Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за сентябрь 2016 г.

03.10.2016 13:30:43

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

сентябрь

 

г. Красноярск

2016 год

 

Утверждены Президиумом

Верховного Суда

Российской Федерации

                                                        « 28 » сентября 2016 г.

 

Ответы на вопросы, поступившие из судов,   

по применению Федеральных законов от 3 июля 2016 г.

№ 323-ФЗ - 326-ФЗ, направленных на совершенствование уголовной ответственности за коррупционные преступления и преступления экономической направленности, а также оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности (вступили в силу с 15 июля 2016 г.)

1. По применению Федеральных законов от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и от 3 июля 2016 г. № 326 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности».

Вопрос 1.1. Подлежат ли пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании статьи 10 УК РФ вступившие в законную силу пpuговоры в отношении лиц, осужденных по части 1 статьи 116 УК РФ редакции Федерального  закона от 7  декабря 2011 г. № 420-ФЗ)?

Ответ. Если преступление было совершено в отношении лица, не являющегося для осужденного близким, приговор подлежит пересмотру, а осуждённый - освобождению от наказания ввиду устранения преступности деяния. Действия такого осужденного не могут быть переквалифицированы на статью 116.1 УК РФ, диспозиция которой содержит иные признаки объективной стороны преступления и, в частности, такой криминообразующий признак, как совершение деяния лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние.

Вместе с тем, если в материалах уголовного дела (далее - дело) имеются сведения о том, что побои или иные насильственные действия совершены осужденным в отношении близкого лица, приговор пересмотру не подлежит, поскольку новый уголовный закон не улучшает его положение.

Вопрос 1.2.  Подлежат ли пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании статьи 10 УК РФ вступившие в законную силу приговоры в отношении лиц, осужденных по статье 157 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ)?

Ответ. Да, подлежат. Диспозиция статьи 157 УК РФ (в новой редакции) в сравнении с диспозицией статьи 157 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) содержит новый криминообразующий признак - неоднократность, то есть совершение деяния лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию. Поэтому лица, осужденные по статье 157 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ), в силу положений статьи 10 УК РФ освобождаются от наказания.

Вопрос 1.3. Подлежат ли пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании статьи 10 УК РФ вступившие в законную силу пpuгoвopы в отношении лиц, осужденных по части 1 статьи 158, части 1 статьи 159, части 1 статьи 159.1, части 1 статьи 159.2, части 1 статьи 159.3,  части 1  статьи 159.5, части 1 статьи 159.6 и части 1 статьи 160 УК РФ (в редакциях указанных статей, действовавших до 15 июля 2016 г.), а также осужденных по части 1 статьи 159.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ?

Ответ. Да, подлежат ввиду устранения новым уголовным законом преступности: деяния, если стоимость похищенного чужого имущества составляет не более 2500 рублей (то есть 2500 рублей или менее этой суммы). В соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 326 ФЗ в статью 7.27 КоАП РФ, хищение чужого имущества стоимостью не более 2 500 рублей путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии квалифицирующих признаков соответствующих преступлений признается мелким хищением, влекущим административную ответственность.

Вопрос 1.4. Подлежат ли пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании статьи 10 УК РФ вступившие в законную сипу приговоры в отношении лиц, осужденных по статьям 159 и 159.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ) за хищение чужого имущества путем мошенничества?

Ответ. Да, подлежат в том случае, если лицо осуждено по статье 159.4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ) или по любой из частей статьи 159 УК РФ за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации и стоимость похищенного чужого имущества составляет менее десяти тысяч рублей. Такое лицо с учетом примечания 1 к статье 159 УК РФ (в новой редакции) подлежит освобождению от наказания ввиду устранения преступности деяния, содержащего указанные признаки.

 Если же стоимость похищенного составляет десять тысяч рублей или большую сумму, но не превышает трех миллионов рублей, действия лиц, осужденных за мошенничество, содержащее указанные признаки, по части 3 или части 4 статьи 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ), подлежат переквалификации на часть 5 статьи 159 УК РФ, а если не превышает двенадцати миллионов рублей, - на часть 6 статьи 159 УК РФ.

2. По применению Федерального закона от 03 июля 2016 г. №324-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

 

Вопрос 2.1. Как теперь следует квалифицировать коммерческий подкуп на сумму, не превышающую десяти тысяч рублей, или получение взятки, дачу взятки в размере, не превышающем десяти тысяч рублей, если эти деяния совершены при наличии квалифицирующих признаков, указанных соответственно в статье 204 либо в статьях 290 и 291 УК РФ?

Ответ. Статья 204.2 УК РФ (мелкий коммерческий подкуп) и статья 291.2 УК РФ (мелкое взяточничество) содержат специальные нормы по отношению к нормам статей 204 и 290, 291 УК РФ и не предусматривают такого условия их применения, как отсутствие квалифицирующих признаков преступлений, предусмотренных частями 2-4, 6-8 статьи 204, частями 2-6 статьи 290 или частями 2-5 статьи 291 УК РФ.

В связи с этим коммерческий подкуп на сумму, не превышающую десяти тысяч рублей, получение взятки, дача взятки в размере, не превышающем десяти тысяч рублей, влекут ответственность по части 1 статьи 204.2 либо по части 1 статьи 291.2 УК РФ независимо от того, когда (до 15 июля 2016 г. или после этой даты) и за какие действия (законные или незаконные) они совершены, в каком составе участников (единолично или группой лиц), а также наличия или отсутствия других квалифицирующих признаков коммерческого подкупа и взяточничества.

Мелкий коммерческий подкуп или мелкое взяточничество, совершенные после 15 июля 2016 г. лицом, имеющим судимость по соответствующим статьям, влекут ответственность по части 2 статьи 204.2 либо по части 2 статьи 291.2 УК РФ.

 

Вопрос 2.2. Подлежат ли пересмотру и приведенuю в соответствие с новым уголовным законом на основании статьи 10 УК РФ вступившие в законную силу пpuгoвopы в отношении лиц, осужденных за преступленuя, предусмотренные частями 1-4 статьи 204, частями 1, 3, 4, 5 статьи 290, частями 1, 3, 4  статьи 291 УК РФ (в редакциях, действовавших до 15 июля 2016 г.), если предмет коммерческого подкупа или размер взятки составлял сумму, не превышающую десяти тысяч рублей?

Ответ. Да, подлежат с переквалификацией действий осужденных на часть 1 статьи 204.2 или на часть 1 статьи 291.2 УК РФ.

 

Вопрос 2.3. Кого следует считать субъектом мелкого коммерческого подкупа (статья 204.2  УК РФ) и мелкого взяточничества (статья 291.2 УК РФ)?

Ответ. Субъект преступления, предусмотренного статьей  291.2 УК РФ, полностью совпадает с субъектом преступлений, предусмотренных статьями 290 и 291 УК РФ, а субъект мелкого коммерческого подкупа - с субъектом коммерческого подкупа (статья 204 УК РФ).

 

Вопрос 2.4. ,Может ли быть привлечено к ответственности по статьям 204.2 или 291.1 УК РФ лицо, оказавшее посреднические услуги при передаче предмета коммерческого подкупа, на сумму, не превышающую десяти тысяч рублей, либо взятки, размер которой не превышает десяти тысяч рублей?

Ответ. Нет, не может. В соответствии со статьей  204.1 УК РФ, действующей с 15 июля 2016 г., и статьей 291.1 УК РФ, а также примечаниями к статьям 204 и 290 УК РФ уголовная ответственность установлена только за посредничество в коммерческом подкупе или во взяточничестве, если сумма предмета подкупа или размер взятки являются  значительными (превышают двадцать пять тысяч рублей).  

 

3. По прuменению Федерального закона от 3 июля 2016 г № 325-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

Вопрос 3.1. Федеральным законом от 3 июля 2016 г. №325-ФЗ, в частности, повышены - крупный и особо крупный размеры (ущерб, доход, задолженность), которые являются крuминообразующuми либо квалифицирующими прuзнаками ряда преступлений, относящuxся к главе 22 УК РФ. Подлежат ли пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании статьи 10 УК РФ вступившие в законную силу пpuгoвopы в отношении лиц, осужденных за такие преступленuя?

Ответ. Да, подлежат, поскольку в этой части уголовный закон имеет обратную силу. Действия осужденных подлежат переквалификации на соответствующие части статей главы 22 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. №325-ФЗ со смягчением наказания, а в случаях, когда размер совершенного преступления либо причиненный преступлением ущерб, полученный доход или образовавшаяся задолженность, являясь криминообразующим признаком объективной стороны состава соответствующего преступления, не достигает вновь установленного размера (ущерба, дохода, задолженности), осужденные подлежат освобождению от наказания ввиду устранения преступности деяния.

Например, если лицо было осуждено по части 1 статьи 171 УК РФ за осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, сопряженной с извлечением дохода в крупном размере на сумму 2 000 000 рублей, то с учетом примечания к статье 170.2 УК РФ оно подлежит освобождению от наказания, так как применительно к· части 1 статьи 171 УК РФ крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей 2 250 000 рублей.

 

Вопрос 3.2. Подлежат ли пересмотру и приведению в соответствие с новым уголовным законом на основании статьи 10 УК РФ в законную силу пpuгoвopы в отношении лиц,  осужденных за преступленuя, предусмотренные статьями 171.1, 180, 185 и 193 УК РФ, совершенные группой лиц по предварительному сговору?

Ответ. Да, подлежат, поскольку новым законом санкции за эти преступления, совершенные группой лиц по предварительному сговору, смягчены.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

Управление систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации

 

В ФЕДЕРАЛЬНЫХ РАЙОННЫХ СУДАХ

 

Нарушения закона при назначении

дополнительного наказания

за преступления, предусмотренные

ст. 264.1 УК РФ

 

Вопреки требованиям санкции ст. 264.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31.12.2014 № 528-ФЗ), дополнительное наказание зачастую назначается мировыми судьями в виде лишения права управлять транспортным средством на определенный срок, а не лишения права заниматься определенной деятельностью.

Так, в 2016 году, с учетом доводов апелляционных представлений, принесенных государственными обвинителями прокуратуры Каратузского района, судом апелляционной инстанции по указанному основанию уточнено 3 приговора мирового суда в отношении осужденных по ст. 264.1 УК РФ к обязательным работам с применением дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами на определенный срок вместо лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, определенного санкцией данной статьи. Допущенное нарушение закона выявлено и устранено по инициативе прокуроров.

Решением суда апелляционной инстанции по аналогичному основанию  изменен приговор мирового судьи судебного участка № 141 в Нижнеингашском районе в отношении К., осужденного по ст. 264.1 УК РФ к штрафу в размере 200 тысяч рублей с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 3 года. В соответствии с требованиями санкции ст. 264.1 УК РФ осужденный К. судом апелляционной инстанции лишен права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, со снижением его срока до 1 года 6 месяцев. Апелляционное представление прокурора удовлетворено в полном объеме.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Оправдательный приговор

оставлен в силе

 

Приговором Уярского районного суда от 29.07.2016 оправдан Д., обвинявшийся органами следствия в совершении пяти преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

Д. обвинялся в том, что, являясь директором МУП «Городское коммунальное хозяйство», ежегодно путём издания приказа о своём премировании в связи с профессиональным праздником «Днём работников торговли, бытового обслуживания населения и жилищно-коммунального хозяйства», совершал присвоение, т.е. хищение вверенных ему денежных средств из фонда материального поощрения работников МУП «Городское коммунальное хозяйство».

Так, 15.03.2011 Д., не имея распоряжения главы города Уяра о своём премировании, которое является обязательным условием его поощрения, издал приказ о поощрении работников МУП «Городское коммунальное хозяйство» в связи с профессиональным праздником «Днём работника жилищно-коммунального хозяйства», в котором установил выплату премии работникам предприятия и себе лично в сумме 2000 рублей, после чего получил в кассе предприятия премию в размере 2000 рублей, присвоив её и распорядившись по своему усмотрению. 

Затем ежегодно: 12.03.2012, 13.03.2013, 11.03.2014, 11.03.2015, Д. издавал приказы о поощрении работников МУП «Городское коммунальное хозяйство» в связи с профессиональным праздником «Днём работника жилищно-коммунального хозяйства», в котором устанавливал выплату премии работникам предприятия и себе лично в сумме 5000 рублей, после чего получал премию в кассе предприятия в размере 5000 рублей, присваивая её и распоряжаясь по своему усмотрению.

Оправдывая Д., суд указал следующее:

Директор является работником предприятия и на него распространяются  все гарантии и льготы, установленные для работников предприятия Трудовым кодексом РФ, Уставом предприятия, внутренними локальными актами и коллективным договором.

Из исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств установлено, что на протяжении 2011-2015 годов все работники предприятия  получали премии в соответствии с условиями коллективного договора.

Умысла на хищение денежных средств путём присвоения у него не имелось. Решение о премировании за счёт фонда поощрения, в котором имелись денежные средства, принималось коллегиально, с учётом мнения работников предприятия. Практика премирования директора наравне с другими членами трудового коллектива на основании коллективного договора и других норм законодательства в полной мере отвечает целям конституционных гарантий в сфере трудовых отношений. Какой-либо запрет на премирование руководителем самого себя в случае премирования других работников в равном с ними размере, в законодательстве отсутствует.

27.09.2016 судебной коллегией по уголовным делам краевого суда приговор оставлен без изменения, апелляционное представление прокуратуры Уярского района – без удовлетворения.

 

Отмена реабилитирующего решения

 

Постановлением Норильского городского суда от 13.04.2016 по итогам проведения предварительного слушания уголовное дело в отношении Б. и К., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Органами предварительного следствия Б. и К. обвинялись в том, что совершили покушение на тайное хищение чужого имущества на сумму 1408 рублей, имевшего место 20.06.2014 года в районе Талнах г. Норильска.

Судья в связи с малозначительностью вмененного деяния, не представлявшего общественной опасности, прекратил уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием в деяниях Б. и К. состава преступления.

Суд апелляционной инстанции постановление о прекращении уголовного дела отменил, вернув материалы дела на новое судебное рассмотрение по следующим причинам.

Судом первой инстанции допущено такое нарушение уголовно-процессуального закона, связанное с несоблюдением процедуры судопроизводства, которое повлияло на постановление законного судебного решения.

В соответствии со ст. 236 УПК РФ по результатам предварительного слушания судья должен вынести решение в виде постановления. Частью первой указанной нормы закона предусмотрен перечень решений, которые могут быть приняты, среди них решение о прекращении уголовного дела.

Из материалов данного уголовного дела видно, что в процессе предварительного слушания, судья, сославшись на малозначительность деяния, вынес постановление о прекращении уголовного дела без исследования собранных по уголовному делу доказательств.

Между тем, понятие малозначительность является оценочным понятием, при котором необходимо оценивать: вопрос факта, реально наступившие вредные последствия, способ совершения деяния, форму вины, мотив, цель.

Поэтому в данном случае решение вопроса о прекращении дела не могло рассматриваться на стадии предварительного слушания, что противоречит закону.

Таким образом, решить вопрос о наличии, либо отсутствии в деянии, совершенным Б. и К., состава преступления суд мог только после исследования собранных по уголовному делу доказательств.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона явилось  основанием для отмены судебного решения, поскольку у суда первой инстанции отсутствовали основания для назначения и проведения предварительного слушания.

Как следует из материалов уголовного дела, после получения копии обвинительного заключения, заявленное обвиняемым Б. ходатайство о проведении предварительного слушания ничем не мотивировано, в нем не приведены основания для проведения предварительного слушания. Вместе с тем предварительное слушание проводится только при наличии оснований, указанных в ст.229 УПК РФ. Поэтому у суда отсутствовали необходимые основания для не назначения предварительного слушания.

 

Приговор должен быть основан

на доказательствах, которые

непосредственно исследованы в судебном заседании

 

Приговором Норильского городского суда от 27.01.2016 К. осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 10 лет отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К. осужден за убийство, то есть умышленное причинение смерти Г.

В соответствии с п. 2 ст. 389.15, ч.1 ст. 389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного  судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного  судебного решения.

В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые на основании ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании.

Согласно ч.ч. 1, 3 ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, изучает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств. Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. 

В соответствии со ст. 307 УПК РФ в приговоре суд обязан изложить проверенные в судебном заседании доказательства и привести мотивы в обоснование выводов суда о виновности лица в совершенном преступлении, а также о правовой оценке его деяния.

Эти требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции были  нарушены.

Как следует из приговора суда в качестве виновности К. в причинении смерти Г. были приведены следующие доказательства: протокол осмотра места происшествия, в ходе которого был обнаружен труп с признаками насильственной смерти, изъят нож, следы пальцев рук; заключение эксперта № 4427 от 24.07.2015, согласно которому на лезвии, рукояти ножа, джинсах, футболке К. обнаружена кровь Г., а также на джинсах кровь самого К.; заключение эксперта № 226 от 11.06.2015, согласно выводам которого след пальца руки, изъятый при осмотра места происшествия, оставлен К.; заключение судебной медицинской экспертизы, выводы которой указывают о причине наступления смерти Г., механизме образования телесных повреждения, их локализации, давности причинения и степени тяжести; заключение эксперта № 29 от 26.06.2015, из которого усматривается, что причинение колото-резаных ранений Г. не исключается от воздействия клинка ножа, изъятого с места происшествия; заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении К., согласно выводам которой у последнего обнаружены телесные повреждения головы, верхних и нижних конечностей, грудной клетки, установлен механизм их образования, давность причинения; протокол выемки одежды и биологических сред у Г.; пpoтокол получения образцов слюны у К. 

Кроме этого, делая вывод о вменяемости К., суд в приговоре сослался  на заключение комиссии экспертов № 377 от 09.06.2015, а при назначении наказания подсудимому на его возраст (копию паспорта), справку из КГБУЗ «Норильская межрайонная поликлиника № 1) о наличии заболеваний у К., характеристики с места жительства, протокол задержания.

Между тем, как видно из протокола судебного заседания, приведенные выше доказательства и документы, на которых базируются выводы суда, не были исследованы в ходе судебного разбирательства в условиях состязательности процесса по правилам, предусмотренным ст.ст. 87, 88 УПК РФ, что противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства.

Допущенные судом первой инстанции нарушения являются существенными и неустранимыми в суде апелляционной инстанции, в связи с чем приговор отменён, а уголовное дело направлению на новое судебное разбирательство.

 

Несправедливость назначенного

наказания послужила основанием

для изменения приговора

 

Л. осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы  на срок 1 год, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 6 месяцев

Приговором удовлетворен гражданский иск потерпевшей М., постановлено взыскать с осужденной Л. в пользу М. в счет возмещение материального ущерба, причиненного преступлением 12 510  рублей.

Л. осуждена за кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба М.

Суд апелляционной инстанции приговор в отношении Л. изменил в связи с несправедливостью назначенного наказания.

Из материалов дела усматривается, что в ходе предварительного следствия и до вынесения приговора Л. в добровольном порядке частично возместила потерпевшей М. причиненный преступлением ущерб, передав сотовый телефон стоимостью 4990 рублей.

Согласно п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ частичное добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного преступлением, является смягчающим  обстоятельством,  и оно должно было быть учтено при назначении Л. наказания.

Данное обстоятельство суд апелляционной инстанции признал смягчающим, в связи с чем снизил наказание Л. до 11 месяцев лишения свободы.

 

Судом первой инстанции не учтены положения

нового уголовного закона

 

Приговором Зеленогорского городского суда от 02.08.2016 С. осуждена в особом порядке судебного разбирательства за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, к обязательным работам сроком на 150 часов.

С. осуждена за мошенничество, то есть хищение денежных средств Л.  в размере 3 100 рублей путем обмана с причинением значительного ущерба потерпевшей, имевшее место 01.03.2016.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор в отношении С. по следующим основаниям.

Органы предварительного расследования вменяли в вину С. хищение ею путем обмана денег в сумме 3 100 рублей у потерпевшей Л., при этом установив, что ущерб на вышеуказанную сумму является для потерпевшей значительным.

Суд квалифицировал действия С. по ч. 2 ст. 159 УК РФ как хищение чужого имущества, совершенное путем обмана (мошенничество), с причинением значительного ущерба гражданину.

При этом всеми было оставлено без внимания, что на момент постановления обвинительного приговора в уголовное законодательство были внесены изменения, улучшающие положение С.  

Так, в соответствии с Федеральным законом РФ от 03.07.2016 № 323-ФЗ (вступившим в силу с 15.07.2016) в примечание 2 к ст. 158 УК РФ внесены изменения, в результате которых значительный ущерб, причиненный гражданину, в статьях Главы 21 УК РФ о преступлениях против собственности, за исключением ч. 5 ст. 159 УК РФ, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 5 000 рублей.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, материальный ущерб, причиненный Л.  преступными действиями С., составил 3 100 рублей.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 10 УК РФ суд апелляционной инстанции, исключил из квалификации действий С. квалифицирующий признак «причинение значительного ущерба гражданину», в связи с чем переквалифицировал действия С. с ч. 2 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ, назначив за содеянное наказание в виде обязательных работ на срок 120 часов.

Также суд апелляционной инстанции принял во внимание, что до постановления приговора С. с 05.06.2016 содержалась под стражей в качестве меры пресечения по данному уголовному делу. Приговором суда эта мера пресечения изменена на подписку о невыезде и надлежащем поведении, С. освобождена из-под стражи в зале суда.

Согласно ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки обязательных работ из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ.

Однако, в нарушение п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ и ч. 3 ст. 72 УК РФ, суд первой инстанции не зачел время содержания С. под стражей с 05.06.2016 по 02.08.2016 в срок отбытия назначенного наказания в виде обязательных работ.

 В связи с зачетом времени содержания под стражей С. считается отбывшей наказание в виде 120 часов обязательных работ.

 

*    *    *

Приговором  Канского районного суда от 08.08.2016 Д. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 месяцам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда Д. признан виновным и осужден за покушение на дачу взятки должностному лицу лично за совершение им заведомо незаконного бездействия, не доведенное до конца по независящим от лица обстоятельствам, совершенное 25.05.2016.

Приговор постановлен в особом порядке.

Проверив обоснованность предъявленного Д. обвинения на основе собранных по делу доказательств, суд первой инстанции квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ. Однако, судом первой инстанции не учтено, что в Уголовный кодекс РФ Федеральным Законом РФ от 03.07.2016 № 324-ФЗ внесены изменения, в частности в ст.ст. 290, 291 УК РФ, а также УК РФ дополнен статьей 291.2 УК РФ, часть первая которой предусматривает уголовную ответственность за дачу взятки лично в размере, не превышающем десяти тысяч рублей.

Санкция ч. 1 ст. 291.2 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительных работ на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо лишение свободы на срок до одного года.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести.

Судом установлено, что Д. 25.05.2016 покушался на дачу взятки должностному лицу в размере 5000 рублей.

С учетом Федерального Закона РФ от 03.07.2016 № 324-ФЗ, исходя из требований ст. 10 УК РФ, действия Д. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 291.2 УК РФ в редакции Федерального Закона РФ от 03.07.2016 № 324-ФЗ.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд апелляционной инстанции учитывает признание Д. вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, плохое состояние здоровья его близких родственников.

Обстоятельств, отягчающих наказание Д., предусмотренных ст. 63 УК РФ не установлено.

С учетом положений ч. 1 ст. 56 УК РФ, поскольку санкция ч. 1 ст. 291.2 УК РФ помимо лишения свободы предусматривает иные виды наказания, за данное преступление Д., как впервые совершившему преступление небольшой тяжести, при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, не может быть назначено лишение свободы.

В связи с чем, суд апелляционной инстанции назначил Д. наказание в виде штрафа.

Принимая во внимание срок содержания Д. под стражей с 20.06.2016, суд апелляционной инстанции на основании ч. 5 ст. 72 УК РФ освободил Д. от назначенного ему наказания.  

 

Вопрос о судьбе вещественных

доказательств должен быть

разрешён в соответствии

с требованиями закона

 

Приговором Казачинского районного суда от 18.07.2016 М. осужден по п. «б» ч. 2 ст.158 УК РФ к обязательным работам на срок 280 часов.

С М. взыскано в пользу администрации Казачинского района в счет возмещения материального ущерба 4850 рублей.

Приговором разрешен вопрос о мере пресечения, вещественных доказательствах.

М. признан виновным и осужден за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение.

Судом апелляционной инстанции  приговор в отношении М. отменён в части разрешения судьбы вещественных доказательств по доводам апелляционного представления по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ при вынесении приговора должен быть решён вопрос о вещественных доказательствах, при этом орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации или передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются.

Как верно указано в апелляционном представлении, суд неправомерно передал в распоряжение М.  признанные вещественными доказательствами три рожковых гаечных ключа. Из материалов дела с достоверностью следует, что при помощи указанных гаечных ключей осужденный осуществлял демонтаж похищенного оборудования.

Учитывая, что допущенное судом нарушение закона устранимо в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия отменила приговор в части разрешения судьбы вещественных доказательств с принятием по делу нового решения.

Поскольку признанные вещественными доказательствами предметы не представляют существенной ценности, основания для конфискации отсутствуют, их необходимо уничтожить.

Кроме того, вещественными доказательствами признаны сани, судьба которых в приговоре также не разрешена.

Как следует из материалов дела, при помощи саней похищенное вывезено с места преступления, в связи с чем данное вещественное доказательство как средство совершения преступления также подлежит уничтожению.

 

Неверное разрешение гражданского иска

повлекло отмену судебного решения в части

 

Приговором Шарыповского городского суда от 07.06.2016 К. и М. осуждены по ч. 2 ст. 162, по ч. 1 ст. 166 УК РФ, оправданы по п. «а» ч. 2 ст. 127,  ст. 125 УК РФ в связи с  отсутствием в их действиях составов преступлений.

Также постановлено удовлетворить гражданский иск представителя потерпевшего ООО «АвтоТрансГрупп» Т., взыскать солидарно с К. и М. в пользу ООО «АвтоТрансГрупп» 53 216 рублей 35 копеек в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлениями; удовлетворить частично гражданский иск потерпевшего Л., взыскать солидарно с К. и М. в пользу Л. 400 000 рублей в счет возмещения морального вреда, 6 726 рублей в счет возмещения материального ущерба и 1500 рублей судебные расходы.

К. и М. осуждены за совершение разбоя совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего Л., с применением предмета, используемого в качестве оружия и неправомерное завладение автомобилем, принадлежащим ООО «АвтоТрансГрупп» без цели хищения.

Суд апелляционной инстанции изменил судебное решение по следующим основаниям.

При разрешении гражданского иска потерпевшего Л, предъявленного к обоим осужденным в части взыскания компенсации морального вреда, причиненного в результате преступления на сумму 1 060 000 рублей, суд удовлетворил иск частично и в солидарном порядке взыскал с обоих осужденных в пользу потерпевшего Л. 400 000 рублей в счет компенсации морального вреда, что не основано на законе.

Согласно требованиям ст. ст. 150, 151, 1099 - 1101 ГК РФ компенсация морального вреда взыскивается с виновных лиц с учетом обстоятельств дела, с каждого конкретного лица в определенной сумме.

Поэтому, учитывая характер причиненных потерпевшему Л. физических и нравственных страданий каждым из осужденных, а также степень вины каждого из причинителей вреда, исходя из требований разумности и справедливости, судебная коллегия взыскала в пользу потерпевшего Л. компенсацию морального вреда, причиненного преступлением: с осужденного К. в размере 250 000 рублей, с осужденного М. в размере 150 000 рублей.

 

Существенные нарушения

уголовно-процессуального закона

повлияли на законность и обоснованность

последующего решения суда

 

Постановлением Емельяновского районного суда от 13.05.2016 в удовлетворении ходатайства осужденного И. об условно-досрочном освобождении - отказано. И. осужден 29.10.2009 Норильским городским судом с учетом изменений, внесенных постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 11.12.2012, по п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, к 8 годам 9 месяцам лишения свободы.

Осужденный И. обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Судом в удовлетворении ходатайства было отказано.

Суд апелляционной инстанции пришёл к выводам, что не все необходимые требования уголовно-процессуального закона, строгое соблюдение которых обеспечивает правильное и объективное рассмотрение ходатайства осужденного, судом первой инстанции по данному материалу были выполнены.

В соответствии с положениями ст. ст. 396, 397 УПК РФ суд разрешает вопросы об исполнении приговора, в том числе об условно-досрочном освобождении, единолично в судебном заседании.

По смыслу закона судья, изучив поступившее представление, ходатайство исправительного учреждения либо ходатайство осужденного в ходе подготовки к рассмотрению, выносит постановление о назначении судебного заседания. Данная стадия является обязательной, так как в ходе нее решаются вопросы, имеющие значение для рассмотрения материала по существу, в частности, суд решает вопросы о месте, дате и времени судебного заседания, об извещении участников судебного заседания, о форме участия осужденного в судебном заседании, а также достаточно ли имеющихся материалов для рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Вместе с тем, в материалах по ходатайству осужденного И. об условно­досрочном освобождении постановление о назначении судебного разбирательства отсутствовало.

Отсутствие постановления суда о назначении судебного заседания свидетельствует о том, что указанная выше стадия уголовного процесса не может считаться выполненной, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влияющим на законность и обоснованность последующего решения суда.

Кроме того, из материалов дела не представляется возможным установить дату поступления ходатайства и адресата его направившего, поскольку не имеется ни входящего штампа, ни сопроводительного письма, ни конверта. Данное обстоятельство, наряду с отсутствием постановления о назначении судебного заседания, препятствует проверке принятия ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении в установленные сроки и своевременности вынесения судебного решения.

Помимо этого выводы суда, изложенные в постановлении, противоречат фактическим обстоятельствам, которые были известны суду, но должная оценка им не дана, что противоречит положениям ст.ст. 389.15, 389.16 УПК РФ.

Так, в своем ходатайстве осужденный указал, что имеет поощрение в виде благодарности за 3 квартал 2015 года за хорошее поведение о добросовестное отношение к труду. В справке о поощрениях имеются сведения только о поощрении в виде благодарности, которое объявлено 11 февраля 2015 г. Судом не приняты меры по проверке указанного осужденным факта, не истребованы соответствующие материалы.

Вместе с тем, в материалах дела имеется копия выписки из приказа начальника ИК-5 ФКУ ОИК-36 ГУФСИН России по Красноярскому краю от 24.12.2015 № 60 ск «О поощрениях осужденных Исправительной колонии №5 за 3 квартал 2015 года», которая была исследована судом, однако оценка ей не дана, как и не дана оценка доводам осужденного И. о неоднократности поощрений.

Помимо этого, в приказе 24 декабря 2015 г. № 60 ск указано, что И.  поощряется «за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, активное участие в воспитательных мероприятиях», что противоречит сведениям, изложенным в характеристике осужденного, согласно которым И.  режимные мероприятия посещает, распорядок дня соблюдает, подчиняясь необходимости; участие в общественной жизни отряда не принимает.

Отсутствие исчерпывающих сведений о наличии поощрений у осужденного, наличие противоречивых сведений, характеризующих личность осужденного, ставят под сомнение полноту и достоверность характеристики И., представленной в суд.

Несвоевременно вручение копии постановления суда по ходатайству осужденного ставит под сомнение соблюдение процедуры его рассмотрения, на незаконность которой ссылается осужденный в апелляционной жалобе.

Так, постановление суда от 13.05.2016  вручено осужденному И. 14.06.2016. Вместе с тем, до этого времени у осужденного имелось убеждение, что его ходатайство об условно-досрочном освобождении не рассмотрено, о чем свидетельствуют многочисленные ходатайства (дополнения) о приобщении к материалам дела документов, заявление И. о назначении судебного заседания на более позднее время.

Указанные нарушения являются существенными, в связи с чем принятое судом решение признано судебной коллегией незаконным и необоснованным, что в соответствии с  ч. 2 ст. 389.15 УПК РФ явилось основанием для его отмены и направления на новое рассмотрение.

 

Амнистия не распространяется

на дополнительное наказание

в виде лишения права управлять

транспортными средствами

 

Приговором Кежемского районного суда от 23.06.2016 Д. осуждён по ч. 3 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года, с отбыванием в колонии-поселении, с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами на 3 года.

В соответствии с п. 3 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» Д. освобожден от отбытия назначенного наказания.

В силу п. 12 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» с него снята судимость по настоящему приговору.

Д. осуждён за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортного средства при управлении автомобилем, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и смерть другого человека.

Принимая во внимание изложенное, суд пришел к правильному выводу о применении к Д. п. 3 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и освобождении его от основного наказания в виде лишения свободы.

Вместе с тем, оснований для освобождения его от дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами и снятия судимости по настоящему приговору, не имелось.

В соответствии с п. 11 названного Постановления, освобождению от дополнительных видов наказаний, подлежат осужденные, подпадающие под действие пунктов 1-4 Постановления, за исключением дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами. Следовательно, дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством (лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством) подлежит самостоятельному исполнению, срок которого в соответствии с ч. 4 ст. 47 УК РФ, исчисляется с момента отбытия основного наказания в виде лишения свободы, т.е. с момента вступления приговора в законную силу, поскольку данным приговором Д. освобожден от отбытия наказания. Судимость с такого осужденного в соответствии с требованиями п.12 Постановления снята быть не может.

Приговор в указанной части изменен по доводам апелляционного представления.

Постановлено считать назначенное Д. по ч. 3 ст. 264 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами сроком на 3 года, подлежащую самостоятельному исполнению, с момента вступления настоящего приговора  законную силу.

Из резолютивной части приговора исключено указание на снятие судимости Д.

 

Срок погашения судимости

надлежит исчислять из вида

наказания, назначенного приговором суда

 

Приговором Игарского городского суда от 04.07.2016 Р. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на два года, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком один год шесть месяцев

Р. осуждён за кражу имущества Л. на сумму 5550 рублей, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Судом апелляционной инстанции приговор изменён по следующим основаниям.

По правилам ст. 304 УПК РФ с учётом положений ст. 86 УК РФ в приговоре подлежат указанию сведения об имевших место судимостях подсудимого, не снятых и не погашенных на момент совершения им преступления, за которое он осуждается данным приговором, поскольку погашение либо снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Из содержания вводной части приговора следует, что при изложении данных о личности подсудимого Р. суд первой инстанции указал на наличие у него судимости по приговору от 21.06.2013, которым Р. был осуждён по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ сроком на один год три месяца с удержанием 10% из заработка.

Наряду с этим из материалов уголовного дела следует, что 10.10.2013  постановлением суда назначенное Р. наказание в виде исправительных работ заменено на лишение свободы сроком на 4 месяца 21 день и 28.02.2014 Р. был освобождён из мест лишения свободы по отбытии срока наказания.

В связи с чем при назначении Р. наказания суд учёл наличие в его действиях рецидива преступлений, признав таковой в качестве отягчающего наказание обстоятельства.

Вместе с тем, согласно п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость в отношении лиц, осуждённых к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, погашается по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания.

При этом по смыслу закона при замене неотбытой части наказания другим его видом срок погашения судимости надлежит исчислять из вида наказания, назначенного приговором суда.

Таким образом, судимость Р. по приговору от 21.06.2013 на момент совершения им преступления 18.12.2015, за которое он осуждён приговором от 04.07.2016, является погашенной и не подлежала учёту при назначении Р. наказания.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции был не вправе приводить указанную судимость во вводной части приговора, в связи с чем судом апелляционной инстанции из вводной части приговора исключено указание о судимости, из описательно-мотивировочной части приговора - указание на рецидив преступлений как на обстоятельство, отягчающее наказание Р., со смягчением последнему наказания, назначенного по п. «а»  ч. 3 ст. 158 УК РФ.

 

Наказание осужденному усилено

по апелляционной жалобе потерпевшей

 

Приговором Сосновоборского городского суда от 13.05.2016 Д. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Д. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор по апелляционной жалобе потерпевшей.

Как видно из приговора, при назначении наказания Д. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, отнесенного к категории тяжких, данные о личности осужденного, смягчающие наказание обстоятельства: признание вины осужденным, его раскаяние в содеянном, наличие отягчающего наказания обстоятельства - совершения преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением одурманивающих веществ; влияние назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Учитывая данные о личности осужденного, суд принял во внимание, что Д. на учете у врача нарколога и психиатра не состоит, по месту жительства соседями характеризуется удовлетворительно, родственниками характеризуется отрицательно в связи со злоупотреблением спиртными напитками, имеет постоянное место жительства, не работает, страдает зависимостью от психоактивных веществ.

Вместе с тем, суд не в полной мере выполнил требования ст. 60 УК РФ,  в соответствии с которой при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, и личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Суд, кроме того, что указано в приговоре, не учел, что Д., согласно данным о его личности (справке и характеристике), в состоянии опьянения в отношении родственников ведет себя агрессивно, неоднократно привлекался к административной ответственности по ч.1 ст. 20.20 КоАП РФ за употребление алкоголя в местах запрещенных федеральным законом, совершил преступление в отношении пожилого человека 1927 года рождения, являющегося ветераном Великой Отечественной войны, по ошибке вошедшего в его квартиру, который в силу своего возраста не мог оказать ему сопротивление, что совершённое  преступление представляет повышенную степень общественной опасности.

При таких обстоятельствах назначенное Д. судом наказание является несправедливым, не соответствующим тяжести преступления, его личности, не отвечает задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, является чрезмерно мягким и подлежит усилению.

Приговор в отношении Д. изменён с усилением назначенного ему наказания по п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ до 5 лет лишения свободы.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Незаконное прекращение уголовного

дела в связи с примирением сторон

по причине неправильного исчисления

срока погашения судимости

 

В ходе проверки законности решений о прекращении судами края  уголовных дел отделом государственных обвинителей уголовно-судебного управления подготовлено кассационное представление по делу  в отношении Е.

Постановлением мирового  судьи судебного участка № 22 в Емельяновском районе от 12.04.2016  уголовное дело в отношении Е., обвиняемого Е совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, прекращено в связи с примирением сторон на основании ст. 25 УПК РФ.

Президиум краевого суда по кассационному представлению прокуратуры края отменил судебное решение о прекращении уголовного дела как незаконное по следующим основаниям.

Органом дознания Е. обвинялся в том, что 11.09.2015 в дневное время, находясь  в состоянии алкогольного опьянения в тамбуре вагона электропоезда № 6315 сообщением Красноярск-Зеледеево, перед прибытием на платформу «Пугачево», используя малозначительный повод, из хулиганских побуждений, умышленно нанес К. несколько ударов руками в область головы, причинив легкий вред здоровью.

Согласно ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Принимая решение о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, суд в постановлении указал на то, что Е. юридически не судим.

Между тем, из материалов уголовного дела следует, что Е. судим (с учетом постановления Советского paйонного суда г. Красноярска от 23.11.2006, постановления президиума Красноярского краевого суда от 05.10.2010, постановления Емельяновского районного суда от 10.06.2011):

- по приговору Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 18.03.1992  по ч.1 ст.213 УК РФ в редакции 07.03.2011, ч.1 ст. 108 УК РСФСР, ст.40 УК РСФСР на 5 лет 4 месяца лишения свободы;

- по приговору Октябрьского районного суда г. Красноярска от 28.07.1994  по ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции 07.03.2011; ст. 41 УК РСФСР на 6 лет 8 месяцев лишения свободы;

- по приговору Октябрьского районного суда г. Красноярска от 25.08.1994 по  ст. 188.1 УК РСФСР, ч.3 ст. 40 УК РСФСР на 6 лет 8 месяцев лишения свободы (освобожден 28.12.1999 условно-досрочно на 1 год 4 месяца 25 дней);

 -  по приговору Байкитского районного суда Эвенкийского автономного округа от 03.07.2001 по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции 07.03.2011, ст. 70 УК РФ на 8 лет 6 месяцев лишения свободы (освобожден 20.02.2007 условно-досрочно на 2 года 7 месяцев 4 дня);

-   по приговору Кировского районного суда г. Красноярска от 24.02.2010  по ч.1 ст. 163 УК РФ, ч.2 ст. 167 УК РФ, ч.2 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ на 4 года 11 месяцев лишения свободы.

Постановлением Емельяновского районного суда от 21.09.2011 с учётом изменений 22.09.2011 и 29.11.2013) Е. неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена ограничением свободы на 2 года 3 месяца 27 дней, которое отбыто 16.01.2014.

В соответствии с п. «г» ч.3 ст. 86 УК РФ в редакции 19.06.2001 в отношении лиц, осужденных к лишению свободы - за тяжкое преступление, судимость погашается по истечении шести лет после отбытия наказания.

Согласно п. «в» ч.3 ст. 86 УК РФ в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, судимость погашается по истечении трех лет после отбытия наказания.  

По смыслу уголовного закона и положений ч. 4 ст. 86 УК РФ при замене назначенного судом наказания более мягким видом наказания срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого наказания, назначенного судом по приговору, после отбытия более мягкого вида наказания, но в рамках исчисления срока погашения судимости для той категории преступлений, к которой относится совершённое преступление.

Как видно из материалов дела Е. имеет ряд судимостей,  которые на момент совершения 11.09.2015 не были сняты или погашены и в соответствии с правилами ст. 18 УК РФ образуют рецидив преступлений.

Указанное обстоятельство не было учтено судом при вынесении решения о прекращении уголовного дела в порядке ст. 25 УПК РФ.

Данное нарушение является существенным, повлиявшим на вынесение законного и обоснованного судебного решения, искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или  изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. 401.6 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

По настоящему делу указанный срок не истек.

С учетом изложенного, постановление от 12.04.2016 в отношении Е. отменено, материалы дела направлены на новое судебное  рассмотрение.

 

другие новости