Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за октябрь 2016 г.

02.11.2016 14:01:52

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

октябрь

 

г. Красноярск

2016 год

 

АНАЛИЗ

практики рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования за 9 месяцев 2016 года  

 

За 9 месяцев 2016 года судами края рассмотрено 191 (-7)  уголовное дело о преступлениях в сфере лесопользования в отношении 212 (-15) лиц, в том числе по ст. 260 УК РФ – 189  (-7) дел в отношении 210 (-15) лиц, по ст. 286 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица, по ст. 290 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица.

Обвинительные приговоры постановлены в отношении 180 (-10) лиц, в том числе в особом порядке - в отношении 113 (+7) лиц (62,7% (+7%).

По нереабилитирующим основаниям прекращено 30 (-2) уголовных дел в отношении 30 (-2) лиц, из них в отношении 28 (+5) лиц - в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ), 1 (=) лица - в связи со смертью подсудимого, 1 (-1) лица – в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Постановлением Енисейского районного суда от 30.05.2016 прекращено уголовное дело в отношении М. и Д., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 260 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием на основании ст. 28 УПК РФ.

04.02.2016, в 9 часов 30 минут,  М. и Д., находясь на лесном участке, расположенном в квартале № 80 выделе № 15 Озерновского участкового лесничества КГБУ «Енисейское лесничество», в 4 километрах 400 метрах в южном направлении от с. Каргино Енисейского района, в землях бывшего лесопользования колхоза «Абалаковский», не имея соответствующего разрешения, при помощи ручной бензопилы «HusqvВrna5200» незаконно спилили 11 деревьев породы «берёза» общим объёмом 2,032 куб.м., в результате чего причинили государству значительный материальный ущерб на общую сумму 3 034 руб.

М. и Д. впервые совершили преступление средней тяжести, раскаялись в содеянном, явились с повинной, активно способствовали раскрытию и расследованию преступления, возместили ущерб, в связи с чем суд удовлетворил ходатайства защитников подсудимых о прекращении в отношении них уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

От уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер медицинского характера лица не освобождались (-1).

В течение 9 месяцев 2016 года 9 (+8) лиц осуждены за совершение преступления в сфере лесопользования с использованием служебного положения.

Так, приговором Кежемского районного суда от 06.09.2016 Ш. осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ к штрафу в размере 500 000 рублей. На основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и в соответствии с п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» Ш. освобожден от отбытия назначенного наказания со снятием судимости.

Ш. - учредитель и директор ООО «Мария», основным видом деятельности которого являлась лесозаготовка древесины, в начале февраля 2014 года, в ходе осуществления производственно-хозяйственной деятельности, из корыстных побуждений, с целью осуществления преступного умысла, направленного на незаконную рубку лесных насаждений, в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, имея на руках лесную декларацию, разрешающую разработку лесного участка, расположенного в квартале 208 выделах 22, 26 Проспихинского участкового лесничества КГБУ «Кодинское лесничество», достоверно зная о правилах порубки деревьев, предусмотренных Лесным кодексом РФ и Правилами заготовки древесины, умышленно, в нарушение этих правил, находясь в квартале № 208 выделе № 35 указанного лесничества, дал указание К., В. и С. о начале разработки данного участка, а именно осуществить рубку деревьев породы сосна и лиственница, пояснив им при этом, что данные работы проводятся на законных основаниях. После чего К., В. и С., будучи введенными в заблуждение относительно законности своих действий, по указанию Ш., при помощи бензопилы «Штиль 361», трактора ТТ-4, произвели незаконную заготовку древесины, спилив деревья породы сосна общим объемом 34,55 метров кубических на сумму 141 759 рублей, деревья породы лиственница объемом 17,21 метров кубических на общую сумму 56 664 рублей.

Своими действиями Ш. причинил государственному лесному фонду Российской Федерации в лице Министерства экологии и природных ресурсов Красноярского края материальный ущерб на общую сумму 198 423 рубля, то есть в особо крупном размере.

В течение 9 месяцев 2016 года оправдательные приговоры, а также постановления о прекращении уголовного дела в целом по реабилитирующим основаниям не выносились (=). При этом, в связи с частичным отказом от обвинения судом прекращено уголовное преследование в отношении 1 лица.

Приговором Абанского районного суда от 27.05.2016 Б. осуждён за ряд преступлений, предусмотренных ст. 260 УК РФ. Вместе с тем, постановлением Абанского районного суда от 27.05.2016 прекращено уголовное преследование в отношении Б. по ч. 1 ст. 191.1 УК РФ.

Б. обвинялся в хранении, переработке в целях сбыта заведомо  незаконно заготовленной древесины в крупном размере при следующих обстоятельствах.

В период с июня по июль 2014 года Б. вынес из лесного массива на территорию, расположенную в д. Белоглинная Абанского района заведомо незаконно заготовленную им древесину на общую сумму 87 459, 37 рублей, которую переработал на пиломатериал в виде шпалы, и, в последующем, с целью сбыта передал неустановленному водителю автомобиля ЗИЛ-130, сбывшему её в неустановленном месте. В день сбыта древесины водитель автомобиля ЗИЛ-130 передал Б. денежные средства в сумме 30 000 рублей за реализованный им пиломатериал.

Действия Б. органами предварительного следствия в этой части были квалифицированы по ч. 1 ст. 191.1 УК РФ.

Государственный обвинитель в судебном заседании отказался от обвинения в связи с отсутствием события  преступления, поскольку уголовная ответственность за совершение преступления,  предусмотренного ч. 1                       ст. 191.1 УК РФ, введена с 02.08.2014.

Федеральным законом от 21.07.2014 № 277-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Уголовный кодекс РФ дополнен статьей 191.1 УК РФ. Согласно ст. 5, настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении десяти дней после дня его официального опубликования. Таким образом, началом действия документа является 02.08.2014.

С учётом изложенного,  уголовное преследование в отношении Б. по ч. 1 ст. 191.1 УК РФ прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием события преступления.

За Б. признано право на реабилитацию в части прекращения уголовного преследования по ч. 1 ст. 191.1 УК РФ.

Практика назначения наказания по уголовным делам указанной категории свидетельствует о том, что основным видом  наказания, применяемым судами, является лишение свободы, которое в силу ст. 73 УК РФ признается условным, поскольку данные преступные деяния в большинстве случаев относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести – 94 (-11) лицам, штраф назначен 24 (-7) лицам, обязательные работы – 27 (+10), исправительные работы – 24 (-1), в том числе с применением ст. 73 УК РФ – 18 (+3).

Вместе с тем, при осуждении лиц за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 УК РФ, повлекших причинение ущерба, исчисляемого десятками миллионов рублей, судами допускались случаи необоснованного применения ст. 73 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы.

Так, приговором Канского районного суда от 16.05.2016 М., Р., Т. и И. осуждены за совершение в составе организованной группы ряда преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 УК РФ, повлекших причинение ущерба Лесному фонду Российской Федерации на общую сумму 75 066 484, 5 руб.

Ущерб по делу не возмещён.

Всем осуждённым судом назначено наказание в виде лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью по заготовке и переработке древесины. При этом суд необоснованно посчитал необходимым применить к наказанию ст. 73 УК РФ, что повлекло последующее применение акта амнистии от 24.04.2015 и освобождение осуждённых от назначенного наказания со снятием судимости.

В связи с неисполнением государственным обвинителем обязанности присутствовать на оглашении приговора, несвоевременным получением судебного решения Канской межрайонной прокуратурой пропущен срок апелляционного обжалования незаконного судебного решения.

Таким образом, лица, виновные в причинении ущерба Лесному фонду Российской Федерации на сумму более 75 млн. рублей, необоснованно избежали уголовной ответственности.

По данному факту прокуратурой края проводится служебная проверка.

Кроме того, ст. 73 УК РФ необоснованно применена судами при осуждении лиц за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3                            ст. 260 УК РФ, повлекших причинение ущерба в особо крупном размере, по уголовным делам, рассмотренным с участием Красноярской природоохранной прокуратуры (ущерб 56 млн. рублей), прокуратуры Северо-Енисейского района (ущерб 11 млн. рублей).

Реальное отбытие наказания в виде лишения свободы в течение 9 месяцев 2016 года назначено 11 (-1) лицам.

Приговором Абанского районного суда от 14.07.2016 ранее судимый Г. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3                             ст. 260 УК РФ, в связи с чем, ему назначено наказание по совокупности преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Г. дважды совершил незаконную рубку лесных насаждений в особо крупном размере.

В период времени с 10 по 20 февраля 2016 г. Г. в лесном массиве, расположенном в 6 км от пос. Усть-Кайтым Тасеевского района Красноярского края в 13 выделе 123 квартала Бирюсинского участкового лесничества КГБОУ  «Усольское лесничество», не имея разрешительных документов на заготовку древесины, с помощью бензопилы марки «Хусварна 372 ХР-20», совершил незаконную порубку деревьев породы сосна, лиственница, в результате чего причинил Лесному фонду Российской Федерации ущерб в особо крупном размере на общую сумму 2 133 437 рублей.

В период времени с 10 по 20 марта 2016 г. Г. на участках лесного массива, расположенных в 17 выделе 125 квартала, в 13 выделе 132 квартала Бирюсинского участкового лесничества КГБОУ «Усольское лесничество», не имея разрешительных документов на заготовку древесины, с помощью бензопилы марки «Хусварна 372 ХР-20», совершил незаконную порубку деревьев породы сосна, лиственница, в результате чего причинил Лесному фонду Российской Федерации ущерб в особо крупном размере на общую сумму 1 285 346 рублей.

Сумма ущерба взыскана с осуждённого приговором суда.  Вещественное доказательство бензопила «Хусварна 372 ХР-20» конфискована в доход государства.

В течение 9 месяцев 2016 года дополнительные виды наказания, такие как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначены 15 (+7) лицам, штраф назначен 2 (+2) лицам.

Приговором Богучанского районного суда от 21.07.2016 Г. осуждён за 2 преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 260 УК РФ.

В ноябре 2014 года Г., являясь руководителем лесозаготовительного предприятия ООО «Тайга», не имея документов, разрешающих заготовку леса на лесном участке, расположенном  в квартале 541 выделе 16 Бедобинского участкового лесничества КГБУ «Гремучинское лесничество», дал указание вальщику леса П. на рубку лесных насаждений, введя последнего в заблуждение относительно законности своих действий.

П. в ноябре 2014 года в течение нескольких дней на указанном участке леса с помощью ручной бензопилы осуществил незаконную рубку деревьев (сосна, лиственница), общим объёмом 53 кубических метра.

Таким образом, Г. своими преступными действиями причинил Лесному фонду Российской Федерации ущерб в особо крупном размере на общую сумму 181 554 рубля.

Аналогичным образом Г. совершил преступление в феврале 2015 года, причинив своими преступными действиями Лесному фонду Российской Федерации ущерб в особо крупном размере на общую сумму 245 397 рублей.

Г. назначено наказание за каждое преступление, предусмотренное ч. 3             ст. 260 УК РФ, в виде 2 лет лишения свободы без штрафа, с лишением права заниматься лесозаготовительной деятельностью сроком на 1 год 5 месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание назначено в виде 3 лет лишения свободы без штрафа с лишением права заниматься лесозаготовительной деятельностью сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

С Г. в доход  федерального бюджета в счёт возмещения ущерба, причинённого совершёнными преступлениями, взыскана сумма в размере 411 451 рубль.

Как и прежде актуальным остается вопрос о необходимости  конфискации орудий  совершения преступлений в сфере лесопользования.

В течение 9 месяцев  2016 года в соответствии с положениями главы 15.1 УК РФ конфисковано и обращено в доход государства 117 (+15) орудий преступлений по 111 (+11) уголовным делам, что составляет 61,6 % от общего количества уголовных дел с обвинительным приговором.

В соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 104 УК РФ суд может конфисковать и обратить в собственность государства орудия совершения преступления, только если они принадлежат обвиняемому. 

В основном орудиями совершения указанной категории преступлений  в ходе расследования признаются бензопилы, конфискация которых и производится по результатам  рассмотрения уголовных дел. 

Причиной недостаточной результативности по изъятию и обращению в доход государства транспортных средств и механизмов, с использованием которых совершаются преступления, является то, что виновные лица не являются собственниками вещественных доказательств, признаваемых по делу орудиями преступления. В связи с чем, вещественные доказательства возвращаются судом законным владельцам.

Вместе с тем, допущены факты безосновательного возвращения орудия преступления осужденному, при этом незаконные судебные решения в этой части прокурором в апелляционном порядке не обжалованы.

Так, постановлением Шушенского районного суда от 25.02.2016 на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (в связи с истечением срока давности уголовного преследования) прекращено уголовное дело, которое направлялось в суд для решения вопроса  о применении принудительных мер медицинского характера в отношении Ш. по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ.

Орудие преступления – бензопила «Дружба 4», безосновательно возвращена Ш.

Приговором Шушенского районного суда от 22.09.2016 К. осуждён по ч.3 ст. 260, ч. 3 ст. 191.1 УК РФ, в связи с чем, ему назначено наказание в виде 2 лет 2 месяцев лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Ущерб К. возмещён частично на сумму 8 000 рублей. На оставшуюся сумму 935 063 рубля Министерством лесного хозяйства заявлен иск, который судом удовлетворён.

При этом орудия преступления – две бензопилы, возвращены осуждённому.

Аналогичная ситуация допущена в Мотыгинском и Козульском районах.

Сумма удовлетворённых судом исковых требований, а также добровольно возмещенного ущерба по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 260 УК РФ, в течение 9 месяцев 2016 года составила 54 181 571, 86 рубля, что составляет лишь 26 % от суммы причиненного ущерба. Передано на рассмотрение в гражданском порядке исковых заявлений на сумму 69 074 809, 68 рубля (33%). Готовятся к заявлению в гражданском порядке исковые заявления на сумму 86 174 423, 96 рубля (41%).

Большинство уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования рассмотрено в особом порядке, каких-либо сложностей при поддержании государственного обвинения не возникало.

В то же время в течение 9 месяцев 2016 года 2 уголовных дела рассмотрены судом в отношении 5 лиц, обвинявшихся в совершении преступлений, связанных с незаконными порубками лесных насаждений в составе организованной группы.

Приговором Канского районного суда от 16.03.2016 К. осуждён в порядке главы 40.1 УПК РФ за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, к 1 году 10 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ ему назначено окончательное наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

К. в составе организованной группы совершил продолжаемое преступление, связанное с незаконной рубкой лесных насаждений в особо крупном размере.

Так, в период с мая по август 2015 года лицо №1 (дело в отношении которого выделено в отдельное производство), обладая организаторскими способностями и волевыми качествами, руководствуясь корыстными мотивами и стремлением незаконного обогащения, намереваясь осуществлять преступную деятельность на протяжении неопределённого промежутка времени, с целью извлечения незаконного дохода от совершённых незаконных рубок деревьев на территориях Канского сельского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Канское лесничество», Дзержинского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Дзержинское лесничество», Абанского сельского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Абанское лесничество», Иланского сельского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Иланское лесничество», решил создать устойчивую сплочённую организованную преступную группу, специализирующуюся на преступлениях в сфере незаконных рубок лесных насаждений. 

В мае 2015 года лицо №1 создал организованную преступную группу, куда вовлёк лицо №2, а также К. для осуществления совместной преступной деятельности - незаконной рубкой лесных насаждений в особо крупном размере в течение длительного периода времени.

При этом лицо №1 заведомо знал, что К. на момент вовлечения  в преступную деятельность не имел источника дохода и нуждался в денежных средствах.

Лицо №1, лицо №2 и К. договорились действовать согласно разработанному лицом №1 плану и распределённым ролям, а именно: - лицо №1 отвёл себе роль организатора, подыскивал места, где произрастал деловой лес хвойных пород, подыскивал рабочих для производства лесозаготовительных работ, которых вводил в заблуждение относительно законности рубки, спиливал деревья крупного диаметра, распиливал, в целях конспирации сопровождал автомобиль с незаконно спиленной древесиной, организовывал продажу древесины на тупиках г. Канска без оформления каких-либо документов, распределял полученные от незаконной заготовки древесины денежные средства; - лицо №2, которому была отведена роль исполнителя, подыскивал места, где произрастал деловой лес хвойных пород, подыскивал рабочих для производства лесозаготовительных работ, которых вводил в заблуждение относительно законности рубки, с помощью бензопилы распиливал спиленные деревья на сортименты, осуществлял их погрузку в автомобиль КАМАЗ, вывозил заготовленную древесину с лесного участка до места реализации, иногда сам организовывал продажу древесины на тупиках г. Канска без оформления каких-либо документов; - К., которому была отведена роль исполнителя, на месте незаконной рубки с помощью мерной палки отмеривал спиленные лицом №1 деревья на шестиметровые сортименты, помогал осуществлять погрузку незаконно заготовленной древесины в автомобиль КАМАЗ.

Таким образом, в мае 2015 года лицом № 1 была создана устойчивая организованная группа в целях осуществления незаконных рубок деревьев, в состав которой в том числе вошёл и К.

Данная устойчивая организованная группа характеризуется следующими признаками:

- организованностью участников, действующих совместно и согласованно, в тесном взаимодействии, в соответствии с заранее распределенными ролями по тщательно разработанным планам, под непосредственным руководством лица №1, планированием преступной деятельности;

-  наличием лидера – лица №1;

- распределением ролей, выразившемся в выполнении каждым участником группы чётко определенных действий, направленных на достижение общей цели;

- устойчивостью группы, выражающейся в объединении указанных лиц общим умыслом, осуществлении преступной деятельности в течение длительного периода времени.

Каждый из участников этой группы осознавал, что совершал преступление в составе организованной группы, действовал в общих интересах для достижения единой цели и желал этого.

В период с мая по август 2015 года участниками указанной группы совершены незаконные рубки лесных насаждений с причинением ущерба государству на сумму 8 155 279 рублей 71 копейка.

Гражданский иск Российской Федерации в лице Министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края судом оставлен без рассмотрения, передан для разрешения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку он предъявлен к К. и другим участникам организованной группы, в отношении которых дело ещё не рассмотрено.

Частные постановления судом не выносились.

В  порядке ст. 237 УПК РФ судами возвращено 2 (-1) уголовных дела. Так, постановлением Берёзовского районного суда от 08.08.2016 уголовное дело в отношении М., обвиняемого по п. «г» ч. 2 ст. 260, ч. 3 ст. 260 УК РФ, возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

М. предъявлено обвинение в совершении незаконных рубок на земельных участках, не относящихся к лесному фонду, категория которых не установлена и право собственности на которые не зарегистрировано, в обвинительном заключении не указано местонахождение земельных участков и не установлено расстояние до мест рубок от ближайшего земельного участка, поставленного на кадастровый учёт.

Апелляционным постановлением от 29.09.2016 представление прокуратуры района на постановление Берёзовского районного суда от 08.08.2016 отклонено.

За 9 месяцев 2016 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрены апелляционные представления в отношении 17 (-5) лиц по уголовным делам о преступлениях в сфере лесопользования, предусмотренных ст.ст. 260, 261, 290 УК РФ, удовлетворены в отношении 15 (-6) лиц, отклонены – в отношении 2 (+1) лиц. Результативность апелляционного обжалования составила 88,2% (-11,8%).

Отозваны апелляционные представления в отношении 2 (=) лиц.

Апелляционные представления приносились в отношении 5 лиц на отмену приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, в отношении 11 лиц – на изменение приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, в отношении 3 лиц – на отмену постановления ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Так, апелляционным определением от 18.02.2016 приговор Богучанского районного суда от 11.12.2015 в отношении П., И., Р., Т., осуждённых за совершение преступлений, предусмотренных ст. 260 УК РФ, отменён в части разрешения гражданского иска и судьбы вещественных доказательств, с направлением уголовного дела в указанной части на новое рассмотрение.

Соглашаясь с доводами апелляционного представления, судебная коллегия указала, что судом первой инстанции гражданский иск Министерства природных ресурсов и экологии по Красноярскому краю на сумму 3 634 496, 15 рублей необоснованно оставлен без рассмотрения, вопреки требованиям ч. 3                     ст. 250 УПК РФ, в соответствии с которой такое решение суд вправе принять лишь при неявке гражданского истца или его представителя в судебное заседание.

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, представитель потерпевшего поддержал гражданский иск в полном объёме, признали его и подсудимые, однако, исковое заявление в судебном заседании не исследовалось.

Кроме того, из текста искового заявления следует, что истец полагает, что ущерб был причинён действиями подсудимых совместно с третьими лицами, не являющимися обвиняемыми по уголовному делу, в связи с чем, остался неразрешённым вопрос о сумме, подлежащей возмещению каждым из ответчиков.

При таких обстоятельствах, краевым судом приговор в части оставления гражданского иска без рассмотрения отменён, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Также, судом апелляционной инстанции признаны обоснованными доводы государственного обвинителя о том, что суд, в нарушение требований ст. 82 УПК РФ, не разрешил вопрос о вещественных доказательствах.

Так, по уголовному делу признаны вещественными доказательствами 5 бензопил, одна из которых, согласно постановлению следователя, являлась орудием преступления.

На данные бензопилы постановлением Богучанского районного суда от 18.11.2014 наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска.

При постановлении приговора, судом бензопилы оставлены на хранение в камере хранения вещественных доказательств МО МВД России «Богучанский» до разрешения гражданского иска.

Вместе с тем, в судебном заседании подсудимый пояснял, что изъятые у него бензопилы орудиями преступления не являлись и ему не принадлежат, указал собственников данных вещественных доказательств.

Краевой суд отметил, что при разрешении вопроса о вещественных доказательствах судом первой инстанции не учтено наличие обстоятельств, позволяющих усомниться в их принадлежности П., а также то обстоятельство, что в отношении бензопилы, признанной следователем орудием преступления, требовалось разрешение вопроса о её конфискации в доход государства на основании п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Таким образом, приговор в части распоряжения вещественными доказательствами отменён с направлением уголовного дела на рассмотрение в порядке исполнения приговора по правилам ст. 397 УПК РФ.

Апелляционным определением от 17.03.2016 по представлению изменён приговор Богучанского районного суда от 25.12.2015, которым К. осуждён за совершение трёх преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 260 УК РФ в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ, ч. 3  ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции, правильно квалифицировав в резолютивной части приговора действия осуждённого по всем трём эпизодам в редакции закона от 07.03.2011, в описательно-мотивировочной части приговора необоснованно, в т.ч. в противоречие содержанию резолютивной части, изложил квалификацию действий по эпизодам от декабря 2010 года и февраля 2011 года в редакции, действовавшей на момент совершения преступлений, в то время как санкция ч. 3 ст. 260 УК РФ в этой редакции (Федеральный закон от 22.07.2008 № 145-ФЗ) предусматривала более строгое наказание по сравнению с санкцией указанной статьи в более поздней редакции закона – от 07.03.2011.

Таким образом, указание на совершение К. преступлений в декабре 2010 года и феврале 2011 года в редакции, действовавшей на момент совершения преступлений, краевым судом из описательно-мотивировочной части приговора исключено.

Апелляционным определением от 05.06.2016 в части разрешения вопроса о судьбе вещественных доказательств изменён приговор Ермаковского районного суда от 29.03.2016, которым Г. осуждён по ч. 3 ст. 260 УК РФ к  3 годам лишения условно с испытательным сроком 3 года, М. – по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком 2 года.

Суд апелляционной инстанции признал обоснованными доводы прокурора о неправильном принятии судом первой инстанции решения об уничтожении 50 деревьев породы пихта, являющихся предметом преступления.

Краевой суд указал, что в силу п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ имущество, полученное в результате совершения преступления, подлежит возвращению законному владельцу. А так как изъятая древесина является государственной собственностью, то средства от её реализации подлежат зачислению в федеральный бюджет.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции отменил приговор в указанной части и принял новое решение о передаче вещественных доказательств Территориальному управлению Росимущества в Красноярском крае для последующей реализации.

Кроме того, апелляционным постановлением от 23.08.2016 по апелляционной жалобе представителя потерпевшего в лице Министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края также в части разрешения вопроса о судьбе вещественных доказательств изменён приговор Нижнеингашского районного суда от 10.03.2016, которым С. осуждён по ч. 3        ст. 260 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Представитель потерпевшего не согласилась с решением суда первой инстанции о передаче Министерству природных ресурсов и экологии Красноярского края древесины, полученной осуждённым в результате совершения преступления.

В обоснование своих доводов она ссылалась на постановление Правительства РФ от 23.07.2009 № 604 «О реализации древесины, которая была получена при использовании лесов, расположенных на землях лесного фонда, в соответствии со ст.ст. 43-46 Лесного кодекса РФ», которым утверждены Правила реализации древесины, устанавливающие, что федеральным органом исполнительной власти в данном случае является Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, а не Министерство природных ресурсов и экологии Красноярского края.

С учётом изложенного, приговор в части разрешения вопроса о судьбе полученной в результате совершения преступления древесины краевым судом отменён с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в порядке ст. 397 УПК РФ.

Апелляционным постановлением от 28.04.2016 отклонено апелляционное представление на приговор Абанского районного суда от 25.02.2016, которым Д. осуждён по ч. 1 ст. 260, п. «г» ч. 2 ст. 260 (2 преступления), ч. 3 ст. 260, ч. 1 ст. 191.1 (2 преступления), ч. 3 ст. 191.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с заготовкой и переработкой леса, сроком 2 года 6 месяцев условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

В апелляционном представлении поставлен вопрос об изменении приговора и учёте явки с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства по преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 191.1 УК РФ, поскольку суд первой инстанции, учитывая явку с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства по ч.ч. 1, 2, 3 ст. 260 УК РФ, не принял во внимание, что при написании явки с повинной Д. сообщил не только о незаконной порубке им лесных насаждений, но и о переработке леса на пиломатериал.

Краевой суд с доводами прокурора не согласился, указав, что явка с повинной от Д., содержащая признание в изготовлении пиломатериала из незаконно заготовленного леса, последовала после осмотра сотрудниками полиции места происшествия, когда правоохранительные органы уже располагали информацией о причастности Д. к совершению преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 191.1 УК РФ.

Апелляционным постановлением от 19.07.2016 отменено постановление Енисейского районного суда от 11.05.2016 о возвращении прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ уголовного дела в отношении П., обвиняемого по ч. 1 ст. 286, ч. 3 ст. 290, ч. 3 ст. 290 УК РФ.

Органами предварительного следствия П., начальник МО МВД России «Енисейский», обвинялся в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, которые привели к незаконному освобождению Т. от отбывания назначенного ему судом административного ареста в полном объеме, а также в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ за общее покровительство и за получение от Е. взятки в значительном размере в виде денег в сумме 150 000 руб. и получение от Т. взятки в значительном размере в виде денег в сумме 95 000 руб.

Возвращая дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, суд первой инстанции посчитал, что органом предварительного следствия при составлении обвинительного заключения не были выполнены требования  ст. 220 УПК РФ.

При этом суд указал, что текст предъявленного обвинения по ч. 3  ст. 290 УК РФ при вменении «общего покровительства» не содержит сведений о том, в какой именно служебной зависимости от П. находились Е. и Т.

Кроме того, формулировка окончательного обвинения по ч. 3 ст. 290 УК РФ не содержит указания на такой обязательный элемент диспозиции и объективной стороны указанного преступления, как способ получения взятки «лично или через посредника».

В связи с изложенным, суд первой инстанции сделал вывод о том, что обвиняемый на стадии предварительного расследования был фактически лишён возможности, в соответствии с ч. 4 ст. 15, пп. 3, 4, 5, 6 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, на равноправной основе возражать против обвинения в том объеме, в котором оно предъявлено, давать показания, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, что недопустимо и не может быть устранено при рассмотрении дела по существу.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с доводами представления об отсутствии препятствий для рассмотрения уголовного дела по существу, пришел к выводу, что обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, в нем отражены данные о личности обвиняемого, изложено существо обвинения, с приведением места и времени совершения преступлений, их способов и мотивов и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, приведен в нем и перечень доказательств. При таком положении, на основе данного обвинительного заключения у суда имелась возможность постановить приговор или принять иное решение.

За анализируемый период апелляционной инстанцией Красноярского краевого суда пересмотрены приговоры в отношении 5 (-3) лиц по представлениям прокурора, уровень апелляционного реагирования составил 100% (=).

Так, апелляционным определением от 23.06.2016 изменён приговор Канского городского суда от 26.10.2015, которым Р. осуждён по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права заниматься лесозаготовительной деятельностью условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев с освобождением от наказания по амнистии.

Апелляционное представление прокурором принесено на отмену приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение, в т.ч. в связи с неправильным применением уголовного закона, т.к. дополнительное наказание назначено осуждённому без установления срока его отбывания.

Соглашаясь с доводами апелляционного представления о неправильном применении уголовного закона, краевой суд исключил дополнительное наказание в виде лишения права заниматься лесозаготовительной деятельностью.

Апелляционным определением от 25.08.2016 изменён приговор Канского городского суда от 19.04.2016 в отношении С., осуждённого по ч. 3                          ст. 260 УК РФ за незаконную рубку лесных насаждений организованной группой в особо крупном размере, составившем 8 155 279,71 руб., к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, ч. 2 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Этим же приговором за незаконную рубку лесных насаждений организованной группой в особо крупном размере, составившем 8 155 279,71 руб., по ч. 3 ст. 260 УК РФ осуждён Р. к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима (в его действиях установлен опасный рецидив преступлений), по апелляционной жалобе осуждённого на чрезмерно суровое наказание приговор оставлен без изменения.

Соглашаясь с доводами апелляционного представления об исключении из приговора ссылки на ст. 73 УК РФ и назначении С. реального наказания ввиду его чрезмерной мягкости и несправедливости, суд апелляционной инстанции указал, что вывод Канского городского суда о назначении С. наказания условно в приговоре не мотивирован, не установлено, как применение условного осуждения согласуется со степенью общественной опасности совершённых преступлений и их последствиями – особо крупным ущербом, причинённым лесному фонду Российской Федерации, и значительным ущербом по ч. 2  ст. 159 УК РФ, и как такое решение повлияет на баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов потерпевших.

В связи с изложенным, краевым судом из приговора исключено указание на применение ст. 73 УК РФ при назначении наказания С., он направлен в исправительную колонию общего режима.

Апелляционным определением от 20.09.2016 пересмотрен приговор Курагинского районного суда от 29.09.2015, которым М. осуждён по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Суд апелляционной инстанции освободил осуждённого от наказания со снятием судимости, применив к нему акт амнистии от 24.04.2015.

Кроме того, приговор в отношении М. изменён в части разрешения вопроса о судьбе вещественных доказательств.

Так, из описательно-мотивировочной части приговора следует, что суд пришёл к выводу о возвращении вещественных доказательств – двух тракторов – законным владельцам, не отразив данное решение в резолютивной части приговора.

При этом, из материалов уголовного дела следует, что тракторы МТЗ-82 и ДТ-75 изъяты в ходе осмотра места происшествия и приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Кроме того, в ходе предварительного расследования на основании судебного постановления в рамках ч. 1 ст. 115 УПК РФ арестован автомобиль ЗИЛ-131.

Суд апелляционной инстанции указал, что поскольку резолютивная часть приговора не содержит какого-либо решения по вопросу о судьбе вещественных доказательств и арестованного автомобиля, данные вопросы судом фактически не рассмотрены, в связи с чем, из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на возвращение двух тракторов законным владельцам.

Также, судебная коллегия отметила, что на момент принятия ею решения невозможно разрешить вопрос о судьбе вещественных доказательств и арестованного имущества, так как для этого требуется исследовать и оценивать доказательства, не являющиеся предметом рассмотрения суда первой инстанции, – устанавливать и при необходимости допрашивать владельцев имущества, что не препятствует рассмотрению указанного вопроса в порядке исполнения приговора.

Апелляционным определением от 29.09.2016 изменён приговор Ермаковского районного суда от 16.06.2016 в отношении К., осуждённого по ч. 3 ст. 260 УК РФ (2 преступления) к 2 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 191.1 УК РФ (2 преступления) к штрафу в размере 500 000 руб., по ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года со штрафом 600 000 руб.

Преступления совершены К. в группе лиц по предварительному сговору с М., осуждённым этим же приговором по ч. 3 ст. 260 УК РФ (2 преступления) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 191.1 УК РФ (2 преступления) к штрафу в размере 500 000 руб., по ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года со штрафом 600 000 руб.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами прокурора о несправедливости и чрезмерной суровости наказания, назначенного К. по совокупности преступлений, поскольку оно аналогично окончательному наказанию, назначенному М., в то время как последнему по ч. 3 ст. 260 УК РФ назначено более строгое наказание.

В связи с изложенным, краевым судом снижено наказание К. по совокупности преступлений до 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года со штрафом 550 000 руб.

За анализируемый период районными судами рассмотрены апелляционные представления в отношении 2 (+1) лиц на приговоры мировых судей, которые удовлетворены, результативность апелляционного обжалования составила 100% (=).

При этом, в ходе рассмотрения уголовного дела по апелляционному представлению прокурора приговор в отношении 1 (=) лица отменён с направлением уголовного дела на новое рассмотрение, эффективность апелляционного реагирования составила 100%.

Так, приговором мирового судьи судебного участка № 10 в Бирилюсском районе Красноярского края от 09.03.2016 Х. осуждён по ч. 1 ст. 160 УК РФ к 100 часам обязательных работ.

Апелляционное представление принесено в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку вещественные доказательства – срубленные деревья – судом оставлены в распоряжении осуждённого.

Бирилюсский районный суд с доводами прокурора согласился, кроме того, при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке было установлено, что судом первой инстанции не были соблюдены требования уголовно-процессуального закона об извещении подсудимого о дате, времени и месте судебного разбирательства не менее, чем за 5 суток, в связи с чем, приговор федеральным судом 22.04.2016 отменён в полном объёме с направлением уголовного дела на новое рассмотрение.

В течение 9 месяцев 2016 года президиумом Красноярского краевого суда пере­смотрено 1 (-1) судебное решение - приговор, в связи с нарушением уго­ловного закона, допущенным при назначении осужденному дополнительного наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Так, 19.04.2016 президиумом краевого суда изменен приговор Абанского районного суда Красноярского края от 16.10.2015 в отношении Л., осужденного, в том числе, за 4 преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 260 УК РФ, к 2 годам 8 месяцам лишения свободы за 2 из них, а также к 2 годам 6 меся­цам лишения свободы и к 2 годам 5 месяцам лишения свободы. Кроме того, за каждое из преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 УК РФ, Л. назна­чено дополнительное наказание в виде лишения права заниматься лесозаготови­тельной деятельностью сроком на 8 месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 3 года лишения свободы с лишением права заниматься лесозаготовительной деятельностью сроком на 1 год 10 месяцев. На основании ст. 70 УК РФ, по со­вокупности с приговором от 11.04.2013, окончательно определено 3 года 6 ме­сяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с заготовкой и переработкой леса и древесины, сроком на 2 года 2 месяца.

Приговором, который был постановлен в порядке главы 40 УПК РФ, так­же разрешена судьба гражданского иска. Постановлено взыскать с Л. в пользу Российской Федерации денежные средства в сумме 758 301,06 рублей, на основании ст.ст. 1064, 1080 ГК РФ взыскать в пользу Российской Федерации в доход федерального бюджета с Л. и М. (соучастник, в отношении которого приговор в кассационном порядке не обжаловался и не пересматривал­ся) 116 704,94 рубля в солидарном порядке.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Судом первой инстанции за каждое из преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 УК РФ, наряду с наказанием в виде лишения свободы назначено дополнительное наказание - лишение права заниматься лесозаготовительной дея­тельностью. Аналогичное дополнительное наказание было назначено на основа­нии ч. 3 ст. 69 УК РФ по предыдущему приговору от 11.04.2013.

На основании ст. 70 УК РФ суд, частично присоединив к вновь назначен­ному наказанию неотбытую часть наказания по приговору от 11.04.2013, опре­делил наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев с лишени­ем права заниматься деятельностью, связанной с заготовкой и переработкой ле­са и древесины сроком на 2 года 2 месяца.

Вместе с тем, понятия «лесозаготовительная деятельность» и «деятель­ность, связанная с заготовкой и переработкой леса и древесины» не являются тождественными в силу ст. ст. 29 и 46 Лесного кодекса РФ, по смыслу которых «лесозаготовительная деятельность» включает только деятельность, связанную с рубкой лесных насаждений и вывозом древесины, и не охватывает деятель­ность, связанную с переработкой древесины.

В связи с изложенным, из резолютивной части приговора от 16.10.2015 при назначении дополнительного наказания по правилам ст. 70 УК РФ исклю­чено указание на лишение права заниматься деятельностью, связанной с перера­боткой леса и древесины. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Вышеуказанный приговор пересмотрен по жалобе осужденного Л.

Другие судебные решения о преступлениях в сфере лесопользования  президиумом краевого суда не пересматривались.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Уголовный закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет

 

Приговором Енисейского районного суда от 15.07.2016 С. осужден по ч. 4 ст. 264 УК РФ с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года 10 месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 2 года 6 месяцев.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор изменен по следующим основаниям.

Из материалов уголовного дела следует, что во время совершения осужденным преступления – 05.10.2014, преступность и наказуемость деяния, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ определялась уголовным законом в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ, предусматривающим ответственность в виде лишения свободы сроком до 7-ми лет.

Федеральным законом от 31.12.2014 № 528-ФЗ внесены изменения в ч. 4 ст. 264 УК РФ, в соответствии с которыми установлен нижний предел наказания в виде лишения свободы «от 2 лет».

В силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

В то же время судом первой инстанции действия С. квалифицированы по ч. 4 ст. 264 УК РФ в редакции Федерального закона № 528-ФЗ, с назначением наказания в виде лишения свободы, без учета того, что усиление санкции данной нормы за счет установления нижнего предела лишения свободы, ухудшает положение осужденного.

Суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия С. с ч. 4 ст. 264 УК РФ в редакции Федерального закона № 528-ФЗ от 31.12.2014 на ч. 4 ст. 264 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ со снижением наказания до 3 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, с лишением права управления транспортным средством на срок 2 года 5 месяцев.

 

Лишение гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства повлекли отмену судебного решения

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска от 13.07.2016 с осужденного Т. взысканы процессуальные издержки, связанные с выплатой вознаграждения адвокату в сумме 3 300 руб. за участие в судебном заседании Ленинского районного суда г. Красноярска, по результатам которого в отношении Т. вынесен приговор от 14.12.2015 и постановление об оплате труда адвоката.

Судом апелляционной инстанции указанное постановление отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Основанием отмены послужили существенные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, допущенные судом первой инстанции.

Так, в соответствии с п. 15 ст. 397 УПК РФ суд, постановивший приговор, вправе в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ, разрешить вопрос об определении размера и распределении процессуальных издержек, если эти вопросы не получили разрешения в приговоре суда. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ участники процесса, в том числе осужденный, должны быть извещены о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

В нарушение названных требований закона, осужденный Т. извещен о дне судебного заседания, состоявшегося 13.07.2016, менее чем за 14 суток. Согласно имеющейся в деле расписки – Т. получил извещение только 06.07.2016, то есть за 7 суток до дня судебного заседания.

В то же время, данное обстоятельство не было предметом обсуждения в судебном заседании. Мнение осужденного об его готовности принять участие в судебном заседании судьей не выяснялось.

Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 399 УПК РФ осужденный может осуществлять свои полномочия с помощью адвоката. В соответствии с ч. 1                ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый (осужденный) не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ. При этом такой отказ не может быть обусловлен затруднительным материальным положением и допускается только по инициативе самого осужденного. В соответствии с ч. 2 ст.  52 УПК РФ отказ от защитника не обязателен для суда.

Названные требования закона судом первой инстанции также не соблюдены.

Как усматривается из протокола судебного заседания, осужденный заявил отказ от услуг защитника в суде первой инстанции, при этом судьей не выяснено, не связан ли такой отказ с затруднительным материальным положением.

Изложенное свидетельствует о наличии основания для обсуждения судом первой инстанции заявленного отказа от защитника и принятия решения в соответствии с требованиями ст.ст. 51, 52 УПК РФ.

Вопреки названным требованиям закона, судебное заседание продолжено судом без обсуждения заявленного Т. отказа от защитника и проведено в отсутствие адвоката, что свидетельствует о нарушении права осужденного на защиту.

Принимая во внимание выявленные нарушения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что судом при вынесении обжалуемого решения допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного решения, что явилось основанием отмены постановления.

 

* * * * * *

 

Н., осужденный приговором судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 14.08.2002 по п. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ,            п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 21 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбываемого наказания, мотивируя тем, что нарушений режима содержания не имеет, принимает активное участие в жизни и благоустройстве отряда, поддерживает связь с родственниками.

Постановлением Богучанского районного суда от 19.08.2016 Н. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Судом апелляционной инстанции указанное постановление отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 47 УПК РФ обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным и наделен теми же процессуальными правами, что и обвиняемый, то есть согласно п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ вправе во всех его статусах в стадии уголовного судопроизводства пользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно, в случаях, предусмотренных УПК РФ.

Согласно ст. 16 УПК РФ, право на защиту с помощью адвоката является основополагающим принципом уголовного судопроизводства.

Вопрос об участии осужденного и его адвоката в заседании суда, рассматривающего ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, разрешается в соответствии с ч.ч. 2-4 ст. 399 УПК РФ, которая в системном единстве с положениями ст.ст. 16, 50, 51 УПК РФ предполагает обязанность суда обеспечить участие в процессе защитника (адвоката) при наличии указанных в законе обстоятельств и в предусмотренном им порядке.

Однако судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства осужденного указанные положения закона в полном объеме не выполнены.

Из материалов дела усматривается, что ходатайство осужденного рассмотрено без участия адвоката с учетом заявления Н. об отказе от услуг адвоката.

При этом Н. осужден, в том числе, по п.п. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, санкция которой предусматривает лишение свободы на срок от 8 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы, в связи с чем, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника по данному делу  являлось обязательным.

Однако вопрос о возможности рассмотрения ходатайства осужденного при указанных обстоятельствах в отсутствие адвоката судом в судебном заседании не обсуждался, процессуального решения в этой части не принималось.

Вместе с тем даже заявленный осужденным отказ от адвоката с учетом положений п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ при приведенных выше обстоятельствах обязательным для суда не являлся.

Таким образом, рассмотрев ходатайство осужденного в отсутствие адвоката, суд допустил нарушение его права на защиту, влекущее отмену постановления суда.

 

При решении вопроса о возвращении дела прокурору суд не вправе указывать статью Особенной части УК РФ, по которой деяние подлежит новой квалификации

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска 26.08.2016 уголовное дело в отношении Д., обвиняемого по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ и  ч. 1 ст. 228 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Принятое решение мотивировано тем, что деяние, в совершении которого обвиняется Д., образует состав более тяжкого преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

В соответствии с требованиями п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны, или по собственной инициативе, возвращает уголовное дело прокурору, если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления. 

Как правильно указано судом первой инстанции, органами предварительного расследования не дана надлежащая оценка собранным в ходе досудебного производства данным об умысле обвиняемого, о его действиях, направленных на возмездную реализацию наркотического средства, приобретенного на принадлежащие закупщику денежные средства, что подтверждается показаниями свидетелей.

Вместе с тем в соответствии с ч. 1.3 ст. 237 УПК РФ при решении вопроса о возвращении дела прокурору суд не вправе указывать статью Особенной части УК РФ, по которой деяние подлежит новой квалификации, а также делать выводы об оценке доказательств и о виновности обвиняемого.

В связи с изложенным, судом апелляционной инстанции, из постановления о возвращении уголовного дела исключено указание о том, что действия Д. образуют состав более тяжкого преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3           ст. 228.1 УК РФ, а именно незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере. В остальной части постановление оставлено без изменений.

 

Нарушения, допущенные при назначении дополнительного наказания, повлекли изменение приговора

 

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 28.06.2016 Г. осужден за каждое из четырех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3               ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год за каждое преступление. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно Г. назначено 6 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В соответствии со ст. 53 УК РФ на осужденного возложена обязанность после отбытия лишения свободы в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы являться один раз в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также установлены следующие ограничения – без согласия указанного специализированного органа не изменять места жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории муниципального образования, соответствующего месту жительства.

Вместе с тем, как указала судебная коллегия Красноярского краевого суда, назначая наказание по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, суд первой инстанции фактически не применил указанные положения к дополнительному наказанию.

Так, назначив за каждое из совершенных Г. преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, дополнительное наказание в виде ограничения свободы на срок 1 год, суд при применении положений ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначил дополнительное наказание в виде ограничения свободы также на срок 1 год.

Кроме того, при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы суд в своем решении не указал, в пределах какого муниципального образования указанные ограничения должны действовать.

Учитывая выявленные нарушения, судебная коллегия приговор в отношении Г. изменила, определив дополнительное наказание в виде ограничения свободы по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ в размере 1 года 4 месяцев, с уточнением действия ограничения на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы.

 

Нарушение норм уголовно-процессуального закона повлекли отмену приговора

 

Приговором Илимпийского районного суда от 01.07.2015 С. осужден по ч. 2 ст. 286 УК РФ и ч. 2 ст. 285 УК РФ к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать выборные должности и должности государственных и муниципальных служащих в органах государственной власти и органах местного самоуправления сроком на 4 года. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 5 лет.

По жалобе осужденного и его адвоката приговор судебной коллегией Красноярского краевого суда отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе по следующим основаниям.

Как следует из приговора, в обоснование вывода о виновности осужденного суд первой инстанции в своем решении сослался на показания 19 свидетелей, данных ими на предварительном следствии и оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ. Вместе с тем, протокол судебного заседания не содержит данных о том, что показания указанных лиц, оглашались в ходе судебного заседания.

Кроме того, ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу свидетелей М. и Б., суд не изложил существо показаний, а ограничился лишь ссылкой на аналогичность их показаний показаниям свидетеля Г. на предварительном следствии, которые при этом не были исследованы судом в судебном заседании.

Также судом первой инстанции при вынесении приговора были нарушены положения ст.ст. 298, 303 и 310 УПК РФ, согласно которым приговор постанавливается в совещательной комнате и только после подписания суд возвращается в зал судебного заседания для его провозглашения, а исправления в приговоре должны быть оговорены и удостоверены подписью судьи в совещательной комнате до провозглашения приговора.

В свою очередь, как указала судебная коллегия, судом первой инстанции в описательно-мотивировочную и резолютивную части приговора после его провозглашения были внесены дополнения.

Так, согласно протоколу судебного заседания от 22.09.2014, суд своим постановлением разрешил стороне защиты использовать аудиозапись в ходе судебного заседания. Аудиозапись, в соответствии с положениями ч. 5 ст. 259 УПК РФ, приложена к материалам уголовного дела.

Как следует из протокола судебного заседания, приговор оглашен 01.07.2015. Текст приговора каких-либо исправлений, оговоренных и удостоверенных подписью судьи, не имеет. Копия приговора вручена сторонам защиты и обвинения 06 и 07.07.2015 соответственно.

По результатам исследования аудиозаписи, сопоставления ее дословного содержания с текстом подлинника приговора, судебная коллегия установила, что приговор в том виде, в котором он имеется в материалах дела, изготовлен после его провозглашения, поскольку по своему содержанию существенно отличается от того приговора, что был провозглашен председательствующим после возвращения в зал судебного заседания из совещательной комнаты. В частности в приговоре сделаны дополнительные ссылки на доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, заменены формулировки со слов «судом доказано» на «судом установлено», резолютивная часть приговора дополнена указанием на редакцию уголовного закона, по которой квалифицированы действия осужденного и расширен перечень вещественных доказательств, судьба которых разрешена по результатам рассмотрения дела. Всего внесено более 200 дополнений.

Допущенные нарушения, по мнению судебной коллегии, нарушают неустранимые сомнения в постановлении приговора судьей в совещательной комнате в соответствии с ч. 1 ст. 298 УПК РФ и в соблюдении требований ч. 1 ст. 310 УПК РФ при провозглашении приговора.

Судебная коллегия признала, что допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно-процессуального закона неустранимы в суде апелляционной инстанции, поскольку, дополнив приговор после его провозглашения, суд первой инстанции незаконно вторгся в приговор, что не предусмотрено никакими уголовно-процессуальными нормами, является недопустимым, затрагивает фундаментальные основы уголовного судопроизводства, искажает саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия и влечет процессуальную недействительность самого производства по уголовному делу.

 

Отсутствие подписи председательствующего и секретаря в протоколе судебного заседания повлекло отмену приговора

 

Апелляционным определением судебной коллегии Красноярского краевого суда от 14.06.2016 по представлению прокурора отменен приговор Шарыповского районного суда от 22.01.2016 в отношении М., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 2 ст. 69, ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ к наказанию в виде 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что протокол судебного заседания по делу составлялся по частям. В судебном заседании от 30.10.2014 были допрошены в качестве свидетелей Р., С., М., Н. и Б., показания которых положены судом в основу приговора.

Между тем, в нарушение требований ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания от указанной даты не подписан председательствующим и секретарем судебного заседания, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

 

Резолютивная часть обвинительного приговора должна содержать вид и размер наказания, назначенного подсудимому

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 25.02.2016 по жалобам осужденного и его адвоката отменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 12.10.2015 в отношении М., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Основанием отмены судебного решения явились нарушения положений ст.ст. 304, 310, 303 УПК РФ, а также ч. 1 ст. 308 УПК РФ, в соответствии с которыми резолютивная часть обвинительного приговора должна в обязательном порядке содержать вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным.

Так, суд первой инстанции, указав в описательно-мотивировочной части приговора на необходимость назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы, в резолютивной части назначил М. по ч. 3 ст. 30,  п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ наказание в виде «10-ти лишения свободы» в исправительной колонии строгого режима, то есть, не назначил размер наказания, что повлекло за собой незаконность приговора в целом в виду невозможности его последующего исполнения и связано с нарушением права осужденного на защиту.

 

Неверная квалификация действий виновного повлекла изменение приговора

 

Апелляционным определением судебной коллегии Красноярского краевого суда от 28.04.2016 по жалобе осужденной изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 08.02.2016 в отношении Р., осужденной по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (2 преступления, совершены 20.01.2015, 05.02.2015), п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (преступление, совершено 12.02.2015) и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением положений ч. 3              ст. 69, ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ к 10 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом  40 000 рублей. 

Как следует из приговора, 20.01.2015 Р. продала Б. наркотическое средство массой 0,72 грамма; 05.02.2015 Р. передала Ч. и П. наркотическое средство массой 0,27 грамма; 12.02.2015 бесконтактным способом, предварительно договорившись по телефону, сбыла Т. посредством «тайника закладки» наркотическое средство массой 0,36 граммов; а также 18.03.2015 у себя в квартире за полученные посредством денежного перевода через платежный терминал «Киви» 1 000 рублей, продала И. наркотическое средство массой 0,06 граммов.

Согласно материалам дела, незаконные сбыты наркотических средств покупателям Б., Ч., П. и Т. сотрудниками полиции были выявлены в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий «Наблюдение», проводимых в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Поскольку, как и при оперативно-розыскном мероприятии «Проверочная закупка», сотрудниками правоохранительных органов при  проведении ОРМ «Наблюдение» производится изъятие из незаконного оборота наркотических средств, совершенные преступления не могут быть квалифицированы как оконченное преступление.

Ссылка государственного обвинителя в возражениях на жалобу на позицию Верховного суда Российской Федерации, изложенной в п. 13.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 №14 (в ред. от 30.06.2015), применима в силу ст.ст. 9, 10 УК РФ лишь к событиям, имевшим место после 30.06.2015.

В связи с изложенным, судебной коллегией действия Р. по двум преступлениям, а именно совершенным 20.01.2015 и 05.02.2015, переквалифицированы с оконченных составов на ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3  ст. 228.1 УК РФ, по которым с применением ст. 64 УК РФ со снижением наказания, как за указанные преступления, так и по совокупности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

другие новости