Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за ноябрь-декабрь 2016 г.

30.12.2016 14:10:46

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УГОЛОВНО-СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

ноябрь-декабрь

 

г. Красноярск

2016  год

О Б О Б Щ Е Н И Е

практики применения положений ст. 72.1 УК РФ

районными судами и мировыми судьями г. Красноярска

 

В рамках исполнения п. 12 плана работы уголовно-судебного управления на 2 полугодие 2016 года работниками управления в районных прокуратурах города Красноярска изучено 1246 уголовных дел и надзорных производств, по которым виновным лицам за совершенные ими преступления назначено основное наказание в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, из которых 245 дел подсудны федеральному суду, 1001 дело – мировым судьям.

Ключевым вопросом проверки являлось выявление уголовных дел, по которым имелись основания для применения положений ст. 72.1 УК РФ, а именно для назначения осужденным, признанным больными наркоманией, обязанности пройти лечение и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

На то, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, является больным наркоманией, могут указывать данные об его личности, сведения из наркологического диспансера, показания самого обвиняемого (подозреваемого), свидетелей, родственников либо близких друзей о наличии фактов употребления им наркотических средств, категория совершенного преступления, обстоятельства его совершения, наличие предыдущих судимостей за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, а также иные обстоятельства.

При этом установить психическое или физическое состояние подозреваемого (обвиняемого) при наличии оснований полагать, что он является больным наркоманией, возможно только на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы, проведение которой, в соответствии с              ч. 3.2 ст. 196 УПК РФ, является обязательным.

Из общего количества изученных уголовных дел основания для применения к осужденным положений ст. 72.1 УК РФ выявлены в 71 деле. При этом обязанность пройти лечение, а также медицинскую и (или) социальную реабилитацию возложена судом только на 4 лиц по 4 делам, из которых на 3 лиц указанная обязанность возложена судом по ходатайству государственного обвинителя, в отношении 1 лица – по собственной инициативе.

Так, приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 17.08.2016 П. признан виновным по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

По результатам судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в ходе предварительного расследования по делу, установлено, что у осужденного выявлена зависимость от наркотических средств, в связи с чем, ему рекомендовано лечение и реабилитация.

Судом указанное заключение исследовано в ходе рассмотрения дела.

Учитывая заболевание П. наркоманией и отсутствие противопоказаний к лечению, государственный обвинитель в прениях сторон просил суд применить к виновному положения ст. 72.1 УК РФ.

Приговором суда П. назначено 160 часов обязательных работ с возложением обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую реабилитацию.

Обязанность пройти лечение от наркомании по ходатайству государственного обвинителя также возложена на П., осужденного приговором мирового судьи судебного участка № 50 в Железнодорожном районе г. Красноярска от 04.05.2016 по ч. 1 ст. 158 УК РФ, и на Т., осужденного приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 12.05.2016 по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка № 67 в Октябрьском районе г. Красноярска от 08.09.2019, постановленным в порядке  гл. 40 УПК РФ, М. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ.

Согласно материалам уголовного дела, осужденный на учете в ККБУЗ «Красноярский наркологический диспансер № 1» не состоял, однако из протокола допроса М. в качестве подозреваемого следовало, что он периодически употребляет наркотические средства.

Принимая во внимание установленные обстоятельства, судом в отношении М. назначена судебно-психиатрическая экспертиза, согласно выводам которой, у подсудимого обнаружено заболевание - наркомания, а именно «зависимость от нескольких психоактивных веществ».

На основании выводов эксперта и руководствуясь ст. 72.1 УК РФ суд в приговоре возложил на М. обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую реабилитацию в ККБУЗ «Красноярский наркологический диспансер № 1».

Государственный обвинитель, в свою очередь, участвуя в прениях сторон, не ориентировал суд на применение в отношении М. положений ст. 72.1 УК РФ, что свидетельствует о том, что результаты экспертизы оставлены им без внимания.

По 1 делу в отношении 1 лица суд, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, несмотря на указание прокурора о необходимости возложения на подсудимого обязанности пройти лечение от наркомании, данный вопрос в описательно-мотивировочной части приговора не осветил, положения ст. 72.1 УК РФ к осужденному не применил.

Так, приговором Центрального районного суда г. Красноярска от 29.01.2016 Ш. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В ходе предварительного расследования по делу проведена судебно-психиатрическая экспертиза, по результатам которой у Ш. обнаружена зависимость от наркотических средств (опиоидов), что является заболеванием - наркомания.

Государственный обвинитель в прениях сторон ориентировал суд на необходимость возложить на Ш. обязанность пройти курс лечения и медицинскую реабилитацию. В то же время суд, вынося приговор, мнение прокурора не учел, положения ст. 72.1 УК РФ к осужденному не применил.

Невзирая на наличие оснований, государственным обвинителем в установленный срок апелляционное представление на указанный приговор не принесено. Приговор вступил в законную силу.

По 12 делам в отношении 12 лиц в рамках предварительного расследования, а также в ходе судебного рассмотрения дел проведены судебно-психиатрические экспертизы, по результатам которых у обследованных лиц выявлено заболевание наркомания. В то же время ни по одному из указанных дел государственные обвинители не ориентировали суд о возложении на виновных лиц обязанности пройти лечение и реабилитацию.

Так, из материалов уголовного дела в отношении М., осужденного приговором Советского районного суда г. Красноярска от 19.02.2016 по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, следует, что виновное лицо с 2002 года состоит на учете в ККБУЗ «Красноярский наркологический диспансер № 1» с диагнозом зависимость от опиоидов, а также, что 25.01.2015 доставлялся в наркологический диспансер на медицинское освидетельствование, по результатам которого установлено наркотическое опьянение.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в ходе предварительного следствия, у М. выявлено эмоционально-неустойчивое расстройство личности с синдромом зависимости от опиоидов.

В то же время государственный обвинитель вопрос о применении к виновному лицу положений ст. 72.1 УК РФ в прениях сторон не поставил, суд в приговоре обязанность пройти лечение на осужденного не возложил.

Приговором мирового судьи судебного участка № 65 в Октябрьском районе г. Красноярска от 18.05.2016 Б. признан виновным по                                   ст. 264.1 УК РФ.

В рамках рассмотрения дела государственным обвинителем заявлено ходатайство о проведении в отношении Б. судебно-психиатрической экспертизы, которое удовлетворено судом.

Как следует из заключения экспертов, Б. выявляет зависимость от наркотических психостимуляторов в стадии активного употребления наркотических средств.

При этом вопрос о возможном возложении на осужденного обязанности пройти лечение от наркомании в соответствии со ст. 72.1 УК РФ ни государственным обвинителем в прениях сторон, ни судом в приговоре, не затронут.

Аналогичные ошибки допущены судами Центрального и Ленинского районов г. Красноярска.

Проверкой также установлено, что по 11 уголовным делам сведения о нахождении виновных лиц на учете в наркологическом диспансере не истребовались ни в ходе предварительного расследования, ни в ходе судебного разбирательства. При этом по 2 делам в отношении 2 лиц в материалах дел имелась информация о предыдущих судимостях виновных лиц за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств без цели сбыта (Ш. и К., осужденные мировыми судьями Советского района г. Красноярска по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ).

По 2 уголовным делам в отношении 2 лиц (Ф. и Ш., осужденных Октябрьским районным судом г. Красноярска по ч. 1 ст. 228 УК РФ) в ходе предварительного расследования были назначены судебно-психиатрические экспертизы. При этом изучение материалов уголовных дел показало отсутствие в них заключений экспертов.

В то же время указанные уголовные дела были направлены в суд и рассмотрены судом с вынесением обвинительных приговоров.

В отношении 3 лиц на стадии предварительного расследования проводились амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы, по результатам которых в отношении 1 лица на вопрос о наличии у подозреваемого заболевания наркомания ответить не представилось возможным ввиду недостаточности сведений, в отношении 2 лиц – экспертизы проводились только на предмет определения медицинского критерия вменяемости, без постановки перед экспертами вопроса о заболевании обследуемых лиц наркоманией, невзирая на то, что в материалах дела имелись сведения об употреблении ими наркотических средств.

Так, по результатам изучения уголовного дела в отношении С., осужденного приговором мирового судьи судебного участка № 56 в Кировском районе г. Красноярска от 18.02.2016 по ч. 1 ст. 158 УК РФ, установлено, что осужденный состоит на учете в ККБУЗ «Красноярский наркологический диспансер № 1» с диагнозом зависимость от каннабиоидов. В ходе предварительного расследования по делу проведена судебно-психиатрическая экспертиза, однако вопрос о заболевании С. наркоманией не ставился.

Несмотря на наличие сведений, указывающих на употребление подсудимым наркотических средств, государственный обвинитель ходатайство о назначении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, с постановкой перед экспертами вопроса о заболевании С. наркоманией и отсутствии противопоказаний для его лечения, не заявил, что исключило возможность применения к осужденному положений ст. 72.1 УК РФ.

К материалам уголовного дела в отношении С., осужденного приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 07.06.2016 по ч. 1 ст. 228 УК РФ, также приобщено заключение судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в рамках предварительного расследования, в выводах которой указано, что ответить на вопрос о наличии у обследуемого лица заболевания наркомания не возможно ввиду недостаточности представленных для исследования сведений.

В то же время, государственным обвинителем указанное экспертное заключение оставлено без внимания. Вопрос о том, какие дополнительные сведения необходимо предоставить с тем, чтобы получить ответ о заболевании обследуемого лица, в ходе судебного заседания у эксперта не выяснялся. Ходатайство о проведении повторной экспертизы не заявлено.

Изучение уголовных дел также показало, что в нарушение положений ч. 3.2 ст. 196 УПК РФ, органы следствия и дознания судебно-психиатрические экспертизы, выводы которых могли бы подтвердить либо опровергнуть сведения о заболевании обвиняемых (подозреваемых) наркоманией, по большинству уголовных дел не проводят.

Так, из 71 дела, в которых имелись сведения, указывающие на возможное наличие у виновных лиц заболевания наркомания, судебно-психиатрические экспертизы ни в ходе предварительного расследования, ни в ходе судебного рассмотрения не проведены по 38 делам в отношении 38 лиц.

При этом в отношении 15 лиц к материалам уголовных дел приобщены справки из Красноярского краевого наркологического диспансера о том, что подсудимые состоят на учете с диагнозами, свидетельствующими о наличии зависимости от наркотических средств либо психотропных веществ (Советский, Железнодорожный, Свердловский, Центральный, Кировский, Октябрьский и Ленинский районы г. Красноярска).

10 лиц совершили преступления в состоянии наркотического опьянения, установленного путем проведения соответствующего медицинского освидетельствования (Железнодорожный, Советский, Центральны, Кировский, Ленинский районы г. Красноярска).

По 9 делам сами осужденные, а также иные лица (свидетели по делу, близкие родственники осужденных, допрошенные для уточнения характеризующего материала) в ходе предварительного расследования указывали на то, что имеют зависимость от наркотических средств либо эпизодически их употребляют (Свердловский, Кировский, Октябрьский и Ленинский районы г. Красноярска).

4 лица ранее судимы за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств без цели сбыта (Железнодорожный, Советский и Ленинский районы г. Красноярска).

В то же время ни по одному из указанных уголовных дел государственные обвинители не ходатайствовали перед судом о назначении судебно-психиатрической экспертизы с целью установить наличий либо отсутствие у подсудимых заболевания наркомания и, соответственно, на основании полученного заключения решить вопрос о необходимости ориентировать суд на применение к виновным лицами положений ст. 72.1 УК РФ.

Так, согласно материалам уголовного дела в отношении Ф., осужденного приговором мирового судьи судебного участка № 79 в Советском районе г. Красноярска по ст. 264.1 УК РФ, подсудимый состоит на учете в ККБУЗ «Красноярский наркологический диспансер № 1» с диагнозом зависимость от психотропных веществ. Также в материалах дела представлено постановление мирового судьи судебного участка № 63 в Ленинском районе г. Красноярска от 25.08.2015, которым на Ф. наложен административный штраф за управление автомобилем в состоянии наркотического опьянения.

Наличие наркотической зависимости в ходе предварительного расследования подтвердил и сам Ф. при его допросе в качестве подозреваемого, а в судебном заседании его мать, сообщившая суду, что сын неоднократно проходил лечение от наркомании, которое к положительным результатам не привело.

Несмотря на совокупность сведений о личности Ф., указывающих на возможное наличие у него заболевания наркомания, судебно-психиатрическая экспертиза в ходе дознания проведена не была. При рассмотрении дела судом государственный обвинитель ходатайство о назначении в отношении подсудимого указанной экспертизы также не заявил.

Отсутствие заключения эксперта о заболевании Ф. наркоманией исключило возможность применения к нему положений ст. 72.1 УК РФ.

Приговором Кировского районного суда г. Красноярска от 07.04.2016 Б. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Изучение материалов дела показало, что Б. на учете в ККБУЗ «Красноярский наркологический диспансер №1» не состоит. Однако в деле имеются документы, подтверждающие факт прохождения осужденным реабилитационного лечения от наркомании в АНО «Центр реабилитации и социальной адаптации «Енисей». Факт употребления наркотических средств подтвержден также самим Б. при его допросе в судебном заседании. Кроме того, о возможной зависимости подсудимого от наркотических средств указывает категория преступления, совершенная Б.

При этом судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Б. ни в ходе предварительного расследования по делу, ни в ходе судебного заседания не проведена, ходатайство об ее проведении государственным обвинителем не заявлялось.

20.06.2016 мировым судьей судебного участка № 59 в Ленинском районе г. Красноярска вынесен приговор в отношении М., осужденного по ст. 264.1 УК РФ.

Согласно представленной в материалах дела справке ККБУЗ «Красноярский наркологический диспансер № 1» М. на учете не состоит, но при этом 07.05.2014 доставлялся в диспансер, где было установлено, что он находился в наркотическом опьянении. Кроме того, давая показания в качестве подозреваемого, М. указал, что в момент совершения преступления находился в состоянии наркотического опьянения, а также, что ранее употреблял наркотические средства.

В то же время в ходе дознания судебно-психиатрическая экспертиза в отношении М. не проводилась. Государственный обвинитель, со своей стороны, вопрос о наличии либо отсутствии наркозависимости у подсудимого также не выяснил, ходатайство о назначении экспертизы не заявил.

Невзирая на наличие оснований для обжалования, ни на одно из приведенных в анализе судебных решений апелляционные представления государственными обвинителями и вышестоящими прокурорами не приносились.

Кроме того, за истекший период 2016 года приговоры по вопросу, связанному с необоснованным отказом судов в применении к осужденным положений ст. 72.1 УК РФ, ни в апелляционном, ни в кассационном порядке не пересматривались.

Таким образом, изучение уголовных дел анализируемой категории показало, что основными причинами неприменения судами положений                     ст. 72.1 УК РФ явились неполнота предварительного расследования уголовных дел, а именно непроведение судебно-психиатрических экспертиз при наличии сведений, указывающих на возможное заболевание подозреваемых (обвиняемых) наркоманией; неактивная позиция государственных обвинителей в судебном заседании, обусловленная ненадлежащей подготовкой к процессу, либо незнанием ими требований уголовного закона; а также ненадлежащая работа прокуроров районов по организации обучения подчиненных работников и контролю за поддержанием ими обвинения по уголовным делам.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неправильное применение уголовного

закона при назначении наказания

 

Приговором Емельяновского районного суда от 28.09.2016 О., ранее судимый 12.09.2016 по ч. 1 ст. 318 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей, осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 264.1 УК РФ к 80 часам обязательныx работ с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на 1 год, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначен 1 год лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ данное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 6 месяцев.

Судом апелляционной инстанции приговор в отношении О. изменен, поскольку принцип поглощения менее строгого наказания более строгим применяется отдельно, как к основному наказанию, так и к дополнительному наказанию, в связи, с чем основное наказание в виде лишения свободы не может поглотить дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами. Вместе с тем, суд первой инстанции поступил подобным образом.

Судебная коллегия по уголовным делам краевого суда назначила О. на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим наказание в виде 1 года лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на 1 год. На основании ст. 73 УК РФ постановлено основное наказание, назначенное О. в виде лишения свободы, считать условным с испытательным сроком в 6 месяцев. Дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством, определено исполнять самостоятельно.

 

Медицинское освидетельствование осужденных

осуществляется медицинскими комиссиями

лечебно-профилактических учреждений

уголовно-исполнительной системы

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 01.02.2016 Н. осужден по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ч. 3               ст. 30,  п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы. В силу ч. 3  ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Н. признан виновным в незаконном сбыте наркотического средства (гашиша) в крупном размере – 87,0 гр., имевшем место в апреле 2013 года в период до 17.04.2013; а также в покушении на незаконный сбыт наркотического средства (гашиша) в крупном размере (массой 929,1 гр.)   25.04.2013.

Апелляционным определением краевого суда от 15.11.2016 приговор оставлен без изменения, жалоба защитника осужденного – без удовлетворения.

В жалобе адвокат просил отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, поскольку суд первой инстанции при назначении наказания не принял во внимание заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 14.05.2015 № 377, согласно выводам которой, у Н. было выявлено тяжелое заболевание – остеохондроз грудно-поясничного отдела позвоночника с хронической миелопатией (вертеброгенная миелопатия) в форме нижнего смешанного парапареза, умеренно выраженного, с дисфункцией тазовых органов, которое входит в «Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания», и не освободил Н. от отбывания наказания, сославшись в приговоре на ч. 6 ст. 175 УК РФ и  на отсутствие заключения медицинской комиссии лечебно-профилактического учреждения УИС. Суд по своему усмотрению назначил учреждение для проведения комиссионной медицинской экспертизы Н. Не мотивировал суд и свой вывод по вопросу о назначении наказания с учетом исключительных обстоятельств и наличия тяжелого заболевания.

Доводы адвоката признаны необоснованными.

Согласно протоколу врачебной подкомиссии Филиала ТБ-1ФКУЗ МСЧ № 24 ФСИН № 1793 от 08.09.2016, Н. имеет заболевания, однако они не входят в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 06.02.2004 № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью».

При этом суд апелляционной инстанции краевого суда принял во внимание именно указанный протокол врачебной подкомиссии Филиала  ТБ-1ФКУЗ МСЧ № 24 ФСИН № 1793 от 08.09.2016, а не медицинское заключение Красноярского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы от 21.09.2015, согласно которому, у Н. установлено наличие заболевания – вертеброгенная миелопатия, включенного в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания (Постановление Правительства РФ от 06.02.2004 № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью»), поскольку протокол врачебной подкомиссии Филиала ТБ-1ФКУЗ МСЧ № 24 ФСИН № 1793 от 08.09.2016 был более актуален на дату принятия решения суда апелляционной инстанции, а также Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2004 № 54 утверждены Правила медицинского освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», из которых следует, что медицинское освидетельствование осужденных осуществляется медицинскими комиссиями лечебно-профилактических учреждений уголовно-исполнительной системы.

Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих право на применение ст. 64 УК РФ, суд первой инстанции не усмотрел, не усмотрела их и судебная коллегия.

 

Суд незаконно прекратил уголовное

дело в связи с примирением сторон

 

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 29.09.2016 уголовное дело в отношении С., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, прекращено на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением С. с несовершеннолетним потерпевшим В. и его законным представителем.

С. обвинялся в том, что 25.06.2016 около 00 часов 09 минут, управляя автомобилем «TOYOTA COROLLA SPASIO», двигаясь по ул. Молокова в                 г. Красноярске в районе дома № 17 со стороны ул. Шахтеров в направлении ул. 78 Добровольческой бригады, нарушил ПДД РФ, вследствие чего допустил наезд на несовершеннолетнего пешехода В., пересекавшего проезжую часть по пешеходному переходу, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего В.

По апелляционному представлению государственного обвинителя постановление отменено как незаконное, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Согласно ст. 25 УПК РФ, суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

По смыслу ст. 76 УК РФ, под заглаживанием вреда следует понимать возмещение ущерба, а также меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего. Способы заглаживания вреда, которые должны носить законный характер  и не ущемлять права третьих лиц, а также размер его возмещения определяются потерпевшим. Обещания, а также различного рода обязательства лица, совершившего преступление, загладить вред в будущем, вне зависимости от наличия у него объективной возможности для их выполнения, не являются обстоятельствами, дающими основание для освобождения этого лица от уголовной ответственности.

Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон является правом суда, а не его обязанностью.

При прекращении уголовного дела судом первой инстанции указанные положения закона были оставлены без внимания.

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного разбирательства потерпевший В. и его законный представитель В.А. заявили ходатайство о прекращении уголовного дела, поскольку они с С. примирились, каких-либо претензий к С. не имеют.

Удовлетворяя ходатайство, суд первой инстанции не дал должной оценки пояснениям С., данным в судебном заседании 28.09.2016, о том, что вред, причиненный потерпевшему, он не загладил, никаких денежных средств потерпевшему в возмещение ущерба не платил, а также пояснениям законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего В. – В.А. о том, что на лечение сына были затрачены денежные средства, которые С. не возмещены, лечение до настоящего времени не закончено, они договорились о заглаживании вредя после окончания лечения сына.

В суде апелляционной  инстанции потерпевший пояснил, что инициатива о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон исходила от его отца, который по своим религиозным убеждениям полагает, что людей надо не наказывать, а прощать. Ущерб С. ему не возмещен, они договорились, что в течение 10 дней после 29.09.2016 С. выплатит 160 000 рублей в счет компенсации материального ущерба (затраты на лекарства) и компенсации морального вреда, причиненного преступлением, поэтому, учитывая мнение своего отца, он не возражал против прекращения уголовного дела, но до настоящего времени ущерб С. не возмещен, вред не заглажен, никаких денежных средств С. не заплатил.

С. в судебном заседании также пояснил, что действительно у него была договоренность с матерью потерпевшего о том, что он выплатит с целью заглаживания вреда, причиненного преступлением, потерпевшему 150 000 рублей, но деньги он не заплатил, так как у него их нет.

Таким образом, оснований полагать, что С. загладил причиненный потерпевшему вред, не имелось, следовательно, не имелось и оснований для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон. При этом суд апелляционной инстанции принял во внимание, что по смыслу ст. 45 УПК РФ если мнение несовершеннолетнего потерпевшего по вопросу о примирении с обвиняемым и прекращении уголовного дела не совпадает с мнением его законного представителя, то основания для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон отсутствуют.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции, прекращая уголовное дело в связи с примирением сторон, нарушил права потерпевшего, в связи чем, постановление отменено как незаконное.

 

Из приговора исключено указание

о взыскании с осужденного

процессуальных издержек

 

Г. осужден приговором Ермаковского районного суда от 30.08.2016 по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Судом принято решение о взыскании с осужденного процессуальных издержек в связи с участием в деле адвоката С. в сумме 12 375 рублей в пользу федерального бюджета.

Апелляционной инстанцией краевого суда указание суда о взыскании с осужденного процессуальных издержек исключено из приговора.

В силу п. 5 ч. 2 ст. 131 УК РФ, суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам.

В соответствии с ч. 1 ст. 132 УК РФ, процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Согласно ч. 6 ст. 132 УК РФ, суд вправе освободить осужденного от уплаты процессуальных издержек полностью или частично в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы.

По смыслу указанных норм закона, процессуальные издержки могут быть взысканы с осужденного только по решению суда, порядок принятия которого должен гарантировать защиту его прав и отвечать критериям справедливого судебного разбирательства. При этом вопрос о наличии оснований для освобождения лица от возмещения процессуальных издержек должен быть самостоятельным предметом судебного разбирательства и осужденному должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Вместе с тем, из протокола судебного заседания следует, что осужденный свою позицию о взыскании с него процессуальных издержек, суммы взыскиваемых издержек, не высказывал, суд первой инстанции данные обстоятельства у него не выяснял. Данных о том, что Г. разъяснены положения ч. 1 ст. 131, п. 5 ч. 2 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УПК РФ о возможности взыскания с него процессуальных издержек, связанных с осуществлением зашиты его интересов в суде первой инстанции, из материалов не установлено.

В связи с этим, указание о взыскании с Г. процессуальных издержек из приговора исключено, осужденный освобожден  от их уплаты. При этом апелляционной инстанцией учтено, что Г. не трудоустроен, а сведений об обратном суду предоставлено не было, имеет иждивенца – несовершеннолетнего ребенка, что указывает на имущественную несостоятельность осужденного.

 

Постановление суда о наложении ареста

на денежные средства юридического лица

отменено как незаконное

 

Начальник отделения СО МО МВД России «Минусинский» Б., с согласия заместителя начальника СО МО МВД России «Минусинский», обратился в Минусинский городской суд с ходатайством о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на расчетном счете                                                    №  40702810320410030106 в ПАО «БинБанк), в пределах суммы заявленного гражданского иска в размере 8 083 241,34 рублей, мотивируя свое ходатайство тем, что в отношении Т. возбуждено уголовное дело № 26127844 по ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 201 УК РФ, в рамках возбужденного уголовного дела представитель потерпевшего - Муниципального унитарного предприятия города Минусинска «Городской водоканал», Т. заявил гражданский иск на сумму 2 291 599,74 рублей, представитель потерпевшего - ПАО «Красноярскэнергосбыт», Ш. заявил гражданский иск на сумму 2 033 175,73 рублей, представитель потерпевшего - Межрайонной ИФНС России № 10, К. заявил гражданский иск на сумму 3 758 465,87 рублей. В целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и возмещения причиненного ущерба возникла необходимость отыскания имущества и денежных средств, принадлежащих Т.

Постановлением Минусинского городского суда от 15.09.2016 по уголовному делу в отношении Т., подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 201 УК РФ, наложен арест на денежные средства, находящиеся на расчетном счете № 40702810320410030106 в ПАО «БинБанк», расположенном в г. Новосибирске по ул. Ленина,18, открытом на ООО «МЗКРУ-­Электрокомплекс», в пределах суммы заявленных гражданских исков – 8 083 241,34 рублей.

Апелляционной инстанцией краевого суда постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решение о наложении ареста на имущество, в том числе на денежные средства физических и юридических лиц.

В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, следователь с согласия руководителя следственного органа может возбудить перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого (обвиняемого). Суд рассматривает такое ходатайство в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 115 УПК РФ, арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого.

Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ.

При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, и указать срок, на который налагается арест на имущество, с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени необходимого для передачи уголовного дела в суд.

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Согласно ходатайству следователя и представленным им материалам, по уголовному делу № 26127844 Т. подозревается в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. l ст. 201 УК РФ. По делу заявлены гражданские иски представителей потерпевших на общую сумму 8 083 241,34 рублей.

По данным ЕГРЮЛ Т. является директором и единственным учредителем ООО «МЗКРУ - Электрокомплекс», владеющим 100% долей в уставном капитале этой организации. Указанным юридическим лицом открыт расчетный счет № 40702810320410030106 в ПАО «БинБанк», расположенном в г. Новосибирске по ул. Ленина,18.

По смыслу закона, наложение ареста на имущество лица, которое не является подозреваемым, обвиняемым, не привлекается по делу в качестве гражданского ответчика, допускается лишь при условии, что относительно этого имущества имеется достаточные, подтвержденные доказательствами, основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого.

Налагая арест на денежные средства, находящиеся на расчетном счете ООО «МЗКРУ - Электрокомплекс», суд первой инстанции, в нарушение ч. 3              cт. 115 УК РФ, не указал в постановлении мотивы принятого решения и основания для наложения ареста на денежные средства ООО «МЗКРУ ­Электрокомлекс».

Кроме того, в материале не имелось достаточных данных, на основании которых можно сделать вывод, что денежные средства, находящиеся на расчетном счете  ООО «МЗКРУ - Электрокомплекс» получены в результате преступных действий подозреваемого Т.

По смыслу закона, поскольку наложение ареста на имущество в ходе предварительного расследования по уголовному делу влечет для собственника этого имущества ограничения в праве владеть, пользоваться и распоряжаться им, применение данной процессуальной меры не может быть произвольным,  оно должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности или предполагаемым преступным характером происхождения конкретного имущества, либо должно основываться на законе, устанавливающем материальную ответственность лица за действия подозреваемого.

Эти обстоятельства судом первой инстанции не исследовались, в связи с чем, постановление суда первой инстанции признано незаконным, необоснованным и немотивированным.

Материал с ходатайством следователя о наложении ареста на денежные средства направлен на новое судебное рассмотрение.

 

Приговор отменен в части удовлетворения

гражданского иска потерпевшей

 

Приговором Канского городского суда от 31.08.2016 Ж. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2            ст. 166 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Удовлетворены гражданские иски потерпевших. Постановлено взыскать солидарно с Ж. и Т., осужденного этим же приговором, в пользу Л. 99 000 рублей; с Ж. в пользу Р. – 3742,2 рубля; с Т. в пользу К. - 5500 рублей.

Согласно приговору, Ж. осужден за тайное хищение 14.04.2016  имущества Р. на сумму 6565,8 рублей, с причинением значительного ущерба потерпевшему, а также по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ за неправомерное завладение 21.05.2016 автомобилем ВА3-2105, государственный номер H315УО/24, принадлежащим на праве собственности Л. без цели хищения (угон), группой лиц по предварительному сговору.

Апелляционной инстанцией краевого суда приговор в отношении Ж. и Т. отменен в части удовлетворения гражданского иска потерпевшей Л.

Согласно требованиям ст. 297 УПК РФ, решение по гражданскому иску в уголовном процессе должно быть законным, обоснованным и мотивированным. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ, в резолютивной части приговора должно содержаться решение по гражданскому иску.

По настоящему уголовному делу данные требования процессуального закона судом соблюдены не были.

Так, принимая решение  об удовлетворении исковых требований Л., суд первой инстанции, отметив о признании иска подсудимыми, указал, что размер заявленного ею к возмещению материального ущерба подтверждается материалами дела. Из исследованного судом первой инстанции заключения эксперта № Э 650/16 от 14.06.2016 следует, что рыночная стоимость автомобиля ВАЗ, принадлежащего потерпевшей Л. на дату его угона, составляет 99 000 рублей. В то же время, из заключения эксперта № Э38/16А от 15.06.2016 следует, что стоимость ремонта этого же автомобиля составляет: без учета износа автомобиля – 110 058,28 рублей, а с учетом износа – 14 412,73 рублей. При этом приговор суда не содержит оценки указанных материалов дела, в том числе ­доводов, по которому суд первой инстанции принял как достоверное одно из указанных доказательств и отверг другое. Кроме того, суд первой инстанции, одновременно с полным удовлетворением исковых требований Л., принял решение об оставлении автомобиля ВАЗ у П.

Дело в части гражданского иска Л. направлено на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

 

Суд необоснованно признал

обстоятельством, отягчающим

наказание осужденного, совершение

преступления в состоянии алкогольного

опьянения

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 21.09.2016 Г., ранее неоднократно судимый,  осужден за каждые из трех преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, за каждые из двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 132 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,  по п. «б» ч.2 ст. 132 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 7 годам лишения, в силу ч. 5 ст. 69 – к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Преступления Г. совершены 09.02.2009, 18.04.2013, 19.08.2013 в Советском районе г. Красноярска.

К числу обстоятельств, отягчающих наказание, судом в соответствии с   ч. 1.1. ст. 63 УК РФ отнесено совершение преступления Г. в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Вместе с тем, как правильно было указано в апелляционном представлении, ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, введена Федеральным законом от 21.10.2013 № 270-ФЗ (вступил в силу 01.11.2013), то есть после совершения Г. преступлений.

В силу ст. 9 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Таким образом, суд при назначении наказания применил новый уголовный закон, усмотрев в действиях осужденного наличие вышеуказанного отягчающего обстоятельства, и тем самым ухудшил его положение.

В связи с этим, указанное обстоятельство апелляционной инстанцией краевого суда  исключено из описательно-мотивировочной части приговора, назначенное наказание снижено как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений. Окончательно назначено на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

 

Суд не мотивировал свое решение об

отмене условного осуждения и направлении

осужденного в исправительную колонию

для отбывания наказания в виде лишения свободы

 

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 28.11.2013 Б. осужден по ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158, п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161, ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 2 месяца, с возложением на осужденного обязанностей в течение испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных, являться на регистрацию в данный государственный орган с периодичностью, установленной данным государственным органом.

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 27.10.2014 на Б. возложена дополнительная обязанность - ежемесячно возмещать материальный ущерб, причиненный преступлением, в размере  12 000 рублей с предоставлением копии чека в уголовно-исполнительную инспекцию; постановлениями суда от 05.06.2015 и от 30.11.2015 испытательный срок продлен каждый раз на 1 месяц за нарушение осужденным Б. обязанности ежемесячно возмещать материальный ущерб, причиненный преступлением, а всего - на 2 месяца.

Начальник филиала по Советскому району г. Красноярска ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю обратился в суд с представлением об отмене Б. условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

Постановлением Советского районного суда г. Красноярска от 01.09.2016 указанное представление удовлетворено - отменено условное осуждение по указанному приговору с направлением осужденного Б. для реального отбывания назначенного наказания в виде лишения свободы сроком на 3 года в исправительную колонию общего режима.

В связи с неправильным применением уголовного закона постановление отменено апелляционной инстанцией.

Статья 74 УК РФ предусматривает отмену условного осуждения судом, если осужденный систематически и злостно не исполняет возложенные на него обязанности по приговору суда. Согласно ч. 5 ст. 190 УИК РФ, систематическим неисполнением обязанностей является совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение одного года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.

Исходя из вышеуказанных требований закона, суд должен во всех случаях выяснить наличие или отсутствие уважительности причин неисполнения условно осужденным возложенных на него обязанностей, законность вынесения уголовно-исполнительной инспекцией предупреждений, проверить содержащиеся в объяснениях осужденного доводы об уважительности невозмещения ущерба потерпевшим, оценить в постановлении эти и иные доводы в совокупности с другими доказательствами и либо подтвердить, либо опровергнуть их.

Администрация Филиала по Советскому району г. Красноярска ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю характеризовала осужденного отрицательно, исходя только из сумм, возмещаемых осужденным. Принимая решение об отмене условного осуждения, в постановлении суд указал, что осужденный Б., несмотря на вынесенные в отношении него судом постановления от 05.06.2015 и от 30.11.2015 о продлении испытательного срока, продолжил систематически уклоняться от исполнения обязанности, возложенной на него судом - не возмещал ущерб потерпевшей в размере, определенном решением суда.

Из материалов видно, что по состоянию на 31.08.2016 сумма ущерба, возмещенного Б. потерпевшей Р., составила 25 900 рублей, при этом с           06.06. 2015, то есть после продления испытательного срока, было перечислено: в июле, августе, сентябре, октябре, ноябре, декабре 2015 года, январе 2016 года - по 500 рублей; в декабре 2015 года – 11 500 рублей; в феврале, марте, мае и августе 2016 года - по 1 000 рублей; в июле 2016 года - 900 рублей.

Между тем, как усматривается из протокола судебного заседания, при рассмотрении материала Б. пояснял, что проживает гражданским браком, работал на частных лиц - водителем в частной фирме, которая закрылась, обращался с заявлением о снижении размера оплаты по ущербу до 6 000 рублей в месяц, однако смог перечислять суммы размером от 500 до 1000 рублей, приносил копии чеков инспектору; до рассмотрения представления встал на учет в Центр занятости населения. Указанным пояснениям в постановлении оценки не дано. Сославшись на некую информацию об отсутствии фактических брачных отношений и наличии иждивенца - малолетнего ребенка - суд не привел конкретных фактов, ее подтверждающих, указав на отсутствие результатов профилактических бесед с осужденным, который не нарушает никаких других возложенных на него приговором обязанностей.

Отменяя условное осуждение, суд в постановлении лишь изложил позицию инспекции, указал основания, послужившие поводом для обращения с представлением об отмене условного осуждения, однако не проверил, а в судебном решении не привел, не проанализировал и не оценил указанные в представлении инспекции факты о допущенных осужденным нарушениях порядка отбывания условного наказания с точки зрения достоверности и достаточности для принятия решения об отмене условного осуждения, и не мотивировал свое решение.

При этом суд в постановлении сослался на ч. 2.1 ст. 74 УК РФ, предусматривающую вынесение судом решения об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного судом, в том случае, если условно осужденный в течение продленного испытательного срока в связи с его уклонением от возмещения вреда, причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, систематически уклоняется от возмещения указанного вреда. Между тем, ст. 74 УК РФ в редакции Федерального закона от 28.12.2013 № 432-ФЗ изменяет в неблагоприятную сторону для условно осужденных основания продления испытательного срока, отмены условного осуждения, в связи с чем, исходя из положения об обратной силе закона, необходимо руководствоваться тем законом, который наиболее благоприятен для условно осужденного, и применение ч. 2.1 ст. 74 УК РФ в редакции Федерального закона от 28.12.2013 № 432-Ф3 возможно в отношении осужденных, совершивших преступления после вступления в силу данного Федерального закона, то есть, начиная с 10.01.2014. К Б. указанная норма не применима.

В связи с этим, принимая во внимание, что Б. до рассмотрения дела судом апелляционной инстанции возмещено потерпевшей еще 190 000 рублей, что подтверждено потерпевшей и ее представителем в судебном заседании суда апелляционной инстанции, а также тот факт, что осужденный своевременно являлся на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, никуда не скрывался, встал на учет в Центр занятости, что подтвердил суду первой инстанции документально, а также то, что ничем не опровергнуты доводы осужденного о нахождении в фактических брачных отношениях, возражения потерпевшей против направления осужденного в места лишения свободы, высказанные в суде апелляционной инстанции, суд пришел к выводу возможности исправления осужденного без изоляции от общества.

Постановление в отношении Б. отменено и вынесено новое решение о  продлении назначенного осужденному судом испытательного срока на 2 месяца, то есть до 28.03.2017. Мера пресечения в виде заключения под стражу Б. отменена, из-под стражи он освобожден.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

В связи с существенными нарушениями

уголовно-процессуального закона

отменено постановление суда о наложении

ареста на имущество подозреваемой

 

В СУ МУ МВД России «Красноярское» расследуется уголовное дело, возбужденное в отношении Ш. по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УК РФ.

05.05.2016 Ш. была задержана в порядке ст. 91 УПК РФ в качестве подозреваемой по данному уголовному делу. Обвинение ей не предъявлялось, сведения об избрании меры пресечения отсутствуют.

07.05.2016 в ходе личного обыска на основании постановления у Ш. было изъято: серьги - гвоздики из металла белого цвета с камнями в количестве 2 шт., денежные средства в виде купюр и монет на общую сумму 7160 рублей.

20.05.2016 следователь СО № 1 СУ МУ МВД России «Красноярское» Д. обратился в суд с ходатайством о наложении ареста на это изъятое у Ш. имущество. В обоснование следователь указал, что Ш. вину не признала, а причинённый С. и Т. ущерб не возмещён, в то время как необходимо обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска.

Постановлением Центрального районного суда г. Красноярска от 23.05.2016 в отношении Ш., подозреваемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, которым в порядке ст. 165 УПК РФ и на основании ст.ст. 115, 116 УПК РФ удовлетворено ходатайство следователя СО № 1 СУ МУ МВД России «Красноярское» и разрешено наложение ареста на указанное имущество Ш., определено место хранения - финчасть МУ МВД России «Красноярское».

В обоснование своих выводов суд указал, что наложение ареста не влечёт перехода права собственности и является временной мерой, а в связи с заявленными гражданскими исками, необходимо принять меры, для обеспечения приговора в части их разрешения.

Постановлением президиума краевого суда от 08.11.2016 постановление отменено по кассационным жалобам защитников подозреваемой в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ, определение суда, постановление судьи должны быть законными, обоснованными, мотивированными.

Из этой нормы закона следует, что решение должно быть принято с соблюдением процедуры и прав участников судопроизводства, с приведением доводов и мотивов, основанных на исследованных материалах по делу (доказательствах), обо всех выводах, не содержащих противоречий, составляющих предмет конкретного судебного разбирательства, и основано на правильном применении уголовного и уголовно-процессуального закона.

Состоявшееся решение суда первой инстанции этим требованиям закона не соответствовало.

Так, при разрешении ходатайства следователя о наложении ареста на имущество суд неправильно определил основания и условия реализации положений ст. 115 УК РФ и нарушения этих положений процессуального закона.

Согласно ч. 1 ст. 115 УПК РФ, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

В соответствии с ч. 2 ст. 115 УПК РФ, наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

Суд, принимая решение о разрешении наложения ареста на имущество, в нарушение названных положений yголовно-процессуального закона, не указал в какой форме накладываются ограничения прав собственника при аресте на имущество.

Следователем ставился вопрос о наложении ареста на имущество, непосредственно находящегося при Ш. и изъятого в ходе ее личного обыска, после её задержания.

При этом ни следователем, ни в дальнейшем в суде, не выяснялись и не приведены сведения, не представлены документы, подтверждающие наличие и размеры дохода Ш., социально-бытовые условия её проживания и наличие иждивенцев.

В обоснование своего ходатайства следователем не было приведено никаких данных о ценности и стоимости, изъятых у Ш. украшений - серьги из металла белого цвета с камнями, не решён вопрос являются ли они драгоценностями и (или) предметом роскоши, в то время как эти обстоятельства подлежат установлению и имеют значение при реализации, положений ст. 115 УПК РФ.

Так, согласно ч. 4 ст. 115 УПК РФ, арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

В частности, согласно ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, взыскание не может быть обращено на продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина ­должника и лиц, находящихся на его иждивении.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 24.10.1997 года № 134-ФЗ, величина прожиточного минимума в целом по Российской Федерации определяется Правительством Российской Федерации ежеквартально на основании потребительской корзины и данных федерального органа исполнительной власти по статистике об уровне потребительских цен на продукты питания, непродовольственные товары и услуги и расходов по обязательным платежам и сборам.

Постановлением Правительства РФ от 09.06.2016 № 511 величина прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по Российской Федерации на 1 квартал 2016 года установлена (на момент обращения с ходатайством) для трудоспособного населения в размере 10 524 рубля, для пенсионеров - 8025 рублей, для детей - 9677 рублей.

Соответственно сумма изъятых у Ш. денежных средств (7160 рублей) менее установленного в РФ прожиточного минимума.

Таким образом, вопрос о наложении ареста на имущество Ш. разрешён в нарушение положений ч. 4 ст. 115 УПК РФ и ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, подлежащих применению во взаимосвязи.

В связи с необоснованностью на момент направления в суд ходатайства и отсутствия на момент принятия решения всех необходимых данных о реализации положений ст. 115 УПК РФ, производство по ходатайству следователя прекращено, с возвращением Ш. части оставшегося под арестом имущества (серьги).

 

В связи с неправильным применением

уголовного закона действия виновного

переквалифицированы

 

Приговором Ермаковского районного суда от 28.12.2016 П., ранее судимый 22.10.2004 (с учетом постановления суда от 01.03.2007) по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освободившийся 08.09.2010 условно- досрочно на 1 год 5 месяцев 20 дней, осужден по ч. 2 ст. 306 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

П. осужден за заведомо ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого преступления.

Согласно приговору, 07.09.2015 П., находясь у кафе возле с. Казанцево Шушенского района, сообщил К. якобы об его избиении несколькими незнакомыми лицами и завладении денежными средствами, после чего К. вызвала полицию. В этот же день П., находясь в кабинете участкового уполномоченного полиции в с. Желбахты Ермаковского района, предупрежденный об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ, заведомо зная, что преступление в отношении него не совершалось, телесные повреждения ему не причинялись, а имущество не похищалось, написал заявление о привлечении к уголовной ответственности неизвестных (неустановленных) лиц, избивших его и похитивших имущество 06.09.2015, примерно в 21 час, в с. Желбахты Ермаковского района, то есть совершивших тяжкое преступление, предусмотренное пп. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Указанное заявление зарегистриро­вано в КУСП ОП МО МВД России «Шушенский» 07.09.2015 № 22843.

По кассационному представлению заместителя прокурора края приговор изменен по следующим основаниям.

Дело судом первой инстанции рассмотрено в порядке особого судопроизводства по правилам главы 40 УПК РФ. При этом П. было понятно предъявленное обвинение, он с ним согласился и поддержал свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Суд убедился, что данное ходатайство заявлено П. добровольно, после консультации со своим защитником, и он осознавал его последствия.

После этого суд, придя к выводу о том, что обвинение, с которым согласился П., подтверждается доказательствами, собранными по делу, постановил обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства.

Между тем, действиям П. была дана ошибочная юридическая оценка.

В ч. 2 ст. 306 УК РФ содержится квалифицирующий признак - донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. По смыслу закона, для вменения этого признака необходимо, чтобы в доносе содержалось указание на конкретное лицо, якобы совершившее это преступление.

Как следует из предъявленного обвинения и описания в приговоре обстоятельств деяния, П. не указывал на то, что преступление совершено в отношении него конкретными лицами. Поэтому в действиях П. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

В связи с этим приговор изменен: действия П. переквалифицированы на ч. 1 ст. 306 УК РФ и ему назначено наказание в виде 8 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

 

 

 

 

другие новости