Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за март 2016 г.

26.04.2016 10:02:48

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март

 

г. Красноярск

2016 год

 

АНАЛИЗ

судебной практики апелляционной инстанции краевого суда по применению Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» за 2015 год

 

За период действия Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД (далее по тексту Постановление) апелляционной инстанцией краевого суда освобождено от назначенного судом наказания 155 лиц. Из них 106 лиц условно осужденных, которым до 24.04.2015 неотбытая часть наказания заменена более мягким видом наказания или отбывание наказания отсрочено, а также осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы; 4 лица, в отношении которых неотбытая часть наказания по состоянию на 24.04.2015 составляла менее одного года; 7 лиц - подозреваемых и обвиняемых в совершении умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, из них 5 мужчин, старше 55 лет, и 2 женщины, имеющие несовершеннолетних детей; 14 лиц, осужденных к лишению свободы на срок до 5 лет включительно, совершивших преступление по неосторожности; 5 лиц, не достигших на момент совершения преступления 18 лет; 19 лиц, которым назначено наказание условно, не связанное с лишением свободы, либо применена отсрочка отбывания наказания.

В связи с судебными ошибками в 2015 году апелляционной инстанцией пересмотрено 59 приговоров в отношении 63 лица, из них по представлениям прокуроров 43 приговора в отношении 47 лиц, по жалобам других участников процесса – 16 приговоров в отношении 16 лиц. Также пересмотрено 22 постановления суда в отношении 26 лиц, из них по представлениям – 18 в отношении 22 лиц, по жалобам – 4 в отношении 4 лиц.

Наибольшее количество приговоров пересмотрено в апелляционном порядке в связи исключением из них указаний суда при назначении наказания о применении ст. 70 УК РФ, поскольку по предыдущему приговору, вошедшему в совокупность по ст. 70 УК РФ, осужденный подлежал освобождению от наказания по амнистии.

По указанным основаниям апелляционной инстанцией изменено 24 приговора в отношении 24 лиц, из них 10 приговоров в отношении 10 лиц по представлениям, 14 в отношении 14 лиц – по жалобам.

Кроме того, по этим же основаниям по представлениям прокурора из 2 приговоров суда в отношении 2 лиц исключены указания на наличие предыдущих судимостей; 2 лица по 1 приговору освобождены по амнистии и от вновь назначенных наказаний; 1 лицу - в связи с исключением предыдущей судимости, наказание снижено.

Следует отметить нестабильность судебной практики краевого суда при решении вопроса о возникновении у лица, совершившего новое преступление в период условного осуждения, права на освобождение от наказания по амнистии по предыдущему приговору и исключении в связи с этим положений    ст. 70 УК РФ.

Исключая применение судом первой инстанции положений ст. 70 УК РФ при назначении виновному окончательного наказания, в основном,  апелляционная инстанция краевого суда исходила из ответов Верховного Суда РФ на вопросы по применению Постановления об амнистии от 24.04.2015, согласно которым, ограничения, предусмотренные п. 13 Постановления, на указанных лиц не распространяются, поскольку факт совершения осужденным нового умышленного преступления во время отбывания наказания в период испытательного срока должен подтверждаться на день вступления в силу акта об амнистии вступившим в законную силу итоговым судебным решением (постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию или обвинительным приговором). При отсутствии на указанный день такого процессуального документа акт об амнистии подлежит применению. При этом не имеет значения, когда совершено новое преступление – до вступления в силу акта об амнистии либо после.

Вместе с тем, 4 апелляционных представления в отношении 4 лиц, в которых ставились вопросы об исключении из приговоров указаний суда на наличие предыдущих судимостей и применении положений ст. 70 УК РФ, в связи с отсутствием препятствий для применения амнистии по предыдущему приговору, отклонены. В двух случаях апелляционная инстанция ссылалась на п.п. 6 п. 13 Постановления, согласно которому его действие не распространяется на осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания назначенного наказания, тем самым, признавая осужденных, совершивших новое преступление в период условного наказания по предыдущему приговору, злостными нарушителями. В остальных двух случаях апелляционная инстанция указывала, что не может самостоятельно давать оценку возможности применения акта об амнистии к осужденному по предыдущим приговорам, поскольку этот вопрос не является в данном случае предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции, т.к. приговоры вступили в законную силу.

Так, 17.09.2015 по представлению изменен приговор Зеленогорского городского суда от 10.06.2015 в отношении С., осужденного по п. «в» ч. 2   ст. 158 УК РФ за два преступления, совершенных 16.05.2015 и 07.01.2015; по п.п. «а, в» ч. 2 ст.158 УК РФ за преступление, совершенное 09.01.2015; по   ч. 1 ст. 166 УК РФ за преступление, совершенное 10.01.2015; по п. «а» ч. 3  ст. 158 УК РФ за преступление, совершенное 10.01.2015; с применением положений ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 и ч. 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Исключая из вводной части приговора указание суда первой инстанции на судимость по приговору от 09.12.2014, из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора указание на применение положений ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ и ч. 5 ст. 69 УК РФ, апелляционная инстанция отметила, что суд первой инстанции, отказывая в освобождении С. от наказания по приговору от 09.12.2014 вследствие акта об амнистии от 24.04.2015 на основании п.п. 6 п. 13 Постановления, необоснованно сделал вывод о том, что он является злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, поскольку С. совершил новые преступления в период условного осуждения по приговору от 09.12.2014. На день вступления в силу акта об амнистии итогового судебного решения в отношении С., подтверждавшего факт совершения им новых преступлений, не имелось.

05.11.2015 судьей краевого суда по представлению изменен приговор Назаровского городского суда от 11.09.2015 в отношении Е. и М., осужденных  за преступление, совершенное 20.02.2015, по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы условно, с применением ст. 73 УК РФ.

Из приговора исключено указание суда о наличии у Е. судимости от 20.08.2014, поскольку он был осужден к наказанию в виде лишения свободы условно за преступление, совершенное до вступления в силу Постановления об амнистии и попадал под его применение. При этом препятствий к освобождению от назначенного по предыдущему приговору наказания не усматривалось.

Поскольку судимость от 20.08.2014 учитывалась при назначении наказания Е., что фактически повлекло ухудшение его положения, то назначенное ему наказание по по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ снижено до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Учитывая, что Е. и М. новое преступление совершили также до вступления в силу Постановления об амнистии и наказание в виде лишения свободы им назначено условно, то на основании п.п. 9, 12 Постановления они освобождены от отбывания  наказания, назначенного по настоящему делу, со снятием судимости.

Напротив, 27.10.2015 судебной коллегией по уголовным делам отклонено апелляционное представление государственного обвинителя об изменении приговора Советского районного суда г. Красноярска от 26.08.2015 в отношении Н., осужденного за преступление, совершенное в марте 2015 года, по ч. 2   ст. 232 УК РФ с применением положений ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном представлении ставился вопрос об исключении указания суда первой инстанции на наличие у Н. судимости от 04.04.2013, а также исключении при назначении наказания положений ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, поскольку 04.04.2013 Н. был осужден по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 4 месяца и препятствий для применения п.п. 4, 12 Постановления об амнистии не имелось.

Отклоняя представление судебная коллегия указала, что поскольку новое преступление Н. совершил в марте 2015 года, то есть в период отбывания условного наказания по приговору от 04.04.2013, то в соответствии с п. 13 п.п. 6 Постановления об амнистии от 24.04.2015 он является злостным нарушителем установленного порядка отбывания назначенного наказания и не подлежит освобождению от наказания по предыдущему приговору.

По аналогичным основаниям 07.07.2015 отклонено представление об изменении приговора Норильского городского суда от 08.05.2015 в отношении С., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением положений ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ.

08.12.2015 судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда отклонено представление об изменении приговора Березовского районного суда от 24.09.2015 в отношении Д., осужденного за преступление, совершенное 10.01.2015, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением положений ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В представлении также ставился вопрос об исключении указания суда первой инстанции на наличие у Д. судимости от 28.07.2014, исключении при назначении наказания положений ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ.

Судебная коллегия признала несостоятельными доводы представления, указав, что вопрос о применении амнистии в отношении условно осужденных, в соответствии с п.п. 3 п. 1 Постановления о порядке применения акта об амнистии, возложен на суды по представлению уголовно-исполнительных инспекций, осуществляющих контроль за их поведением. Какой-либо информацией, свидетельствующей о возможности либо невозможности применения положений Постановления от 24.04.2015 в отношении Д. по приговору от 28.07.2014 при рассмотрении настоящего уголовного дела, суд апелляционной инстанции не располагает. Самостоятельно давать оценку необходимости применения акта об амнистии к осужденному по указанному приговору суд апелляционной инстанции не вправе. Вопрос о применении акта об амнистии по приговору от 28.07.2014 может быть поставлен в суде по месту осуществления контроля за осужденным, и, соответственно, в случае положительного разрешения данного вопроса, возможен и пересмотр обжалуемого приговора в порядке, предусмотренном ст.ст. 396, 397 УПК РФ.

Также 08.12.2015 судьей краевого суда отклонено представление об изменении приговора Шарыповского районного суда от 07.10.2015 в отношении М., осужденного за преступление, совершенное 02.07.2015 – после вступления в силу акта об амнистии, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Согласно доводам представления, суд первой инстанции должен был разрешить вопрос о применении к осужденному акта амнистии по приговору от 22.04.2015, которым М. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 5% из заработной платы в доход государства условно с испытательным сроком 6 месяцев. Поскольку имелись основания для применения по приговору от 22.04.2015 п. 4 Постановления об амнистии и освобождении М. от назначенного наказания, государственный обвинитель указал на необходимость исключения из приговора суда от 07.10.2015 указаний на судимость по приговору от 22.04.2015.

Апелляционная инстанция краевого суда указала, что вопрос о применении к осужденному акта об амнистии по приговору от 22.04.2015 мог быть рассмотрен судом только по представлению уголовно-исполнительной инспекции в порядке, предусмотренном ст.ст. 396, 397, 399 УПК РФ. Согласно ответу мирового судьи судебного участка № 130 в г.Шарыпово, вопрос о применении акта об амнистии в отношении осужденного М. по приговору от 22.04.2015 не рассматривался. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно сослался в приговоре от 07.10.2015 на наличие судимости от 22.04.2015, мотивировав свое решение о сохранении условного осуждения по данному приговору и о самостоятельном его исполнении.

Кроме того, судебной коллегией краевого суда 17.11.2015 удовлетворено представление на приговор Ермаковского районного суда от 14.08.2015 в отношении К., осужденного за преступление, совершенное 21.03.2015, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием  наказания в исправительной колонии строгого режима. Поскольку осуществляющая контроль за поведением осужденного уголовно-исполнительная инспекция, уполномоченная на обращение в суд с представлением об освобождении осужденного от наказания в связи с актом об амнистии, с соответствующим представлением в суд не обращалась, то суд первой инстанции неправомерно указал в описательно-мотивировочной части приговора на освобождение К. от наказания по приговору от 02.04.2015 на основании п. 4 Постановления об амнистии от 24.04.2015. Данное указание исключено апелляционной инстанцией.

В связи с неприменением судами первой инстанции положений акта об амнистии при вынесении судебных решений после его вступления в силу, при наличии к тому законных оснований, апелляционной инстанцией краевого суда по представлениям пересмотрено 16 приговоров в отношении 17 лиц, а также 3 постановления в отношении 3 лиц, из которых 1 в отношении 1 лица по представлению прокурора, 2 в отношении 2 лиц по жалобам.

Так, 21.07.2015 судьей краевого суда изменен приговор Козульского районного суда от 13.05.2015 в отношении М., осужденного по п. «в» ч. 2                  ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. В соответствии со ст. 84 УК РФ, в связи с изданием акта об амнистии, по основаниям, указанным в п.п. 9, 12, М. подлежал освобождению от назначенного наказания со снятием судимости, поскольку преступление им совершено до дня вступления в законную силу Постановления от 24.04.2015 наказание назначено условно, препятствий к применению амнистии не имелось.

В данной связи апелляционной инстанцией М. освобожден от наказания, назначенного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на основании п.п. 9, 12 Постановления со снятием судимости.

17.09.2015 судьей краевого суда отменен приговор Назаровского городского суда от 21.07.2015 в отношении Б., осужденного по п.п. «б,в» ч. 2             ст. 158 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработка в доход государства, освобожденного от наказания со снятием судимости на основании п.п 9 и 12 Постановления.

Б. совершил преступление средней тяжести в возрасте 57 лет до дня вступления в силу Постановления от 24.04.2015, однако судом, в нарушение п. 3 ч. 1 ст. 27 и ч. 1 ст. 254 УПК РФ, п. 6 Постановления уголовное дело не было прекращено, а вынесен обвинительный приговор.

Отменяя приговор суда, апелляционная инстанция указала, что согласно п.п. 1 п. 6 Постановления от 24.04.2015, подлежат прекращению находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и судов уголовные дела о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу вышеуказанного Постановления, в отношении лиц, указанных в п. 1 Постановления, то есть в том числе мужчин старше 55 лет, подозреваемых и обвиняемых в совершении умышленных преступлений небольшой и средней тяжести. Ограничения, перечисленные в п. 13 Постановления, на Б. не распространялись. Соответственно, вопрос о прекращении уголовного дела вследствие акта об амнистии должен был быть решен еще в стадии предварительного следствия, оконченного в мае 2015 года.

Исходя из взаимосвязанных положений п. 3 ч. 1 и ч. 2 ст. 27, п. 1 ст. 254,  п. 1 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ непрекращение уголовного дела судом вследствие акта об амнистии, если обвиняемый против этого не возражал, признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущем отмену приговора. Данных о том, что Б. возражал против прекращения уголовного дела по амнистии, материалы дела не содержали. В судебном заседании он заявлял о признании вины по предъявленному обвинению.

С учетом изложенного, апелляционной инстанцией краевого суда уголовное дело в отношении Б. прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и п.п. 1 п. 6 Постановления от 24.04.2015.

18.08.2015 апелляционной инстанцией по жалобе адвоката отменено постановление Манского районного суда от 11.06.2015, которым отказано в удовлетворении представления врио начальника филиала по Манскому району ФКУ УИИ ГУФСИН России по краю об освобождении от наказания С., осужденного 29.08.2013 по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, в связи с изданием акта амнистии.

Отказывая в удовлетворении представления суд первой инстанции сослался на требования п.п. 6 п. 13 Постановления об амнистии, а также п.п. 5 п. 19 постановления о порядке применения акта амнистии, указав, что С. является осужденным, злостно нарушающим установленный порядок отбывания наказания, в связи с чем, ему не может быть применен указанный акт амнистии.

Апелляционная инстанция не согласилась с выводами суда первой инстанции, указав при этом, что приговор суда от 15.04.2015 по которому С. осужден за преступление, совершенное им в период отбывания условного наказания по приговору от 29.08.2013, вступил в законную силу 28.04.2015, то есть после вступления в силу акта об амнистии. Таким образом, на день вступления в силу Постановления об амнистии от 24.04.2015 итогового судебного решения (обвинительного приговора) в отношении С. не имелось. Представление врио начальника филиала по Манскому району ФКУ УИИ ГУФСИН России по краю удовлетворено. На основании п. 4 Постановления об амнистии от 24.04.2015 С. освобожден от назначенного по ч. 3 ст. 260 УК РФ наказания по приговору суда от 29.08.2013 со снятием судимости.

В 8 приговоров суда и 4 постановления по апелляционным представления внесены изменения, касающиеся применения п.12 Постановления об амнистии – снятие судимости в связи с освобождением осужденных от назначенных наказаний.

Освобождая лиц от назначенных наказаний по амнистии, суды первой инстанции, при наличии законных оснований, необоснованно не применяли п. 12 Постановления, в соответствии с которым с лиц, освобожденных от наказания на основании п.п. 1-4 и 7-9 Постановления об амнистии снимается судимость.

Так, 30.06.2015 по представлению государственного обвинителя судебной коллегией внесены изменения в резолютивную часть приговора Советского районного суда г.Красноярска от 28.04.2015 в отношении Н., осужденного по ч. 4 ст. 309 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, и освобожденного от назначенного наказания в соответствии с п. 9 Постановления об амнистии.

В связи с внесенными в приговор изменениями Н. постановлено считать освобожденным от наказания по п. 9 Постановления со снятием судимости.

Имели место случаи необоснованного применения судами первой инстанции акта об амнистии и незаконного освобождения лиц от наказания.

Апелляционной инстанцией в 2015 году по представлениям по указанному основанию изменено 2 приговора. Также пересмотрено 4 постановления, из которых 3 - в связи с незаконным применением акта амнистии судом первой инстанции по еще не вступившим в законную силу приговорам.

Так, 27.10.2015 судебной коллегией по представлению изменен приговор Дзержинского районного суда от 27.08.2015 в отношении Н., осужденного по   п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год с возложением дополнительных обязанностей, освобожденного от назначенного наказания в соответствии с п. 9 Постановления.

Апелляционной инстанцией из приговора исключено указание об освобождении Н. от наказания по амнистии, поскольку в соответствии с п.п. 2   п. 13 Постановления действие амнистии не распространяется на осужденных, совершивших преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 158 УК РФ и ч. 2  ст. 162 УК РФ. Н. постановлено считать осужденным по п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год с возложением дополнительных обязанностей.

29.10.2015 апелляционной инстанцией по представлению изменен приговор Канского городского суда от 21.07.2015 в отношении К., осужденного по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев с возложением дополнительных обязанностей, освобожденного от назначенного наказания в соответствии с п. 9 Постановления со снятием судимости.

Поскольку К. совершил преступление 02.05.2015, т.е. после опубликования акта об амнистии от 24.04.2015, он не подлежал освобождению от наказания, назначенного приговором суда, и, вопреки выводам суда первой инстанции, действие акта амнистии на него не распространялось. В связи с изложенным, из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора исключено указание об освобождении К. от наказания со снятием судимости на основании п. 9 и п. 12 Постановления. В остальной части приговор оставлен без изменения.

14.07.2015 судьей краевого суда по представлению отменено постановление Железнодорожного районного суда г.Красноярска от 12.05.2015, которым Г., осужденный 15.04.2015 по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 25 000 рублей в доход государства, освобожден от назначенного наказания на основании п. 9 Постановления со снятием судимости.

Принимая решение об освобождении Г. от назначенного наказания, суд руководствовался положениями ст. 84 УК РФ. Вместе с тем, как указала апелляционная инстанция краевого суда, по смыслу закона суд первой инстанции вправе разрешать вопросы о применении акта об амнистии к лицам, приговоры в отношении которых вступили в законную силу, в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ. На день вступления в силу Постановления об амнистии обвинительный приговор суда в отношении Г. не вступил в законную силу в связи с обжалованием его в апелляционном порядке прокуратурой района, в связи с чем, вопрос о применении акта об амнистии подлежал рассмотрению судом второй инстанции при рассмотрении апелляционного представления. Постановление Железнодорожного районного суда г.Красноярска было отменено, производство – прекращено.

По иным основаниям изменено 3 приговора суда. Из них 1 по представлению прокурора в связи с необоснованным применением амнистии к дополнительному наказанию, 1 - по представлению в связи с необоснованным применением судом двух оснований при освобождении лица по амнистии, 1 - по жалобе осужденного в связи с нарушением требований уголовного закона при назначении наказания, снижении наказания и освобождении в данной связи лица по амнистии.

Так, 24.12.2015 по представлению изменен приговор Центрального районного суда г.Красноярска от 29.06.2015 в отношении З., осужденного по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 2 года с отбыванием наказания в колонии-поселении. На основании п. 3 Постановления об амнистии З. освобожден от назначенного наказания. В связи с необоснованным признанием смягчающим вину обстоятельством «активного способствования раскрытию и расследованию преступления», из приговора суда исключено данное обстоятельство, усилено наказание до 3 лет 6 месяцев лишения свободы. Кроме того, в соответствии с   п. 11 Постановления об амнистии от 24.04.2015 осужденные, попадающие под действие пунктов 1-4 Постановления, освобождаются от дополнительных видов наказаний, не исполненных на день вступления в силу Постановления, за исключением дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством, в связи с чем, З. не мог быть освобожден от назначенного дополнительного наказания по амнистии. Апелляционная инстанция указала о применении акта об амнистии к основному наказанию в виде лишения свободы.

08.09.2015 удовлетворено представление и изменен приговор Кировского районного суда г.Красноярска от 02.06.2015 в отношении С., осужденной по ч. 3 ст. 159.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. На основании п.п. 9 п. 1, п. 9 постановления об амнистии С. освобождена от наказания со снятием судимости.

Соглашаясь с доводами представления, судья краевого суда в своем постановлении указал, что согласно п. 13 Постановления от 24.04.2015 применение акта об амнистии допускается не более чем по одному основанию. В нарушение указанных требований, суд первой инстанции указал на два основания: п.п. 9 п. 1, ввиду того, что С. имеет возраст старше 50 лет, и п. 9, как лицо, осужденное к условной мере наказания. При таких обстоятельствах, апелляционная инстанция исключила ссылку суда на применение п. 9 Постановления об амнистии. Этот же приговор отменен в части гражданского иска.

11.08.2015 судьей краевого суда по жалобе осужденного изменен приговор Канского городского суда от 09.06.2015 в отношении Р., осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В связи с тем, что Р. ходатайствовал о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, дело рассмотрено в общем порядке по инициативе государственного обвинителя в связи с выявлением у Р. психических недостатков, суду первой инстанции следовало назначить наказание с учетом положений ч. 5 ст. 62 УК РФ, то есть не превышающее две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Учитывая, что суд пришел к выводу о применении требований ч.3 ст.68 УК РФ при назначении наказания, с учетом ч. 5 ст. 62                УК РФ, назначенное Р. наказание не могло превышать 1 года 1 месяца лишения свободы.

В связи с изложенным, апелляционной инстанцией снижено назначенное Р. наказание до 1 года лишения свободы. С учетом того, что неотбытая осужденным часть наказания в виде лишения свободы на момент рассмотрения дела и на день окончания исполнения Постановления об амнистии от 24.04.2015 составляла менее одного года и препятствий для применения акта об амнистии не имелось, Р. освобожден от назначенного наказания на основании п. 5 Постановления.

По аналогичному основанию постановлением суда апелляционной инстанции от 26.05.2015 изменен приговор Кировского районного суда г. Красноярска от 24.03.2015 в отношении М., осужденного по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Из вводной части приговора исключено указание на  осуждение М. по приговорам от 08.07.2003 и 12.12.2007, в соответствии с п. 5 Постановления он освобожден от назначенного по ч. 1 ст. 166 УК РФ наказания.

Вместе с тем, прокуратура края не согласилась с позицией краевого суда в части освобождения осужденных от наказания по п. 5 Постановления, обжаловала апелляционное постановление в отношении М. в кассационном порядке, поставив вопрос об его отмене и направлении дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции ввиду существенного нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Так, освобождая М. от наказания вследствие акта об амнистии, судом нарушен срок рассмотрения данного вопроса, поскольку п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 года предусматривает освобождение осужденных от наказания на день окончания исполнения Постановления, то есть на 24.10.2015, если к этому времени неотбытая часть наказания составляет менее одного года.

Неотбытая часть наказания на момент освобождения осужденного судом апелляционной инстанции составляла более одного года, что препятствовало освобождению осужденного от наказания на время принятия решения судом апелляционной инстанции.

Более того, применение п. 5 Постановления об амнистии в отношении осужденных к лишению свободы, в отношении которых приговоры вступили в законную силу, возложено на исправительные учреждения и следственные изоляторы, а суд апелляционной инстанции вышел за рамки своих полномочий и преждевременно освободил осужденного от наказания, не предусмотрев того, что осужденный до дня окончания исполнения Постановления об амнистии в связи с возможным нарушением порядка отбывания наказания мог быть признан злостным нарушителем, что также исключало бы возможность применения к нему амнистии.

Отказывая в передаче кассационного представления для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции, судья Красноярского краевого суда в постановлении от 09.06.2015 указал, что суд апелляционной инстанции, преждевременно приняв решение об освобождении М. от наказания до наступления дня окончания исполнения Постановления об амнистии, неверно применил акт об амнистии. Между тем, ошибочное решение об освобождении М. от наказания не может быть признано искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, а потому не может быть исправлено путем отмены апелляционного постановления в кассационном порядке, как об этом указано в представлении, поскольку приведет к ухудшению положения осужденного.

Так, на основании апелляционного постановления от 26.05.2015 осужденный М. в этот же день освобожден из мест лишения свободы, о чем свидетельствует справка, предоставленная ФКУ ИК-6 ГУФСИН России по Красноярскому краю. Поэтому, на день окончания исполнения Постановления об амнистии неотбытая часть срока наказания осужденного не будет менее одного года, что лишает его возможности быть освобожденным по амнистии в установленный актом об амнистии срок.

При таких обстоятельствах приведенные в кассационном представлении доводы явились недостаточными для передачи дела на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции и решения вопроса об отмене вышеуказанного постановления суда апелляционной инстанции.

Отклонено 5 апелляционных представлений на приговоры суда. Из них в 4 - ставились вопросы об изменении приговоров суда, а именно исключении требований ст. 70 УК РФ при назначении наказания по вышеприведенным основаниям. В 1 представлении ставился вопрос об изменении приговора в связи с необоснованным применением акта об амнистии, поскольку окончательное наказание должно было быть назначено по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Так, 29.10.2105 судьей краевого суда отклонено представление на приговор Балахтинского районного суда от 20.08.2015 в отношении Л., осужденного по ч. 1 ст. 306 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства условно с испытательным сроком 6 месяцев. На основании п. 9 Постановления Л. освобожден от назначенного наказания.

В апелляционном представлении ставился вопрос об отмене приговора суда, назначении осужденному реального наказания в виде штрафа 10 000 руб., а также применении ч. 5 ст. 69 УК РФ, назначив наказание по совокупности преступлений с учетом приговора суда от 16.07.2014, по которому он осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ, что исключает применение акта об амнистии.

Апелляционная инстанция краевого суда признала необоснованными доводы представления, указав, что назначенное Л. наказание является справедливым, соразмерным содеянному, и оснований для назначении реального наказания в виде штрафа не имеется. Окончательное наказание Л. по правилам  ч. 5 ст. 69 УК РФ не назначалось, и по совокупности преступлений он осужден не был. Приговор от 16.07.2014, которым Л. осужден за тяжкое преступление к лишению свободы, постановлено исполнять самостоятельно. В данной связи, учитывая, что по ч. 1 ст. 306 УК РФ Л. назначено условное наказание, не связанное с лишением свободы, суд обоснованно освободил его по п. 9 Постановления.

Также апелляционной инстанцией Красноярского краевого суда в 2015 году пересмотрено 4 постановления суда о применении мер медицинского характера, связанных с решением вопросов о применении Постановления об амнистии, все по апелляционным представлениям прокурора. 1 апелляционное представление отклонено. По апелляционным жалобам других участников процесса указанные постановления суда не пересматривались.

20.08.2015 и 06.10.2015 апелляционной инстанцией краевого суда в постановления Ленинского районного суда г.Красноярска от 13.08.2015 в отношении Р., Железногорского городского суда от 17.06.2015 в отношении Г., Сосновоборского городского суда от 15.06.2015 в отношении К., которыми прекращены уголовные дела о применении принудительных мер медицинского характера за совершение запрещенного уголовным законом деяния в связи с применением Постановления об амнистии, внесены изменения в части исключения указания суда о наличии умысла в действиях указанных лиц. В остальной части постановления оставлены без изменения.

15.10.2015 по представлению отменено постановление Советского районного суда г.Красноярска от 12.08.2015 в отношении Ж., освобожденного от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, с назначением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Отменяя постановления суда, судья апелляционной инстанции, согласившись с доводами представления, указал, что обоснованно освободив Ж. от уголовной ответственности за совершенное общественно опасное деяние, суд первой инстанции, при наличии законных оснований, не прекратил уголовное дело, тогда как Ж., являясь несовершеннолетним, до принятия акта амнистии от 24.04.2015 совершил общественно опасное деяние. Согласно п.п. 1 п. 6 Постановления об амнистии, уголовное дело в отношении Ж. должно было быть прекращено.

В связи с изложенным, на основании п. 6 ст. 389-20 УПК РФ, судьей краевого суда постановлено новое судебное решение: на основании п.п. 1 п. 6 Постановления уголовное дело в отношении Ж. в совершении общественно опасного деяния, предусмотренного ч.1 ст.161 УК РФ, производством прекращено.

17.11.2015 апелляционной инстанцией краевого суда отклонено апелляционное представление прокурора об отмене постановления Абанского районного суда от 25.09.2015, которым на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ прекращено уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера за совершение запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, в отношении К. в связи с применением Постановления об амнистии. В апелляционном представлении ставился вопрос об отмене постановления суда в связи с необоснованной, по мнению автора представления, ссылки суда на п. 13 Постановления (перечень статей УК РФ по которым не распространяется действие амнистии), тогда как должны были быть применены п. 9 и п. 12 указанного Постановления.

Доводы представления признаны несостоятельными, поскольку положения п. 9 (если назначено условное наказание или наказание, не связанное с лишением свободы, либо применена отсрочка), п. 12 Постановления (снятие судимости), с учетом требований ст. 86 УК РФ (погашение судимости), подлежат применению по уголовному делу исключительно при назначении судом наказания и вопросов прекращения уголовного дела о применении принудительных мер медицинского характера не регулируют. Суд первой инстанции правильно сослался в данном случае на положения п. 13 Постановления, которые не содержат указание на ст.260 УК РФ.

В связи с нарушением судом первой инстанции требований действующего законодательства при решении вопросов, связанных с гражданским иском по делам, прекращенным на основании Постановления об амнистии от 24.04.2015, апелляционной инстанцией краевого суда по представлениям прокурора пересмотрено 2 постановления в отношении 2 лиц.

20.08.2015 отменено постановление Октябрьского районного суда г.Красноярска от 14.05.2015 о применении акта амнистии в отношении Б. в части разрешения гражданских исков потерпевших

Прекратив уголовное дело по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1       ст. 27 УПК РФ, вследствие акта об амнистии, суд рассмотрел и удовлетворил гражданские иски потерпевших о возмещении имущественного ущерба. Между тем, ч.ч. 1 и 3 ст. 239 УПК РФ закреплено, что в случае прекращения уголовного преследования вследствие акта об амнистии, судья выносит постановление о прекращении уголовного дела. В постановлении о прекращении дела указываются основания прекращения, решаются вопросы об отмене меры пресечения, а также наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров; разрешается вопрос о вещественных доказательствах. В соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ, в остальных случаях, суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

При таких обстоятельствах, апелляционная инстанция краевого суда оставила без рассмотрения гражданские иски потерпевших, разъяснив, что оставление иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

По аналогичному основанию изменено постановление Кежемского районного суда от 01.06.2015 о прекращении уголовного дела в связи с актом амнистии в отношении Ф.

В связи с нарушением судом первой инстанции требований уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовных дел и материалов о применении акта об амнистии апелляционной инстанцией краевого суда пересмотрено 4 постановления.

16.07.2015 в связи с неправильным указанием судом статьи уголовного кодекса, по которой осужденная Д. по представлению УИИ освобождена от наказания по амнистии, отменено постановление Минусинского городского суда от 26.05.2015. Суд освободил Д. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 288 УК РФ, тогда как приговором суда она была осуждена по ч.1 ст.228 УК РФ. Апелляционная инстанция признала указанное нарушение существенным, не устранимым судом апелляционной инстанции, направила материал на новое судебное рассмотрение.

03.11.2015 в связи с необоснованной переквалификацией действий и прекращением уголовного дела по амнистии отменено постановление Енисейского районного суда от 19.08.2015 в отношении С. о прекращении дела на основании п.п.2 п.6 Постановления об амнистии от 24.04.2015. Органами предварительного расследования С. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ, на которое в соответствии с п. 13 Постановления не распространяется действие амнистии. Суд первой инстанции, без должного исследования всех материалов дела, не дав оценку собранным предварительным следствием доказательствам, подтверждающим факт нахождения С. в момент совершения дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного опьянения, необоснованно принял немотивированное изменение государственным обвинителем, в соответствии с п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ, квалификации деяния на ч. 3 ст. 264 УК РФ, прекратил уголовное дело в связи с актом об амнистии. Указанные нарушения признаны судом апелляционной инстанции существенными, постановление отменено, дело направлено на новое судебное разбирательство.

08.12.2015 изменено постановление Кировского районного суда г.Красноярска от 01.10.2015, которым отказано в удовлетворении представления начальника филиала ГУФСИН России о замене наказания в виде ограничения свободы на лишение свободы осужденному Ш. В силу акта об амнистии осужденный освобожден от отбывания наказания.

В связи с тем, что на день вступления в законную силу Постановления от 24.04.2015 в отношении Ш. не принято решение о признании его злостным нарушителем порядка отбывания наказания, представление УИИ о замене неотбытой части наказания на лишение свободы поступило в суд после 24.04.2015, то в отношении осужденного подлежал применению акт об амнистии, а производство по представлению надлежало прекратить. С учетом изложенного, апелляционной инстанцией краевого суда производство по представлению о замене осужденному Ш. назначенного наказания по приговору от 17.04.2015 в виде ограничения свободы на лишение свободы, прекращено. В остальной части постановление оставлено без изменения.

20.10.2015 по жалобе осужденного отменено постановление Кировского районного суда г.Красноярска от 24.06.2015, которым отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Н. о применении к нему акта об амнистии, поскольку наказание по приговору от 07.04.2014 им отбыто. При рассмотрении ходатайства осужденного суд не разъяснил ему право осуществления своих прав с помощью адвоката, закрепленное в ч. 4    ст. 399 УПК РФ, не выяснил, имеется ли у него желание пользоваться услугами защитника, не разрешил вопроса, связанного с возможностью проведения судебного разбирательства без участия защитника. Судебное заседание проведено в отсутствие адвоката. Также суд первой инстанции не разъяснил процессуальные права другим участникам процесса.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона признаны апелляционной инстанцией существенными, являющимися в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 389.15 и ст.389.17 УПК РФ основанием для отмены незаконного постановления суда.

Имели место случаи необоснованного отказа суда в принятии ходатайств осужденных о применении к ним акта об амнистии. По указанному основанию по апелляционным жалобам осужденных отменены на новое судебное рассмотрение - 2 постановления.

Так, 23.07.2015 апелляционной инстанцией отменено постановление Железнодорожного районного суда г.Красноярска от 25.05.2015 на основании которого отказано в принятии ходатайства С. о снятии судимостей на основании ст. 84 УК РФ и Постановления от 24.04.2015.

Отказывая в принятии ходатайства, суд первой инстанции указал, что Постановлением от 24.04.2015 предусмотрено освобождение от наказания определенной категории лиц. Снятие же или погашение судимости, как просит заявитель, актом амнистии не предусмотрено.

Апелляционная инстанция не согласилась с выводами суда первой инстанции, при этом указала, что согласно положениям ст. 84 УК РФ амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в отношении индивидуально неопределенного круга лиц. Актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности, а с лиц, отбывших наказание, может быть снята судимость. У осужденного лица имеется право на обращение в суд с ходатайством о применении к нему акта об амнистии и, соответственно, снятии судимости, что соответствует разъяснениям, содержащимся в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора».

Кроме того, отменяя незаконное постановление суда, апелляционная инстанция указала, что при новом рассмотрении вопроса о принятии ходатайства осужденного следует также учитывать положения п.п. 2, 5 ч. 1 ст. 399 УПК РФ о том, что вопросы, связанные с исполнением приговора, и предусмотренные п. 15 ст. 397 УПК РФ, рассматриваются судом не только по представлению учреждения или органа, исполняющего наказание, но и по ходатайству осужденного. При этом, в соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 396 УПК РФ, вопросы, связанные с исполнением приговора в части применения акта об амнистии, подлежат разрешению судом, постановившим приговор, либо, если он приводится в исполнение в месте, на которое распространяется юрисдикция суда, постановившего приговора, судом того же уровня по месту исполнения приговора.

22.12.2015 отменено с направлением на новое судебное рассмотрение постановление Ачинского городского суда от 09.11.2015, которым отказано в принятии ходатайства осужденного А. о применении акта амнистии по приговорам суда. Освободившись из мест лишения свободы условно-досрочно 22.04.2015, осужденный А. обратился в суд с ходатайством о применении к нему акта об амнистии.

Суд первой инстанции, отказывая в принятии ходатайства, указал, что вопрос о применении акта амнистии должен быть разрешен при условно-досрочном освобождении лица из мест лишения свободы.

Вместе с тем, постановление Тайшетского городского суда Иркутской области от 22.04.2015 об освобождении А. условно-досрочно судом не истребовано. Также суд первой инстанции не дал оценки тому обстоятельству, что указанное постановление вынесено до вступления в силу Постановления от 24.04.2015. Кроме того, в соответствии с ч. 6 ст. 79 УК РФ контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом. Учитывая, что такой контроль должен вестись по месту жительства либо по месту пребывания осужденного, применение акта об амнистии возлагается на суд по месту осуществления контроля за его поведением.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что ходатайство А. не подлежало принятию к производству, признаны апелляционной инстанцией преждевременными и сделанными без исследования доказательств, имеющих значение для дела.

Анализ судебной практики апелляционной инстанции краевого суда по применению Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 № 6576-6 ГД показал, что прокуроры, в основном, своевременно реагировали на допущенные нарушения действующего законодательства со стороны суда первой инстанции при разрешении указанного вопроса. В большинстве случаев, судебные решения пересматривались по представлениям. Пересмотр приговоров по жалобам других участников процесса связан с вопросом применения акта об амнистии к предыдущим приговорам, по которому судебная практика до настоящего времени не стабилизировалась.

 

АНАЛИЗ

практики реализации норм законодательства, введенных Федеральным законом от 25.11.2013 № 313-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

 

В рамках исполнения п. 1.3 Решения межведомственного совещания руководителей правоохранительных и контролирующих органов, органов исполнительной власти Красноярского края от 05.03.2015 «О практике реализации норм законодательства, введенных Федеральным законом   от 25.11.2013 № 313-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» уголовно-судебным управлением, управлением по надзору за исполнением федерального законодательства и отделом по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний проведен анализ практики реализации норм законодательства, введенных указанным законом.

Федеральным законом от 25.11.2013 № 313-ФЗ внесены изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации. А именно введена в действие                   ст. 72.1 УК РФ, предусматривающая возможность возложения на лиц, признанных больными наркоманией, при назначении им основного наказания в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

В то же время, судами края указанная обязанность назначается крайне редко.

Так в 2015 году положения ст. 72.1 УК РФ применены только в отношении   4 (+2) осужденных. При этом 2 решения вынесены мировыми судьями г. Ачинска и Ачинского района, 1 решение – мировым судьей Ленинского района  г. Красноярска, 1 решение – мировым судьей Ермаковского района.

3 решения вынесены по результатам рассмотрения уголовных дел по ст. 157 УК РФ, 1 – по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ.

Все дела рассмотрены судом в особом порядке вынесения судебного решения (гл. 40 УПК РФ).

Приговором мирового судьи судебного участка № 4 в г. Ачинске и Ачинском районе от 15.12.2015 Х. осуждена по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 5% заработка ежемесячно. Наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 8 месяцев. 

Как следует из приговора, Х. на основании судебного приказа № 2-1051 от 06.05.2015 обязана производить уплату алиментов в пользу Краевого государственного бюджетного учреждения социального обслуживания «Центр социальной помощи семье и детям «Ачинский» на содержание сына Х., 2010 года рождения, в размере 1/4 части всех видов заработка ежемесячно начиная с 06.05.2015 и до прекращения права на получение алиментов. В период с 02.06.2015 по 04.09.2015 осужденная в нарушение ст. 80 Семейного кодекса Российской Федерации злостно уклонилась от уплаты алиментов. В результате умышленных действий Х. образовалась задолженность по выплате алиментов за период с 02.06.2015 по 04.09.2015 в сумме 24 557,37 руб.

При решении вопроса о виде и мере наказания суд принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимой, которая ранее не судима, официально не трудоустроена, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, состоит на учете в наркологическом диспансере. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено. К смягчающим обстоятельствам суд отнес признание вины, раскаяние в содеянном.

Согласно заключению судебной наркологической экспертизы у Х. имеется заболевание наркомания, а именно зависимость от нескольких психоактивных веществ. Кроме того, согласно заключению той же экспертизы, медицинских противопоказаний к лечению заболевания «наркомания», требующих оказание специальной помощи, у Х. не выявлено.

В связи с изложенным суд пришел к выводу о применении в отношении осужденной положений ст. 72.1 УК РФ и возложил на Х. обязанность пройти в КГБУЗ «Красноярский краевой наркологический диспансер № 1» лечение от наркомании, медицинскую и социальную реабилитацию в сроки, установленные уголовно-исполнительной инспекцией.

Аналогичное решение вынесено приговором мирового судьи судебного участка № 2 в г. Ачинске от 15.09.2015 в отношении Ж., осужденного по ч. 1    ст. 157 УК РФ.

Согласно п. 5 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», а также п.п. 2.1 и 2.2. приказа прокурора края от 09.04.2013  № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» государственный обвинитель обязан активно участвовать в исследовании представляемых доказательств, всемерно способствовать принятию судом законного, обоснованного и справедливого решения, соблюдению требований закона о разумном сроке уголовного судопроизводства. При формировании своей позиции относительно наказания государственный обвинитель обязан руководствоваться требованиями закона о его соразмерности и справедливости, учитывать личность виновного и при наличии оснований предлагать суду назначить дополнительное наказание и дополнительные обязанности.

В то же время проведенный анализ показал, что государственные обвинители со своей стороны редко ориентируют суды на применение к осужденным лицам положений ст. 72.1 УК РФ. Из 4 уголовных дел, по которым судами в 2015 году применены положения ст. 72.1 УК РФ, только по 3 делам указанные положения применены по ходатайству государственного обвинителя.

Приговором мирового судьи судебного участка № 57 в Ленинском районе  г. Красноярска от 10.09.2015 Д. осужден по ч. 1 ст. 157 УК РФ.

В соответствии с судебным приказом от 02.08.2013 на Д. возложена обязанность производить выплату алиментов на содержании несовершеннолетней дочери в размере 1/4 части всех видов заработка и (или) иного дохода ежемесячно начиная с 31.07.2013 и до совершеннолетия ребенка.

Согласно заключению эксперта, оглашенного и исследованного в судебном заседании, Д. является больным наркоманией. С 2008 года употребляет гашиш, а с 2010 года внутривенно героин, с периодичностью 2-3 раза в неделю, что подтверждается «свежими» следами от внутривенных инъекций на руках. Кроме того, Д. более 15 лет состоит на учете в ККБУЗ «ККНД № 1» с диагнозом зависимость от опиоидов.

Принимая во внимание исследованные в суде доказательства,  государственный обвинитель, участвуя в прениях сторон, просил суд помимо назначения наказания за совершенное преступление применить к осужденному положения ст. 72.1 УК РФ.

Проведенный анализ показал также наличие ошибок, допущенных судом при применении положений ст. 72.1 УК РФ.

Так, мировым судьей судебного участка № 25 в Ермаковском районе К.А.Г. и К.В.А признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ.

Приговором суда от 15.10.2015 К.В.А. назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 260 часов, К.А.Г. штраф в размере 20 000 руб.

Уголовное дело рассмотрено судом в особом порядке.

При рассмотрении дела судом было исследовано заключение судебно-психиатрической экспертизы, согласно которому К.А.Г. каким-либо психическим заболеванием не страдал и не страдает, но в то же время, обнаруживает признаки зависимости от каннабиоидов средней степени и зависимость от алкоголя средней степени, в связи с чем нуждается в лечении у врача нарколога.

Учитывая установленные обстоятельства, суд при вынесении приговора по своей инициативе возложил на К.А.Г. обязанность в соответствии со    ст. 72.1 УК РФ пройти лечение от наркомании.

В соответствии со ст. 72.1 УК РФ суд может возложить на осужденного, признанного больным наркоманией, обязанность пройти лечение о наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

В то же время судом при возложении на К.А.Г. обязанности пройти лечение, обязанность прохождения медицинской и (или) социальной реабилитации не возложена.

Указанное нарушение уголовного закона государственным обвинителем оставлено без внимания. Приговор не обжалован и вступил в законную силу.

В апелляционном порядке приведенные в обобщении приговоры не пересматривались.

В анализируемый период апелляционные представления в связи с отказом судов возложить на осужденных обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию не приносились, приговоры по данному вопросу судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда не пересматривались.

В то же время, анализ докладных записок горрайпрокуроров свидетельствует о том, что не всеми прокурорами в полной мере проанализирована диспозиция ст. 72.1 УК РФ, правила и ограничения её применения. Прокурорами допускается ошибочная подмена положений указанной статьи нормами ст. 82.1 УК РФ, регламентирующими применение отсрочки отбывания наказания в виде лишения свободы к лицам, впервые совершившим преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ и изъявившим желание добровольно пройти курс лечения от наркомании, а также медицинскую, социальную реабилитацию.

В соответствии с п. 2.2 Решения межведомственного совещания руководителей правоохранительных и контролирующих органов, органов исполнительной власти Красноярского края от 05.03.2015 прокуроры городов и районов края, ЗАТО в 3 квартале 2015 года обязаны были с участием представителей правоохранительных органов, суда и органов здравоохранения провести на местах межведомственные совещания по вопросу порядка реализации норм законодательства, введенных Федеральным законом   от 25.11.2013 № 313-ФЗ.

В нарушение указанного положения рядом прокуроров городов и районов края соответствующее совещание не проведено.

Анализ протоколов межведомственных совещаний также выявил ряд нарушений, допущенных прокурорами при их проведении.

Так, лишь в 4 квартале 2015 года, то есть с нарушением установленного  срока, проведены совещания в четырех прокуратурах. Более чем в половине районов в заседании межведомственных совещаний не приняли участие представители суда и органов здравоохранения. В отсутствие представителей суда проведены совещания в трех прокуратурах.

Имели место нарушения в мотивировочных и резолютивных частях решений (протоколов) проведенных совещаний. Так имели место факты согласно решению протокола межведомственного совещания проводить судебно-наркологические экспертизы при наличии данных о том, что привлекаемое к уголовной ответственности лицо употребляет наркотические или психотропные вещества, только по делам связанным с незаконным оборотом наркотических средств.

Указанное свидетельствует о том, что прокурорами без внимания оставлены положения о праве суда, при наличии в материалах дела экспертизы о заболевании подсудимого наркоманией и отсутствии противопоказаний к лечению и реабилитации, возложить на осужденных обязанность пройти лечение и медицинскую и (или) социальную реабилитацию не только за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, но и за иные составы преступлений.

Проведенный анализ показал, что работниками городских и районных прокуратур не в полном объеме изучены основания и порядок применения положений ст. 72.1 УК РФ, что влечет за собой единичные случаи применения положений указанной статьи судами.

Анализ работы уголовно-исполнительной инспекции, на которую в соответствии с ч. 2 ст. 72.1 УК РФ возложен контроль за исполнением осужденными обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию, показал следующее.

В состав территориального органа управления уголовно-исполнительной системы края входит 62 филиала ФКУ УИИ ГУФСИН России по краю                  (далее – УИИ). Ввиду отсутствия на федеральном уровне нормативно-правовых актов, определяющих порядок контроля за исполнением осужденным обязанностей, возложенных в рамках применения ст. 72.1 УК РФ, контроль за осужденными данной категории осуществляется на основании согласованного 01.08.2015 между ГУФСИН России по Красноярскому краю, ГУ МВД России по Красноярскому краю, УФСКН по Красноярскому краю, Министерством здравоохранения Красноярского края, Министерства социальной политики Красноярского края порядка о взаимодействии в рамках реализации положений Федерального закона от 25.11.2013 № 313-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Кроме того, в сентябре 2015 года на основании письма УФСКН России  от 02.09.2015 № 35/6292 о возможности оказания содействия в применении меры ответственности к осужденным вышеуказанной категории, определен порядок совместных действий при уклонении указанных лиц от исполнения названной обязанности, а именно - порядок взаимодействия при применении меры административного воздействия в соответствии со ст. 6.9.1 КоАП РФ.

Сотрудниками УИИ с осужденными данной категории проводится разъяснительная работа, выдаются направления в медицинские учреждения. В дальнейшем, не реже одного раза в месяц, запрашивается информация о прохождении осужденными курса лечения от наркомании и медицинской реабилитации. 

В 2015 году по учетам УИИ прошло 4 (-2) лица, на которых возложены обязанности в соответствии с положениями ст. 72.1 УК РФ, из которых 2 лицам в качестве основного наказания назначен штраф и 2 – исправительные работы.

Так Б., осужденная приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 03.12.2014 по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 10 000 руб. с возложением обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую реабилитацию 29.12.2014 поставлена на учет в филиале УИИ по Ленинскому району г. Красноярска. 17.07.2015 осужденная снята с учета в связи с применением к ней акта об амнистии.

За период контроля сотрудниками УИИ неоднократно направлялись  запросы в КНД, также опрашивалась сама осужденная на предмет исполнения возложенной судом обязанности, однако лечение до снятия с учета Б. не прошла.

Приговором мирового судьи судебного участка № 25 в Ермаковском районе от 15.10.2015 К.А.Г. осужден по ст. 156 УК РФ к штрафу в размере 20 000 руб. Указанным решением на осужденного возложена обязанность в соответствии со ст. 72.1 УК РФ пройти лечение от наркомании.

17.11.2015 К.А.Г. поставлен на учет в филиале УИИ по Ермаковскому району и ему разъяснен порядок прохождения лечения. 11.01.2016 осужденный приступил к лечению в КГБУЗ «Ермаковская РБ».

До настоящего периода осужденный продолжает проходить лечение под контролем врача-нарколога КГБУЗ «Ермаковская РБ».

13.10.2015 Д. поставлен на учет в филиале УИИ по Ленинскому району г. Красноярска. В этот же день ему разъяснен порядок прохождения лечения и выдано направление в КГБУЗ «ККНД № 1», куда осужденный обратился 22.12.2015.

В медицинском учреждении осужденному разъяснено о необходимости прохождения курса реабилитации стационарно. Как следует из объяснения Д. в КГБУЗ «ККНД № 1» он не обращался в связи с поиском работы, а в последующем пояснил, что к лечению не приступал в связи с тем, что будет вынужден уволиться, и не сможет отбывать наказание в виде исправительных работ.

Анализ материалов личного дела Д. показал, что в нарушение требований ст. 72.1 УК РФ филиалом УИИ по Ленинскому району г. Красноярска контроль за исполнением осужденным обязанности пройти лечение от наркомании осуществляется формально, что не обеспечивает исполнение приговора суда в указанной части в период отбывания наказания в виде исправительных работ.

Для устранения выявленных нарушений закона прокурором Ленинского района г. Красноярска начальнику ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю внесено представление, которое в настоящее время находится на рассмотрении.

Иных нарушений действующего законодательства при реализации норм законодательства, введенных Федеральным законом от 25.11.2013 № 313-ФЗ    «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а именно ч. 2 ст. 72.1 УК РФ, в деятельности филиалов ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю прокурорами не выявлялось.

Кроме того, Федеральным законом от 25.11.2013 № 313-ФЗ ст. 4.1 КоАП РФ дополнена ч. 2.1, предусматривающей возможность при назначении административного наказания за совершение административных правонарушений в области законодательства о наркотических средствах, психотропных веществах и об их прекурсорах (ст. 6.9 КоАП РФ, ч.2 ст. 20.20 КоАП РФ) возложения судом на лицо, признанное больным наркоманией либо потребляющим наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача, обязанности пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

В целях реализации указанных положений министерствами здравоохранения и социальной политики края определены медицинские и социальные учреждения, в которые направляются граждане для проведения диагностических, профилактических мероприятий, лечения наркомании, социальной реабилитации. Перечень организаций направлен для использования при назначении дополнительных обязанностей в Красноярский краевой суд, мировым судьям края.

УФСКН России по краю в целях надлежащего учета лиц, в отношении которых судами края вынесено постановление с возложением обязанности пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, разработана и ведется единая краевая электронная информационная база.

В случае выявления фактов непоступления в медицинские организации из судов соответствующих постановлений УФСКН России по краю в суды направляются письма с требованием направить постановления для исполнения.

Работа территориальных подразделений УФСКН на данном направлении находится на особом контроле в Управлении, с предоставлением отчетов о проделанной работе с подразделений, проведением сверок.

Анализ реализации на территории края положений ст. 4.1 КоАП РФ в 2015 году показал значительное изменение судебной практики в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. В большинстве случаев суд счел необходимым возложить на привлекаемое лицо обязанность, предусмотренную  ч. 2.1 ст. 4.1 КоАП РФ.

Так, по итогам 2015 года судебные решения об обязанности пройти диагностику, лечебно-реабилитационные мероприятия приняты в отношении    77,6% лиц, привлеченных к административной ответственности по ст.ст. 6.8, 6.9, 6.9.1, 20.20 КоАП РФ по протоколам органов внутренних дел и наркоконтроля (827 постановлений).

В связи с невыполнением гражданами дополнительной обязанности пройти диагностику и лечение по материалам органов наркоконтроля, а также органов внутренних дел в анализируемый период к административной ответственности  по ст. 6.9.1 КоАП РФ привлечено 79 лиц, которым назначено наказание в виде штрафов.

Постановлением Правительства РФ от 28.05.2014 № 484 утверждены «Правила контроля за исполнением лицом возложенной на него судом при назначении административного наказания обязанности пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача» (далее – Правила).

Пунктом 2 Правил контроль за исполнением лицом указанных обязанностей возложен на органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (на территории края – УФСКН России по краю и его территориальные подразделения).

Из 688 лиц, состоящих на учете в органах наркоконтроля, 82 исполнили возложенную на них судом обязанность пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании, медицинскую реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, и были сняты с учета в соответствии с пунктами  13-14 Правил.

По информации медицинских организаций 387 лиц не приступили к исполнению возложенной на них судом дополнительной обязанности. Из них          7 лиц умерли, 125 - находились под стражей, 79 - привлечено к административной ответственности по ст. 6.9.1  КоАП РФ. В отношении 176 лиц оперативными службами УФСКН России по краю проводится работа по установлению их места нахождения и возбуждении дела об административном правонарушении по ст. 6.9.1 КоАП РФ.

Проведенный анализ показал, что, несмотря на принимаемые меры со стороны УФСКН России по краю по организации контроля исполнения лицами соответствующих обязанностей, возложенных судом, субъектами контроля все еще допускаются нарушения требований законодательства.

Так, имели место факты направления судами края, в нарушение ч. 3 и ч. 4 ст. 31.3 КоАП РФ, копии вынесенных постановлений в медицинские учреждения с нарушением установленного трехсуточного срока, а также без отметки о вступлении их в законную силу.

Прокуратурой г. Норильска выявлено, что из 44 постановлений суда в медицинскую организацию с нарушением требований ст. 31.3 КоАП РФ направлено 30 постановлений. Аналогичные нарушения выявлены прокурорами Железнодорожного района г. Красноярска (из 23 постановлений с нарушениями направлено 6), Ленинского района г. Красноярска (из 106 постановлений с нарушениями направлено 21), Минусинским межрайонным прокурором (из 53  постановлений с нарушениями направлено 2).

Кроме того, прокурорами городов Норильск и Сосновоборск, а также прокуратурой Железнодорожного района г. Красноярска установлено, что со стороны суда имело место нарушение требований ч. 5 ст. 29.11, ч.ч. 3,4  ст. 31.3 КоАП РФ, а именно ненаправление вынесенных и вступивших в законную силу постановлений в медицинские организации для исполнения.

По фактам допущенных нарушений вышеуказанными прокурорами председателям территориальных судов и мировым судьям-координаторам в феврале 2016 года направлены информационные письма.

Медицинским организациями края до настоящего времени надлежащий контроль за своевременным направлением в подразделения УФСКН России по краю уведомлений о постановке на учет лиц, которым надлежит пройти лечение,  не организован.

Так, в нарушение требований п.п. 4, 10-11 Правил филиалом № 3 КГБУЗ «Красноярский краевой психоневрологический диспансер № 1» в  г. Минусинске в Минусинский МРО УФСКН России по краю не в полном объеме направлены вступившие в законную силу постановления судов с отметкой об их исполнении, а также сведения о лицах уклоняющихся от исполнения обязанности, и лицах, исполнивших постановления суда. Аналогичные нарушения имели место со стороны КГБУЗ «Боготольская межрайонная больница», КГБУЗ «Новоселовская районная больница», КГБУЗ «Ермаковская районная больница», КГБУЗ «Ирбейская районная больница». В связи с выявленными нарушениями прокурорами в медицинские учреждения в феврале 2016 года внесены представления об устранении нарушений закона. Представления находятся на рассмотрении. 

Случаи не направления четырех постановлений в органы наркоконтроля в установленный трехдневный срок имели место в КГБУЗ «Тюхтетская районная больница». По результатам рассмотрения представления прокурора Тюхтетского района, внесенного в январе 2016 года, постановления суда для учета направлены в УФСКН России по краю, виновное должностное лицо привлечено к дисциплинарной ответственности.

В нарушение трехдневного срока направлены решения суда с отметкой о начале исполнения лицом возложенной обязанности в КГБУЗ «Дивногорская межрайонная больница» и КГБУЗ «Идринская районная больница». По результатам рассмотрения представлений, внесенных прокурором города Дивногорска и прокурором Идринского района в мае 2015 года, нарушения закона устранены и по итогам 2015 года подобных нарушений допущено не было.

При организации контроля УФСКН России по краю и его территориальные подразделения руководствуются нормами КоАП РФ, Правилами, приказом ФСКН России от 01.07.2014 № 271 «Об утверждении Порядка организации работы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ по осуществлению контроля за исполнением лицом возложенной на него обязанности пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или)  медицинскую социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача».

Органом наркоконтроля заведен соответствующий журнал учета лиц, а также на каждого гражданина заведена учетная карточка и дело.

Контроль за исполнением лицом дополнительной обязанности, возложенной судом, в соответствии с Правилами осуществляется в виде направления УФСКН России по краю и его территориальными подразделениями запросов в медицинские организации об исполнении лицами возложенной на них обязанности и инициирования привлечения виновных лиц к административной ответственности по ст. 6.9.1 КоАП РФ.

По данным УФСКН России по краю в 2015 году из общего количества лиц, на которых судом возложена обязанность пройти лечение, данную обязанность исполнили менее 25%. При этом, территориальными подразделениями УФСКН России по краю, при наличии сведений об уклонении лиц от исполнения возложенных на них судом обязанностей, не всегда принимались меры к привлечению лиц к административной ответственности по ст. 6.9.1 КоАП РФ.

Минусинской межрайонной прокуратурой и прокуратурой ЗАТО  г. Зеленогорск выявлены факты непринятия сотрудниками МРО УФСКН по краю мер по установлению места нахождения лиц, уклоняющихся от прохождения лечения и реабилитационных мероприятий.

Кроме того, в МРО УФСКН России по краю в нарушение п. 5 Правил не соблюдаются сроки регистрации лиц в журнале, а также сроки заведения учетных карточек.

Вопреки установленным требованиям регистрация таких лиц, на которых возложена обязанность пройти лечение и реабилитацию, произведена не в день получение органом наркоконтроля копии постановления суда из медицинской организации.

В связи с выявленными нарушениями прокурорами ЗАТО г. Зеленогорск,        г. Норильск и Минусинским межрайонным прокурором в территориальные подразделения УФСКН России по краю внесены представления об устранении нарушений закона, которые до настоящего момента находятся на рассмотрении.

В рамках исполнения п. 3 Решения межведомственного совещания руководителей правоохранительных и контролирующих органов, органов исполнительной власти Красноярского края от 05.03.2015 в апреле 2015 года УФСКН России по краю, ГУ МВД России по краю, ГУФСИН России по краю, министерствами здравоохранения и социальной политики разработан порядок межведомственного взаимодействия всех органов, участвующих в реализации  положений Федерального закона № 313-ФЗ.

Также, УФСКН России по краю ежеквартально проводится анализ  правоприменительной практики по реализации указанного закона. О результатах проведенного анализа информируются территориальные подразделения УФСКН России по краю, Красноярский краевой суд, прокуратура края.

Проведенный анализ показал, что работа органов, задействованных в реализации положений Федерального закона от 25.11.2013 № 313-ФЗ, в рамках возложения обязанности пройти лечение, медицинскую и социальную реабилитацию, в соответствии с положениями ст. 4.1 КоАП РФ, в целом соответствует требованиям действующего законодательства.

В то же время работниками городских и районных прокуратур не в полном объеме изучены основания и порядок применения ст. 72.1 УК РФ, положения которой государственные обвинители нередко путают с положениями   ст. 82.1 УК РФ (отсрочка от отбывания наказания больным наркоманией).

 

                                                                                             В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Ненадлежащая оценка показаний подсудимого привела к изменению приговора

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 24.12.2015 по жалобе изменен приговор Канского городского суда от 15.07.2015 в отношении С., осужденного за два преступления, предусмотренных п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и одно преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При этом согласно показаниям осужденного 03.04.2015 он наркотические средства не сбывал, а являлся лишь посредником в их приобретении у своего знакомого М. на деньги, полученные от закупщика А.

О правдивости указанных доводов свидетельствует тот факт, что при его задержании на месте преступления деньги, переданные ему А. в сумме 1 000 руб. одной купюрой, сотрудниками правоохранительных органов обнаружены не были, а свидетель П., проводивший оперативное наблюдение, не мог хорошо видеть С. из-за темного времени суток.

При таких обстоятельствах действия С. по факту приобретения им наркотического средства по просьбе А. в размере 0,065 гр. у другого лица формально подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного         ч. 1 ст. 228 УК РФ. Однако, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 №1002 для признания лица виновным в совершении указанного преступления требуется приобретение или хранение наркотического вещества, содержащего Н-метилэфедрон, не менее 0,2 грамма, тогда как, осужденный, как указано в приговоре, приобрел и передал в ходе оперативного мероприятия всего 0,065 граммов данного вещества, в связи с чем, в его действиях состав преступления отсутствует.

На решение суда апелляционной инстанции о необходимости изменения приговора в отношении С. по вышеуказанным обстоятельствам также повлияли сведения, изложенные в приговоре Канского городского суда от 25.09.2015 (истребованного судебной коллегией по ходатайству осужденного), постановленного в отношении М., признанного виновным в том, что в апреле 2015 года, он сбыл лицу №1 наркотическое вещество в размере 0,065 граммов, которое 03.04.2015 с целью реализации умысла на сбыт, было передано им в рамках оперативного мероприятия А.

С., допрошенный по делу М. в качестве свидетеля, подтвердил факт приобретения наркотического вещества при указанных выше обстоятельствах, а также факт передачи его А.

На этой же версии о своем посредничестве в приобретении наркотиков С. настаивал и в суде первой инстанции при рассмотрении уголовного дела, но ей, с учетом показаний свидетеля П. о том, что С. 03.04.2015 ни с кем не встречался, а лишь имитировал посреднические действия, в приговоре Канского городского суда от 15.07.2015 дана критическая оценка.

Вместе с тем, на момент апелляционного рассмотрения уголовного дела в отношении С. обвинительный приговор Канского городского суда от 25.09.2015, постановленный в отношении М., и подтверждающий вышеуказанное заявление о его невиновности, вступил в законную силу и по ходатайству осужденного приобщен к материалам дела.

Таким образом, судебной коллегией принято решение об отмене приговора в части осуждения С. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и прекращении в отношении него уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления с признанием права на реабилитацию. По совокупности двух преступлений, предусмотренных п. «г»     ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ осужденному определено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет 6 месяцев.

 

Отсутствие установленных по делу обязательных обстоятельств повлекло изменение приговора

 

Приговором Ленинского районного суда г. Красноярска от 05.08.2015, постановленным в рамках гл. 40 УПК РФ, А. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

Как следует из судебного решения, в неустановленное следствием время, при неустановленных обстоятельствах, А. у неустановленного следствием лица незаконно приобрел наркотическое средство в крупном размере, часть которого хранил в зажигалке, а часть на консоли в своем автомобиле для личного употребления без цели сбыта, передвигаясь на указанном автомобиле по улицам г. Красноярска. 31.05.2015 А. был задержан сотрудниками ОБП №3 УВО по г. Красноярску, а наркотическое средство изъято.

Судебной коллегией указанный приговор изменен, а именно исключен квалифицирующий признак - незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Основанием принятия указанного решения явилось нарушение судом первой инстанции требований ст. 73 УПК РФ. А именно, по делу не были установлены время, место и другие обстоятельства совершения незаконного приобретения наркотического средства, в то время как указанные обстоятельства подлежат обязательному установлению, учитывая, что время совершения преступления позволяет исчислять сроки давности привлечения к уголовной ответственности за указанное деяние.

 

Неверная квалификация действий виновного повлекла изменение судебного решения

 

Определением судебной коллегии от 15.09.2015 по представлению изменен приговор Норильского городского суда от 25.06.2015 в отношении Ч., осужденной с применением ст. 64 УК РФ по ч. 1 ст. 228 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы. В силу ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 12.03.2015 окончательно Ч. осуждена к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Как следует из материалов дела, обстоятельства незаконного приобретения наркотических средств массой 0,75 грамма и 4,21 грамма, ни органами следствия, ни судом установлены не были. В то же время было установлено, что указанное наркотическое средство находилось во владении Ч. и было изъято при проведении личного досмотра (03.03.2015 в период с 14 часов 45 минут до 15 часов 40 минут) и спустя непродолжительное время по месту её жительства (03.03.2015 в период с 18 часов 50 минут до 19 часов 40 минут).

Согласно разъяснению, изложенному в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 №14 (в ред. от 30.06.2015), под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением такими средствами, в том числе для личного употребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах).

С учетом изложенного, краевой суд пришел к выводу о том, что доводы представления о совершении Ч. единого преступления и необходимости квалификации ее действий лишь по ч. 2 ст. 228 УК РФ (как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства общей массой 4,96 грамма (0,75+4,21)), то есть в крупном размере, являются обоснованными, а указание суда на осуждение Ч. по ч. 1 ст. 228 УК РФ подлежит исключению из приговора как излишне вмененное.

Кроме того, согласно ст. 60 УК РФ, при назначении наказания должны учитываться, в том числе, обстоятельства, смягчающие наказание.

Как следует из материалов дела, у Ч. имеется малолетний ребенок, о чем судом указано во вводной части приговора, однако данное обстоятельство в качестве смягчающего, предусмотренного п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ, судом не признано.

Таким образом, в результате пересмотра решения обстоятельством, смягчающим наказание, признано наличие малолетнего ребенка, из приговора исключено указание на осуждение виновной по ч. 1 ст. 228 УК РФ, а действия по обстоятельствам незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства массой 4,96 грамма, то есть в крупном размере, квалифицированы по ч. 2   ст. 228 УК РФ, по которой с применением ст. 64 УК РФ, наказание по совокупности преступлений снижено до 7 лет лишения свободы, а путем частичного сложения с наказанием по приговору от 12.03.2015 окончательно к отбытию определено 8 лет лишения свободы.

* * * * * *

Приговором Норильского городского суда от 07.08.2015 Д. осужден по  п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 30 000 руб.

Как следует из приговора, 30.03.2015 Д. незаконно сбыл лицу, в отношении которого уголовное дело рассмотрено в отдельном производстве, наркотическое средство массой 0,89 граммов, то есть в крупном размере. Кроме того, 31.03.2015 при проведении сотрудниками Норильского МРО УФСКН РФ по краю оперативно-розыскного мероприятия «Обследование жилого помещения» по месту жительства Д. обнаружено и изъято аналогичное первому наркотическое средство общей массой 42,27 граммов, то есть в крупном размере, которое осужденный незаконно хранил без цели сбыта. 

По факту сбыта наркотического средства действия Д. судом квалифицированы как оконченное преступление, предусмотренное п. «г» ч. 4      ст. 228.1 УК РФ, в связи с тем, что виновным объективно выполнены все действия, зависящие от него, направленные на сбыт, а именно наркотическое средство передано иному лицу в долг с условием последующей передачи денежных средств.

Последующее изъятие сотрудниками полиции наркотического средства в относительно короткий промежуток времени у приобретшего его лица, по мнению суда первой инстанции, не могло являться основанием для квалификации действий как неоконченного преступления, так как лицо после приобретения средства имело реальную возможность им распорядиться, в том числе, употребить непосредственно на месте приобретения. Покупатель в рассматриваемом случае не действовал в интересах правоохранительных органов как закупщик, в связи с чем, нельзя оценить соответствующие действия Д. по сбыту как совершенные под контролем сотрудников полиции.

Судом апелляционной инстанции приговор изменен по следующим основаниям.

Как обоснованно указано в представлении, незаконный сбыт наркотического средства 30.03.2015 проходил под контролем сотрудников полиции в рамках оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», проводимого в отношении как продавца Д., так и покупателя Г.

Данное мероприятие проводилось 30.03.2015, то есть до вступления в силу изменений, внесенных в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2015 №30.

В связи с вышеизложенным, действия Д. переквалифицированы с п. «г»  ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено 9 лет лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кроме того, с учетом того, что суд первой инстанции при назначении дополнительного наказания в виде штрафа учел сведения об объеме наркотического средства и его виде, а также совершении сбыта наркотического средства из корыстных побуждений, которые относятся к объективной стороне преступлений, за совершение которых осужден Д., судом апелляционной инстанции указание о назначении дополнительного наказания исключено. 

 

Нарушения, допущенные при назначении наказания, повлекли изменение приговора

 

Приговором Лесосибирского городского суда от 12.08.2015 М. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с применением положений              ст. 64 УК РФ, к 3 годам 11 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Приговор постановлен в порядке главы 40.1 УПК РФ.

Апелляционной инстанцией по жалобе осужденного приговор изменен по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что М. добровольно сообщил о совершенных им преступлениях, обратившись 19.03.2015 с явками с повинной, которые согласно протоколу судебного заседания исследовались судом. Кроме того, указание на явки с повинной, как на смягчающее обстоятельство, имелось и в обвинительном заключении.

В то же время, судом при назначении наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других лиц, совершивших аналогичные преступления, трудоустройство, отсутствие судимости, молодой возраст виновного лица, отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.

При этом явка с повинной, в соответствии с положениями п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в качестве смягчающего обстоятельства признана не была.

Учитывая изложенное, судом апелляционной инстанции явка с повинной по каждому преступлению признана смягчающим обстоятельством, в связи с чем наказание, назначенное как за каждое преступление, так и по совокупности, снижено.

* * * * * *

Апелляционным определением от 29.09.2015 по жалобе изменен приговор Шарыповского городского суда от 03.04.2015 в отношении К., осужденного по  ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции в особом порядке уголовного судопроизводства.

Санкцией ч. 4 ст. 228.1 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от десяти до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Согласно ч. 2 ст. 66 УК РФ, срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

С учетом изложенного, максимальное наказание по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4   ст. 228.1 УК РФ составляло 10 лет лишения свободы.

Суд первой инстанции при назначении наказания признал наличие у К. малолетнего ребенка смягчающим обстоятельством, предусмотренным п. «г»           ч. 1 ст. 61 УК РФ. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

В то же время, при наличии смягчающих вину обстоятельств и отсутствии отягчающих суд назначил по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ наказание в максимальных пределах в виде 10 лет лишения свободы.

Судом апелляционной инстанции наказание, назначенное К., снижено до 9 лет лишения свободы.

* * * * * *

Апелляционным определением судебной коллегии от 22.12.2015 по представлению изменен приговор Ленинского районного суда г. Красноярска от 20.10.2015 в отношении Ц., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.  

Приговор изменен в связи с необоснованным учетом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

Признание таких обстоятельств отягчающими наказание должно быть мотивировано судом в приговоре, исходя из установленных судом данных, имеющих существенное значение для правильного решения вопроса о назначении наказания лицу, совершившему преступление, и подлежит всестороннему исследованию материалов дела, свидетельствующих о его наличии, с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Вместе с тем, суд первой инстанции в приговоре, в нарушение ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, указанное требование не выполнил, признание в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением наркотических средств, не мотивировал.

В связи с вышеизложенным, судом апелляционной инстанции указанное отягчающее обстоятельство из приговора исключено, назначенное наказание снижено до 3 лет 7 месяцев лишения свободы. 

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАЕВОГО СУДА

 

Обстоятельства, относящиеся к признакам состава преступления, не могут повторно учитываться при назначении наказания

 

Приговором Канского городского суда от 20.05.2014 Ш. осужден по ч. 1  ст. 286 УК РФ и ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 290 УК РФ с применением положений ч. 3           ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 2 400 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда приговор изменен, вместо ч. 3 ст. 69 УК РФ применена ч. 2           ст. 69 УК РФ. Назначенное наказание по совокупности преступлений снижено до 3 лет 4 месяцев лишения свободы. Уточнена резолютивная часть приговора указанием, что штраф назначен в размере сорокакратной суммы взятки, то есть 2 400 000 руб. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума краевого суда приговор и апелляционное определение изменены по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, Ш., находясь при исполнении должностных обязанностей, достоверно знал о том, что инспектором Ч. при наличии к тому достаточных оснований в отношении К. составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и последняя отстранена от управления транспортным средством с изъятием водительского удостоверения. Пользуясь тем, что Ч., в силу своего служебного положения находится в его подчинении, с целью возможного получения материального вознаграждения изъял составленный в отношении К. административный материал. Реализуя свой преступный умысел, Ш. высказал К. намерение на получение за оказание им содействия в возврате водительского удостоверения материальное вознаграждение в размере 60 000 руб.

Получив от К. согласие в выплате ему указанного вознаграждения, Ш. при отсутствии полномочий фактически принял решение по материалу, возвратив К. водительское удостоверение. При этом в силу закона решение по материалу в данном случае мог принять только суд, что расценено как превышение Ш. должностных полномочий.

По независящим от Ш. обстоятельствам оперативными работниками Главного управления МВД России по краю было пресечено дальнейшее совершение осужденным незаконных действий и в результате оперативных мероприятий денежные средства, передача которых была оговорена Ш., изъяты у К.

При определении вида и размера наказания Ш. суд первой инстанции обоснованно учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о его личности, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, признал наличие малолетнего ребенка, явку с повинной, признание вины.

В то же время, обстоятельством, отягчающим наказание Ш., в соответствии с п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ суд признал совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

При этом, судом не учтено, что должностное положение Ш., как сотрудника полиции (органа внутренних дел), явилось признаком состава совершенных им преступлений.

Исходя из положений ч. 2 ст. 63 УК РФ, обстоятельства, относящиеся к признакам состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, должны учитываться при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного. Однако эти же обстоятельства не могут повторно учитываться при назначении наказания.

В связи с изложенным, президиумом краевого суда из приговора исключено отягчающее обстоятельство (п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ) со снижением наказания, назначенного как по ч. 1 ст. 286 УК РФ, так и по совокупности преступлений.

Наказание, назначенное по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 290 УК РФ судом кассационной инстанции оставлено без изменения, так как осужденному приговором суда за совершение указанного преступления назначен минимальный размер основного и дополнительного наказания, а выводы об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ обоснованы.

 

Нарушение правил назначения наказания повлекло изменение приговора

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 140 в г. Минусинске и Минусинском районе от 27.05.2015 Б. осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 2 месяцам исправительных работ, по ч. 1 ст. 112 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим Б. определено наказание в виде 1 года лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного по приговору от 12.09.2014 окончательно Б. назначено 2 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Президиумом краевого суда по представлению заместителя прокурора края приговор изменен по следующим основаниям.

Определяя Б. наказание за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 116 УК РФ, в виде 2 месяцев исправительных работ, суд первой инстанции в нарушение ч.ч. 2 и 3 ст. 50 УК РФ не определил процент удержания из заработка осужденного в доход государства, то есть фактически не назначил наказание по указанной статье уголовного закона.

При изложенных обстоятельствах кассационной инстанцией из приговора исключено указание на назначение Б. наказания в виде исправительных работ и в соответствии с п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ Б. постановлено считать осужденным по ч. 1 ст. 116 УК РФ без назначения наказания.

Кроме того, из приговора исключено указание на назначение осужденному наказания по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, так как за одно из двух совершенных Б. преступлений наказание является не назначенным.

В то же время, внесение в приговор указанных изменений не явилось основанием для снижения наказания, назначенного по правилам ч. 5                        ст. 69 УК РФ, поскольку наказание по совокупности преступлений назначалось Б. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, в связи с чем, исключение из приговора указания на назначение осужденному исправительных работ не уменьшает размера наказаний, назначенных на основании ч. 5  ст. 69 УК РФ.

 

* * * * * *

 

Приговором Советского районного суда г. Красноярска от 16.06.2015 К. осужден по ч. 1 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно К. определено 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда указанный приговор оставлен без изменения.

Судом кассационной инстанции судебные решения, вынесенные в отношении К., по результатам рассмотрения жалобы адвоката изменены.

Так, суд первой инстанции при назначении наказания по ч. 1 ст. 30, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ не в полной мере принял во внимание требования уголовного закона.

В соответствии с положениями ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Санкция ч. 4 ст. 228.1 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде 20 лет лишения свободы, минимальное в виде 10 лет. С учетом требований ч. 2 ст. 66 УК РФ, суд не мог назначить К. по ч. 1 ст. 30, п.п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ более 10 лет лишения свободы.

Принимая решение о виде и размере наказания, суд учел в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, наличие малолетних детей, состояние здоровья осужденного, его сестры, матери и бабушки. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

Таким образом, установив наличие смягчающих наказание обстоятельств, суд назначил К. максимальное наказание по ч. 1 ст. 30, п.п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в виде лишения свободы, предусмотренное санкцией статьи, с учетом положений ч. 2 ст. 66 УК РФ.

При изложенных обстоятельствах, президиум судебные решения, вынесенные в отношении К., изменил, снизил наказание, как за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, так и при назначении наказания по совокупности преступлений в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Отсутствие доказательств об умысле виновного на сбыт наркотических средств определенным лицам повлекло переквалификацию деяния с нескольких преступлений на одно продолжаемое

Постановлением президиума краевого суда от 10.11.2015 по кассационной жалобе адвоката изменены приговор Норильского городского суда от 19.09.2014 в отношении К., в том числе осужденного в порядке досудебного соглашения о сотрудничестве, за 11 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, то есть за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, в составе организованной группы, с использованием средств информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

По мнению суда кассационной инстанции, при принятии решения о квалификации действий К. судом не учтено, что осужденный и лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, имея умысел на сбыт в составе организованной группы наркотических средств, полученных ими единовременно в декабре 2013 года, а именно наркотических средств массой 50,09 гр., в период с 11 по 13.02.2014, совершили ряд действий, направленных на сбыт указанных средств и выразившихся в их расфасовке и помещении в несколько тайников-закладок на территории г. Норильска.

При этом все указанные действия осужденного и лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, являлись тождественными, однотипными, осуществлены в течение короткого времени, на территории одного населенного пункта, в отношении одних и тех же наркотиков, с одной формой вины и единым умыслом, направленным на сбыт всей массы наркотических средств лицам, которые обратятся за их приобретением к другим участникам организованной группы.

Данных о наличии у К. конкретизированного умысла на сбыт наркотических средств определенным лицам, дающие основания квалифицировать действия осужденного как самостоятельные преступления, выразившиеся в покушениях на сбыт наркотических средств конкретным лицам, в материалах дела не имеется и в предъявленном обвинении не приведено.

С учетом изложенного, действия К. президиумом переквалифицированы с 11 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, на ч. 3 ст. 30, п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ как единое продолжаемое преступление, наказание снижено.

 

* * * * * *

 

Постановлением президиума от 03.11.2015 по жалобе осужденной изменены приговор Березовского районного суда от 31.03.2014 и апелляционное определение судебной коллегии от 23.09.2014 в отношении М. осужденной за два преступления, предусмотренных ч. 2 ст. 232 УК РФ, к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Указанным приговором М. осуждена за то, что совместно с сожителем С. с целью потребления наркотических средств и обладая навыками их изготовления, предоставили свою квартиру для потребления наркотических средств. При этом осужденные обустроили кухню квартиры как помещение для изготовления наркотического средства - дезоморфина, в частности, С. изготавливал наркотическое средство, а М. помогала в изготовлении, убиралась в квартире, проветривала помещение, мыла посуду. Таким образом, 25.07.2013, 05.09.2013, а впоследствии 30.10.2013, 07.11.2013, 10.11.2013, М. и С. предоставили ряду лиц квартиру для потребления дезоморфина, в связи с чем, действия осужденных квалифицированы как совокупность двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 232 УК РФ.

Изменяя судебные решения, суд кассационной инстанции указал, что в период с 25.07 по 10.11.2013 М. совершены тождественные однородные действия по содержанию притона, предоставляя различным лицам одно и то же жилое помещение для потребления одного вида наркотика. Кроме того, из изложенных судом фактических обстоятельств следует, что все преступные действия совершались М. с единым умыслом, в рамках единой формы вины, привели к наступлению однородных последствий.

Выводы суда об окончании осужденной первого из преступлений и возникновении после этого нового умысла на совершение еще одного аналогичного преступления в итоговом судебном решении не мотивированы и материалами дела не подтверждены.

С учетом изложенного, действия М. квалифицированы президиумом как единое продолжаемое преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 232 УК РФ, указание о назначении наказания по ч. 3 ст. 69 УК РФ из судебных решений исключено.

 

другие новости