Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за апрель 2016 г.

28.04.2016 9:07:24

ПРОКУРАТУРА  КРАСНОЯРСКОГО   КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

апрель

 

г. Красноярск

2016 год

 

Анализ судебной практики по вопросу признания отягчающим обстоятельством совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ за 2015 год.                                                                          

 

Федеральным законом Российской Федерации «О внесении изменения в статью 63 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 21.10.2013 №270-ФЗ введена ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, согласно которой судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. Указанные изменения вступили в силу с 01.11.2013.

За 2015 год по жалобам сторон пересмотрены приговоры по данному основанию в отношении 6 лиц. Судом апелляционной инстанции принимались решения об исключении обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотренного ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, в случае немотивированности его признания, а также в связи с отсутствием достаточных доказательств, подтверждающих совершение преступлений в состоянии опьянения.

Так, апелляционным определением от 12.11.2015 изменен приговор Зеленогорского городского суда от  17.09.2015 в отношении В., осужденной по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ  к  3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 70 УК РФ - к  4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В. признана виновной и осуждена за  умышленное причинение  тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении потерпевшего  Б., совершенное с применением  предмета, используемого в качестве оружия.

Основанием изменения приговора послужило неправильное применение уголовного закона и несправедливость назначенного осужденной наказания.

Так, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отягчающим наказание В. обстоятельством является совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. При этом, по смыслу ч. 4 ст. 7 УПК РФ и ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, выводы суда о признании указанного обстоятельства отягчающим наказание виновного должны быть мотивированы в приговоре, поскольку признание данного обстоятельства таковым относится к прерогативе суда, в связи с чем, должны быть основаны на обстоятельствах, свидетельствующих о связи состояния опьянения с совершением преступления.

Однако, в приговоре  данных обстоятельств не приведено, каких-либо мотивов, по которым суд признал установленным факт того, что нахождение  В. в состоянии алкогольного опьянения явилось причиной совершения преступления, также не указано. Между тем, фактическое нахождение виновной в момент совершения преступления в состоянии опьянения и констатация этого при описании преступного деяния, само по себе не является основанием для признания данного обстоятельства отягчающим ее наказание. Кроме того, суд первой инстанции не учел того, что, согласно  заключению амбулаторной  судебно-психиатрической экспертизы, имеющиеся у В. психические расстройства связаны с возможностью причинения существенного вреда, опасностью для себя и других лиц, связаны с тенденцией к самоповреждениям, суицидальным действиям, склонностью при возбуждении к агрессивным действиям по отношению к другим лицам. Таким образом, причины ее криминального поведения могли являться следствием  психических отклонений, а не только употребления алкоголя. 

При таких обстоятельствах, судебная коллегия исключила из приговора  указание на наличие отягчающего наказание обстоятельства - совершение преступления  в состоянии алкогольного опьянения; с учетом того, что иных  отягчающих обстоятельств не имеется, при этом, в качестве смягчающего обстоятельства установлено активное способствование раскрытию и расследованию преступления, применила при назначении наказания В.  положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, назначенное наказание по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ снижено.

Также, определением судебной коллегии от 08.10.2015 изменен приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 04.08.2015 в отношении Р.,  осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 3 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Основанием изменения приговора и снижения назначенного наказания  послужило неправильное применение уголовного закона. Так, при описании совершенного Р. преступления в отношении Л., суд без достаточных оснований указал о совершении им данного преступления в состоянии алкогольного опьянения, поскольку доказательствами, изложенными в приговоре, данное обстоятельство не установлено. Сам осужденный Р., потерпевший Л., свидетели ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного заседания не говорили о том, что Р. В день совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения. Данный вопрос в ходе судебного разбирательства не выяснялся и выводы суда в этой части не мотивированы.

С учетом изложенного, судом апелляционной инстанции исключено указание о совершении Р. преступления в отношении Л. в состоянии алкогольного опьянения, о признании данного обстоятельства отягчающим, что повлекло смягчение назначенного наказания.

Кроме того, апелляционным постановлением от 29.12.2015 изменён приговор Назаровского городского суда от 22.10.2015 в отношении М., осуждённого по п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Обстоятельством, отягчающим наказание М., судом первой инстанции признано совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Вместе с тем, в соответствии с требованиями ст. 297, п. 4 ст. 307 УПК РФ, выводы суда о признании данного обстоятельства отягчающим наказание должны быть мотивированы в приговоре, исходя из содержания ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, предусматривающей, что состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, может быть признано отягчающим наказание в зависимости от характера и степени общественной опасности совершённого преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. Как следует из протокола судебного заседания, вопрос о наличии оснований для признания указанного отягчающего обстоятельства в ходе судебного разбирательства не исследовался и приговор, вопреки требованиям закона, не содержит каких-либо мотивов принятого решения. В связи с вышеизложенным, указанное обстоятельство, отягчающее наказание М., исключено, наказание снижено.

За 2015 год рассмотрены апелляционные представления в отношении 57 лиц, в части признания обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, представления удовлетворены в отношении 34 лиц, отклонены – на 23 лица.  

За указанный период имели место факты исключения апелляционной инстанцией данного отягчающего обстоятельства за преступления, совершенные до 01.11.2013, то есть до вступления в силу изменений в ст. 63 УК РФ.

Так, апелляционным определением от 20.01.2015 по представлению заместителя прокурора города изменен приговор Норильского городского суда от 30.09.2014 в отношении К., осужденного за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего В., совершенное 07.10.2013 в г. Норильске, по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 4 года.

Судом первой инстанции при назначении К. наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, учтено совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Судом апелляционной инстанции из приговора исключено указание на наличие в действиях осужденного обстоятельства, отягчающего наказания - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наказание с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ снижено до 3 лет лишения свободы, так как признание указанного отягчающего обстоятельства противоречит положениям ст. 10 УК РФ, поскольку в данном случае судом применены положения закона, не действовавшего на момент совершения К. преступления, кроме того, вопреки требованиям ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, признание указанного обстоятельства судом не мотивировано. 

Также в 2015 году имели место факты исключения апелляционной инстанцией по представлениям отягчающего обстоятельства в случае немотивированности его учета в качестве такового.

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 22.12.2015 изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 20.10.2015 в отношении Ц., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде 3 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.  

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, Ц. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, совершенном при следующих обстоятельствах. 26.02.2015, примерно в 11 часов 45 минут, Ц. незаконно хранил наркотическое средство героин в крупном размере, для личного употребления без цели сбыта, находясь возле дома №21 по пр. Машиностроителей в автомобиле ВАЗ 2107, где был задержан сотрудниками УФСКН России по Красноярскому краю, а наркотическое средство обнаружено и изъято в ходе досмотра.   

Судом при назначении наказания учтены обстоятельства, отягчающие наказание – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств и рецидив преступлений.

Вместе с тем, суд первой инстанции, в нарушение ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, признание в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств, в приговоре не мотивировал. В связи с чем, судебной коллегией указанное отягчающее обстоятельство из приговора исключено, наказание снижено до 3 лет 7 месяцев лишения свободы. 

Однако, несмотря на исключение указанного отягчающего наказание обстоятельства, некоторыми составами судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда в случае немотивированности признания судами первой инстанции обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотренного ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, в апелляционных определениях (постановлениях) самостоятельно мотивировались выводы суда о необходимости их признания. 

Красноярским краевым судом в апелляционном порядке по представлениям прокурора также принимались решения об исключении отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, при отсутствии доказательств нахождения осужденных в момент совершения преступлений в состоянии опьянения, сведений об оказании влияния состояния опьянения на совершение преступлений, а также при совершении преступлений лицами, не находящимися в состоянии опьянения.

Так, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 21.05.2015 изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 05.03.2015 в отношении Д., осужденной по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, Д. признана виновной в незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта в значительном размере, при следующих обстоятельствах. В период с 21.11.2014 по 22.11.2014 в вечернее время Д. для личного употребления незаконно приобрела наркотическое средство в значительном размере, которое незаконно хранила при себе. Часть наркотического средства последняя и второе лицо употребили в 12 часу 26.11.2014 в автомобиле «HONDA CAPA», после чего, они были задержаны сотрудниками ДПС ГИБДД МУ МВД России «Красноярское».  

Судом первой инстанции в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ при назначении наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, учтено совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств.

В связи с тем, что Д. при совершении преступления не находилась в состоянии наркотического опьянения, апелляционной инстанцией исключено обстоятельство, отягчающее наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств, назначенное наказание снижено до 11 месяцев лишения свободы.

Кроме того, апелляционным определением от 10.12.2015 изменен приговор Дивногорского городского суда от 28.12.2015 в отношении З., осужденного за два преступления, предусмотренных ч. 2 ст. 134 УК РФ к 3 годам лишения свободы (за каждое), два преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 135 УК РФ к 1 году лишения свободы (за каждое), на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 

З., достигший восемнадцатилетнего возраста, осужден за совершение дважды развратных действий без применения насилия в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, а также за совершение дважды мужеложства с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Преступления совершены 04.04.2014 и 09.05.2014 в г. Дивногорске.

В силу ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. В соответствии со ст. 73 УПК РФ доказыванию подлежат, в том числе, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. По смыслу закона, обвиняемый вправе защищаться от предъявленного ему обвинения.

Суд, признавая обстоятельством, отягчающим наказание, предусмотренным ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, в нарушение вышеуказанных положений закона, не сослался на доказательства, которыми подтверждается данное обстоятельство, а также нарушил право З. на защиту, выйдя за пределы предъявленного обвинения и не предоставив возможности надлежащим образом защищаться от обвинения, поскольку в обвинительном заключении как при описании преступных деяний, так и при изложении отягчающих наказание обстоятельств, ссылка на совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, отсутствует. 

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного следствия вопрос о совершении З. преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не выяснялся и не обсуждался. Впервые о данном обстоятельстве заявил сам З. при допросе в суде, однако его показания суд первой инстанции признал способом защиты. Вывод суда о том, что состояние опьянения обусловило совершение преступлений, также материалам уголовного дела не соответствует, поскольку, как следует из показаний потерпевшего и переписки в социальной сети, встречи с целью сексуальных контактов заранее оговаривались, и не были случайными, совершенными под воздействием и по причине алкогольного опьянения.

В связи с изложенным, судебной коллегией из приговора исключено отягчающее наказание обстоятельство - совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, применены положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, назначенное наказание по 2 преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 134 УК РФ снижено до 2 лет 9 месяцев лишения свободы (за каждое), по двум преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 135 УК РФ назначено наказание в виде 1 года ограничения свободы (за каждое), по ч. 3 ст. 69 УК РФ - 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Возникали вопросы о возможности признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, при неуказании его в обвинительном заключении.

Так, апелляционным постановлением от 24.03.2015 изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 01.12.2014 в отношении П., осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, П. осужден за тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба С. в сумме 21000 рублей, при следующих обстоятельствах. 23.03.2014 в дневное время, П., находясь в гостях у своего знакомого С., увидел ноутбук и сотовый телефон, принадлежащие последнему. После чего, в ходе распития спиртных напитков у П. внезапно возник умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества. Реализуя свои намерения, 23.03.2014, около 15 часов, П., находясь в состоянии алкогольного опьянения, воспользовавшись тем, что С. уснул и за его действиями не наблюдает, тайно похитил, принадлежащие С. ноутбук «Acer» стоимостью 17000 рублей и сотовый телефон «Nokia C7» стоимостью 4000 рублей. С похищенным имуществом П. с места преступления скрылся, похищенным распорядился по своему усмотрению. 

Аналогичные обстоятельства совершения преступления содержались и в обвинительном заключении.

Судом в качестве обстоятельства, отягчающего П. наказание, признано совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оснований для признания указанного обстоятельства в качестве отягчающего не имелось, поскольку уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, что исключает возможность исследования фактических обстоятельств дела, при этом, данное отягчающее обстоятельство органом предварительного расследования не установлено и в обвинительном заключении не указано. В связи с чем,  указанное обстоятельство из приговора исключено, назначенное наказание снижено.

Судом апелляционной инстанции по представлениям прокуроров принимались также и решения о признании в качестве обстоятельства отягчающего наказание - совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Так, апелляционным определением от 23.06.2015 изменен приговор Свердловского районного суда г. Красноярска от 05.02.2015 в отношении И., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года. 

И. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенного при следующих обстоятельствах. 08.06.2014 И., приехав к дому  В., расположенному на участке №5 садового общества «Сады Турбазы» в Свердловском районе г. Красноярска, примерно в 18 часов, перелез через забор в ограду дома, где разбил стекло окна в доме, через отверстие которого, открыл входную дверь и вошел в дом. Находясь в доме, И. подошел к спящему на диване В. и умышленно нанес последнему удары руками по телу сзади, причинив ему тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека - повреждение в виде закрытой тупой травмы грудной клетки с повреждением левого легкого, с развитием пневмоторакса слева.

Суд первой инстанции пришел к неверному выводу о том, что отсутствуют основания для признания в качестве отягчающего обстоятельства И. – состояния опьянения, вызванного употреблением алкоголя, сославшись на отсутствие подтверждения на указанное обстоятельство в материалах уголовного дела и акта медицинского освидетельствования.

Вместе с тем, данное обстоятельство, отягчающее наказание И., указано в обвинительном заключении, доказательства нахождения осужденного в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, представлены стороной обвинения и исследованы судом. По указанному обстоятельству в судебном заседании потерпевший В. показал, что от И. он почувствовал запах алкоголя. Согласно показаниям свидетелей, И. находился в состоянии алкогольного опьянения. Сам И. в судебном заседании показал, что накануне он был на свадьбе и 08.06.2014 находился в состоянии похмелья, выпил пива. 

Отсутствие акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения не является основанием не доверять приведенным доказательствам о состоянии И. в момент совершения преступления.

При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что с учетом степени общественной опасности преступления, установленных обстоятельств его совершения, данных о личности И., состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, следовало признать отягчающим наказание обстоятельством, поскольку, с учетом изложенных данных, состояние И. привело к совершению им преступления. В связи с чем, данное обстоятельство признано отягчающим, при этом, оснований для усиления наказания, не найдено, наказание признано справедливым.

Кроме того, апелляционным определением от 29.09.2015 изменен приговор Рыбинского районного суда от 03.08.2015 в отношении Ш., осужденного по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ  к  2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ш. осужден за совершение грабежа, совершенного с применением насилия, не опасного для здоровья, при следующих обстоятельствах. 20.02.2015, около 10 часов, Ш., находясь в состоянии алкогольного опьянения, по месту жительства в с. Новая Солянка Рыбинского района, достоверно зная, что у К. имеются деньги, подошел к ней и, понимая, что за его действиями наблюдают посторонние лица – Б., М. и К., из правого кармана халата К. начал доставать деньги. Последняя, пытаясь препятствовать противоправным действиям Ш., схватила его за руку. Ш., применяя физическое насилие, не опасное для здоровья, убрал руки К. в сторону, тем самым, причинив ей физическую боль, открыто похитил из кармана халата К. деньги в сумме 4500 рублей. С похищенными деньгами Ш. с места преступления скрылся, причинив потерпевшей материальный ущерб в сумме 4500 рублей.

Судом без достаточных на то оснований не учтено в качестве отягчающего наказания обстоятельства  - состояние опьянения Ш. в момент совершения преступления. Согласно материалам дела, оглашенных показаний Ш., потерпевшей и допроса свидетелей, преступление совершено осужденным в состоянии опьянения, непосредственно после распития спиртных напитков.

Согласно обвинению, а также установленных судом обстоятельств совершения преступления, которые Ш. не оспаривал, преступление им совершено в состоянии алкогольного опьянения. В судебном заседании исследовался протокол допроса Ш. на предварительном следствии, из которого видно, что состояние алкогольного опьянения, в том числе, явилось причиной требования денег осужденным у потерпевшей, в связи с желанием приобрести спиртное, в дальнейшем похищенные деньги тратились им на приобретение спиртных напитков.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции  пришел к выводу о том, что нахождение Ш. в состоянии алкогольного опьянения способствовало совершению им преступления, в связи с чем, признал его отягчающим наказание обстоятельством, усилив наказание до 2 лет 8 месяцев лишения свободы.

Апелляционным постановлением от 03.12.2015 изменен приговор Зеленогорского городского суда Красноярского края от 05.10.2015 в отношении С., осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ  к штрафу в размере 5000 рублей.

С. в особом порядке судебного разбирательства осужден за совершение 13.08.2015 в г. Зеленогорске кражи имущества Ж. на общую сумму 2727 рублей 50 копеек, с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Вывод суда об отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, является немотивированным и противоречит установленным по делу фактическим обстоятельствам. Так, из предъявленного обвинения, с которым С. согласился в полном объеме и судом оно признано доказанным, следует, что С. совершил кражу имущества, находясь в состоянии алкогольного опьянения. В обвинительном заключении в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, указано совершение С. преступления в состоянии алкогольного опьянения. В судебных прениях государственный обвинитель указывал на наличие данного отягчающего наказание обстоятельства. Суд, при описании совершенного С. деяния, в приговоре указал о нахождении осужденного в состоянии алкогольного опьянения, однако данное обстоятельство не признал отягчающим, при этом, вопреки требованиям закона, свое решение не мотивировал.

При таких данных, судом апелляционной инстанции в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ в качестве отягчающего обстоятельства признано совершение С. преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наказание в виде штрафа усилено до 6000 рублей.

Вместе с тем, судом апелляционной инстанции принимались решения об отклонении представлений, в которых ставился вопрос о необходимости признания в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, совершения преступлений в состоянии опьянения.

Так, апелляционным определением от 05.05.2015 отклонено представление заместителя прокурора района на приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 25.02.2015 в отношении Ч., осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.  

Ч. осужден за совершение кражи денежных средств потерпевшего М. в крупном размере, при следующих обстоятельствах. 11.11.2014 в 01 час Ч., находясь в квартире у М. с другими лицами, распивал спиртное. Заметив, что в сумке М. находятся деньги, и, воспользовавшись тем, что за его действиями никто не наблюдает, 11.11.2014, примерно в 04 часа Ч. похитил денежные средства М. в размере 315000 рублей, с похищенным скрылся, причинив потерпевшему ущерб в крупном размере.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оснований для признания обстоятельством, отягчающим наказание Ч., совершение им преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не имеется, несмотря на то, что на данное обстоятельство, как на отягчающее наказание Ч., имеется ссылка в обвинительном заключении.

Согласно протоколу судебного заседания от 25.02.2015, государственный обвинитель в судебных прениях не просил признать отягчающим наказание Ч. обстоятельством совершение им кражи в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. При ознакомлении с протоколом судебного заседания – 27.02.2015 государственным обвинителем замечаний на него не принесено.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, признание вышеуказанного обстоятельства именно отягчающим является правом суда. Суд первой инстанции не счел необходимым признать вышеуказанное обстоятельство отягчающим наказание Ч., что, по мнению суда апелляционной инстанции, вопреки доводам представления, не привело к назначению чрезмерно мягкого наказания.   

Судом апелляционной инстанции также отклонялись представления, в которых ставился вопрос о немотивированности признания обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ч. 1.1 ст. 63 УК РФ.

Так, апелляционным определением от 16.07.2015 отклонено представление государственного обвинителя на приговор Советского районного суда г. Красноярска от 12.05.2015 в отношении А., осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде трех лет лишения свободы, на основании п. «в» ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ окончательно назначено четыре года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговором А. признан виновным в грабеже, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья в Советском районе г. Красноярска 29.04.2014.

В представлении ставился вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение, по следующим основаниям. В приговоре судом указано, что А. на учете в психоневрологическом диспансере не состоит, однако обращался к психиатрам с 1986 по 1996 год. В соответствии с ч. 1 ст. 300 УПК РФ, в случаях, предусмотренных п. 16 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, суд обсуждает вопрос о вменяемости подсудимого, если данный вопрос возникал в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства. Вопреки требованиям данного закона судом в приговоре не решен вопрос о вменяемости подсудимого. Кроме того, судом при назначении наказания А. в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признано совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, без мотивировки принятого решения.

Коллегией в определении указано следующее. Согласно ч. 1.1 ст. 63 УК РФ суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. То, что суд не мотивировал принятого решения в этой части, не является основанием для отмены приговора. С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, его фактических обстоятельств, данных о личности А., суд обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для назначения ему наказания в виде лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима без назначения дополнительного наказания, предусмотренного санкцией статьи.

Красноярским краевым судом принимались решения об отклонении представлений, в которых ставился вопрос о признании обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, в связи с тем, что суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что состояние опьянения не явилось поводом и мотивом к совершению преступления.

Так, апелляционным определением от 22.09.2015 в анализируемой части отклонено представление государственного обвинителя на приговор Минусинского городского суда от 16.07.2015 в отношении М. и Е. по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ к наказанию в виде 1 года лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 8 месяцев (каждому).

Согласно приговору, постановленному в порядке главы 40 УПК РФ, М. и Е. признаны виновными в вымогательстве, то есть требовании передачи чужого имущества, под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, совершенном при следующих обстоятельствах. В период с 03 часов до 04 часов 20 минут, О., Е. и М., находясь в состоянии алкогольного опьянения, передвигаясь на автомобиле ВАЗ 21074 под управлением Е., принадлежащем Л., а также согласно страхового полиса, разрешающего право управления указанным автомобилем О., были остановлены сотрудниками ГИБДД МО МВД Российской Федерации «Минусинский», где в отношении Е. составлен административный материал по факту управления указанным автомобилем в нетрезвом состоянии. После чего, М. и Е. высказали О. требование о передаче им денежных средств в сумме 1500 рублей, мотивируя тем, что в результате действий О., Е. привлечен к административной ответственности, а также пояснив, что М. нужны денежные средства в сумме 1500 рублей, при этом, высказали в адрес О. угрозу применения насилия в случае неисполнения их требований. О. реально воспринял угрозу применения насилия, так как М. и Е. были агрессивно настроены и физически сильнее О., в связи с чем, последний пообещал выполнить незаконное требование М. и Е.   

В представлении ставился вопрос об изменении приговора, указании даты совершения преступления, поскольку в нарушение требований уголовно-процессуального закона, суд не указал дату совершения преступления, содержащуюся в обвинительном заключении; об учете М. и Е. в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, поскольку согласно фактическим обстоятельствам, состояние опьянения послужило способствующим фактором к его совершению, также последние согласились с предъявленным им обвинением, в том числе, с вменением органами следствия указанного отягчающего наказание обстоятельства; исключении указания о применении ч. 1 ст. 62 УК РФ и назначении более строгого наказания.

Суд апелляционной инстанции указал, что, вопреки доводам представления, суд первой инстанции обоснованно не признал обстоятельством, отягчающим каждого осужденного наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

Так, по смыслу ч. 4 ст. 7 УПК РФ и ч. 1.1 ст. 63 УК РФ выводы суда о признании совершения преступления в состоянии опьянения в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, должны быть основаны на обстоятельствах, свидетельствующих о связи состояния опьянения с совершением преступления. Однако в материалах дела не содержится данных об этом, мотивом преступления явилась корысть. Между тем, фактическое нахождение виновных в момент совершения преступления в состоянии опьянения и констатация этого при описании преступного деяния само по себе не является основанием для признания данного обстоятельства отягчающим наказание.

За истекший период 2016 года судебная практика по указанному вопросу существенно не изменилась. В основном, принимались решения об исключении отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, в случае их немотивированности, кроме того, некоторыми составами судебной коллегии самостоятельно мотивировалось признание указанных обстоятельств. Помимо этого, принимались решения об исключении отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, по иным основаниям.

Так, апелляционным определением от 18.02.2016 по представлению государственного обвинителя изменен приговор Партизанского районного суда от 30.10.2015 в отношении К., осужденного по п. «а» ч. 3 ст. 158 (3 преступления), ч. 1 ст. 105, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к наказанию в виде 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и М., осужденного по ст. 316, п. «а» ч. 3 ст. 158, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.  

 К. осужден за кражу, совершенную 02.01.2009 с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему И. на сумму 20 000 рублей; кражу, совершенную с незаконным в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему Ш. на сумму 8430 рублей; убийство Г., то есть умышленное причинение смерти, совершенное 14.03.2014. М. осужден за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления 14.03.2014. К. и М. осуждены за кражу, совершенную 14.03.2014 с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему Г. на сумму 5354 рубля; также за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему Г. на сумму 30000 рублей, а также за умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба Г., совершенное 15.03.2014 путем поджога.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности преступлений, данных о личности осужденных, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. При этом, в отношении К. по фактам совершения преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 2 ст. 167, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в отношении Г.), а также в отношении М. по фактам совершения преступлений, предусмотренных ст. 316, ч. 2 ст. 167, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, суд необоснованно учел в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение указанных преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя; а по ч. 2 ст. 167 УК РФ в отношении М. также – совершение преступления с целью скрыть другое преступление, поскольку данные обстоятельства не учитывались судом при постановлении приговора от 16.10.2014, отмененного по другим основаниям. Кроме того, ранее отмененным приговором в качестве обстоятельства, смягчающего наказание М., учитывались явки с повинной, что также не учтено судом при постановлении нового приговора.

Кроме того, судом первой инстанции неверно указана редакция уголовного закона, по которой квалифицированы действия осужденного К. по факту кражи имущества И.

В связи с вышеизложенным, судебной коллегией из приговора исключено указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание К. и М., совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, о признании обстоятельством, отягчающим наказание М., совершение преступления с целью скрыть другое преступление. В качестве смягчающего наказание М. обстоятельства учтены явки с повинной. Действия К. по факту кражи имущества И. переквалифицированы на п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона Российской Федерации от 07.03.2011 №26-ФЗ. Назначенное К. и М. наказание снижено.

Кроме того, апелляционным определением судебной коллегии от 26.01.2016 по представлению прокурора района изменен приговор Шарыповского городского суда от 20.11.2015 в отношении Г., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ – условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, Г. осужден за незаконные приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере и за незаконные приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, совершенные 13.08.2015 и 05.09.2015 в г. Шарыпово Красноярского края.

Согласно приговору, Г. часть незаконно приобретаемых наркотических средств употреблял, а оставшуюся часть наркотических средств незаконно хранил без цели сбыта до задержания 13.08.2015 и 05.09.2015.

Судом первой инстанции при назначении наказания Г. учтено обстоятельство, отягчающее наказание - совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств. 

Вместе с тем, обстоятельства совершения преступлений, приведенные судом в приговоре, не содержат указания на состояние опьянения Г. Суд также не привел каких-либо мотивов, по которым признал факт опьянения осужденного в момент совершения преступлений обстоятельством, отягчающим наказание, в материалах дела данных об этом также не содержится. Кроме того, Г. осужден за приобретение без цели сбыта наркотических средств, потребителем которых, как указано в приговоре, он является сам. 

В связи с изложенным, судебной коллегией из приговора исключено указание об учете в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств, назначенное наказание снижено по ч. 1 ст. 228 УК РФ до 5 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 69 УК РФ – до 3 лет 1 месяца лишения свободы. Суд апелляционной инстанции оснований для применения ст. 64 УК РФ к ч. 2 ст. 228 УК РФ и снижения наказания не нашел.

В 2016 году по данному основанию краевым судом пересматривались приговоры и по жалобам сторон.

Так, апелляционным определением от 04.02.2016 изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 04.09.2015 в отношении Т., осужденной по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Согласно приговору, Т-ва осуждена за умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное при следующих обстоятельствах. 25.01.2015 в период с 02 часов 30 минут до 03 часов 15 минут между находящимися в состоянии алкогольного опьянения Т-ой и З., состоявшими в фактических брачных отношениях, в комнате №50 дома №7 по ул. Панфиловцев г. Красноярска, в связи с оскорбительными высказываниями последнего в адрес Т-ой произошла ссора, в ходе которой оба оскорбляли друг друга и причинили друг другу побои. В процессе конфликта у Т-ой на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к З. возник умысел, направленный на его убийство. С этой целью, Т-ва взяла с кухонного стола нож и нанесла им З. удар в область грудной клетки слева, причинив ему тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекший его смерть.   

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции, верно установив обстоятельство совершения преступления Т-ой в состоянии алкогольного опьянения, необоснованно признал его в качестве отягчающего наказание. Из данных, характеризующих личность виновной, установлено, что Т-ва на учете у нарколога не состояла, не замечена в употреблении спиртного, характеризуется с положительной стороны, добросовестная, дружелюбная, спокойная и неконфликтная.

В материалах дела, в том числе, в заключении экспертов, проводивших психиатрическую экспертизу, не имеется данных о том, что нахождение Т-ой в состоянии опьянения существенно изменило течение ее эмоциональных реакций, снизило способность к контролю и прогнозу поведения, вызвало проявление агрессии. Кроме того, судом первой инстанции верно установлено, что поводом к совершению преступления послужило аморальное и противоправное поведение потерпевшего, применившего насилие к осужденной и продолжавшего оскорблять ее в присутствии Р., которое обоснованно признано судом обстоятельством, смягчающим наказание.

В связи с чем, судебной коллегией из приговора исключено указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, назначенное наказание снижено до 7 лет лишения свободы.

Таким образом, складывающаяся судебная практика свидетельствует о том, что при решении вопроса о признании либо непризнании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения следует учитывать следующие факторы. Преступления должны быть совершены после вступления в силу требований ч. 1.1 ст. 63 УК РФ –01.11.2013, необходимо учитывать обстоятельства совершения преступлений, устанавливать явилось ли нахождение лица в состоянии опьянения поводом и мотивом к совершению преступлений, нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения должно быть установлено доказательствами по делу (показаниями подсудимого, потерпевших, свидетелей, протоколами медицинского освидетельствования на состояние опьянения, другими доказательствами). Кроме того, в случае признания судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступлений в состоянии опьянения, суд первой инстанции должен привести мотивы принятого решения.

Согласно п. 31 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 22.12.2015 №58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в соответствии с частью 1.1 статьи 63 УК РФ само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание. При разрешении вопроса о возможности признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством суду надлежит принимать во внимание характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а также личность виновного. Судам следует иметь в виду, что при совершении преступлений, предусмотренных частями 2, 4, 6 статьи 264 и статьей 264.1 УК РФ, состояние опьянения устанавливается в соответствии с примечанием 2 к статье 264 УК РФ. В остальных случаях состояние лица может быть подтверждено как медицинскими документами, так и показаниями подсудимого, потерпевшего или иными доказательствами.

Анализ апелляционной практики свидетельствует о том, что на местах пока нет единообразного толкования и применения требований ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, вступивших в силу с 01.11.2013, и до сих пор судами и государственными обвинителями допускаются ошибки при их применении, а также не по всем вопросам выработана стабильная практика краевого суда.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

Дополнительное смягчающее обстоятельство

повлекло снижение наказания

 

Апелляционной инстанцией изменен приговор Зеленогорского городского суда от 13.01.2016 в отношении Ш., который осужден по                                         ч. 3 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания  в исправительной колонии общего режима за имевшее место 06.10.2015 в г. Зеленогорске  мошенничество, то есть хищение имущества Б. путем обмана,  совершенное в  крупном размере.  

Основанием изменения приговора послужило признание судом апелляционной инстанции дополнительного смягчающего наказание обстоятельства и, как следствие, снижение наказания.

Так, после  постановления приговора  судом первой инстанции отцом осужденного  Ш. 26.02.2016  в адрес потерпевшей  Б. направлен почтовый  перевод на сумму 50 000 рублей в счет возмещения  ущерба от преступных действий  сына.

Данные сведения судебная коллегия дополнительно учла в качестве  смягчающего наказание Ш. обстоятельства, которое свидетельствует о  добровольном частичном возмещении  имущественного вреда, причиненного в результате преступления.  В связи с чем,    назначенное наказание снижено на 1 месяц.

 

Нарушения уголовно-процессуального

закона повлекли отмену приговора

Апелляционным определением отменён приговор Казачинского районного суда от 24.12.2015, которым С. и П. осуждены по ч. 4 ст. 159.2, ч. 1 ст. 327 УК РФ, С. – по ч. 4 ст. 159.2 УК РФ, уголовное дело направлено на новое рассмотрение.

Основанием отмены приговора послужило существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Так, суд первой инстанции, без устранения существенных противоречий в показаниях свидетеля Р. и обвиняемого П., признал установленным, что документы, содержащие недостоверные сведения, представлены в Министерство сельского хозяйства и продовольственной политики Красноярского края С., который, согласно материалам уголовного дела, находился в тот период на работе вахтовым методом.

Краевой суд указал, что устранение возникших противоречий было возможно путём истребования документальных сведений из Министерства и оценки документов, подтверждающих время нахождения С. за пределами Российской Федерации.

Фактически Казачинский районный суд в приговоре привёл и проанализировал лишь доказательства стороны обвинения, оставив без должного внимания доводы стороны защиты о вынужденности действий осуждённых по получению денежных средств, на которые они имели право, об отсутствии признака безвозмездности и корыстной цели, намерении использовать денежные средства только для улучшения жилищных условий.

Суд апелляционной инстанции указал, что при описании роли П. в совершении группового преступления по хищению денежных средств в форме субсидий, Казачинский районный суд высказал мнение о том, что он лишь за вознаграждение оказал содействие С-вым в получении наличных денежных средств, что порождает сомнения в квалификации действий П. как соучастника группового преступления.

Также подсудимым не была предоставлена возможность выступления в судебных прениях, не выяснялось мнение каждого из осуждённых по данному вопросу, отказ от участия в прениях в протоколе судебного заседания не зафиксирован, что является нарушением права подсудимых на защиту.

Суд первой инстанции, обсуждая вопрос о доказанности вины обвиняемых, неоднократно сослался на одни и те же доказательства без должного их анализа как в отдельности, так и в совокупности, что породило громоздкость приговора и свидетельствует о создании видимости его мотивированности.

Кроме того, в нарушение требований ст. 308 УПК РФ, наказание С. и П. назначено по ч. 1 ст. 237 УК РФ, в то время как виновными они признаны по   ч. 1 ст. 327 УК РФ, что повлекло отмену приговора.

Кроме того, в резолютивной части приговора отсутствовало решение, принятое судом по гражданскому иску.

*   *   *

Приговором Курагинского районного суда от 02.09.2015 Г. осуждён по ч.1 ст. 105, ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции отменил приговор и постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, поскольку при рассмотрении уголовного дела допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые не могут быть восполнены в суде апелляционной инстанции.

Как видно из материалов уголовного дела, суд первой инстанции при наличии ходатайства Г. и защиты постановлением от 18.03.2015 назначил на 30.03.2015 проведение по делу предварительного слушания.

До начала проведения предварительного слушания Г. направлены в суд ходатайства об исключении ряда доказательств, проведении экспертиз, заявления о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК РФ.

Несмотря на это, суд первой инстанции 30.03.2015 предварительное слушание по уголовному делу не провёл, в этот день разрешен лишь вопрос о продлении Г. срока содержания под стражей.

Тем самым было нарушено конституционное право Г. на защиту любыми незапрещенными законом способами на всех стадиях уголовного судопроизводства. Проведение предварительного слушания, в данном случае, являлось одним из способов реализации такого права.

При рассмотрении уголовного дела также допущено нарушение прав потерпевшей П., которой в подготовительной части судебного заседания права, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, не разъяснялись и в последующем при проведении судебного следствия по уголовному делу по большинству вопросов, в том числе касающихся исследования доказательств, мнение потерпевшей П. не выяснялось.

Судебное следствие по уголовному делу проведено с нарушением требований УПК РФ.

Протокол судебного заседания не содержит мотивированных постановлений, принятых судом первой инстанции по разрешаемым в ходе судебного разбирательства вопросам, в том числе о вызове свидетелей, об оглашении их показаний на основании ст.281 УПК РФ.

Суд лишь ограничивался констатацией фактов о том, что такие ходатайства оставлены без удовлетворения либо отклонены, без изложения мотивированных суждений об этом, как того требует ч.4 ст.7 УПК РФ.

Те процессуальные решения, которые приняты судом в совещательной комнате, не соответствуют процессуальной форме, поскольку при единоличном рассмотрении уголовного дела судом, подлежат вынесению постановления, а суд первой инстанции по всем вопросам постановил определения.

Допущены судом существенные нарушения и при допросе всех свидетелей.

Всем допрошенным в ходе судебного следствия свидетелям права, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, не разъяснены, до начала их допроса не выяснялось отношение к подсудимому Г. и потерпевшей П., а в зависимости от этого не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ о том, что свидетели вправе не свидетельствовать против себя и своих близких родственников.

Данные о личности многих свидетелей по делу достоверно не установлены, суд ограничился лишь выяснением фамилии, имени и отчества свидетелей, без установления иных данных - даты рождения, места проживания либо проживания в отношении пяти свидетелей.

При допросе малолетней К. права педагогу  не разъяснялись. После того, как суд в отсутствие Г. произвёл допрос К. 2010 года рождения, и Г. возвращён в зал судебного заседания, краткое содержание показаний К. до него не доводилось, не была предоставлена возможность задавать вопросы свидетелю.

Ходатайства участников процесса об оглашении показаний ряда свидетелей в порядке ст. 281 УПК РФ фактически не разрешались, в протоколе судебного заседания имеется лишь указание о том, что такие показания оглашены.

При допросе свидетеля У. в режиме видеоконферец­связи, из протокола судебного заседания не представляется возможным установить, с каким судом была установлена связь, кто отбирал у свидетеля У. подписку об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ. Представленная в суд расписка также данных сведений не содержит.

Судом нарушен и порядок допроса экспертов, которым в судебном заседании не разъяснялись права, предусмотренные ст. 57 УПК РФ.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, судом первой инстанции не соблюдён порядок, установленный ст. 292 УПК РФ, в соответствии с которой первым в прениях во всех случаях выступает государственный обвинитель,  а последними - подсудимый и его защитник. В нарушение этого требования прения подсудимого состоялись после выступления его защитника, позиция которого должна быть обусловлена позицией подзащитного.

Указанные нарушения, допущенные судом первой инстанции, при исследовании в ходе судебного следствия доказательств, положенных в основу приговора, наряду с непроведением по уголовному делу предварительного слушания, нарушением порядка в судебных прениях, повлекли отмену незаконного приговора.

В указанной связи, не могут быть признаны законными и обоснованными решения суда первой инстанции о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, поскольку сам по себе протокол противоречит итоговому решению по делу - приговору от  02.09.2015.

В частности из протокола судебного заседания следует, что при установлении данных о личности Г. выяснены лишь его фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, место фактического проживания, а приговор содержит развернутые сведения о семейном положении, месте работы, наличии судимостей, что противоречит протоколу. При этом, судом в подготовительной части судебного заседания не выяснялось, когда подсудимым была получена копия обвинительного заключения, которое Г.  просил признать порочным и на этом основании возвратить уголовное дело прокурору.

Как видно из материалов дела, заявление об ознакомлении с протоколом судебного заседания потерпевшей П. было подано уже с пропуском установленного срока, а судом первой инстанции это обстоятельство оставлено без внимания, замечания приняты к производству, чем также нарушены права осужденного.

При таких существенных нарушениях оформления протокола судебного заседания и рассмотрения замечаний на него, постановления об отклонении замечаний на такой протокол  отменены.

*    *    *

Апелляционным определением отменен приговор Норильского городского суда от 08.12.2015 в отношении Л., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Уголовное дело возвращено прокурору г. Норильска для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Л. признан виновным в совершении 29.07.2013 в г. Норильске умышленного убийства М.

Основанием отмены приговора послужили существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Согласно материалам уголовного дела, данное дело возбуждено 29.07.2013 по ч. 1 ст. 109 УК РФ в отношении Л. по факту смерти М. По подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, 30.07.2013 задержан Л.

Постановлением следователя от 31.07.2013 уголовное преследование в отношении Л. постановлено продолжить по ч. 1 ст. 105 УК РФ, так как у следователя имелись основания полагать, что в действиях Л. признаки состава преступления, предусмотренного именно ч. 1 ст. 105 УК РФ, а не ч. 1 ст. 109 УК РФ. 31.07.2013 Л. предъявлено обвинение в совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Постановлением следователя от 10.09.2013 уголовное преследование в отношении Л. в части предъявленного ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава указанного преступления. Уголовное преследование в отношении Л. продолжено по ч. 1 ст. 109 УК РФ. 10.09.2013 Л. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ.

07.02.2014 Норильским городским судом в отношении Л. постановлен обвинительный приговор по ч. 1 ст. 109 УК РФ, который апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 03.06.2014 по представлению заместителя прокурора края отменен с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд. 10.10.2014 постановлением Норильского городского суда уголовное дело по обвинению Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, возвращено прокурору на основании ст. 237 УПК РФ, поскольку вменяемое ему обвинение по ч. 1 ст. 109 УК РФ признано необоснованным и имеются основания для квалификации его действий как более тяжкого преступления.

Постановлением следователя от 24.02.2015 возобновлено предварительное следствие в отношении Л. по ч. 1 ст. 109 УК РФ по факту причинения смерти М. по неосторожности.   

18.05.2015 Л. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Каких-либо данных о том, что постановление следователя от 10.09.2013 о прекращении уголовного преследования в отношении Л. в части предъявленного ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, отменялось, изменялось или признавалось незаконным, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах имеющееся в деле постановление следователя от 18.05.2015 о предъявлении Л. обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, не может быть признано законным. Несмотря на наличие неотмененного постановления следователя от 10.09.2013 о прекращении уголовного преследования в отношении Л. в части предъявленного ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, Л. 18.05.2015 предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, по тому же факту, составлено обвинительное заключение и уголовное дело направлено в суд.

По смыслу уголовно-процессуального закона, дальнейшее производство по уголовному делу при наличии неотмененного постановления следователя о прекращении уголовного преследования в отношении того же лица, по тому же обвинению признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку участник процесса был лишен гарантированных законом прав на производство по делу в рамках процедуры уголовного судопроизводства.

Вышеуказанное неотмененное постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Л. противоречит обвинительному заключению, свидетельствует о наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.  

Между тем, суд первой инстанции не дал оценки данным обстоятельствам, а вынес обвинительный приговор, что является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим безусловную отмену приговора.

Допущенные органом предварительного расследования нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства и исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного обвинительного заключения.

 

Нарушение уголовного закона

при квалификации действий осужденного

повлекло изменение приговора

 

Апелляционной инстанцией изменен приговор Лесосибирского городского суда от 14.12.2015, которым В. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст. 228.1, ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст. 228.1, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст. 228.1, ч.2 ст.69 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Этим же приговором осужден Е. за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств к 10 годам лишения свободы.

Основанием пересмотра приговора послужило нарушение уголовного закона при квалификации действий осужденного.

Так, в ходе предварительного следствия установлено, что 23.06.2015 около 13 часов Е. в целях приобретения наркотика для последующего незаконного сбыта перевел В. денежную сумму через платежную систему «Visa QIWI Wallet» на номер телефона, одновременно являющегося номером счета В., который, действуя согласно указаниям Е., сделал заказ в интернет-магазине, использующем логин «Legal RC. Biz», оплатив стоимость заказа электронным платежом на указанный номер «Киви-кошелька».

Когда В. пришло СМС-сообщение от неустановленного лица данного интернет-магазина о месте нахождения закладки с наркотическим средством в г.Красноярске, он направил Е. путем электронной переписки в социальной компьютерной сети «Вконтакте» адрес закладки для извлечения наркотического средства из тайника с целью дальнейшего его сбыта. Е., находясь в г. Красноярске и получив 23.06.2015 примерно в 16 часов 30 минут адрес закладки с  наркотическим средством (курительной смесью) от В., проехал в этот же день по указанному адресу в район дома, в одном из подъездов которого на доводчике железной двери извлек закладку с наркотиком, после чего доставил его по месту своего проживания. Находясь в квартире, Е. внес в наркотик молотую черемуху, спирт, глицерин, увеличив массу курительной смеси и, получив таким образом вещество, являющееся наркотическим средством, массой 23,24 грамма, что является крупным размером. Затем 23.06.2015, около 22 часов, в доме 27  по ул. Светлогорская     г. Красноярска Е. бесконтактным способом через закладку, находящуюся за отопительной батареей в подъезде данного дома, передал Б. в целях последующего сбыта указанное наркотическое средство массой 23,24 грамма, что является крупным размером.

Однако, преступление не было доведено до конца по независящим от Е., В. и Б. обстоятельствам, поскольку 24.06.2015, в 03 часа 30 минут, по возвращении из г. Красноярска на междугороднем автобусе, следующем по маршруту № 519 «Красноярск-Енисейск» Б. был задержан сотрудниками Лесосибирского МРО УФСКН России по Красноярскому краю.

Таким образом, Е., В. и Б. не приступили к выполнению объективной стороны сбыта, а лишь создали условия для совершения преступления, что в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ подлежит квалификации как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, т.е. по ч. 1 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, назначенное наказание снижено по совокупности преступлений на 6 месяцев.

 

Несправедливость назначенного наказания

повлекла изменение приговора

 

Апелляционным определением изменен приговор Манского районного суда от 16.12.2015 в отношении Г., осужденного по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Основанием к отмене приговора явилось неправильное применение уголовного закона, несправедливость назначенного наказания.

В соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного преступлением, признается смягчающим наказание обстоятельством.

Из материалов уголовного дела следует, что Г. добровольно возместил имущественный ущерб, причиненный в результате преступления, передав потерпевшему денежные средства в размере 5000 руб., что подтверждается распиской последнего.

Между тем суд первой инстанции при назначении наказания не учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, вследствие чего назначил чрезмерно суровое наказание.

 

Отсутствие апелляционного представления

повлекло невозможность устранения судебной ошибки

 

Приговором Манского районного суда от 24.12.2015  Г. осужден по п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Поскольку в действиях Г. имеется рецидив преступлений, согласно ч. 2 ст. 68 УК РФ, суд не мог назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, в данном случае менее 2 лет 4 месяцев (1/3 от 7 лет). В нарушение требований ч. 2 ст. 68 УК РФ суд назначил Г. по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ – 2 года лишения свободы.

В связи с отсутствием апелляционного представления и невозможностью ухудшения положения осужденного указанная судебная ошибка в суде апелляционной инстанции не устранена. Апелляционным определением приговор в отношении Г. оставлен без изменения.

 

Несоответствие выводов суда

фактическим обстоятельствам дела,

несправедливость назначенного наказания

явились причинами пересмотра приговора

 

Апелляционным определением изменен приговор Шарыповского городского суда от 24.06.2014, в соответствии с которым И. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ, п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Основанием изменения приговора послужило несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также несправедливость приговора.

Так, в описательно-мотивировочной части приговора при определении виновности И. судом первой инстанции указано, что осужденный, нанося с достаточной силой множественные удары руками, металлической ножкой от стула в область жизненно-важных органов потерпевшего – голову и туловище, не мог осознавать, что этим может принести тяжкий вред здоровью  потерпевшего, что в действительности и произошло. Однако, факт нанесения ударов металлической ножкой от стула ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия установлен не был. Данный факт И. в ходе предварительного расследования не инкриминировался и судом в приговоре при описании обстоятельств совершения И. преступления не указан. При таких обстоятельствах судебная коллегия исключила из приговора указание о нанесении И. потерпевшему ударов металлической ножкой от стула.

Кроме того, в ходе судебного следствия исследован протокол проверки показаний И. на месте совершения преступления, в ходе которого он рассказал и показал, как наносил удары потерпевшему по различным частям тела. Данный протокол суд положил в основу обвинительного приговора. Однако то обстоятельство, что Ильичев своими действиями способствовал раскрытию и расследованию преступления судом первой инстанции оставлено без внимания и не учтено в качестве смягчающего наказания обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Судебной коллегией данное обстоятельство признано смягчающим, наказание осужденному снижено.

 

Несправедливость наказания

явилась основанием изменения приговора

 

Апелляционным определением изменен приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 23.12.2015, в соответствии с которым М. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, применены положения ст. 73 УК РФ, наказание в виде 2 лет лишения свободы следует считать условным с испытательным сроком 2 года.

Основанием изменения приговора послужило чрезмерно суровое наказание.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при назначении наказания в виде реального лишения свободы, суд свое решение о невозможности исправления М. без реального отбывания наказания, фактически не мотивировал.

Между тем, по делу установлена совокупность смягчающих наказание обстоятельств, в том числе, предусмотренных п.п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствие отягчающих обстоятельств, на основании чего суд апелляционной инстанции пришел к выводу о возможности исправления М. без реального лишения свободы и назначил ему наказание в виде лишения свободы условно, с применением ст. 73 УК РФ.   

                                                   *     *     *       

Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 13.11.2015, которым М. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По делу разрешен гражданский иск, постановлено взыскать с М. в пользу А. в счет компенсации морального вреда 375 000 рублей.

Судебная коллегия приговор изменила по следующим основаниям.

Судом первой инстанции в достаточной степени не были учтены характер и степень общественной опасности преступления, являющегося тяжким, в результате которого потерпевший стал инвалидом.

М. (как следует из его пояснений, кандидат в мастера спорта по боксу, имеющий первый разряд) признан судом виновным в совершении преступления против жизни и здоровья  при следующих обстоятельствах: будучи в состоянии алкогольного опьянения, вступив в конфликт с потерпевшим, нанес ему несколько ударов руками по лицу и голове. В результате своих действий М. причинил А. открытую черепно-мозговую травму с ушибом головного мозга тяжелой степени, линейным горизонтальным переломом чешуйчатой части левых теменной и височной костей, оскольчатым переломом нижней стенки правой орбиты, острой внутримозговой гематомой в правой лобной доле, острой субдуральной гематомой в правой лобно-височной-теменной области и острой субдуральной гематомой в правой лобно-височной-теменной области и острой эписубдуральной гематомой в левой височной области, субарахноидального кровоизлияния с участками контузионных изменений вещества мозга с наличием гемморагического компонента (2ст.) в полюсно­базальных отделах правых лобной и височной долей, в области базальных структур с обеих сторон (больше справа), латеральной дислокации (смещения) срединных структур головного мозга и раной красной каймы верхней губы слева. Открытая черепно-мозговая травма являлась опасной для жизни, квалифицируется как причинившая тяжкий вред здоровью.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия изменила приговор, усилив назначенное осужденному наказание в виде лишения свободы  до 2 лет 6 месяцев ввиду несоразмерности назначенного наказания характеру и стeпени общественной опасности содеянного, относящегося к тяжким преступлениям.

 

Суд первой инстанции вышел за

рамки предъявленного обвинения,

чем нарушил требования ст. 252 УПК РФ           

 

Судебной коллегией изменен приговор Кировского районного суда г. Красноярска от 24.12.2015 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

С. осужден за умышленное убийство К., совершенное 11.08.2015 в гараже по ул. Транзитной, 58 в г. Красноярске. Согласно описанию преступного деяния, изложенного в приговоре суда, в указанное время С. подошел к лежащему на кровати в гараже К. и нанес ему с целью убийства один удар ножом в область грудной клетки, причинив потерпевшему колото-резаное ранение передней левой половины грудной клетки с повреждением жизненно-важных органов. Обороняясь от С., потерпевший оттолкнул его от себя и с полученным ножевым ранением покинул помещение гаража, добежал до сторожки, где скончался. При этом судом указано, что своими действиями С. причинил потерпевшему, кроме колото-резаного ранения, осложнившегося массивной кровопотерей и явившегося причиной смерти, ссадину на передней поверхности голени, две раны на ладонной поверхности левой кисти, не причинившие вреда здоровью.

Между тем в описании преступного деяния, изложенного в приговоре суда, а также в постановлении о привлечении С. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не содержится указания на конкретные действия обвиняемого, способ и обстоятельства причинения потерпевшему телесных повреждений, не повлекших расстройства здоровья.

Кроме того, суд первой инстанции, мотивируя выводы о наличии у обвиняемого умысла на убийство потерпевшего, указал в приговоре, что после нанесения прицельного удара ножом в область расположения сердца, С. попытался нанести аналогичные удары, о чем свидетельствуют раны ладонной поверхности, возникшие не менее чем от трех тангециальных воздействий, возникших незадолго до наступления смерти.

Однако, совершение действий по причинению К. телесных повреждений в виде ссадин на голени и ладони, и попыток нанесения ему ножом множественных колото-резаных ранений органами предварительного расследования С. не вменялось.

Таким образом, признавая подсудимого виновным в совершении указанных действий, суд первой инстанции вышел за рамки предъявленного обвинения, чем нарушил требования ст. 252 УПК РФ.

С учетом изложенного, судебной коллегией по уголовным делам приговор Кировского районного суда г. Красноярска от 24.12.2015 в отношении С. изменен: из его описательно-мотивировочной части исключено указание на то, что своими действиями С. причинил потерпевшему ссадины на передней поверхности левой голени, две поверхностные раны на ладонной поверхности левой кисти, а также то, что после нанесения удара ножом в область грудной клетки потерпевшего осужденный  пытался нанести аналогичные удары, о чем свидетельствуют раны ладонной поверхности левой кисти.

Назначенное С. наказание снижено.

 

Основанием изменения приговора

послужили нарушение уголовно-процессуального

и неправильное применение уголовного законов

 

Определением судебной коллегии изменен приговор Северо-Енисейского районного суда от 04.09.2015 в отношении Т., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ за причинение вреда здоровью различной тяжести одному потерпевшему, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, а также М. и Х., осужденных по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы каждый с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Основанием изменения приговора послужили нарушение уголовно-процессуального и неправильное применение уголовного законов.

Так, исходя из обстоятельств, установленных судом первой инстанции, действия Т. свидетельствуют о наличии у него единого умысла на причинение вреда здоровью потерпевшего. В связи с чем, содеянное осужденным подлежало квалификации по статье уголовного закона, предусматривающей ответственность за более тяжкие последствия, наступившие для жизни и здоровья потерпевшего, так как ими охватываются остальные – менее тяжкие, при условии, что они являются элементами одного деяния, совершенного с единым умыслом, в отношении одного человека и в короткий временной промежуток. С учетом изложенного, действия Т. полностью охватываются диспозицией ч. 1 ст. 111 УК РФ, их квалификация по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ является излишней.

Помимо этого, при определении вида и размера наказания осужденным, суд учел каждому в качестве смягчающего обстоятельства добровольное возмещение морального вреда потерпевшему.

Однако, в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, к обстоятельствам, смягчающим наказание, законодатель отнес не только компенсацию морального вреда, но и возмещение имущественного ущерба.

Как следует из расписок, представителем потерпевшего от осужденных получены денежные средства, не только в счет компенсации морального вреда, но и в счет возмещения материального (имущественного) ущерба, что судом первой инстанции оставлено без внимания. С учетом изложенного, данное обстоятельство необходимо было учитывать в качестве смягчающего наказание.

Кроме этого в материалах уголовного дела имеются протоколы проверок показаний на месте, произведенных с участием осужденных, в ходе которых они сообщили об обстоятельствах совершения преступления, в том числе, неизвестных органам следствия. Сведения, полученные в результате этих следственных действий, были использованы при производстве комиссионной судебно-медицинской экспертизы и нашли свое отражение в приговоре в качестве доказательств вины осужденных. Данные обстоятельства, в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, также необходимо было учесть в качестве смягчающих наказание, поскольку своими действиями осужденные активно способствовали раскрытию и расследованию преступления.

Согласно описательно-мотивировочной части приговора, суд рассмотрел исковые требования потерпевшего о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, однако, в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ, в резолютивной части по данному вопросу решение не принял.

При рассмотрении уголовного дела в апелляционной инстанции представитель потерпевшего от исковых требований отказался ввиду их полного удовлетворения осужденными.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, судебной коллегией Красноярского краевого суда приговор Северо-Енисейского районного суда изменен.

Признаны обстоятельствами, смягчающими наказание осужденных – активное способствование раскрытию и расследованию преступления, добровольное возмещение материального ущерба потерпевшему.

Осуждение  Т.  по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ и назначение ему наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ исключено.

Назначенное судом наказание снижено и постановлено считать Т. осужденным по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам 10 месяцам лишения свободы, М. и Х. – по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы каждого.

На основании п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 М. и Т. от назначенного наказания освобождены.

Производство по гражданскому иску потерпевшего к осужденным прекращено.

 

 

другие новости