Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июль-август 2016 г.

30.08.2016 13:24:53

         ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УГОЛОВНО-СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июль-август

 

г. Красноярск,

2016  год

 

ОБОБЩЕНИЕ

практики апелляционного обжалования постановлений горрайсудов края о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом

за 1 полугодие 2016 года

 

В 1 полугодии 2016 года тенденция по снижению количества обжалованных судебных решений, вынесенных по результатам рассмотрения ходатайств о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом сохранилась. Всего судебной коллегией по уголовным делам краевого суда в 1 полугодии 2016 года в апелляционном порядке рассмотрено 180 (-69, -38,3%) материалов, из них отменено, изменено – 40 (-42) постановлений, что составило 22,2% от общего числа рассмотренных. В том числе, 38 (-36) или 95% (+4,8%) пересмотрено по жалобам, по апелляционным представлениям прокуроров – всего 2 (-6).

Оба рассмотренных апелляционных представления удовлетворены. Результативность апелляционного обжалования составила 100% (=).

Обоснованные апелляционные представления принесены прокурором Свердловского района г. Красноярска и Ачинским  межрайонным прокурором.

Приведенные цифровые данные свидетельствуют о том, что в 1 полугодии 2016 года качество участия прокуроров в рассмотрении указанных материалов и обжалования постановлений судов нисколько не улучшилось. Несмотря на существенное уменьшение общего количества рассмотренных материалов, большая часть нарушений закона продолжает устраняться по жалобам иных участников судопроизводства, прокурорами необходимых мер к обжалованию незаконных судебных решений не принимается.

Отмененные (измененные) судебные решения по жалобам в большинстве своем постановлены судами: Емельяновского - 9, Железнодорожного – 6, Свердловского, Богучанского районов и г. Норильска -  по 4, Минусинска и остальными – 3 и менее.

Оперативными работниками указанных прокуратур, пересмотренные   впоследствии судебные решения о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законодательством, в нарушение п. 35 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» и п. 11  приказа прокурора края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», должным образом не изучались, меры к их своевременному обжалованию не принимались. Более того, в рассмотрении 25 (62,5%) материалов участие прокурора в судебном заседании обеспечено не было, в то время как незаконные постановления пересмотрены по жалобам.

Основными причинами отмены и изменения названных судебных решений явились нарушения требований уголовного процесса (в отношении 25 лиц), что составляет более 60% от общего числа пересмотренных решений. Наряду с этим остаются и факты изменения (отмены) постановлений в связи с неправильным применением материального закона, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Большинство судебных решений отменено на новое судебное рассмотрение, так как устранить допущенные нарушения в суде апелляционной инстанции не представилось возможным.  

Чаще всего судебные решения, постановленные в порядке ст. 10 УК РФ, отменялись в связи с несоблюдением права на защиту, включая не обеспечение личного участия осужденного в судебном заседании, а также несвоевременное уведомление участников процесса о дате рассмотрения ходатайства. Постановления о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, улучшающим положение осужденных, до сих пор содержат ошибки, тогда как существенных изменений не вносилось в уголовный закон в течение продолжительного времени.

Так, постановлением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 12.01.2016 по жалобе отменено с направлением материала на новое рассмотрение постановление Богучанского районного суда от 17.09.2015, которым частично удовлетворено ходатайство осужденного А. о приведении приговоров в соответствие  с новым законом в порядке ст. 10 УК РФ.

Как следует из материалов, представленных в суд апелляционной инстанции, в расписке об извещении осужденного о дате, времени и месте судебного заседания А. отказался от услуг защитника, при этом  причины такого отказа не мотивировал, в связи с чем, установить добровольность его волеизъявления и соответствие требованиям ч. 2 ст. 52 УПК РФ  из содержания данного документа невозможно.

Помимо этого, в приговорах Минусинского городского суда  от 06.09.2000 и 22.01.2010, о пересмотре которых ходатайствовал осужденный, имеются сведения о том, что А. обнаруживает признаки врожденного умственного недоразвития в форме олигофрении в степени легкой дебильности с психопатизацией личности.

Вместе с тем, в соответствие с п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника обязательно, если подозреваемый, обвиняемый в силу психических или физических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. В силу положений ч. 2 ст. 47 УПК РФ, осужденный наделен теми же процессуальными правами, что и обвиняемый.

Согласно правовой позиции Конституционного суда РФ, выраженной в Постановлении от 26.12.2003 № 20-П и определениях от 16.11.2006 № 538-О, от 08.02.2007 №  254-О-П, право на получение квалифицированной юридической помощи должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса, а потому осужденные, обратившиеся в суд с ходатайством о применении по их делам нового уголовного закона, наделяются теми же правами, что и лица, в отношении которых уголовное дело рассмотрено по существу с вынесением итогового судебного решения.

В нарушение вышеуказанных требований уголовно-процессуального закона, суд первой инстанции, рассматривая ходатайство осужденного, решение об участии в судебном заседании защитника по назначению, в порядке ст. 51 УПК РФ, не принял, что и послужило причиной отмены постановления.

Апелляционным постановлением от 03.03.2016 по жалобе Ф. отменено постановление Норильского городского суда от 24.08.2015, которым прекращено производство по ходатайству осуждённого о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, материал направлен на новое рассмотрение.

Из материалов, представленных в суд апелляционной инстанции, следовало, что в расписке об извещении о дате рассмотрения ходатайства осуждённый Ф. изъявил желание участвовать в судебном заседании.

Однако, в нарушение ч. 2 ст. 399 УПК РФ, судебное заседание проведено Норильским городским судом в отсутствие Ф., заявленное им ходатайство о личном участии судом не разрешено, что является грубым процессуальным нарушением.

Вместе с тем, в анализируемом периоде судами края допускались и иные нарушения уголовно-процессуального закона, которые устранялись в суде апелляционной инстанции только по жалобам иных участников судебного процесса.

Постановлением апелляционной инстанции  краевого суда от 28.04.2016 по жалобе осужденного И. отменено постановление Емельяновского районного суда от 29.01.2016, которым отказано в удовлетворении ходатайства о приведении в соответствие с действующим законодательством приговоров суда, материал направлен на новое рассмотрение.

Согласно приговору Тайшетского городского суда Иркутской области от 29.05.2007, И. осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере – марихуаны, массой 33 грамма.

Федеральным законом от 01.03.2012 № 18-ФЗ изменена редакция ст.ст. 228, 228.1 УК РФ. Указанные изменения вступили в силу с 01.01.2013.

В связи с этим Правительство Российской Федерации постановлением от 01.10.2012 № 1002 утвердило новые размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1, 229, 229.1 УК РФ, определив в качестве «значительного» и «крупного» размеров те значения, которые соответствовали прежним «крупным» и «особо крупным» соответственно. Для «особо крупного» утверждены новые значения.

Кроме того, в примечании к постановлению Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1, 229, 229.1 УК РФ», указано, что количество наркотического средства каннабиса (марихуаны) определяется после высушивания до постоянной массы при температуре +110… +115 градусов Цельсия.

Однако, как следует из материала, заключения эксперта судом не истребованы, вследствие чего выводы суда об отсутствии оснований для пересмотра приговора Тайшетского городского суда Иркутской области от 29.05.2007, являлись преждевременными.

Апелляционным постановлением от 26.05.2016 отменено по жалобе постановление Богучанского районного суда от 24.12.2015, в отношении Ф., которым прекращено  производство по ходатайству о приведении  ранее постановленных в отношении него приговоров в соответствие со ст. 10 УК РФ.

Из материала следует, что суд, отказывая в рассмотрении по существу ходатайства осужденного Ф. от 14.12.2015, в котором он просил при приведении приговоров в соответствие с уголовным законом, определить преступность и наказуемость деяний на основании уголовного закона, действовавшего на момент совершения деяний в 1995 году, признать его ранее судимым по приговорам 1996-1997 годов  за совершение тяжких преступлений, исключить из приговора Кировского районного суда г. Красноярка от 14.02.2014 указание на судимость за особо тяжкое преступление, изменить вид рецидива и  снизить назначенное наказание, исходил из того, что указанные вопросы не подлежат рассмотрению в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ. 

Вместе с тем, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 399  и п. 13 ст. 397 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судом, в том числе по ходатайству осужденного об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Из текста самого ходатайства осужденного Ф. от 14.12.2015, поступившего в Богучанский районный суд 18.12.2015 усматривается, что осужденный фактически просит о приведении в соответствие с новым законом приговоров, постановленных в отношении него в 1996-1997 годах и в 2014 году. Таким образом, вывод суда о том, что вопросы, поставленные перед судом в ходатайстве осужденного, не могут быть разрешены в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ, не основан на законе.

В 1 полугодии 2016 года имели место случаи нарушения уголовно-процессуального закона, выраженные в повторном рассмотрении ходатайства осужденного при наличии вступившего в законную силу решения суда по аналогичному вопросу.

Апелляционным постановлением судьи Красноярского краевого суда от 28.01.2016 по жалобе Б. отменено постановление Минусинского городского суда от 25.11.2015 о приведении постановленных в отношении него приговоров, в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс, в силу ст. 10 УК РФ.

Так, из материала следует, что суд, разрешая ходатайство осужденного Б. о приведении приговоров Лесосибирского городского суда от 02.11.2004 и 27.10.2005 в соответствии со ст. 10 УК РФ, по существу нашел его обоснованным и привел указанные приговоры в соответствие с изменениями, внесенными в ст. 62 УК РФ Федеральным законом РФ от 29.06.2009 № 141 - Ф3 и снизил наказание.

Вместе с тем, в материале имеется копия постановления Богучанского районного суда Красноярского края от 20.08.2013, которым ходатайство осужденного Б. о приведении приговоров Лесосибирского городского суда от 02.11.2004 и 27.10.2005, Минусинского городского суда от 07.07.2011 и Емельяновского районного суда от 23.03.2012 в соответствие с изменениями, внесенными в уголовное законодательство Федеральными законами от 29.06.2009 № 141 - ФЗ, от 27.12.2009 № 377 - ФЗ, от 07.03.2011 № 26 -ФЗ и от 07.12.2011 № 420 - ФЗ, оставлено без удовлетворения.

Таким образом, суд повторно рассмотрел ходатайство осужденного Б. о приведении приговоров Лесосибирского городского суда от 02.11.2004 и 27.10.2005 в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом РФ от 29.06.2009 № 141-Ф.

Между тем, в соответствии с требованиями закона, повторное приведение приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ тем же Законом, не предусмотрено.

Нередки случаи отмены постановлений анализируемой категории в связи с отсутствием в материалах приговоров, приводимых или подлежащих приведению в соответствие, и иных, имеющих значение для разрешения ходатайства, документов.

Постановлением судьи краевого суда от 02.02.2016 по жалобе отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 08.12.2015 об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного Б. о приведении постановленного в отношении него приговора в соответствие с изменениями в уголовном законодательстве.

Б. обратился в суд с ходатайством о применении акта об амнистии и приведении в соответствие с новым уголовным законодательством приговора Октябрьского районного суда г. Красноярска от 11.09.2007, которым он, с учетом постановления Кежемского районного суда от 14.06.2011, осужден по  ч. 1 ст. 166, п. «в» ч. 2 ст. 158, п.п. «а,г» ч. 2 ст. 161, п.п. «а,в,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения наказания по приговору от 26.02.2003 окончательно назначено 5 лет 11 месяцев лишения свободы.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного, суд первой инстанции в постановлении указал, что приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 11.09.2007 ранее приведен в соответствие с изменениями, внесенными в действующее законодательство Федеральным законом РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ, со снижением наказания. Иных изменений, улучшающих положение осужденного, в УК РФ не вносилось.

Вместе с тем, в окончательное наказание по приговору суда от 11.09.2007, на основании ст. 70 УК РФ входит наказание, назначенное осужденному по приговорам Октябрьского районного суда г. Красноярска  от 01.10.2002 и Советского районного суда г. Красноярска от 26.02.2003. Однако, вопрос о приведении указанных приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в уголовное законодательство, судом не рассматривался, что могло повлиять на законность и обоснованность приговора от 11.09.2007.

Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела остается одним из оснований для отмены постановлений в порядке ст. 10 УК РФ и, в первую очередь, это связано с низким процентом обеспечения участия прокуроров в данной категории материалов.

Апелляционным постановлением от 11.02.2016 по жалобе осужденного отменено постановление Советского районного суда г. Красноярска  от  23.11.2015, которым К. отказано в принятии ходатайства о приведении приговора суда в соответствие с новым законом на основании ст. 10 УК РФ.

Как следовало из представленных материалов, суд, отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства осужденного, одновременно рассмотрел его по существу, выводы суда, изложенные в резолютивной части постановления противоречат его описательно-мотивировочной части.

В данном случае требования ст. 7 УПК РФ о том, что постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным, судом первой инстанции не выполнено.

Одним из неизменных оснований для отмены постановленных судами решений остается неправильное применение уголовного закона, несмотря на отсутствие существенных изменений УК РФ. Все рассмотренные и удовлетворенные представления прокуроров принесены именно в связи с указанными нарушениями.

Большинство приговоров пересматриваются ввиду изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации федеральными законами от 29.06.2009 № 141-ФЗ, от 07.03.2011 № 26-ФЗ, от 07.12.2011 № 420-ФЗ, от 01.03.2012 № 18-ФЗ, которые не в полной мере учитываются судом, а также в соответствие с более ранними изменениями в уголовное законодательство, влекущими декриминализацию совершенных деяний.

Так, по апелляционному представлению прокурора 10.05.2016 изменено постановление Ачинского городского суда от 26.02.2016, которым ходатайство осужденного М. о приведении приговоров в соответствие с новым законом в порядке  ст. 10 УК РФ, удовлетворено частично.

Согласно правовой позиции, содержащейся в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 № 4-П, по буквальному смыслу ч. 1 ст. 10 УК РФ, закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от того, в чем выражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, изменении в благоприятную для осуждённого сторону правил его Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином. При этом такая необходимость не обусловлена тем, какой из видов наказания назначался осуждённому.

При приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом его положения должны применяться в полном объеме, если они направлены на улучшение положения осужденного.

По данному материалу суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что изменения, внесенные Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ, улучшают положение осужденного и наказание ему необходимо назначить с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, снизив его за преступления, предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, по приговору от 21.01.2009. Вместе с тем, суд первой инстанции фактически не снизил наказание за преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в связи с чем, судом апелляционной инстанции оно было снижено, что повлекло снижение наказания, назначенного по правилам ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ по приговору от 21.01.2009 года, а также срока условно-досрочного освобождения.

Кроме того, Федеральным законом от 07.03.2011 № 26-ФЗ из санкции ч. 3 ст. 158, ч. 4 ст. 158 УК РФ исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о необходимости переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона  от 07.03.2011) по приговору от 01.02.2008, с п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011) по двум преступлениям по приговору от 21.01.2009, со снижением наказания по указанным преступлениям, а также по ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Вместе с тем, назначив по приговору от 21.01.2009 более мягкое наказание, суд при назначении окончательного наказания по правилам ч. 5               ст. 69 УК РФ присоединил наказание в большем размере, чем суд при постановлении приговора, в связи с чем, суд апелляционной инстанции снизил наказание по приговору от 21.01.2009, назначенное по ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, уточнена описательно-мотивировочная часть постановления, поскольку из материалов дела видно, что по приговору от 01.02.2008 М. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ.

Апелляционным постановлением от 17.05.2016 по представлению прокурора изменено постановление Свердловского районного суда                             г. Красноярска от 04.03.2016, которым ходатайство Д. о пересмотре приговоров в порядке ст. 10 УК РФ, удовлетворено частично.

Вместе с тем, принимая решение, суд фактически привел приговор от 28.07.2006 только в соответствие с Федеральным законом от  27.12.2009                  № 377-ФЗ и от 07.03.2011 № 26-ФЗ, но не привел его в соответствие с Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ, хотя указал в описательно-мотивировочной части приговора на необходимость изменения приговора в соответствии и с этим законом, поскольку из приговора следует, что при назначении наказания учтено смягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, при этом  отягчающие наказание обстоятельства не установлены.

 Судом обоснованно указано на отсутствие оснований для изменения категории преступлений в соответствие с ч. 6 ст. 15 УК РФ в  редакции Федерального закона  от 7.12.2011 № 420-ФЗ. Вместе с тем, при пересмотре приговора от 28.07.2006 суд не  учёл изменения, внесённые  данным Федеральным законом в  ч. 1 ст. 56 УК РФ, согласно которым, наказание в виде лишения свободы  впервые осуждённому, совершившему преступление небольшой тяжести, может быть назначено только при наличии отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, и не пересмотрел приговор в части осуждения Д. по ч. 1 ст. 158 УК РФ. При этом, как следует из приговора от 28.07.2006, Д. не был судим, отягчающих наказание обстоятельств не установлено, и санкция ч. 1 ст. 158 УК РФ предусматривает иные  виды наказания, кроме лишения свободы.

При изложенных обстоятельствах обжалуемое постановление суда первой инстанции изменено.

Данное обобщение показало, что судами допускаются ошибки при решении вопроса о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, устраняются они фактически только по апелляционным жалобам осужденных. Уровень обжалования данных постановлений прокурорами не соответствует предъявляемым требованиям, что необходимо устранить в дальнейшей работе, с учетом изменений, внесенных в УК РФ рядом федеральных законов от 03.07.2016. Основные нарушения, которые видят прокуроры, являются нарушениями уголовного закона, при этом допускаются случаи некачественной подготовки апелляционных представлений. Кроме того, необходимо отметить, что нарушение норм уголовно-процессуального законодательства возможно установить лишь при изучении постановления вместе с материалом. При этом необходимо иметь ввиду, что своевременное и качественное обжалование постановлений, принятых судом в порядке ст. 10 УК РФ, позволит не только восстановить нарушенные права граждан, устранить судебные ошибки, но и существенным образом повлиять на результативность апелляционного обжалования.

В целях своевременного выявления нарушений закона, пунктом 11 приказа прокурора Красноярского края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» закреплена необходимость организации своевременного поступления извещений о рассмотрении материалов по ходатайствам осужденных и копий вынесенных постановлений, обязанность прокурора проверять законность всех судебных решений указанной категории в апелляционные сроки и принимать меры к их своевременному обжалованию, при наличии оснований, что фактически не исполняется. В связи с чем, необходимо организовать более качественную проверку указанных судебных решений в апелляционные сроки, с учетом сведений, имеющихся в материале.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

При назначении осужденному наказания

в виде ограничения свободы в приговоре

должны быть указаны конкретные ограничения

                                                         

Приговором Ермаковского районного суда от 24.05.2016 Т., ранее неоднократно судимый, осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 6 месяцев. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору мирового судьи судебного участка № 2 п. Камень-на-Оби Алтайского края от 28.08.2015 и окончательно назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 6 месяцев.

Т. признан виновным и осужден за совершение мошенничества, то есть хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, совершенное 15.03.2016 в с. Ермаковское Ермаковского района Красноярского.

По апелляционному представлению заместителя прокурора района приговор изменен в связи с неправильным применением уголовного закона.

Согласно ч. 1 ст. 53 УК РФ, ограничение свободы, как вид наказания, заключается в установлении судом осужденному определенных ограничений, предусмотренных указанной нормой уголовного закона.

В силу п.п. 8, 12 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны не только решение о дополнительных видах наказания в соответствии со ст. 45 УК РФ, но и ограничения, которые устанавливаются для осужденного к наказанию в виде ограничения свободы.

Однако суд указанные требования закона не выполнил, то есть фактически не назначил Т. дополнительное наказание в виде ограничения свободы по ч. 2 ст. 159 УК РФ, а также на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений.

В связи с этим суд апелляционной инстанции исключил из приговора  указание суда о назначении наказания Т. по ч. 2 ст. 159 УК РФ и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ в виде ограничения свободы сроком на 6 месяцев.

Кроме того, при назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, суд указал на назначение Т. окончательного наказания путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 28.08.2015, в то время как диспозиция ч. 5 ст. 69 УК РФ предусматривает принцип сложения назначенных наказаний. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции внес в приговор соответствующие изменения: на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказания, назначенного по ч. 2 ст. 159 УК РФ, с наказанием по приговору мирового судьи судебного участка № 2 п. Камень-на-Оби Алтайского края от 28.08.2015, окончательно назначено Т. наказание в 5 лишения свободы.

 

Размер наказания снижен в связи с

нарушениями, допущенными при

назначении наказания

 

Приговором Богучанского районного суда от 22.01.2016 П. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденного в пользу А. в счет компенсации морального вреда 750 000 рублей.

П. осужден за умышленное убийство, совершенное при следующих обстоятельствах.

24.03.2014 на пограничном КПП на автодороге с. Богучаны - п. Байкит между А. и П. произошла словесная ссора, в ходе которой А. нанес удар кулаком в область головы П. После этого П., реализуя возникший умысел на убийство А., на своем автомобиле догнал автомобиль А. на 74 км. Автодороги и принял меры к его остановке этого, после чего взял одноствольное пятизарядное ружье и произвел два выстрела в область живота А., в результате чего от проникающего огнестрельного пулевого слепого ранения грудной и брюшной полостей с повреждением перикарда, сердца, правого легкого, диафрагмы, печени, поджелудочной железы, двенадцатиперстной кишки, корня брыжейки с кровотечением в правую плевральную полость, в брюшную полость, произошла смерть потерпевшего.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Определяя П. наказание в виде 10 лет лишения свободы, суд исходил из наличия, предусмотренного п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, смягчающего обстоятельства, связанного с частичным возмещением морального вреда и полным возмещением материального ущерба.

Вместе с тем, назначая П. максимально возможное наказание, с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК РФ, суд оставил без внимания то, что помимо предусмотренного п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающего обстоятельства в качестве таковых учел еще и противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом к совершению преступления, публичное принесение извинения потерпевшей, частичное признание вины, состояние здоровья.

Кроме того, первоначально вынесенным по данному делу приговором при наличии смягчающих обстоятельств, связанных с частичным возмещением морального вреда и полным возмещением материального ущерба, противоправным поведением потерпевшего, явившимся поводом к совершению преступления, принесением публичного извинения потерпевшей, П. при том же объеме обвинения было назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы.

Рассмотрев дело после отмены апелляционной инстанцией первоначально вынесенного приговора в связи с нарушением органами предварительного следствия требований уголовно-процессуального закона, суд в качестве смягчающих учел и иные, ранее не учтенные судом, обстоятельства - частичное признание вины, состояние здоровья, однако размер наказания определил прежним  - 10 лет лишения свободы.

При таких данных суд апелляционной инстанции снизил назначенное П. наказание до 9 лет лишения свободы.

 

Приговоры пересмотрены в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации

 

********

 

Приговором Шушенского районного суда от 18.03.2016 П., ранее судимый: 1) 27.10.2009 по ч. 1 ст. 163 УК РФ на 1 год 4 месяца лишения свободы; 2) 26.11.2009 по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 5 ст. 69 УК РФ на 8 лет 3 месяца лишения свободы; освобожден 03.07.2015 условно-досрочно на 2 года 6 месяцев лишения свободы с учетом судимости по приговору от 28.12.2015 по ч. 1 ст. 160,  ч. 1 ст. 160 УК РФ; осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений (указаны в приговоре); в соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 28.12.2009; на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 28.12.2009 по совокупности приговоров окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений (указаны в приговоре).

П. осужден за то, что 26.09.2015, находясь в состоянии алкогольного опьянения, выставив панель в окне, незаконно проник в квартиру 3 дома 17 по ул. Речной в пос. Шушенское Красноярского края, откуда тайно похитил принадлежавшие К. электродрель «Энергомаш», электродрель без названия и куртку, причинив потерпевшему значительный ущерб на общую сумму 5770 рублей.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Назначая П. окончательное наказание по совокупности приговоров, суд исходил из наличия неотбытого наказания по приговору от 28.12.2009.

Приговором от 26.11.2009 П. был осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на 8 лет 3 месяца лишения свободы; приговором от 28.12. 2009 по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 160 УК РФ, с частичным сложением наказания по приговору от 26.11.2009 по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ на 8 лет 4 месяца лишения свободы. От назначенного приговором от 28.12.2009 наказания П. постановлением от 03.07.2015 освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 2 года 6 месяцев.

Приговором от 28.12.2009 П. осужден по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 160 УК РФ, связанных с присвоением вверенного имущества на сумму 1500 рублей каждое.

Федеральным законом от 03.07.2016 в уголовное законодательство внесены изменения, согласно которым, уголовная ответственность за присвоение вверенного имущества наступает в случае причинения ущерба на сумму от 2500 рублей.

Поскольку в соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, а деяния, в совершении которых П. признан виновным по ч. 1 ст. 160 УК РФ, совершены с причинением ущерба на сумму 1500 рублей каждое, П. следует считать на имеющим судимости по приговору от 28.12.2009.

При таких данных указание о наличии судимости по приговору от 28.12.2009 исключено из вводной части приговора.

Постановлением от 03.07.2015 П. был условно-досрочно освобожден сроком на 2 года 6 месяцев от назначенного приговором от 28.12.2009  наказания, размер которого определялся по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ с учетом наказания по приговору от 26.11.2009 в виде 8 лет 3 месяцев лишения свободы. В связи с декриминализацией деяний, за которые П. осужден приговором от 28.12.2009, судебная коллегия признала осужденного  считать освобожденным условно-досрочно, согласно постановлению от 03.07.2015 от назначенного приговором от 26.11.2009 наказания на срок 2 года 5 месяцев.

В связи с сокращением срока условно-досрочного освобождения снижен срок окончательного наказания, определенного по совокупности приговоров по правилам ст. 70 УК РФ.

*********

 

Приговором Курагинского районного суда от 13.04.2016 Т. 14.10.1958 осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 25 000 рублей.

Т. осужден за покушение на дачу взятки в размере 1000 рублей должностному лицу лично за совершение заведомо незаконных действий.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Приговор отменен, а дело прекращено по следующим основаниям.

Как установлено судом апелляционной инстанции, с момента вынесения приговора суда в отношении Т., Федеральным законом от 03.07.2016 № 324-ФЗ внесены изменения в УК РФ в ст. 290 УК РФ, ст. 291 УК РФ, ст. 291.1 УК РФ, и введена ст. 291.2 УК РФ, в связи с чем, приговор в отношении Т. подлежал изменению.

В соответствии с Федеральным законом от 03.07.2016 № 324-ФЗ Уголовный кодекс РФ дополнен статьей 291.2 УК РФ, часть первая которой предусматривает уголовную ответственность за дачу взятки лично в размере,  не превышающем десяти тысяч рублей.

При этом санкция ч. l ст. 291.2 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительных работ на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо лишение свободы на срок до одного года.

Таким образом, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ, относится к преступлениям небольшой тяжести.

Как следует из приговора, Т. осужден за покушение на дачу взятки должностному лицу в размере 1000 рублей, то есть за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ, относящегося к категории тяжких преступлений.

Исходя из формулировки диспозиции ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, по смыслу взаимосвязанных положений уголовного закона, содержащихся в  ст. 291 УК РФ и ч. l ст. 291.2 УК РФ, с учетом размера взятки, на дачу которой покушался Т., суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия Т. с ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. l ст. 291.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 324-ФЗ).

Кроме того, согласно Примечанию к статье ст. 291.2 УК РФ, лицо, совершившее дачу взятки в размере, указанном в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления.

При назначении Т. наказания за преступление, суд, в том числе, учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, активное способствование расследованию преступления.

Таким образом, с учетом примечания к вышеуказанной статье, приговор в отношении осужденного Т. отменен, последний освобожден от уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 75 УК РФ, уголовное дело прекращено.

 

********

 

К. Краснотуранским районным судом 05.04.2016 осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ к штрафу в размере 60 000 рублей за покушение на дачу взятки в сумме 20 000 рублей должностному лицу - начальнику ОГИБДД МО МВД России «Краснотуранский» П., лично за совершение заведомо незаконного действия - выдачу водительского удостоверения без обязательной проверки знаний Правил дорожного движения.

После постановления приговора Федеральным законом от 03.07.2016 № 324-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в УК РФ, в частности, в санкцию ч. 3 ст. 291 УК РФ, внесены изменения, улучшающие положение К.

В связи с этим, судебная коллегия, руководствуясь ст. 10 УК РФ, переквалифицировала действия К. на ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 291 УК РФ в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 324-ФЗ, назначив за содеянное соответствующее наказание в виде штрафа в размере 40 000 рублей, учтя обстоятельства, установленные при решении указанного вопроса судом первой инстанции, а также характер и степень общественной опасности совершенного К. преступления и то, что им заявлялось ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства.

При этом, в силу ч. 3 ст. 46 УК РФ, судебная коллегия с учетом всех установленных как судом первой, так и апелляционной инстанции обстоятельств, посчитала возможным применить к назначенному осужденному наказанию в виде штрафа рассрочку его выплаты на 8 (восемь) месяцев с ежемесячной выплатой равными частями по 5000 рублей, считая, что ежемесячная подлежащая уплате сумма штрафа посильна К.

Кроме того, из приговора исключено указание о том, что совершенное К. преступление относится к категории средней тяжести, поскольку совершенное им преступление является тяжким, оснований же для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ суд первой инстанции не нашел, о чем указал в приговоре.

********

 

Приговором Ленинского рай­онного суда г. Красноярска от 30.05.2016 К. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на 1 (один) год 8 (восемь) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К. осужден за совершение тайного хищения чужого имущества, с причине­нием значительного ущерба гражданину.

Как указано в приговоре, 23.03.2016 в дневное время К., не имея постоянного места жительства, получил от ранее знакомой А. ключи от квартиры по адресу: г. Красноярск, ул. Малаховская, д. 4, кв. 5, с целью остаться ночевать. 23.03.2016 в ночное время, проснувшись, К. увидел в комнате телевизор «Супра», который похитил, причинив потерпевшей А. значительный материальный ущерб на сумму 4000 рублей.

Проверив материалы уголовного дела, суд апелляционной инстанции пришел к следую­щим выводам.

Как установлено судом апелляционной инстанции, с момента вынесения судом приго­вора в отношении К., Федеральным законом от 03.07.2016                  № 323 - ФЗ внесены изменения в п. 2 Примечания к ст. 158 УК РФ, согласно которым, значительный ущерб граж­данину в статьях настоящей главы, за исключением ч. 5 ст. 159, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее пяти тысяч рублей.

Согласно постановлению Конституционного суда № 4-П от 20.04.2006, ч. 2 ст. 10 УК РФ предполагает в системе действующего                                  уголовно-процессуального регулирования со­кращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного зако­на, смягчающего ответственность за совершенное им преступление, в пределах, предусмот­ренных нормами, как Особенной части, так и Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции этого закона.

С учетом изложенных изменений, касающихся вопроса определения значительности причиненного ущерба, которые улучшают положение осужденного К., посколь­ку им совершено хищение имущества на сумму 4000 рублей, то есть на сумму менее пяти ты­сяч рублей, в его действиях отсутствует признак значительности причиненного ущерба гра­жданину.

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция переквалифицировала действия К.  с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Принимая во внимание изложенные изменения, из приговора также исключено указание на совершение К. преступления средней тяжести, при этом указано на совершение последним преступления небольшой тяжести.

Назначенное К. наказание снижено до 9 месяцев лишения свободы.

********

 

Приговором Минусинского городского от 29.04.2016 М., ранее неоднократно судимый,  осужден в особом порядке судебного разбирательства по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, по п. «в» ч. 2 ст. 138 УК РФ, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, по п.п. «б, в» ч. 2 cт. 158 УК РФ, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Приговор изменен апелляционной инстанцией 25.08.2016 по следующим основаниям.

Судом установлено, что М. совершил кражу имущества П. 30.11.2012, с причинением потерпевшему значительного ущерба на сумму 3390 рублей, что менее пяти тысяч рублей.

Апелляционная инстанция исключила из приговора указание об осуждении М.  за кражу с квалифицирующим признаком «с причинением значительного ущерба гражданину», переквалифицировав его действия с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ на основании Федерального закона от 03.07.2016 № 323-ФЗ, внесшего изменения в п. 2 примечания к  ст. 158 УК РФ относительно определения значительного ущерба гражданину (не менее 5000 рублей).

В силу п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло два года после совершения преступления небольшой тяжести.

В соответствии с ч. 2 ст. 78 УК РФ сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

По смыслу закона, если срок давности уголовной ответственности истек после назначения судебного заседания, но до вступления в законную силу приговора суда, суд апелляционной инстанции освобождает осужденного от наказания, назначенного по статье Особенной части УК РФ.

Согласно ч. 2 cт. 15 УК РФ, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, относится к категории преступлений небольшой тяжести.

Двухлетний cpoк давности привлечения к уголовной ответственности М. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ истек            30.11.2014, то есть до вступления приговора суда в законную силу.

При данных обстоятельствах суд апелляционной инстанции принял решение об освобождении М. от наказания за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, по факту хищения имущества П. 30.11.2012.

Наказание, назначенное М. по совокупности преступлений и приговоров,  снижено.

 

Неправильное применение уголовного

закона  при назначении наказания

 

Приговором Курагинского районного суда от 22.06.2016 М., родившийся 22.02.1990, ранее судимый:

1) 23.09.2015 по п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 119 УК РФ на 2 года лишения свободы условно, 07.12.2015 испытательный срок продлен; 26.04.2016  условное осуждение отменено с направлением М. в места лишения свободы;

2) 21.06.2016 по ч. 1 ст. 158, ст. 70 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы,

осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на 1 год 8 месяцев лишения свободы; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы;

на основании ч. 3  ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений назначено 2 года 3 месяца лишения свободы;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 21.06.2016 по совокупности преступлений окончательно назначено 3 года 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М. осужден за то, что 16.03.2016, находясь в квартире 1 дома 11 по пер. Больничному в пос. Курагино Красноярского края, тайно похитил принадлежавшие Р. денежные средства в сумме 10 000 рублей, причинив потерпевшей значительный ущерб, 22.03.2016, находясь в состоянии алкогольного опьянения, через чердачное помещение незаконно проник в квартиру 2 дома 241 по ул. Партизанской в пос. Курагино, откуда тайно похитил принадлежавшее Р. имущество на общую сумму 7600 рублей, причинив потерпевшей значительный ущерб.

Дело рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Признавая в действиях М. наличие отягчающего обстоятельства ­рецидива преступлений, определяя в связи с этим размер наказания в виде лишения свободы за каждое из преступлений и отбывание лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, суд исходил из того, что ранее М. был судим к реальному лишению свободы за умышленное преступление средней тяжести и вновь совершил умышленные преступления - тяжкое и средней тяжести.

Согласно материалам дела, за преступление средней тяжести по п. «в»     ч. 2 ст. 158 УК РФ М. был судим приговором от 23.09.2015 к условному лишению свободы, которое было отменено 26.04.2016.

На день совершения, преступлений, за которые М. осужден по настоящему делу, 16.03.2016 и 22.03.2016, условное осуждение отменено не было, реальное наказание он не отбывал, в связи с чем, исходя из требований     п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ, судимость по приговору от 23.09.2015 не могла учитываться при признании рецидива преступлений.

При таких данных суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления, исключил из приговора  указание о признании отягчающим наказание обстоятельством рецидива преступлений в действиях М., наказание, назначенное как за каждое из преступлений, так и на основании ч.ч. 3, 5  ст. 69 УК РФ, снижено.

*******

 

Приговором Енисейского районного суда от 29.04.2016 В., родившийся 04.07.1997, ранее судимый:

-  02.06.2015 по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 111 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ, к 3 годам 4 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

-  09.06.2015 по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ, п. «г» ч. 1 ст. 71 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 3 месяца;

- 30.07.2015 по ч. 1 ст. 119 УК РФ, ч. 1 ст. 112 УК РФ, ч. 3 ст. 321 УК РФ ч. 3 ст. 69 УК РФ, ст. 71 УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет;

осуждён:

- за преступление, совершенное 30.06.2015  по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 6 ст. 88 УК РФ, ч. 1 ст. 62 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы; в соответствии с ч. 4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговорам от 02.06.2015  и 09.06.2015 и на основании ст. 70 УК РФ частично присоединена к назначенному наказанию неотбытая часть наказания по приговорам от 02.06.2015 и 09.06.2015, по совокупности приговоров назначено 3 года 4 месяца;

- за преступление от 24.08.2015 по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы,

- за преступление от 25.09.2015 по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 3 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 3 года 5 месяцев лишения свободы.

Согласно ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 30.07.2015, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединена к назначенному наказанию неотбытая часть наказания по приговору от 30.07.2015, по совокупности приговоров назначено 6 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенного на основании ст. 70 УК РФ: за преступление от 30.06.2015 и приговорам от 02.06.2015, 09.06.2015 и за преступления от 24.08.2015 и 25.09.2015 и приговора от 30.07.2015, окончательно назначено 6 лет 5 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В. осужден за тайное хищение имущества ООО «Авто­лессервис» на сумму 23 175 рублей, совершенное 30.06.2015 в вечернее время в  с. Верхнепашино, ул. Советская, 26 «Б», с незаконным проникновением в иное хранилище; за тайное хищение имущества Г. на сумму 28 100 рублей, совершенное 24.08.2015 в кв. 1 д. 4 по ул. Строителей Енисейского района Красноярского края, с причинением значительного ущерба гражданину; за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства каннабис (марихуана) в крупном размере - массой 316 грамм, совершенное 25.09.2015 по ул. Свердлова с. Верхнепашино.

Приговор изменен ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении осужденному наказания.

Так, в резолютивной части приговора суд назначил В. наказание на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров от 02 и 09.06.2015 и преступлению от 30.06.2015, не соблюдя соответствующие требования закона. Однако на данное нарушение закона прокурором апелляционное представление принесено не было  и суд апелляционной инстанции самостоятельно не мог ухудшить положение осужденного.

Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора, перейдя к выводу о назначении В. наказания в виде лишения свободы, суд в резолютивной части  не указал вид назначенного В. наказания. В связи с чем, приговор в данной части уточнен: постановлено считать назначенным В. на основании ст. 70 УК РФ по преступлению от 30.06.2015 и приговорам от 02.06.2015 и 09.06.2015, наказание в виде 3 лет 4 месяцев лишения свободы.

Помимо этого, по смыслу положений ч. 3 ст. 58 УК РФ и в соответствии с правоприменительной практикой, в случае осуждения лица мужского пола за преступления, часть из которых совершена им до достижения возраста восемнадцати лет, а другая часть - после, суду необходимо учитывать, преступления какой категории были совершены в каждый из этих периодов.

Кроме того, при отмене условного осуждения и назначении наказания по совокупности приговоров вид исправительного учреждения назначается с учетом тяжести как преступления, совершенного в период испытательного срока, так и преступления, за совершение которого было постановлено назначить наказание условно, а также иных обстоятельств, влияющих на назначение вида исправительного учреждения.

Поскольку В. в несовершеннолетнем возрасте были совершены преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкое, а после достижения совершеннолетия одно преступление средней тяжести и одно тяжкое преступление, то осужденного следовало направить для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

Таким образом, суд необоснованно назначил осужденному В. для отбывания наказания в виде лишения свободы исправительную колонию строгого режима. В связи с чем, приговор в данной части изменен и для отбывания наказания В. определена исправительная колония общего режима.

 

Суд не мотивировал свое  решение о

о необходимости обращения взыскания

на арестованное имущество

        

Приговором Свердловского районного суда г. Красноярска от 25.05.2016 А. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Обращено взыскание на арестованное постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 21.04.2016 имущество А. в счет возмещения материального ущерба потерпевшей Г.

А. осужден за хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба потерпевшей Г.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Красноярска от 21.04.2016 в целях обеспечения возможности денежных взысканий был наложен арест на имущество А. - автомобиль «MITSUВISHI SAPPORO», регистрационный знак А 315 ВВ 24 регион. Судебным решением было запрещено А. совершать регистрационные действия с указанным автомобилем сроком на 4 месяца, то есть до 20.07.2016.

В  судебном заседании 24.05.2016 осужденный А. исковые требования признал в полном объеме.

Приговором суда от 25.05.2016 гражданский иск потерпевшей Г. удовлетворен в полном объеме. С А. в пользу Г. в счет возмещения материального ущерба взыскано 70 000 рублей.

Гражданский иск потерпевшей разрешен судом в соответствии с требованиями закона, предусмотренными ч. l ст. 1064 ГК РФ.

В силу ч. l ст. 115 УПК РФ, арест на имущество обвиняемого налагается судом по результатам рассмотрения ходатайства следователя для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

Согласно п. 11 ч. l ст. 299 УПК РФ, при постановлении приговора суд разрешает вопрос как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска.

Согласно ч. 5 ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе, обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ.

Вопреки требованиям закона, в описательно-мотивировочной части приговора не были приведены мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости обращения взыскания на арестованное имущество А. в счет возмещения материального ущерба потерпевшей, то есть выводы суда в этой части являлись немотивированными.

В связи с удовлетворением гражданского иска Г. и взыскании с осужденного в счет возмещения материального ущерба 70 000 рублей следовало обратить взыскание в счет возмещения материального ущерба потерпевшей Г. на автомобиль А. «MITSUBISHI SAPPORO», регистрационный знак А 315 ВВ 24 регион.

В связи с этим описательно-мотивировочная часть приговора апелляционной инстанцией дополнена изложением вышеуказанных мотивов.

 

Приговор отменен в части разрешения

судом вопроса о вещественном доказательстве

 

Приговором Нижнеингашского районного суда от 10.03.2016 С. осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

С. признан виновным и осужден в порядке главы 40 УПК РФ за совершение незаконной рубки лесных насаждений на общую сумму 1 082 339,58 рублей, что относится к особо крупному размеру, причиненному Российской Федерации.

Постановлено взыскать с осужденного С. в пользу Российской Федерации в доход федерального бюджета (УФК по Красноярскому краю - Министерство природных ресурсов и экологии Красноярского края) в счет возмещения материального ущерба – 832 339,58 рублей, с учетом частичного возмещения осужденным материального ущерба в размере 250 000 рублей из общей суммы ущерба.

Вещественное доказательство - древесину кубомассой 26,789 куб.м., хранящуюся на территории КГАУ «Пойменский лесопожарный центр» Красноярского края, постановлено передать Министерству природных ресурсов и экологии Красноярского края.

Приговор отменен в части разрешения судом вопроса о вещественном доказательстве.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 УПК РФ предметы, на которые были направлены преступные действия, признаются вещественными доказательствами.

По уголовным делам о лесонарушениях такими предметами являются деревья и кустарники.

Собственником деревьев и кустарников, произрастающих в лесах лесного фонда, является Российская Федерация.

Определяя судьбу незаконно срубленной древесины, суд правильно сослался на п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, согласно которому, имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу.

Реализация обращенного в доход государства имущества производится в соответствии с процедурой исполнения решения суда.

Согласно ст. 82 УПК РФ, Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.08.2012 года № 848 было утверждено Положение о реализации или уничтожении предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено.

А на основании ч. 3 ст. 20 Лесного кодекса РФ были утверждены Правила реализации древесины, которая получена при использовании лесов, расположенных на землях лесного фонда в соответствии со ст.ст. 43-46 Лесного кодекса РФ.

Согласно ст.ст. 43-46 Лесного кодекса РФ, федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на реализацию древесины, которая получена при использовании лесов, расположенных на землях лесного фонда, является Федеральное агентство по управлению государственным имуществом.

По данному делу  это Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Красноярском крае или ТУ Росимущества в Красноярском крае.

При таких обстоятельствах, вещественные доказательства преступной деятельности осужденного С. в виде древесины кубомассой 26, 789 куб.м. суд первой инстанции обязан был передать на реализацию в ТУ Росимущества в Красноярском крае.

Вывод о передаче незаконно срубленной древесины Министерству природных ресурсов и экологии Красноярского края, а не территориальному органу Федерального агентства по управлению государственным имуществом, судом в приговоре не был мотивирован и не основан на требовании закона.

Уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Назначив наказание за каждое из

четырех преступлений, суд не указал

его вид

 

Ленинским районным судом г. Красноярска 09.06.2016 К. осужден за совершение четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282 УК РФ, на 1 год 6 месяцев за каждое преступление. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено К. наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное К. наказание постановлено счи­тать условным с испытательным сроком на 1 года 6 месяцев.

К. осужден за действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признаку происхождения, совершенные публично, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе се­ти «Интернет».

Как указано в приговоре, К., находясь по адресу: г. Красноярск, ул. Шевченко, д. 80 «а», кв. 149, используя персональный компьютер марки Velton и доступ к сети Интернет через провайдера  ООО «Мульти-Нет», в подразделе «Сохраненные фотографии Леньки» раздела «Фотоальбомы» на персональной странице пользователя под именем «Лёнька Королёв», имеющей электронный адрес: http://vk.com/idl77812174, открытой для всеобщего доступа пользователей сети Интернет, 04.08.2014 разместил изображение с текстом, начинающимся словами: «Кавказцы - бесполезная нация ... », содержащим высказы­вания, унижающие достоинство группы лиц, объединенных по признаку происхождения ­ - выходцы из Средней Азии и Кавказа, а также побуждающие к действиям, направленным на возбуждение межнациональной ненависти и вражды к группе лиц, объединенных по при­знаку происхождения - выходцы из Средней Азии и Кавказа.

04.11.2014 К. там же разместил изображение с текстом, начинающимся словами: «Если Русские ... », содержащим высказывания, унижающие достоинство группы лиц, объединенных по признаку происхождения - выходцы из Средней Азии и Кавказа, а также побуждающие к действиям, направленным на возбуждение межнациональной ненависти и вражды к группе лиц, объединенных по признаку происхождения – выходцы из Средней Азии и Кавказа.

13.11.2014 К. там же разместил изображение с текстом, начинающимся словами: «Иммигрант, это….», содержащим высказывания, унижающие достоинства группы лиц, объединенных по признаку происхождения – выходцы из Средней Азии и Кавказа.

04.05.2015 К. там же разместил изображение с текстом, начинающимся словами: «Мир! Труд! Май!», содержащим высказывания, унижающие достоинство группы лиц, объединенных по признаку происхождения – выходцы из Средней Азии и Кавказа, а также побуждающие к действиям, направленным на возбуждение межнациональной ненависти и вражды к группе лиц, объединенных по признаку происхождения – выходцы из Средней Азии и Кавказа.

Приговор уточнен по следующим основаниям.

Так, суд, назначив К. за каждое из четырех преступлений, предусмотренных  ч. 1 ст. 282 УК РФ, наказание в виде 1 года 6 месяцев, не указал в приго­воре вид назначенного наказания, и сделал это только при назначении К. нака­зания по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, указав, что путем частичного сложения наказаний, окончательно назначает К. наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы. Поэтому суд апелляционной инстанции приговор в этой части уточ­нил указанием о назначении за каждое из преступлений по ч. 1 ст. 282 УК РФ наказания в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

 

 

другие новости