Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за май 2016 г.

31.05.2016 17:10:11

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

май

 

г. Красноярск

2016 год

 

НОВОЕ В УГОЛОВНОМ  И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

В связи с изменением законодательства, а также имеющимися в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.05.2016 № 21 “О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации” разъяснил некоторые вопросы применения указанной статьи.

В соответствии с Постановлением уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений должны быть совершены  в период со дня вступления в законную силу решения суда по административному делу об установлении, о продлении административного надзора и до истечения срока административного надзора.

Учитывая, что место жительства или пребывания лица, в отношении которого установлен и осуществляется административный надзор, является одним из признаков объективной стороны преступления, указанного в части 1 статьи 314.1 УК РФ, Пленум ВС РФ в соответствии с действующим законодательством определил понятия места жительства и места пребывания такого лица, а также обратил внимание на то, что ответственность по части 1 статьи 314.1 УК РФ наступает только в том случае, если деяния совершены лицом в целях уклонения от административного надзора.

Так, если лицо, в отношении которого установлен административный надзор, в определенный срок не прибыло к месту жительства или пребывания либо поднадзорное лицо временно его оставило без разрешения органа внутренних дел, не имея намерения избежать контроля со стороны органов внутренних дел, такое деяние не является уголовно-наказуемым.

Постановлением Пленума определено, что понимать под местом совершения преступления, уважительными причинами неисполнения указанных в предписании обязанностей, а также какие действия следует признавать самовольным оставлением места жительства или пребывания,  порядок исчисления сроков давности.

В пунктах 8-10 Постановления раскрыты признаки преступления, предусмотренного частью 2 статьи 314.1 УК РФ.

Так, субъектом указанного преступления является лицо, в отношении которого установлен административный надзор и которое ранее два раза в течение одного года привлекалось к административной ответственности по части 1 и по части 3 статьи 19.24 КоАП РФ за несоблюдение установленных ему судом административных ограничения или ограничений.

Объективная сторона преступления заключается в совершении таким лицом административного правонарушения, сопряжённого с несоблюдением установленных ему судом административных ограничения или ограничений, если при этом не истекли сроки, в течение которых это лицо считалось подвергнутым административному наказанию за предыдущие правонарушения, предусмотренные частью 1 и частью 3 статьи 19.24 КоАП РФ.

При этом административное правонарушение должно быть совершено против порядка управления (за исключением предусмотренного статьей 19.24 КоАП РФ) либо посягать на общественный порядок и общественную безопасность, либо на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность и одновременно нарушать установленные судом административные ограничения (в частности, указанные правонарушения могут быть совершены во время нахождения лица, в отношении которого установлен административный надзор, в запрещенных для пребывания местах, посещения мест проведения массовых и иных мероприятий при наличии к тому запрета, пребывания вне жилого или иного помещения в запрещенное время суток).

Деяние должно быть совершено в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию, то есть со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления.

В связи с изложенным, для решения вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 314.1 УК РФ, существенное значение имеют следующие обстоятельства: исполнено ли постановление о назначении лицу административного наказания по части 1 и части 3 статьи 19.24 КоАП РФ, иной статье главы 6, 19 или 20 КоАП РФ, дата окончания исполнения указанного постановления; не прекращалось ли его исполнение; не истек ли годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию; не пересматривались ли постановление о назначении лицу административного наказания и последующие постановления, связанные с его исполнением, в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ.

Кроме того, постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.05.2016 № 22 внесены изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.12.2008 № 25 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения”.

В соответствии с изменениями, уточнён порядок определения факта употребления лицом, управляющим транспортным средством, веществ, вызывающих алкогольное опьянение, и порядок признания лица находящимся в состоянии опьянения.

Постановлением № 22 определены условия привлечения лиц к уголовной ответственности по ст. 264.1 УК РФ. 

Так, деяние должно быть совершено лицом в период со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания по части 1 или 3 статьи 12.8 или по статье 12.26 КоАП РФ до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления либо со дня вступления обвинительного приговора суда за преступление, предусмотренное частями 2, 4 или 6 статьи 264 либо статьей 264.1 УК РФ в законную силу до снятия или погашения судимости. В связи с этим в каждом случае надлежит выяснять, исполнено ли постановление о назначении лицу административного наказания по части 1 или 3 статьи 12.8 или по статье 12.26 КоАП РФ и дату окончания исполнения указанного постановления, не прекращалось ли его исполнение, не истек ли годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не пересматривались ли постановление о назначении лицу административного наказания и последующие постановления, связанные с его исполнением, в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ.

В случае, если лицо совершает деяние, предусмотренное частями 2, 4 или 6 статьи 264 УК РФ, и ранее было подвергнуто административному наказанию по части 1 или 3 статьи 12.8 или статье 12.26 КоАП РФ либо имеет судимость за совершение преступления, предусмотренного частями 2, 4 или 6 статьи 264 или статьей 264.1 УК РФ, то содеянное представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 264 и статьей 264.1 УК РФ.

Постановлением № 22 также разъяснено, что вступившее в законную силу и неотмененное решение о привлечении лица к административной ответственности по части 1 или 3 статьи 12.8 либо по статье 12.26 КоАП РФ, за совершение тех же действий, которые вменены ему органами предварительного расследования (управление транспортным средством в состоянии опьянения или невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), является препятствием для вынесения приговора.

Кроме того, обращено внимание, что для целей применения пункта “г” части 1 статьи 104.1 УК РФ транспортное средство не может быть признано орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, предусмотренного статьей 264 либо 264.1 УК РФ.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2016 г. № 23 также внесены изменения в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам.

 Так,  Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 г. № 7, от 23 декабря 2010 г. № 31 и от 3 марта 2015 г. № 9) дополнено пунктом 23.1 о том, что ответственность по пункту «г» части 2 статьи 158 УК РФ наступает за совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся только при живом лице. Если лицо совершает кражу из одежды, сумки или другой ручной клади после наступления смерти потерпевшего, его действия в этой части не образуют указанного квалифицирующего признака. Нахождение имущества при потерпевшем означает, что одежда, сумка или другая ручная кладь, из которых совершается хищение этого имущества, находятся на потерпевшем, в его руках или непосредственной близости от потерпевшего. Особенности состояния потерпевшего (например, сон, опьянение, потеря сознания, психическое расстройство и т.п.) значения для квалификации преступления по пункту «г» части 2 статьи 158 УК РФ не имеют, так как использование субъектом преступления состояния потерпевшего не исключает его умысла на хищение из одежды, сумки или другой ручной клади и лишь указывает на тайный характер такого хищения.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 23 декабря 2010 г. № 31, от 9 февраля 2012 г. № 3 и от 28 января 2014 г. № 2) пункт 3 изложен в новой редакции, согласно которой допускается возможность обжалования в суд в порядке ст. 125 УПК РФ  решений и действий (бездействия) начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и органов дознания, а также и иных должностных лиц и органов, которые рассматривают сообщения о преступлении, принимают решения об отказе в приёме сообщения о преступлении, о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вместе с тем, не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ решения и действия (бездействие) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу (например, прокурора, осуществляющего надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия или поддерживающего государственное обвинение в суде, начальника следственного изолятора). Не подлежат рассмотрению судом жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов прокуратуры, связанные с рассмотрением обращений по поводу законности вступивших в законную силу судебных решений. Если лицо не согласно с постановлением прокурора или руководителя следственного органа, вынесенным в соответствии со статьей 124 УПК РФ, то предметом судебного обжалования выступает не сам по себе отказ прокурора или руководителя следственного органа в удовлетворении обращения лица, а непосредственно те действия (бездействие) и решения органов дознания, их должностных лиц или следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию,

Постановление дополнено пунктом 31 о том, что не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (отказ следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств; постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п.), а также действия (бездействие) и решения, для которых уголовно-процессуальным законом предусмотрен специальный порядок их обжалования в досудебном производстве, в частности постановление следователя или прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков, решение прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям статьи 225 УПК РФ.

В соответствии с новой редакции пункта 6 Постановления, в тех случаях, когда место производства предварительного расследования не совпадает с местом совершения деяния, жалоба на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, а также прокурора в силу части 1 статьи 125 УПК РФ рассматривается районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В Постановлении также закреплено, что должностные лица органов дознания и предварительного следствия, чьи действия (бездействие) и решения оспаривались в порядке статьи 125 УПК РФ, правом на обжалование постановления судьи не наделены.

 Внесены изменения и в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога». Так, пункт 2 изложен в новой редакции, согласно которой избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, при этом такая проверка не может сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению. При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении. Оставление судьей без проверки и оценки обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению должно расцениваться в качестве существенного нарушения уголовно-процессуального закона, влекущего отмену постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица.

Если основания, предусмотренные статьей 97 УПК РФ, отсутствуют, то судом не могут быть избраны не только содержание под стражей, но и иные меры пресечения.

Суд апелляционной инстанции в случае отмены постановления судьи об отказе в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вправе в отсутствие подозреваемого, обвиняемого рассмотреть по существу указанное ходатайство только в отношении обвиняемого, объявленного в международный розыск (часть 5 статьи 108 УПК РФ).

Пункт 31 Постановления изложен в новой редакции, в соответствии с которой судебное решение о заключении обвиняемого под стражу или о продлении срока содержания его под стражей, вынесенное в стадии предварительного расследования, а также судебное решение о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, вынесенное по ходатайству прокурора в случаях, указанных в части 21 статьи 221 и части 21 статьи 226 УПК РФ, сохраняют свою силу после окончания дознания или предварительного следствия и направления уголовного дела в суд только в течение срока, на который данная мера пресечения была установлена.

С учетом этого при поступлении в суд уголовного дела, по которому обвиняемый содержится под стражей, и решении вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дела по существу, судья обязан проверить, не истекает ли установленный ранее вынесенным судебным решением срок его содержания под стражей до предварительного слушания (при наличии оснований для его проведения) или начала судебного разбирательства и не имеется ли оснований для изменения меры пресечения. Продлевая срок содержания под стражей или отказывая в его продлении, судья принимает соответствующее мотивированное решение, исходя из анализа всей совокупности обстоятельств, в том числе связанных с переходом уголовного судопроизводства в другую стадию, что может быть обусловлено появлением новых оснований для оставления без изменения или изменения данной меры пресечения.

 

Обобщение практики рассмотрения судами уголовных дел

о преступлениях в сфере лесопользования

за первый квартал 2016 года  

За первый квартал 2016 года судами края рассмотрено 62 (-4) уголовных дела о преступлениях в сфере лесопользования в отношении 67 (-11)  лиц, в том числе по ст. 260 УК РФ – 61 (-4) дело в отношении 66 (-11) лиц, по ст. 286 УК РФ – 1 (+1) дело в отношении 1 (+1) лица. Постановлено 48 (-6) обвинительных приговоров в отношении 53 (-13) лиц, в том числе в особом порядке - в отношении 45 лиц (84,9%).

По нереабилитирующим основаниям прекращено 14 (+3) уголовных дел в отношении 14 (+3) лиц:  в связи с деятельным раскаянием - в отношении 12 (+1) лиц (ст.28 УПК РФ), в связи с примирением сторон – в отношении 1 (+1) лица (ст. 25 УПК РФ), в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности – в отношении 1(+1) лица.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 23 в г. Енисейске и Енисейском районе от 08.02.2016 прекращено уголовное дело в отношении Т.,  обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием на основании ст. 28 УПК РФ.

14.12.2015, около 19 часов 20 минут,  инженер производственного отдела ООО УК «Наш город» Т. с целью празднования «Нового года» во дворе общего дома по адресу: г. Енисейск, ул. Ленина, 6, находясь на лесоделяне, расположенной в 740 метрах от с. Озерное Енисейского района, в юго-западном направлении в квартале 18 выделе 6 «Озерновского участкового лесничества» в землях МХП «Верхнепашинское» КГБУ «Енисейское лесничество», в запретных полосах по берегам рек, не имея соответствующего разрешения, дала указание А. срубить одно дерево породы «ель».

В результате действий Т. Российской Федерации причинён значительный материальный ущерб на общую сумму 12 967 рублей.

Т. впервые совершила преступление небольшой тяжести, написала явку с повинной, активно способствовала раскрытию преступления, раскаялась в содеянном, возместила ущерб, имеет на иждивении малолетнего ребёнка, в связи с чем суд удовлетворил ходатайство подсудимой и её защитника о прекращении в отношении неё уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

От уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер медицинского характера лица не освобождались (=).

В 1 квартале 2016 года 1 (=) лицо осуждено за совершение преступления в сфере лесопользования с использованием служебного положения.

Так, органом предварительного следствия Г., являвшемуся  руководителем государственного бюджетного учреждения «Невонское лесничество», вменялось в вину совершение 62 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, и 1 преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ.

В ходе проведения судебного разбирательства по данному уголовному делу прокурором заявлено ходатайство о квалификации действий Г. единым продолжаемым преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Судом установлено, что действия Г. охватывались единым умыслом и носили продолжаемый характер.

Г., являясь руководителем КГБУ «Невонское лесничество», а впоследствии руководителем КГКУ «Невонское лесничество», в период с октября-ноября 2010 года по 19.10.2012 совершал действия, явно выходящие за пределы его полномочий, что повлекло неблагоприятные последствия для лесозаготовителей, действовавших в интересах местного населения, и возглавляемого им учреждения. Установлено, что действия Г. носили тождественный характер, фактически они осуществлялись одним способом - взимание платы с лезозаготовителей, охватывались единой целью, совершены с единым мотивом.

Г., хотя и не признал вину в совершении инкриминируемых ему деяниях, однако не отрицал, что ввиду нехватки денежных средств на горюче-смазочные материалы и другие производственные нужды лесничества им было организовано взимание платы с лесозаготовителей за произведение отводов участков леса, состоящих из делян леса, выделенных для нужд местного населения, недостающих денежных средств. В судебном заседании свидетели – работники лесничества и потерпевшие подтвердили факты внесения ими денежных средств в возглавляемое Г. учреждение.

По смыслу уголовного закона, в случае совершения лицом в течение определенного периода времени ряда тождественных преступных действий, производимых одним и тем же способом и связанных одними и теми же целями и мотивами, объединенных единым умыслом, все содеянное следует квалифицировать как одно продолжаемое преступление.

Эпизоды действий Г. аналогичны как по форме, так и по способу совершения, связаны одной целью и мотивом, охватывались единым умыслом, направленным на взимание платы с заранее не определенного и неизвестного ему круга лиц, т.е. содержат признаки единого продолжаемого преступления. Незаконно полученные с потерпевших денежные средства аккумулировались в учреждении и использовались впоследствии по мере необходимости.

В связи с данными обстоятельствами суд квалифицировал все действия Г., (в том числе и то деяние, которое органами следствия квалифицировалось по ч. 3 ст. 290 УК РФ) как одно единое продолжаемое преступление, предусмотренное  ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Приговором Богучанского районного суда от 10.03.2016 Г. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Г. от наказания освобожден ввиду акта об амнистии со снятием судимости.

Уголовное дело рассмотрено в общем порядке уголовного судопроизводства.

В 1 квартале 2016 года оправдательные приговоры, а также постановления о прекращении уголовного дела (преследования) по реабилитирующим основаниям не выносились (=).

Практика назначения наказания по уголовным делам указанной категории свидетельствует о том, что основным видом  наказания, применяемым судами, является лишение свободы, которое в силу ст. 73 УК РФ признается условным, поскольку данные преступные деяния в большинстве случаев относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести – 29 (-5) лиц, штраф назначен 9 (+1) лицам, обязательные работы – 6 (=), исправительные работы – 8 (-4), в том числе с применением ст. 73 УК РФ – 5 (-7).

Таким образом, в первом квартале 2016 года за совершение преступлений указанной категории наказание, не связанное с лишением свободы (штраф, исправительные и обязательные работы), определено 23 (-3) лицам.

Реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначается в исключительных случаях, когда лицо уже имеет условную судимость за предыдущее преступление, а также в случаях совершения преступлений в сфере лесопользования в составе организованной группы.

Так, в первом квартале 2016 года реальное отбытие наказания в виде лишения свободы назначено 1 (-5) лицу.

В 1 квартале 2016 года дополнительные виды наказания, такие как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначены 3 (=) лицам.

Как и прежде актуальным остается вопрос о необходимости  конфискации орудий  совершения преступлений в сфере лесопользования.

В течение первого квартала 2016 года в соответствии с положениями главы 15.1 УК РФ конфисковано и обращено в доход государства 34 (-2) орудий преступлений по 30 (-6) уголовным делам, что составляет 62,5 % от общего количества уголовных дел с обвинительным приговором.

В соответствии с п. «г» ч.1 ст.104 УК РФ суд может конфисковать и обратить в собственность государства орудия совершения преступления, только если они  принадлежат обвиняемому. 

В основном  орудиями совершения указанной категории преступлений  в ходе расследования признаются бензопилы, конфискация которых и производится по результатам  рассмотрения уголовных дел. 

Причиной недостаточной результативности по изъятию и обращению в доход государства транспортных средств и механизмов, с использованием которых совершаются преступления, является то, что виновные лица не являются собственниками вещественных доказательств, признаваемых по делу орудиями преступления. В связи с чем, вещественные доказательства возвращаются судом законным владельцам.

Однако, несмотря на неоднократные указания прокуратуры края по-прежнему допускаются факты безосновательного возвращения орудия преступления осужденным, при этом незаконные судебные решения в этой части прокурорами в апелляционном порядке не обжалуются.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 44 в Козульском районе от 17.02.2016 на основании ст. 25 УПК РФ прекращено уголовное дело в отношении П., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ.

Орудие преступления – бензопила «Лесник», безосновательно оставлена по принадлежности у П.

Аналогичные факты допущены в Мотыгинском и Шушенском районах.

Сумма удовлетворённых судом исковых требований, а также добровольно возмещенного ущерба по делам указанной категории в 1 квартале 2016 года составила 7 893 448,72 (-11 771 341,05) рубля, что составляет 18,8 % от суммы причиненного ущерба.

Передано на рассмотрение в гражданском порядке исковых заявлений на сумму 34 113 410, 86  рубля (81,2 %).

Большинство уголовных дел о преступлениях в сфере лесопользования рассмотрено в особом порядке, каких-либо сложностей при поддержании государственного обвинения не возникало.

При этом в течение 1 квартала 2016 года 1 уголовное дело рассмотрено судом в отношении 1 лица, обвинявшегося в совершении преступлений, связанных с незаконными порубками лесных насаждений в составе организованной группы.

Приговором Канского районного суда от 16.03.2016 К. осуждён в порядке главы 40.1 УПК РФ за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст. 260 УК РФ, к 1 году 10 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ ему назначено окончательное наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

К. в составе организованной группы совершил продолжаемое преступление, связанное с незаконной рубкой лесных насаждений в особо крупном размере.

Так, в период с мая по август 2015 года лицо №1 (дело в отношении которого выделено в отдельное производство), обладая организаторскими способностями и волевыми качествами, руководствуясь корыстными мотивами и стремлением незаконного обогащения, намереваясь осуществлять преступную деятельность на протяжении неопределённого промежутка времени, с целью извлечения незаконного дохода от совершённых незаконных рубок деревьев на территориях Канского сельского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Канское лесничество», Дзержинского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Дзержинское лесничество», Абанского сельского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Абанское лесничество», Иланского сельского участкового лесничества Краевого государственного бюджетного учреждения «Иланское лесничество», решил создать устойчивую сплочённую организованную преступную группу, специализирующуюся на преступлениях в сфере незаконных рубок лесных насаждений. 

В мае 2015 года лицо №1 создал организованную преступную группу, куда вовлёк лицо №2, а также К. для осуществления совместной преступной деятельности - незаконной рубки лесных насаждений в особо крупном размере в течение длительного периода времени.

 При этом лицо №1 заведомо знал, что К. на момент вовлечения  в преступную деятельность не имел источника дохода и нуждался  в денежных средствах.

Лицо №1, лицо №2 и К. договорились действовать согласно разработанному лицом №1 плану и распределённым ролям, а именно: - лицо №1 отвёл себе роль организатора, подыскивал места, где произрастал деловой лес хвойных пород, подыскивал рабочих для производства лесозаготовительных работ, которых вводил в заблуждение относительно законности рубки, спиливал деревья крупного диаметра, распиливал, в целях конспирации сопровождал автомобиль с незаконно спиленной древесиной, организовывал продажу древесины на тупиках г. Канска без оформления каких-либо документов, распределял полученные от незаконной заготовки древесины денежные средства; - лицо №2, которому была отведена роль исполнителя, подыскивал места, где произрастал деловой лес хвойных пород, подыскивал рабочих для производства лесозаготовительных работ, которых вводил в заблуждение относительно законности рубки, с помощью бензопилы распиливал спиленные деревья на сортименты, осуществлял их погрузку в автомобиль КАМАЗ, вывозил заготовленную древесину с лесного участка до места реализации, иногда сам организовывал продажу древесины на тупиках г. Канска без оформления каких-либо документов; К., которому была отведена роль исполнителя, на месте незаконной рубки с помощью мерной палки отмеривал спиленные лицом №1 деревья на шестиметровые сортименты, помогал осуществлять погрузку незаконно заготовленной древесины в автомобиль КАМАЗ.

Таким образом, в мае 2015 года лицом № 1 была создана устойчивая организованная группа в целях осуществления незаконных рубок деревьев, в состав которой в том числе вошёл и К.

Данная устойчивая организованная группа характеризуется следующими признаками:

- организованностью участников, действующих совместно и согласованно, в тесном взаимодействии, в соответствии с заранее распределенными ролями по тщательно разработанным планам, под непосредственным руководством лица №1, планированием преступной деятельности;

-   наличием лидера – лица №1;

- распределением ролей, выразившемся в выполнении каждым участником группы чётко определенных действий, направленных на достижение общей цели;

- устойчивостью группы, выражающейся в объединении указанных лиц общим умыслом, осуществлении преступной деятельности в течение длительного периода времени.

Каждый из участников этой группы осознавал, что совершал преступление в составе организованной группы, действовал в общих интересах для достижения единой цели и желал этого.

В период с мая по август 2015 года участниками указанной группы совершены незаконные рубки лесных насаждений с причинением ущерба государству на сумму 8 155 279 рублей 71 коп.

Гражданский иск Российской Федерации в лице Министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края судом оставлен без рассмотрения, передан для разрешения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку он предъявлен к К. и другим участникам организованной группы, в отношении которых дело ещё не рассмотрено.

За 1-й квартал 2016 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда рассмотрены апелляционные представления в отношении 5 (-2) лиц по уголовным делам о преступлениях в сфере лесопользования, предусмотренных ст.ст. 260, 261 УК РФ, все удовлетворены. Результативность апелляционного обжалования составила 100%. Апелляционные представления не отзывались.

Апелляционные представления приносились в отношении 4 лиц на отмену приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, в отношении 1 лица – на изменение приговора в связи с неправильным применением уголовного закона.

Так, апелляционным определением от 18.02.2016 в части вещественных доказательств и гражданского иска отменён приговор Богучанского районного суда от 11.12.2015 в отношении П., осуждённого по ч. 3 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ (3 эпизода), п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства за каждое преступление с освобождением от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 260 УК РФ (3 эпизода), ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с освобождением от наказания в связи с актом амнистии, И., осуждённого по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с освобождением от наказания в связи с актом амнистии, Р., осуждённого по п. «г» ч.2 ст. 260 УК РФ (2 эпизода), ч. 2 ст. 69 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, Т., осуждённого по п. «г» ч. 2 ст.260 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства с освобождением от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Соглашаясь с доводами апелляционного представления, судебная коллегия указала, что судом первой инстанции гражданский иск Министерства природных ресурсов и экологии по Красноярскому краю на сумму 3 634 496 рублей 15 копеек необоснованно оставлен без рассмотрения, вопреки требованиям ч. 3 ст. 250 УПК РФ, в соответствии с которой такое решение суд вправе принять лишь при неявке гражданского истца или его представителя в судебное заседание.

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, представитель потерпевшего поддержал гражданский иск в полном объёме, признали его и подсудимые, однако, исковое заявление в судебном заседании не исследовалось.

Кроме того, из текста искового заявления следует, что истец полагает, что ущерб был причинён действиями подсудимых совместно с третьими лицами, не являющимися обвиняемыми по уголовному делу, в связи с чем, остался неразрешённым вопрос о сумме, подлежащей возмещению каждым из ответчиков.

При таких обстоятельствах, краевым судом приговор в части оставления гражданского иска без рассмотрения отменён, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Также судом апелляционной инстанции признаны обоснованными доводы государственного обвинителя о том, что суд, в нарушение требований ст. 82 УПК РФ, не разрешил вопрос о вещественных доказательствах.

Так, по уголовному делу признаны вещественными доказательствами 5 бензопил, одна из которых, согласно постановлению следователя, являлась орудием преступления.

На данные бензопилы постановлением Богучанского районного суда от 18.11.2014 наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска.

При постановлении приговора судом 5 бензопил оставлены на хранение в камере хранения вещественных доказательств МО МВД России «Богучанский» до разрешения гражданского иска.

Вместе с тем, в судебном заседании подсудимый П. пояснял, что изъятые у него бензопилы орудиями преступления не являлись и ему не принадлежат, указал собственников данных вещественных доказательств.

Краевой суд отметил, что при разрешении вопроса о вещественных доказательствах судом первой инстанции не учтено наличие обстоятельств, позволяющих усомниться в их принадлежности П., а также то обстоятельство, что в отношении бензопилы, признанной следователем орудием преступления, требовалось разрешение вопроса о её конфискации в доход государства на основании п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Таким образом, приговор в части распоряжения вещественными доказательствами отменён с направлением уголовного дела на рассмотрение в порядке исполнения приговора по правилам ст. 397 УПК РФ.

Апелляционным определением от 17.03.2016 по апелляционному представлению изменён приговор Богучанского районного суда от 25.12.2015, которым К. осуждён за совершение трёх преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч.3 ст. 260 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции, правильно квалифицировав действия осуждённого по всем трём эпизодам в резолютивной части приговора в редакции закона от 07.03.2011, в описательно-мотивировочной части приговора необоснованно, в т.ч. в противоречие содержанию резолютивной части, изложил квалификацию действий по эпизодам от декабря 2010 года и февраля 2011 года в редакции на момент совершения преступлений, в то время как санкция ч. 3 ст. 260 УК РФ в этой редакции (Федеральный закон от 22.07.2008 № 145-ФЗ) предусматривала более строгое наказание по сравнению с санкцией указанной статьи в редакции закона от 07.03.2011.

Таким образом, указание на совершение К. преступлений в декабре 2010 года и феврале 2011 года в редакции, действовавшей на момент совершения преступлений, краевым судом из описательно-мотивировочной части приговора исключено.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Вопросы квалификации преступлений,

связанных с незаконным оборотом

наркотических средств

 

Апелляционным определением по представлению государственного обвинителя изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 07.12.2015 в отношении Х. и К., осужденных каждый по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Органами предварительного следствия, Х. и К. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, то есть в приготовлении к преступлению – умышленном создании условий для совершения незаконного сбыта наркотических средств, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам.

Судом первой инстанции, описавшим фактические обстоятельства совершенного осужденными преступления в соответствии с предъявленным им обвинением, действия Х. и К. переквалифицированы на совершение пособничества, то есть содействия представлением информации, средств совершения приготовления к незаконному сбыту наркотических средств, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, при этом указано, что доказательства принадлежности наркотических средств Х. и К. в материалах уголовного дела отсутствуют, а Х. и К., действуя в интересах неустановленного лица, разместили наркотические средства в местах «закладок», выполняя тем самым функции пособников в их сбыте.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при квалификации действий  Х. и К. судом первой инстанции не принято во внимание, что действовали осужденные в составе группы лиц по предварительному сговору и их действия выражались в непосредственном выполнении объективной стороны преступления согласно отведенной им роли – размещении наркотических средств, готовых к реализации, в тайниках.

Из материалов уголовного дела следует, что осужденные Х. и К. осознавали, что наравне с неустановленным следствием лицом своими действиями предоставляют возможность доступа других лиц к наркотическим средствам, то есть осуществляют создание условий для незаконного сбыта наркотических средств, имея возможность отказа от совершения преступных действий. Судебная коллегия сочла, что Х. и К. имели прямой умысел на сбыт наркотических средств, а не оказывали содействие в этом неустановленному лицу.

В связи с вышеизложенным, судом апелляционной инстанции действия Х. и К. переквалифицированы с ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 на ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

 

                                                 *     *     *

Определением судебной коллегии изменен приговор Лесосибирского городского суда от 14.12.2015 в отношении В., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 (2 преступления), ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, и Е., осужденного по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 (2 преступления), ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В ходе предварительного следствия установлено, что Е. в целях приобретения наркотического средства для последующего незаконного сбыта перевел денежную сумму через платежную систему «Visa QIWI Wallet» на номер телефона В., одновременно являющегося номером счета последнего, который, действуя согласно указаниям Е., сделал заказ в интернет-магазине, использующем логин «Legal RC. Biz», оплатив стоимость заказа электронным платежом на указанный номер «Киви-кошелька».

Когда В. пришло СМС-сообщение от неустановленного лица данного интернет-магазина о месте нахождения закладки с наркотическим средством в г. Красноярске, он направил Е. путем электронной переписки в социальной компьютерной сети «Вконтакте» адрес закладки для извлечения наркотического средства из тайника с целью дальнейшего его сбыта. Е. 23.06.2015, примерно в 16 часов 30 минут, проехал в этот же день по указанному адресу в район дома 34 по ул. Алексеева г. Красноярска, где в одном из подъездов на доводчике железной двери извлек закладку с наркотическим средством, после чего, доставил его по месту своего проживания. Находясь в квартире, Е. внес в наркотик молотую черемуху, спирт, глицерин, увеличив массу курительной смеси и получив вещество, являющееся наркотическим средством, массой 23,24 грамма, что является крупным размером. Затем Е. бесконтактным способом через закладку, находящуюся за отопительной батареей в подъезде дома, передал Б. в целях последующего сбыта указанное наркотическое средство.  

Однако, преступление не было доведено до конца по независящим от Е., В. и Б. обстоятельствам, поскольку 24.06.2015, в 03 часа 30 минут, по возвращении из г. Красноярска на междугороднем автобусе, следующим по маршруту №519 «Красноярск-Енисейск» Б. был задержан сотрудниками Лесосибирского МРО УФСКН России по Красноярскому краю, и в ходе его личного досмотра указанное наркотическое средство было изъято.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что Е., В. и Б. не приступили к выполнению объективной стороны сбыта, а лишь создали условия для совершения преступления, что в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ подлежит квалификации как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, т.е. по ч. 1 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В связи с вышеизложенным, судебной коллегией действия В. и Е. по преступлению, совершенному 24.06.2015 переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено более мягкое наказание.

 

                                                 *     *     *

Возникают вопросы, связанные с квалификацией действий лиц, сбывающих наркотические средства или психотропные вещества под контролем сотрудников полиции, в том числе при проведении оперативно-розыскных мероприятий «Наблюдение».

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2015 №30 внесены изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». В соответствии с п. 7 указанного Постановления, незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота указанных средств, веществ, растений не влияет на квалификацию преступления как оконченного.

Если лицо, в целях осуществления умысла на незаконный сбыт, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает запрещенные средства, уголовная ответственность за которые предусмотрена ст. 228.1 УК РФ, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает данные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.

С учетом изложенного, действия лиц, ранее квалифицированные по ч. 3 ст. 30, ст. 228.1 УК РФ, подлежат квалификации по ст. 228.1 УК РФ, а действия лиц, ранее квалифицированные по ч. 1 ст. 30, ст. 228.1 УК РФ, подлежат квалификации по ч. 3 ст. 30, ст. 228.1 УК РФ.

Кроме того, согласно п. 10 данного Постановления, в случае, когда лицо передает приобретателю наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, по просьбе (поручению) другого лица, которому они принадлежат, его действия, ранее квалифицированные по ч. 5 ст. 33, ст. 228.1 УК РФ, следует квалифицировать как соисполнительство в незаконном сбыте указанных средств, веществ, растений.

Вместе с тем, указанные изменения, с учетом разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, применяются к преступлениям, совершенным после их внесения.

Так, апелляционным определением изменен приговор Березовского районного суда от 26.11.2015 в отношении И., осужденной по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

И.  признана виновной в незаконном сбыте П. наркотического средства в значительном размере, совершенном 19.03.2015; в покушении на незаконный сбыт П. наркотического средства в крупном размере, совершенном 20.03.2015; а также в приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства в крупном размере.

Согласно материалам уголовного дела, незаконные действия, связанные со сбытом П. наркотического средства 19.03.2015, совершены И. в рамках оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», кроме того, непосредственно после приобретения у И. наркотического средства П. был задержан сотрудниками УФСКН и наркотическое средство изъято из незаконного оборота.

Данные обстоятельства установлены судом первой инстанции из показаний сотрудников УФСКН – свидетелей К. и М., а также подтверждаются сведениями, изложенными в акте проведения оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение». 

По смыслу закона, как покушение на преступление должны квалифицироваться действия виновного лица, совершенные в ходе любого оперативного мероприятия, так как определяющим моментом для квалификации является не вид оперативно-розыскного мероприятия, а факт изъятия наркотического средства из незаконного оборота и, как следствие, предотвращение наступления вреда здоровью населения, то есть объекту данного вида преступного посягательства.  

Кроме того, судом первой инстанции при назначении И. наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденной, смягчающие наказание обстоятельства – наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей, признание вины, раскаяние в содеянном, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.

Однако, при определении размера наказания за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с учетом положений ч. 2 ст. 66 УК РФ, суд назначил максимально возможный срок наказания и фактически не учел обстоятельства, смягчающие наказание, а лишь формально перечислил их.

В связи с вышеизложенным, действия И. переквалифицированы с п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, снижено наказание, назначенное по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ до 9 лет 6 месяцев лишения свободы, окончательное наказание назначено по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.  

 

Несправедливость назначенного наказания

повлекла изменение приговора

 

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 25.01.2016 П. осужден за 11 преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года за каждое, за 8 преступлений, предусмотренных п. «a» ч. 4 ст. 158 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года 3 месяца за каждое, за преступление, предусмотренное п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев, за преступление, предусмотренное п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года 9 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно П. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

П. признан виновным и осужден за две кражи, то есть тайных хищений чужого имущества, совершенных с незаконным проникновением в иное хранилище, в крупном размере, организованной группой, а также за девятнадцать краж, то есть тайных хищений чужого имущества, совершенных с незаконным проникновением в иное хранилище с причинением значительного ущерба гражданину, организованной группой.

В судебном заседании П. вину признал полностью.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ.

В апелляционном порядке приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, П., задержанный по подозрению в совершении преступления в отношении имущества Е., совершенного 27.01.2015, сообщил об иных совершенных им преступлениях, в отношении имущества потерпевших М., Д., П., Г., Ч., И., Э. и Р.,  К. 

Более того, из материалов дела следует, что обвинение П. по факту хищения имущества Р. предъявлено 06 февраля 2015 г., а окончательное обвинение в совершении двадцати одного преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ каждое, предъявлено П. 28 августа 2015 г., то есть после дополнительного допроса в качестве обвиняемого. 

В соответствии с законом, заявление лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях следует признавать явкой с повинной и учитывать при назначении наказания при осуждении за эти преступления.

Кроме того,  в материалах дела имеются явки с повинной П. от 30.01.2015  по фактам хищения имущества потерпевших С., В., З., О., А. и Б., а также чистосердечное признание от 30.01.2015 по факту хищения имущества Р., вместе с тем, суд, без приведения каких - либо мотивов, указанные обстоятельства не признал смягчающими.

Судебная коллегия признала данные обстоятельства – явки с повинной, смягчающими, в связи с чем  снизила назначенное наказание.

 

                                                   *    *    *

Приговором Козульского районного суда от 10.06.2015 У., ранее судимый за преступления небольшой тяжести,  осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В., ранее судимый за тяжкое и особо тяжкое преступления, осужден по   ч. 2 ст. 228 УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ,  окончательно назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 У. осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере, за незаконный сбыт наркотических средств и незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

В. осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Преступления совершены в период с 29.01.2014 по 28.02.2014 при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Приговор изменён в апелляционном порядке по следующим основаниям.

Так, при назначении наказания У. судом в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, в соответствии со ст. 61 УК РФ признаны: активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, наличие на иждивении малолетнего ребенка, изобличение и уголовное преследование другого соучастника, частичное признание вины.

В связи с чем, наказание У. при отсутствии отягчающих обстоятельств по эпизоду покушения на сбыт наркотических средств 29.01.2014 должно было быть назначено с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Поэтому максимальное наказание, которое могло быть назначено У. по  ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ и при наличии требований ч. 3 ст. 66 УК РФ, не должно превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы. Тогда как У. за данное преступление назначено 10  лет лишения свободы.

Кроме того, разрешая вопрос о судьбе вещественных доказательств, а именно наркотических средств, суд допустил ошибку.

Согласно закону при вынесении приговора по уголовному делу суд решает вопрос о судьбе вещественных доказательств, руководствуясь требованиями ст. 81 УПК РФ, в соответствии с которой признанные вещественными доказательствами предметы, запрещенные к обороту, подлежат уничтожению либо подлежат передаче в соответствующие учреждения.

Вместе с тем, из материалов данного уголовного дела выделены в отдельное производство уголовные дела по факту сбыта наркотического средства – героин, в значительном размере У. и по факту сбыта наркотического средства - героин в крупном размере У. и В. и вещества, содержащего в своем составе аналог наркотического вещества JWH-018 крупном размере В.

В связи с чем, изъятые в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по настоящему уголовному делу наркотические средства являются также вещественными доказательствами по выделенным уголовным делам.

При таких обстоятельствах, решение суда по данному уголовному делу об уничтожении таких вещественных доказательств, как наркотические средства, признано необоснованным.

 

                                                   *    *    *

Приговором Уярского районного суда от 02.03.2016 Я. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

М. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

М. и Я. осуждены за совершение группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, кражи имущества П. на общую сумму 137 рублей (две пачки сигарет).

Кроме того, Я. осужден за совершение кражи имущества П. на общую сумму 4 465 руб., причинив потерпевшей значительный материальный ущерб.

В судебном заседании Я. вину в совершении преступления не признал, пояснив, что кражу имущества П. не совершал, на предварительном следствии дал показания в результате воздействия оперативных сотрудников, которые в суде не подтвердил. От дачи показаний в суде отказался.

М. вину в совершении преступления признал полностью, подтвердив ранее данные показания на предварительном следствии, отказался от дачи показаний в суде.

При назначении наказания осужденному Я. соблюдены требования закона. Назначенное ему наказание признано судом апелляционной инстанции справедливым и соразмерным содеянному.

Вместе с тем, назначенное М. наказание признано судом апелляционной инстанции несправедливым по мотиву его чрезмерной суровости.

При назначении наказания суд обоснованно указал, что характеризуется он по месту жительства удовлетворительно, ранее привлекался к административной ответственности, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание в соответствии со ст. 61 УК РФ, учтено состояние его здоровья, в том числе отклонения психики, отмеченные в СПЭК, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению соучастника преступления в ходе предварительного расследования, осознание им вины и явка с повинной, добровольное возмещение ущерба потерпевшей. В качестве обстоятельств, отягчающих наказание, суд признал совершение преступления в состоянии опьянения и рецидив преступлений, являющийся для М. опасным.

Вместе с тем, оценивая установленные судом обстоятельства, свидетельствующие о том, что в результате совершенной кражи действиями М. причинен ущерб на 137 руб., который возмещен им добровольно на следующий день после преступления,  в судебном заседании он подтвердил ранее данные показания о совершении преступления, чем активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, изобличению соучастника групповой кражи, с учетом наличия смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, суд не принял во внимание, что указанные обстоятельства являются основанием для применения виновному положений ч.3 ст.68 УК РФ.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции применил М.  положения ч. 3 ст. 68 УК РФ и снизил назначенное наказание в виде лишения свободы до 4 месяцев.

 

другие новости