Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июнь 2016 г.

04.07.2016 16:40:03

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июнь

 

 

г. Красноярск

2016 год

 

АНАЛИЗ

эффективности мер воспитательного воздействия, назначенных судом несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, при освобождении их от уголовной ответственности или наказания в порядке ст.ст. 90 и 92 УК РФ

 

В рамках исполнения п.п. 1.15 межведомственного комплексного плана совместных профилактических мероприятий по противодействию преступным проявлениям на 2016-2017 годы уголовно-судебным управлением проведен анализ эффективности мер воспитательного воздействия, назначенных судом несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, при освобождении их от уголовной ответственности или наказания в порядке ст.ст. 90 и 92 УК РФ.

В 2015 году судами края рассмотрено 756 (+114) уголовных дел по обвинению несовершеннолетних лиц в совершении преступлений небольшой и средней тяжести в отношении 856 (+117) несовершеннолетних.

За 1 квартал 2016 года судами рассмотрено 202 (+39) уголовных дела указанной категории в отношении 238 (+51) лиц.

Анализ составов преступлений показал, что больше всего несовершеннолетними совершаются преступления, предусмотренные ч.ч. 1 и            2 ст. 158 УК РФ, ст. 166 УК РФ и ч. 1 ст. 161 УК РФ.

В порядке ст. 237 УПК РФ в 2015 году судами возвращено 6 дел в отношении 10 лиц, за 1 квартал 2016 года - 1 дело в отношении 2 лиц.

Основаниями возвращения дел прокурору явились нарушения, допущенные при составлении обвинительных заключений (актов), исключающих возможность постановления приговора или вынесения иного решения.

Так, постановлением Ачинского городского суда от 20.04.2015 на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ прокурору возвращено уголовное дело по обвинению несовершеннолетнего Т. и достигшего возраста 18 лет Д.

Органами предварительного расследования указанные лица обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Основанием возвращения явилось отсутствие в материалах доказательств, подтверждающих принятие дела к производству следователем, составившим обвинительное заключение.

Обвинительные приговоры с назначением наказания за совершенное деяние в 2015 году постановлены в отношении 234 несовершеннолетних, в 1 квартале 2016 года - 81 несовершеннолетнего.

Основные меры наказания, назначаемые судами несовершеннолетним за совершение анализируемой категории преступлений, являются обязательные работы, а также условное лишение свободы.

Оправдательные приговоры в 2015 году и 1 квартале 2016 года не выносились.

В то же время по 1 делу в отношении 1 лица судом вынесено решение о прекращении производства в связи с отсутствием в деянии состава преступления (постановление Норильского городского суда от 13.03.2015).

Так, органами предварительного расследования, А., 1998 года рождения, обвинялся в том, что в октябре 2014 года незаконно приобрёл вещество растительного происхождения, содержащее в своём составе наркотическое средство, в количестве 0,22 грамма (в значительном размере). Данное вещество А. хранил при себе без цели сбыта до 21.11.2014, то есть до момента, когда оно было обнаружено и изъято сотрудниками полиции.

В судебном заседании установлено, что на момент совершения инкриминируемого преступления возраст А. составлял 15 лет. При этом в соответствии со ст. 20 УК РФ, по общему правилу, которое применимо к преступлениям, предусмотренным ст. 228 УК РФ, уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

Решения о прекращении производства по нереабилитирующим основаниям в 2015 году вынесены в отношении 529 (+29) лиц, из которых в отношении 371 лица в связи с примирением сторон, 141 лица – применением акта об амнистии, 14 лиц – деятельным раскаянием, 2 лиц – истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, 1 лица – в связи со смертью подсудимого.

В 1 квартале 2016 года уголовные дела прекращены в отношении 131 (+12) лица, из которых в отношении 128 лиц дела прекращены в связи с примирением с потерпевшим, в отношении 2 лиц – применением акта об амнистии.

Принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные   ст. 90 УК РФ, в 2015 году применены по 73 (+6) делам, что составило лишь 8,5% от общего количества дел указанной категории, рассмотренных судом, в отношении 73 (+6) несовершеннолетних.

В 1 квартале 2016 года положения ст. 90 УК РФ применены по 22 (+3) делам или в 10,9% случаев, в отношении 22 (+3) лиц.

В качестве принудительных мер воспитательного воздействия судами края в основном назначалось предупреждение (в 2015 году - 12 лицам, в 1 квартале 2016 года – 5 лицам), передача под надзор родителей либо иных законных представителей с ограничением досуга несовершеннолетних (в 2015 году - 60 лицам, в 1 квартале 2016 года – 15 лицам), а также передача под надзор специализированного государственного органа (в 2015 году – 1 лицу, 1 квартал 2016 года – 2 лицам).

Обязанность загладить причиненный вред (п. в ч. 2 ст. 90 УК РФ) судами края на несовершеннолетних в анализируемые периоды не возлагалась.

Постановлением Ленинского районного суда г. Красноярска от 27.01.2015 уголовное дело в отношении Г., 1999 года рождения, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 207 УК РФ, прекращено. К несовершеннолетнему применены принудительны меры воспитательного воздействия.

04.11.2014 несовершеннолетний Г. из хулиганских побуждений с имеющегося у него сотового телефона набрал номер «102» и, после ответа дежурного оператора, сообщил ложные сведения о заминировании дома № 13 по ул. Глинки в Ленинском районе г. Красноярска. В связи с полученным сообщением по указанному адресу прибыли сотрудники оперативных служб и была произведена экстренная эвакуация жителей указанного дома и рядом расположенных домов. При осмотре места происшествия взрывных устройств и взрывчатых веществ обнаружено не было.

При решении вопроса о возможности прекращения уголовного дела, суд учел степень общественной опасности и характер совершенного преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, личность подсудимого, условия его жизни и воспитания.

В рамках рассмотрения дела установлено, что Г. на учете в ПДН, КДН, КПНД не состоит, воспитывается матерью, из-под контроля которой не вышел, характеризуется положительно, к уголовной и административной ответственности не привлекался, продолжает обучение в школе, в совершении инкриминируемого преступления признал себя виновным, раскаялся.

Допрошенная в судебном заседании законный представитель подсудимого (мать) показала, что контроль за поведением несовершеннолетнего с ее стороны усилен, жилищные условия позволяют обеспечить нормальные условия для развития сына, который продолжает обучение, характеризуется как образовательным учреждением, так и по месту жительства только положительно. Она, со своей стороны, гарантирует его исправление и недопущение подобных ситуаций в дальнейшем.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд принял решение о прекращении уголовного дела в отношении Г. и применении к нему принудительных мер воспитательного воздействия в виде передачи под надзор матери с возложением на нее обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением.

Назначенные принудительные меры воспитательного воздействия судами края не отменялись.

В то же время в 2015 году судом рассмотрен 1 (+1) материал об отмене мер принудительного воспитательного воздействия, который судом оставлен без удовлетворения.

Так, постановлением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 22.07.2015 отказано в удовлетворении ходатайства об отмене постановления о применении мер воспитательного воздействия и возобновлении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего П.

Как следует из материалов дела, постановлением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 09.12.2014 в отношении П., 1999 года рождения, применены принудительные меры воспитательного воздействия в виде передачи его под надзор родителей и наложения на него обязанности находиться дома в период с 22 часов вечера до 6 часов утра в течение 1 года.

Заместитель начальника Отдела полиции № 2 МУ МВД России «Красноярское» обратился в суд с ходатайством об отмене постановления о применении к несовершеннолетнему мер воспитательного воздействия и о возобновлении в отношении него уголовного преследования по п.п. «а, в» ч. 2  ст. 158 УК РФ ввиду систематического неисполнения последним мер воспитательного воздействия, а именно в связи с отсутствием по месту жительства в период с января по март 2015 года.

При выяснении причин отсутствия несовершеннолетнего по месту своего жительства судом установлено, что П. в указанный период проживал у своего брата в Манском районе Красноярского края, где был трудоустроен на стройку и по результатам своей трудовой деятельности получил заработную плату в размере 15 000 руб., являющуюся значительной с учетом бюджета семьи, которую потратил на приобретение одежды.

Учитывая установленные обстоятельства, а также то, что в случае отмены постановления о применении к П. мер воспитательного воздействия, уголовное дело в отношении несовершеннолетнего подлежит прекращению в связи с применением акта об амнистии, что, по мнению суда, не будет способствовать его исправлению, суд отказал в удовлетворении ходатайства.

Положения ст. 92 УК РФ, а именно освобождение несовершеннолетних, осужденных за совершение преступлений небольшой или средней тяжести, от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия в 2015 году судами края применены в отношении всего 9 (-1) лиц, из которых 7     (-1) лицам в качестве принудительной меры воспитательного воздействия назначена передача под надзор родителей; 2 (=) лица помещены в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа.

В 1 квартале 2016 года только 2 (+1) лица освобождены судом от наказания с применением мер воспитательного воздействия. При этом 1 (=) лицо передано под надзор родителей, 1 (+1) лицо помещено в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

В анализируемые периоды судами края решения о восстановлении срока пребывания несовершеннолетних в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа, а также о продлении срока пребывания в указанных учреждениях, не выносились.

Проведенный анализ показал, что государственными обвинителями не в полной мере изучены требования Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Так, в соответствии с п. 38 указанного Постановления специализированным государственным органом, которому в соответствии со   ст. 90 УК РФ может быть передан под надзор несовершеннолетний, а также органом, который вправе обращаться в суд с представлением об отмене принудительной меры воспитательного воздействия в случаях систематического ее неисполнения несовершеннолетним, является комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав.

При этом в анализируемый период в отношении 2 лиц судами края вынесены решения о назначении несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия в виде передачи под надзор отдела по делам несовершеннолетних МО МВД РФ (2015 год – 1 лицо, 1 квартал 2016 года – 1 лицо).

Приговором мирового судьи судебного участка № 94 в Курагинском районе от 19.01.2015 К., 1996 года рождения, и несовершеннолетний Л., 1997 года рождения, осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Приговором суда К. назначено наказание в виде штрафа в размере 10 000 руб.

При решении вопроса о виде и размере наказания в отношении Л. суд учел, что несовершеннолетний на учете в ОПДН не состоял, характеризуется положительно, обучается в 11 классе общеобразовательной школы, проживает совместно с матерью, которая воспитывает сына одна, но при этом должного влияния на сына не оказывает, контроль за его поведением в полном объеме не осуществляет.

Приговором суда Л. признан виновным по ч. 1 ст. 167 УК РФ. На основании ч. 1 ст. 92 УК РФ несовершеннолетний от уголовного наказания освобожден и к нему применены принудительные меры воспитательного воздействия в виде предупреждения и передачи под надзор специализированного государственного органа – отдела по делам несовершеннолетних МО МВД РФ «Курагинский» на срок до достижения Л. совершеннолетия, возложив на орган обязанность оказывать на несовершеннолетнего воспитательное воздействие и осуществлять контроль за его поведением.

Государственный обвинитель, в свою очередь, в прениях сторон просил признать Л. и К. виновными по ч. 1 ст. 167 УК РФ и назначить каждому из них наказание в виде обязательных работ.

Невзирая на несоответствие вынесенного решения позиции государственного обвинителя, апелляционное представление на приговор не приносилось, решение вступило в законную силу.

Анализ апелляционной практики пересмотра судебных решений о применении к несовершеннолетним положений ст.ст. 90 и 92 УК РФ показал, что в 2015 году прокурорами обжаловано 3 (=) судебных решения, из которых 1 апелляционное представление принесено на постановление мирового суда, 2 – на решения федерального суда. Все рассмотренные представления удовлетворены. Результативность апелляционного обжалования составила 100% (+33,3%).

Основаниями обжалования явились нарушения норм уголовно-процессуального закона, а также несоответствие выводов суда обстоятельствам, установленным по делу.

Так, апелляционным постановлением от 12.05.2015 удовлетворено представление прокурора об изменении приговора Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 24.02.2015, которым несовершеннолетний И. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 100 часам обязательных работ. На основании ч. 2 ст. 90, ч. 1 ст. 92 УК РФ И. от назначенного наказания освобожден с применением принудительных мер воспитательного воздействия в виде передачи под надзор матери и специализированного государственного органа, сроком на 1 год, а также ограничения досуга и установления особых требований к его поведению.

Основанием изменения приговора явилось несоответствие выводов суда, установленным по делу обстоятельствам при решении вопроса о наказании несовершеннолетнего.

Из материалов уголовного дела следует, что мать осужденного несовершеннолетнего, являющаяся потерпевшей по делу, авторитетом у своего сына не пользуется, контроль за его поведением утратила, воздействовать на него не может. Аналогичные пояснения в судебном заседании дал отец И., являющийся его законным представителем. Эти же обстоятельства подтверждены инспектором ОУУП и ДН, а также характеристикой осужденного по месту учебы.

По смыслу закона, с учетом системного толкования ч. 1 ст. 90 УК РФ и  ст. 92 УК РФ, освобождение несовершеннолетнего от наказания с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия возможно исключительно, если его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, без реального отбывания назначенного наказания.

Обстоятельства, установленные по делу свидетельствуют о необоснованном освобождении И. от наказания, путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия.

Судебной коллегией приговор суда изменен, из резолютивной части приговора исключено указание об освобождении И. от наказания на основании ч. 2 ст. 90 УК РФ и ч. 1 ст. 92 УК РФ.

Вместе с тем, на основании п.п. 1 п. 5, п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» И. освобожден от назначенного наказания со снятием судимости.

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 22.07.2015 по представлению прокурора изменено постановление мирового суда судебного участка № 46 в Железнодорожном районе г. Красноярска от 28.04.2015 о применении к несовершеннолетней Н. принудительной меры воспитательного воздействия в виде предупреждения с освобождением от наказания и прекращением производства по уголовному делу.

Удовлетворяя представление прокурора, суд апелляционной инстанции указал, что Н. в несовершеннолетнем возрасте, совершила впервые запрещенное уголовным законом деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, относящееся к категории небольшой тяжести.

При рассмотрении уголовного дела судом по существу Государственной Думой Федерального Собрания РФ был принят акт об объявлении амнистии (Постановление от 24.04.2015 № 6576-6 «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»).

В силу п.п. 1 п. 5, п. 12 акта об амнистии несовершеннолетние, впервые осужденные к лишению свободы за умышленные преступления небольшой или средней тяжести освобождаются от наказания. На основании п.п. 3 п. 7 Постановления о порядке применения постановления об амнистии под действие вышеуказанного пункта попадают лица, совершившие в возрасте до 18 лет умышленные преступления, за которые предусмотрено наказание, не превышающее 5 лет лишения свободы.

В соответствии с п. 3 акта об амнистии применение ее положений возложено на суды в чьем производстве находятся уголовные дела и не рассмотрены до дня вступления в силу акта об амнистии.

Поскольку на момент принятия акта об амнистии, уголовное дело в отношении Н. не было рассмотрено судом, то с учетом требований ч. 1 ст. 254 и п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ оно подлежало прекращению в судебном заседании. Данное основание исключает разрешение вопроса о наличии или отсутствии вины и назначении наказания.

Апелляционным постановлением от 22.07.2015 постановление мирового судьи изменено. Производство по делу в отношении Н. о применении принудительной меры воспитательного воздействия прекращено на основании п.п. 5 п.1  Постановления Государственной Думы  Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Из описательно-мотивировочной и резолютивной частей постановления исключено указание о применении к несовершеннолетней принудительной меры воспитательного воздействия и освобождении от данного наказания.

В 1 квартале 2016 года судебной коллегией рассмотрено 1 (=) апелляционное представление, которое удовлетворено. Результативность апелляционного обжалования составила 100 % (=). Основанием принесения представления явилось нарушение требований УПК РФ.

Апелляционным постановлением от 28.01.2016 изменен приговор Ермаковского районного суда от 17.11.2015, которым К. признана виновной по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Этим же решением в соответствии со ст. 90 УК РФ и ст. 92 УК РФ К. освобождена от уголовного наказания и к ней применены принудительные меры воспитательного воздействия в виде предупреждения и разъяснения о вреде совершенного деяния, а также передачи под надзор администрации КГКОУ «Ермаковский детский дом» сроком на 1 год.

В представлении прокурора ставился вопрос об отмене приговора, поскольку суд, признав К. виновной в совершении преступления, без назначения наказания освободил от него, кроме того, в приговоре суд указал данные лица, совместно с которым К. совершила преступление, но уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Суд апелляционной инстанции, не установив оснований для отмены приговора, изменил его, указав¸ что решение суда первой инстанции о необходимости освобождения несовершеннолетней К. от наказания являются мотивированными, выводы сделаны с учетом данных о личности осужденной и характеризующего материала.

Исходя из положений ч. 1 ст. 432 УПК РФ, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, то суд в соответствии с  ч. 1 ст. 92 УК РФ, вправе постановив обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего от назначенного наказания и применить принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 1 ст. 92 УК РФ.

При этом, исходя из положений указанной нормы, п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», суд может постановить обвинительный приговор без назначения наказания в силу п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ.

Кроме того, апелляционная инстанция согласилась с доводами прокурора о нарушении процессуальных норм, поскольку в приговоре содержатся формулировки, свидетельствующие о виновности лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство.

С учетом изложенного, апелляционным постановлением приговор суда изменен. Описательно-мотивировочная часть приговора дополнена указанием о применении  п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ и постановлении в отношении К. обвинительного приговора без назначения наказания. Указание о несовершеннолетнем Б. заменено указанием о несовершеннолетнем, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство.

По жалобам сторон решения судов по анализируемой категории дел в 2015 году и в 1 квартале 2016 года апелляционной инстанцией не отменялись и не изменялись.

Президиумом Красноярского краевого суда постановления о применении принудительных мер воспитательного воздействия, а также решения об освобождении несовершеннолетних от наказания, в связи с применением положений ст. 92 УК РФ, не пересматривались.

Проведенное обобщение показало, что судами края положения ст.ст. 90 и 92 УК РФ в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, применяются крайне редко. Большинство уголовных дел указанной категории по результатам судебного рассмотрения прекращаются в связи с примирением сторон (2015 год – 43,3% дел, 1 квартал 2016 года – 53,8% дел), что не всегда соответствует цели исправления несовершеннолетних, совершивших уголовно-наказуемое деяние.

Анализ принудительных мер воспитательного воздействия, назначенных лицам, освобожденным как от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ), так и от наказания (ст. 92 УК РФ), показал, что чаще всего суды в качестве меры воздействия применяют передачу несовершеннолетних под надзор родителей (законных представителей). В то же время, данная мера не всегда является эффективной, так как в большинстве случаев родители не способны оказать должного влияния на детей и осуществить надлежащий контроль за их поведением.

Наиболее результативной мерой воспитательного воздействия в данном случае является передача несовершеннолетних под надзор специализированного государственного органа, а именно комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что государственным обвинителям в каждом случае при решении вопроса о применении положений ст.ст. 90 и 92 УК РФ на основании изучения материалов дела, характера совершенного преступления и личности виновного лица необходимо оценивать реальную возможность исправления несовершеннолетнего путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Решая вопрос о передаче несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, убедиться в том, что указанные лица имеют положительное влияние на него, правильно оценивают содеянное им деяние, могут обеспечить его надлежащее поведение и повседневный контроль. При необходимости ориентировать суды на назначение в качестве меры воспитательного воздействия передачу несовершеннолетних под надзор специализированного государственного органа.

 

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неприменение акта об амнистии к предыдущим судимостям, повлекло изменение приговора

 

Приговором Канского районного суда от 26.02.2016 П. осуждена по ч. 1  ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы. На основании    ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединена неотбытая часть наказания по приговору Канского районного суда от 25.07.2013, в связи с чем П. окончательно назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор по жалобе осужденной изменен.

Как следует из судебного решения, по приговору от 25.07.2013 П. осуждена к 2 годам 2 месяцам лишения свободы. Согласно ч. 1 ст. 82 УК РФ реальное отбывание наказание отсрочено до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста. Постановлением Канского городского суда от 04.03.2014 отсрочка отбывания наказания по приговору от 25.07.2013 отменена в соответствии с ч. 2 ст. 82 УК РФ.

Постановлением Иланского районного суда от 05.03.2015 П. освобождена из мест лишения свободы условно-досрочно на не отбытый срок 10 месяцев 26 дней.

При постановлении приговора от 26.02.2016 суд применил положения ст. 70 УК РФ, исходя из того, что осужденная совершила преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ, в период не отбытой части наказания, назначенного по предыдущему приговору.

В то же время, суд первой инстанции не учел, что в соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» подлежат освобождению от наказания в виде лишения свободы осужденные, неотбытая часть наказания которых на день исполнения данного Постановления, то есть на 24.10.2015, составляет менее одного года.

На день вступления в силу акта об амнистии факт совершения осужденной П. нового умышленного преступления во время отбывания наказания, установленного приговором от 25.07.2013, не подтвержден вступившим в законную силу судебным решением, а приговор от 26.02.2016 вынесен после вступления в силу акта об амнистии, и неотбытая часть наказания по предыдущему приговору составила менее одного года, как на день вступления в силу акта об амнистии, так и на день окончания исполнения данного акта.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что в отношении П. имелись основания для применения акта об амнистии, однако, вопреки вышеприведенным правовым положениям, этого сделано не было, в связи с чем суд апелляционной инстанции исключил из приговора от 26.02.2016 указание о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ и постановил считать П. осужденной по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

 

Не является преступлением действие (бездействие), формально содержащее признаки деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 02.06.2016 по жалобе отменен приговор Дудинского районного суда от 25.03.2016 в отношении М., осужденного за два преступления, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, к штрафу в размере 120 тыс. руб.

Как следует из приговора, на основании распоряжения Администрации Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района от 10.07.2014 М. назначен исполняющим обязанности директора Муниципального предприятия «Т».

Исполняя обязанности директора, М. стало известно о том, что по результатам проверки теплохода, работник Муниципального предприятия Х. привлечен к административной ответственности и на него наложен штраф в сумме 500 руб.

Осужденный, зная, что Х. обязан самостоятельно за свои личные средства оплатить наложенный на него штраф, решил избавить своего подчиненного от расходов, связанных с уплатой указанного штрафа, в связи с чем, 05.08.2014, используя служебное положение, действуя умышленно, из корыстных: побуждений, дал заведомо незаконное распоряжение бухгалтеру, оплатить штраф за счет денежных средств предприятия.

Кроме того, 15.09.2014 М. стало известно, что по результатам повторной проверки работники предприятия Х. и В. привлечены к административной ответственности и на них наложены штрафы в сумме 1 000 и 1 500 руб. соответственно.

Реализуя возникший умысел, направленный на хищение чужого имущества в виде растраты денежных средств Муниципального предприятия в пользу третьих лиц, М. дал заведомо незаконное распоряжение оплатить указанные административные штрафы за счет денежных средств предприятия.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что по смыслу закона деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно представлять собой достаточную степень общественной опасности, которая свидетельствует о способности деяния причинить существенный вред общественным отношениям.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству.

Анализ обстоятельств совершенного М. деяния, установленного судом первой инстанции, небольшой объем материального ущерба (500, 1000 и 1500 рублей), отсутствие в материалах дела доказательств того, что деяние причинило существенный вред интересам Муниципального предприятия, не позволило суду апелляционной инстанции сделать однозначный вывод о том, что содеянное обладает признаками достаточной общественной опасности, которая позволила бы признать его преступлением.

Сам по себе способ совершения М. присвоения с использованием своего служебного положения, который является квалифицирующим признаком вмененного ему в вину деяния, без учета конкретных обстоятельств дела, не может быть признан основанием, свидетельствующим о невозможности признания деяния малозначительным.

В связи с изложенным, судом апелляционной инстанции приговор Дудинского районного суда в отношении М. в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ отменен, производство по делу прекращено.

 

Неверное указание вида и размера наказания, назначенного предыдущим приговором, повлекло изменение судебного решения

 

Приговором Зеленогорского городского суда от 05.04.2016 Б. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы. Этим же приговором на основании ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение Б. по приговору от 01.10.2015 и в соответствии со ст. 70 УК РФ виновному окончательно назначено наказание в виде 3 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией по жалобе осужденного приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно представленным материалам, Б. ранее осужден приговором Зеленогорского городского суда от 01.10.2015 по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ, с удержанием из заработной платы 5% в доход государства, условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

При этом суд первой инстанции во вводной части приговора от 05.04.2016 ошибочно указал, что ранее Б. осужден приговором Зеленогорского городского суда от 01.10.2015 к 1 году лишения свободы, условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Следовательно, судом при назначении окончательного наказания неверно учтены данные о личности осужденного.

Учитывая допущенное нарушение, судебная коллегия уточнила вводную часть приговора указанием о том, что Б. ранее судим приговором от 01.10.2015 по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ, судом апелляционной инстанции отменено условное осуждение по приговору от 01.10.2015, и в соответствии со ст.ст. 70 и 71 УК РФ, путем применения принципа частичного присоединения наказания, окончательно назначено Б. 3 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Нарушения, допущенные при квалификации действий осужденного, повлекли изменение приговора

 

Приговором Норильского городского суда от 07.08.2015 Д. осужден по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 30 000 руб.

Как следует из приговора, 30.03.2015 Д. незаконно сбыл лицу, в отношении которого уголовное дело рассмотрено в отдельном производстве, наркотическое средство, массой 0,89 гр. Кроме того, 31.03.2015 при проведении сотрудниками Норильского МРО УФСКН РФ по краю оперативно-розыскного мероприятия «Обследование жилого помещения» по месту жительства осужденного было обнаружено и изъято аналогичное наркотическое средство общей массой 42,27 гр., которое Д. незаконно хранил без цели сбыта. 

По факту сбыта наркотического средства действия Д. судом первой инстанции квалифицированы как оконченное преступление, предусмотренное п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, в связи с тем, что осужденным, по мнению суда первой инстанции, объективно выполнены все действия, зависящие от него, направленные на сбыт наркотического средства, а именно наркотическое средство передано иному лицу в долг с условием последующей передачи денежных средств. Последующее изъятие сотрудниками правоохранительных органов данного вещества в относительно короткий промежуток времени у покупателя, расценено судом первой инстанции, как не влияющее на квалификацию, так как лицо после приобретения наркотического средства имело реальную возможность им распорядиться, в том числе, употребить непосредственно на месте приобретения.

Однако, как обоснованно указано в апелляционном представлении, незаконный сбыт наркотического средства 30.03.2015 проходил под контролем сотрудников полиции в рамках оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», проводимого в отношении как Д., так и покупателя наркотика, то есть до вступления в силу изменений, внесенных в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2015 №30.

В связи с изложенным, судебной коллегией действия Д. переквалифицированы с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, совершенных Д., окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кроме того, принимая во внимание, что суд первой инстанции при назначении дополнительного наказания в виде штрафа учел сведения об объеме наркотического средства и его виде, а также совершении сбыта наркотика из корыстных побуждений, которые относятся к объективной стороне преступлений и не могут повторно учитываться при назначении наказания, судом апелляционной инстанции из приговора исключено указание о назначении указанного дополнительного наказания осужденному. 

 

Необоснованное применение условной меры наказания повлекло изменение приговора

 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 01.03.2016 по представлению прокурора изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 06.10.2015 в отношении А., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и штрафу в размере 10 000 руб.

Основанием изменения приговора послужило отсутствие мотивов, обосновывающих решение о назначении условной меры наказания

Так, по смыслу ст. 73 УК РФ условное осуждение может быть применено только тогда, когда суд придет к убеждению о возможности исправления осужденного без реального отбывания назначаемого наказания.

При этом, исходя из данных о личности виновного, а именно того, что А. ранее судим за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков к длительному сроку наказания, которое отбыл в 2012 году, а также того, что преступление, за которое он осужден приговором от 06.10.2015, совершил в течение непогашенного срока предыдущих судимостей, вывод о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания сделан судом первой инстанции необоснованно.

Кроме того, А. является гражданином республики Таджикистан, не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации, что исключает возможность возложения на него обязанностей: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных, являться на регистрацию в указанный орган; влечет его неисполнимость, а также неисполнимость дополнительного наказания в виде штрафа, что не соответствует целям, установленным ч. 2 ст. 43 УК РФ. 

В связи с изложенным, судебной коллегией из приговора исключено указание о применении условного осуждения, а также о назначении дополнительного наказания в виде штрафа, поскольку оно является альтернативным. Определено считать А. осужденным по ч. 2 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Назначение альтернативного дополнительного наказания должно быть мотивировано судом

 

Приговором Ермаковского районного суда от 16.01.2015 К. осужден  по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 руб., в соответствии со ст. 73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

Судебной коллегией по представлению государственного обвинителя приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 307 УПК РФ и ч. 8 ст. 308 УПК РФ, обвинительный приговор должен содержать мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания.

При назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре должны быть указаны основания его применения с приведением соответствующих мотивов.

Санкцией ч. 2 ст. 228 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа предусматривается в качестве альтернативы, в связи с чем, при его назначении суд должен мотивировать свое решение в приговоре.

Однако, судом первой инстанции в приговоре какие-либо мотивы, обосновывающие назначение К. дополнительного вида наказания в виде штрафа, не приведены.

Учитывая допущенные нарушения, судебной коллегией из резолютивной части приговора исключено указание о назначении К. дополнительного наказания в виде штрафа в сумме 100 000 руб.

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Заключения психофизиологических экспертиз, не соответствуют требованиям, предъявляемым ст. 74 УПК РФ к доказательствам по уголовным делам

 

Приговором Емельяновского районного суда от 05.08.2011 С. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний С. окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Президиумом Красноярского краевого суда по жалобе осужденного приговор изменен по следующим основаниям.

Так, согласно уголовно-процессуальному закону, заключения по результатам проведенных психофизиологических экспертиз не соответствуют требованиям, предъявляемым УПК РФ к заключениям экспертов, и такого рода исследования, имеющие своей целью выработку и проверку следственных версий, не относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК РФ.

При этом как следует из приговора, суд в качестве одного из доказательств виновности С. в совершении убийства К. сослался, в том числе, на заключение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа и признал результаты данного исследования допустимым доказательством.

Учитывая, что допущенное нарушение уголовно-процессуального закона, в соответствии с положениями ст. 401.15 УПК РФ, является существенным, кассационной инстанцией судебные решения, вынесенные в отношении С., изменены, а именно исключена ссылка на заключение психофизиологической экспертизы с применением полиграфа, как на доказательство вины осужденного.

 

Суммы, затраченные потерпевшим в связи с участием в производстве по делу, выплачиваются за счет выделенных для этого бюджетных средств

 

Постановлением Ужурского районного суда от 28.04.2015 уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного  ч. 3 ст. 264 УК РФ, прекращено вследствие применения акта амнистии на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

После вынесения указанного решения, потерпевшая К. обратилась в суд с заявлением о возмещении процессуальных издержек в сумме 10 850 руб.

Постановлением Ужурского районного суда от 10.07.2015 заявление К. удовлетворено частично, с Ш., освобожденного от уголовной ответственности по нереабилитирующему основанию, в пользу потерпевшей взысканы процессуальные издержки в сумме 8 350 руб.

В апелляционном порядке данное постановление не пересматривалось.

Судом кассационной инстанции по жалобе К. указанное постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд, другому судье.

В силу ч. 3 ст. 42 УПК РФ, потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 131 УПК РФ, процессуальными издержками являются расходы, связанные с производством по уголовному делу, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства.

Как следует из п.п. 1 и 1.1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, к процессуальным издержкам, в числе прочего, относятся суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (расходы на проезд, наем жилого помещения) и дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные).

Указанные суммы выплачиваются по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 132 УПК РФ, процессуальные издержки по уголовному делу взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, уголовно-процессуальным законодательством РФ предусмотрен порядок, в соответствии с которым, суммы, затраченные потерпевшим в связи с участием в производстве по уголовному делу, на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора или судьи выплачиваются ему за счет выделенных для этого бюджетных средств и в силу ч. 2 ст. 131 УПК РФ приобретают статус процессуальных издержек. После этого, согласно ч. 1 ст. 132 УПК РФ, данные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Вопреки указанным требованиям закона, суд первой инстанции по результатам рассмотрения заявления К. не разрешил вопрос о выплате последней сумм, израсходованных в связи с производством по уголовному делу, за счет средств бюджета и не определил дальнейшую судьбу данных процессуальных издержек в виде их взыскания или принятия на счет государства.

Вместо этого суд частично взыскал заявленные К. суммы с лица, освобожденного от уголовной ответственности вследствие акта амнистии, что не только противоречит нормам законодательства РФ и установленному порядку выплаты процессуальных издержек, но и нарушает гарантированное ст. 42 УПК РФ право потерпевшего на своевременное возмещение его расходов, понесенных в связи с производством по уголовному делу, поскольку в данном случае реализация этого права поставлена в зависимость от волеизъявления лица, с которого произведено взыскание.

 

 

Стороны должны обладать реальной возможностью довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов рассматриваемого дела

 

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 12.04.2016 по жалобе отменены постановления Зеленогорского городского суда от 23.06.2014 и 13.08.2014, которыми Г., в силу ч. 2 ст. 74 УК РФ, продлен испытательный срок, назначенный приговором от 23.09.2013, а также постановление Зеленогорского городского суда от 17.12.2014, которым в порядке ч. 3 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение и Г. направлен для отбывания назначенного наказания в исправительную колонию общего режима.

Основанием для отмены указанных решений явились существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 16 и п. 16 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемому (осужденному) обеспечивается право на защиту, которое он вправе осуществлять лично, в том числе, участвовать в судебном разбирательстве в судах первой, второй и кассационной инстанций.

Согласно ч. 2 ст. 399 УПК РФ, в редакции от 20.03.2011, осужденный, в числе прочих участников процесса, должен быть извещен о дате, времени и месте судебного заседания по вопросам, связанным с исполнением приговора, не позднее 14 суток до дня судебного заседания. При наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании суд обязан обеспечить его непосредственное участие в процессе либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи. Ходатайство осужденного об участии в судебном заседании может быть заявлено одновременно с его ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения извещения о дате, времени и месте судебного заседания.

Согласно правовой позиции, отраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 16.11.2006 № 538-0, необходимой гарантией судебной защиты и справедливости судебного разбирательства является предоставление сторонам реальной возможности довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов рассматриваемого дела. Лицо, вне зависимости от его уголовно-процессуального статуса (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый или осужденный), если оно изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишено возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями других участников судебного заседания и дополнительными материалами, давать объяснения по рассматриваемым судом вопросам.

В силу ч. 4 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении судом вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката. Если обвиняемый (осужденный) не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве, включающим в себя исполнение приговора, является обязательным. При этом если защитник не приглашен самим обвиняемым, суд обязан обеспечить его участие в процессе (п. 1 ч. 1 и ч. 3 ст. 51 УПК РФ).

В то же время, при рассмотрении судом представлений руководителя уголовно-исполнительной инспекции о продлении Г. испытательного срока и возложении на него дополнительных обязанностей указанные положения закона соблюдены не были.

Извещение осужденного о времени и месте проведения судебного заседания как 23.06.2014, так и 13.08.2014 осуществлялось через курьера, который посещал место жительства Г. для вручения повестки, однако его там не заставал.

При этом причины, по которым Г. не находился дома в момент посещения его курьером, судом не выяснялись, в связи с чем, оснований для вывода о том, что он отсутствовал по месту жительства без уважительных причин не имелось.

Оставление курьером повесток в дверях квартиры, в отличие от направления почтового или телеграфного извещения, не обеспечивает их хранения и вручения.

Изложенное свидетельствует о ненадлежащем извещении Г. о дате, времени и месте проведения судебных заседаний, в связи с чем у суда первой инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для рассмотрения дела по представлениям начальника УИИ без участия осужденного.

Допущенные нарушения влекут за собой безусловную отмену постановлений Зеленогорского городского суда от 23.06.2014 и от 13.08.2014.

Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 74 УПК РФ, если условно осужденный в течение испытательного срока систематически нарушал общественный порядок, за что привлекался к административной ответственности, систематически не исполнял возложенные на него судом обязанности, либо скрылся от контроля, суд по представлению УИИ может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором.

В соответствии с ч. 5 ст. 190 УИК РФ, систематическим неисполнением условно осужденным обязанностей является совершение им запрещенных или невыполнение предписанных действий более двух раз в течение одного года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.

Из постановления Зеленогорского городского суда от 17.12.2014 следует, что основанием для принятия решения об отмене условного осуждения, назначенного Г. приговором от 23.09.2013, и направления его в исправительную колонию общего режима для отбывания назначенного наказания, послужили, в том числе, выводы суда о том, что после продления испытательного срока судебными постановлениями от 23.06.2014 и 13.08.2014 Г. дважды не выполнил возложенные на него обязанности. А именно, не явился на регистрацию в УИИ в период с 1 по 3.09.2014, не посетил в десятидневный срок врача-нарколога и в месячный срок не обратился в Центр занятости населения для постановки на учет, в связи с чем, не предоставил документы о принятии мер к трудоустройству. Неисполнение последней обязанности являлось продолжительным (более 30 дней), то есть систематическим.

Вместе с тем, обязанности в месячный срок обратиться в Центр занятости населения для постановки на учет либо принять меры к трудоустройству с предоставлением документов, подтверждающих факт трудоустройства либо постановки на учет в ЦЗН, а также в десятидневный срок посетить врача-нарколога были дополнительно возложены на Г. постановлением Зеленогорского городского суда от 23.06.2014, которое, по указанным выше обстоятельствам, является незаконным.

Нарушение обязанности, связанной с неявкой на регистрацию в УИИ в период с 1 по 3.09.2014, в силу ч. 5 ст. 190 УИК РФ, как обоснованно указано президиумом краевого суда, не может быть признано систематическим.

При указанных обстоятельствах, постановление Зеленогорского городского суда от 17.12.2014 об отмене Г. условного осуждения и направлении его в места лишения свободы, не может быть признано законным и обоснованным, и подлежит отмене.

Учитывая, что на момент рассмотрения материала судом кассационной инстанции испытательный срок, назначенный Г. приговором от 23.09.2013, истек, возможность нового рассмотрения вопросов, как о продлении испытательного срока с возложением дополнительных обязанностей, так и об отмене условного осуждения, отсутствует.

В связи с изложенным, президиумом краевого суда постановления Зеленогорского городского суда от 23.06.2014, 13.08.2014 и 17.12.2014 отменены, производство по настоящему делу прекращено, а осужденный освобожден из мест лишения свободы.

 

другие новости