по ч. 1 ст. 158 УК РФ назначено лишение свободы.

 

Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, только в случае, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту

 

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 04.10.216 изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 30.05.2016, которым несовершеннолетний С. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. 1 ст. 163 УК РФ, с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы и возложением обязанностей в порядке ст. 53 УК РФ.

Так, удовлетворяя доводы представления, судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Между тем, указанные требования закона по делу не соблюдены. Из материалов дела видно, что органами следствия действия С., по факту завладения имуществом Ж., квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Суд первой инстанции признал С. виновным в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, опасного для здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Таким образом, квалифицировав действия осужденного как совершенные с применением насилия, опасного для жизни и с угрозой применения насилия, опасного для здоровья, суд вышел за пределы предъявленного обвинения и ухудшил положение осужденного, которому обвинение в этом предъявлено не было.

Кроме того, С., совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте, по ч. 2 ст. 162 УК РФ наряду с основным наказанием в виде лишения свободы судом первой инстанции назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы, хотя в соответствии с ч. 5 ст. 88 УК РФ такое наказание лицу, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте, может быть назначено только в виде основного, но не дополнительного.

При таких данных суд апелляционной инстанции, исключил указание о квалификации действий, как совершенных с применением насилия, опасного для жизни, и с угрозой применения насилия, опасного для здоровья, по ч. 2  ст. 162 УК РФ со снижением наказания, а также исключил указание о назначении осужденному дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

 

При решении вопроса о назначении наказания несовершеннолетним помимо общих требований уголовного закона необходимо руководствоваться положениями ст. 88 УК РФ

 

Приговором Абанского районного суда от 29.08.2016 несовершеннолетний М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4    ст. 111 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Апелляционным постановлением от 01.11.2016 по представлению прокурора указанный приговор изменен со снижением назначенного наказания по следующим основаниям.  

Так, в ходе судебного рассмотрения дела было установлено, что М., 2000 года рождения, совершил инкриминируемое ему преступление, относящееся к категории особо тяжких, в возрасте 16 лет.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Кроме того, максимальный срок наказания, назначаемого лицам, совершившим особо тяжкие преступления в несовершеннолетнем возрасте, в силу ч. 6 ст. 88 УК РФ, не может превышать 10 лет лишения свободы.

В то же время, определяя М. размер наказания, суд первой инстанции не учел требования ч. 1 ст. 62 и ч. 6 ст. 88 УК РФ в их совокупности, в связи с чем, назначенное наказание апелляционной инстанцией смягчено до 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

 

******

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 12.07.2016 по жалобе защитника отменен приговор Тасеевского районного суда от 12.05.2016 в отношении Ч., осужденного по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, с учетом ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии, с ограничением свободы сроком на 1 год.

Судом апелляционной инстанции указанный приговор отменен в связи с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального и уголовного закона.

Согласно приговору, наряду с основным наказанием в виде лишения свободы, несовершеннолетнему Ч. судом назначено дополнительное наказание в виде 1 года ограничения свободы с установлением определенных ограничений, что является нарушением требований ч. 5 ст. 88 УК РФ, в соответствие с которой этот вид наказания может назначаться несовершеннолетним только в качестве основного.

Кроме того, в соответствии со ст.ст. 304, 310 УПК РФ, приговор является официальным документом, постановленным именем Российской Федерации и провозглашается публично, его копии вручаются участникам процесса и направляются в государственные органы для исполнения.

Согласно требованиям ст. 303 УПК РФ, приговор должен быть составлен в ясных и понятных выражениях, в нем недопустимо употребление неприемлемых в официальных документах слов и выражений.

Вопреки указанным требованиям уголовно-процессуального закона, суд первой инстанции, излагая в приговоре содержание показаний подсудимого, потерпевшего и свидетелей, употребил неприемлемые в официальных документах слова и выражения, в том числе, содержащие ненормативную лексику.

Официальный документ с такими выражениями не может быть постановлен от имени государства и направляться для его исполнения, что повлекло отмену судебного решения и направление уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

 

******

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 27.12.2016 по жалобе стороны защиты пересмотрен приговор Емельяновского районного суда от 26.09.2016 в отношении У., осужденного по ч. 2 ст. 228, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Основанием для изменения судебного решения послужило нарушение судом первой инстанции уголовного закона при назначении наказания.

Так, судом установлено, что преступления совершены У. в несовершеннолетнем возрасте. Согласно приговору, при назначении наказания в качестве смягчающего наказание обстоятельства осужденному признано активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, отягчающие обстоятельства отсутствовали.

Соответственно, с учетом требований ч. 6 ст. 88, ч. 2 ст. 66, ч. 1 ст. 62 УК РФ, по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ судом не могло быть назначено наказание свыше 3 лет 4 месяцев лишения свободы.

На основании изложенного, судом апелляционной инстанции наказание, назначенное У. по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, снижено до 3 лет 3 месяцев лишения свободы. По совокупности преступлений виновному окончательно назначено 3 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, так как на момент вынесения решения виновному исполнилось 18 лет.

 

Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела, явилось основанием для изменения приговора

 

Приговором Енисейского районного суда от 07.04.2016 Д. осужден по      п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 245 УК РФ, п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ,           п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением положений ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Судом апелляционной инстанции по жалобе осужденного приговор изменен.

Так, по мнению судебной коллегии, выводы суда о наличии в действиях виновного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 245 УК РФ, являются ошибочными.

Изменяя приговор, апелляционная инстанция указала, что по смыслу закона, объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, заключается в действиях, состоящих в жестоком обращении с животными, таких как мучение животных или издевательство над ними, то есть причинение страданий животным на протяжении определенного времени, что приводит к их гибели или увечью.

При этом не может рассматриваться как жестокое обращение с животными охота на них и умерщвление их без излишних мучений для получения мяса и шкур.

Как следует из приговора, Д., будучи несовершеннолетним, убил собаку путем удушения животного руками, при этом в уголовном деле отсутствуют доказательства того, что Д. умерщвлял собаку мучительным способом и его действия носили характер истязания. Данных о том, что при этом умысел Д. был направлен на причинение страданий животному, по делу не имеется и в приговоре не приведено.

По мнению краевого суда, необоснованными являются также выводы о том, что Д. убил собаку из корыстных побуждений, поскольку из показаний виновного, данных в ходе расследования, следует, что он желал причинить смерть собаке с целью употребления ее мяса в пищу и не имел умысла на причинение страданий животному, что исключает квалификацию его действий по ч. 1 ст. 245 УК РФ.

При таких данных, осуждение Д. по ч. 1 ст. 245 УК РФ признано необоснованным, приговор в этой части отменен, а дело прекращено ввиду отсутствия в действиях осужденного состава преступления.

В связи с отменой приговора по одному из эпизодов преступной деятельности и прекращением производства в этой части, судебная коллегия снизила наказание, назначенное Д. по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

 

По уголовному делу должны быть установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию

 

Апелляционным определением судебной коллегии от 24.11.2016 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 16.06.2016 в отношении З., осужденного по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и ч.1 ст. 228 УК РФ к 4 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору, З. осужден за незаконный сбыт наркотического средства массой 0,434 грамма и за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства массой 0,592 грамма, что составляет значительный размер.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что З. признан виновным, в том числе, в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств массой 0,592 грамма, совершенные, согласно описательно-мотивировочной части приговора, при неустановленных обстоятельствах,  до 00 часов 10 минут 27.02.2016, когда З. был задержан оперативными сотрудниками.

Таким образом, при производстве по уголовному делу ни органы предварительного следствия, ни суд не установили обстоятельства, касающиеся приобретения З. наркотических средств без цели сбыта, подлежащие установлению в соответствии с предписаниями ст. 73 УПК РФ.

Между тем, неустановление этих обстоятельств, а именно времени приобретения наркотических средств, не позволяет однозначно решить вопрос о наличии оснований и предпосылок привлечения З. к уголовной ответственности за это действие с учетом установленных законом сроков давности уголовного преследования.

Кроме того, как обоснованно указано в апелляционном представлении, суд первой инстанции, признав в качестве отягчающего наказание обстоятельства – рецидив преступлений, указал его вид как опасный. Между тем, как усматривается из материалов уголовного дела, З. ранее приговором от 01.02.2010 был осужден за совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, при этом указанная судимость в установленном законом порядке не погашена.

Таким образом, в действиях З. к преступлению, предусмотренному ч. 1  ст. 228 УК РФ, усматривается рецидив преступлений, а к преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 228.1 УК РФ - опасный рецидив преступлений.

В связи с вышеизложенным, судебной коллегией из приговора исключено указание об осуждении З. за незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в значительном размере и определено считать З. осужденным по ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконное хранение наркотического средства без цели сбыта в значительном размере. Кроме того, уточнена описательно-мотивировочная часть приговора указанием о том, что в действиях осужденного к преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 228 УК РФ усматривается рецидив преступлений, в связи с чем, наказание, назначенное З. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, снижено до 1 года 1 месяца лишения свободы.

Учитывая изменение квалификации в сторону уменьшения и снижение наказания по одному из преступлений, судебной коллегией снижено наказание и по совокупности преступлений до 4 лет 9 месяцев лишения свободы.

 

НОВОЕ    В    ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Федеральным законом от 28.03.2017 № 46-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» установлен порядок трансляции открытого судебного заседания в уголовном процессе по радио, телевидению и в сети Интернет (ч. 5 ст. 241, ч. 5 ст. 257 и ч. 5 ст. 259 УПК РФ).

Предусмотрено, что трансляция открытого судебного заседания по радио, телевидению или в сети Интернет допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании. При этом трансляция открытого судебного заседания на стадии досудебного производства по радио, телевидению или в сети Интернет не допускается.

Судебное разбирательство проводится в условиях, обеспечивающих установленный порядок судебного заседания и безопасность участников уголовного судопроизводства. Действия лиц, присутствующих в зале судебного заседания и осуществляющих разрешенные судом запись, съемку, трансляцию по радио, телевидению или в сети Интернет, не должны нарушать установленный порядок судебного заседания. Эти действия могут быть ограничены судом во времени и должны осуществляться на указанных судом местах в зале судебного заседания и с учетом мнения лиц, участвующих в деле.

Если в ходе судебного разбирательства осуществлялась трансляция по радио, телевидению или в сети Интернет, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела.

При осуществлении трансляции судебного заседания в протоколе судебного заседания указывается также наименование средств массовой информации или сайта в сети Интернет, посредством которых осуществлялась трансляция.

******

Федеральным законом от 28.03.2017 № 51-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» часть 2 ст. 82 УПК РФ дополнена пунктом 8 согласно которому вещественные доказательства в виде изъятого игрового оборудования, используемого при незаконных организации и проведении азартных игр, передаются для уничтожения по решению суда в порядке, установленном Правительством РФ.

Об уничтожении указанных вещественных доказательств составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 УПК РФ.

При этом, к материалам уголовного дела приобщаются материалы фото- и киносъемки, видеозаписи вещественных доказательств, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования.

(Раздел подготовлен с использованием материалов ИПС КонсультантПлюс)

 

 

другие новости