Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за январь-февраль 2016 г.

21.03.2016 16:58:50

ПРОКУРАТУРА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

               

УГОЛОВНО-СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

 

 

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

январь-февраль

 

 

г. Красноярск

2016  год

 

 

О Б О Б Щ Е Н И Е

практики рассмотрения судом апелляционной инстанции представлений

прокурора на судебные решения об отказе в восстановлении срока апелляционного обжалования приговоров за 2015 год

           

Апелляционным отделом прокуратуры края обобщена практика рассмотрения судом апелляционной инстанции Красноярского краевого суда представлений прокурора на постановления суда первой инстанции об отказе в восстановлении срока обжалования судебных решений за 2015 год.

В соответствии со ст. 389.5 УПК РФ, в случае пропуска срока апелляционного обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать апелляционные жалобу, представление, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор или вынесшим иное обжалуемое решение, о восстановлении пропущенного срока. Ходатайство о восстановлении срока рассматривается судьей, председательствовавшим в судебном заседании по уголовному делу, или другим судьей. Постановление судьи об отказе в восстановлении пропущенного срока может быть обжаловано в вышестоящий суд, который вправе отменить такое постановление и рассмотреть поданные апелляционные жалобу, представление по существу либо вернуть их в суд, вынесший обжалуемое судебное решение, для выполнения требований, предусмотренных статьей 389.6 УПК РФ.

За 2015 год Красноярским краевым судом рассмотрено 8 решений анализируемой категории в отношении 9 лиц, из них 5 представлений прокурора в отношении 5 лиц признаны обоснованными и удовлетворены, 3 представления в отношении 4 лиц отклонены. Результативность апелляционного обжалования таких судебных решений составила 55,6%.

Красноярским краевым судом за анализируемый период удовлетворялись апелляционные представления в случаях, когда государственными обвинителями принимались меры к своевременному получению копий судебных решений, признания уважительными причин (например, в связи с большим количеством праздничных и выходных дней) пропуска срока апелляционного обжалования, а также в случаях, когда федеральными судами при рассмотрении ходатайств о восстановлении пропущенного срока допускались существенные нарушения уголовно-процессуального закона, либо, в нарушение требований ч. 2 ст. 295 УПК РФ, судом не объявлялось время оглашения судебных решений по результатам рассмотрения уголовных дел и материалов.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 18.06.2015 отменено постановление Березовского районного суда от 07.04.2015 об отказе в восстановлении срока обжалования приговора Березовского районного суда от 17.03.2015 в отношении Г. Государственному обвинителю восстановлен срок апелляционного обжалования приговора. Дело возвращено в Березовский районный суд для подготовки его к рассмотрению судом второй инстанции.

Основанием отмены судебного решения послужило существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 312 УПК РФ, в течение 5 суток со дня провозглашения приговора его копии вручаются осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю. В соответствии с ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ, апелляционные жалоба, представление на приговор или иное решение суда первой инстанции могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копий приговора, определения, постановления. Частью 1 ст. 389.5 УПК РФ предусмотрено, что в случае пропуска срока апелляционного обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать апелляционные жалобу, представление, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор или вынесшим иное обжалуемое решение, о восстановлении пропущенного срока.

Согласно материалов дела, приговор в отношении Г. оглашен 17.03.2015, копия приговора вручена помощнику прокурора Березовского района 26.03.2015. Государственным обвинителем – помощником прокурора Березовского района 06.04.2015 на приговор суда подано апелляционное представление, одновременно заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного срока на апелляционное обжалование.   Постановлением Березовского районного суда от 07.04.2015 в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на апелляционное обжалование отказано.

Вместе с тем, судом не учтено, что в соответствии с ч. 2 ст. 295 УПК РФ, перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства должно быть объявлено время оглашения приговора. Данное требование закона по делу не выполнено, поскольку в протоколе судебного заседания не указано время оглашения приговора.

При таких обстоятельствах, вывод суда первой инстанции о том, что апелляционное представление государственного обвинителя подано с пропуском срока для обжалования и причина пропуска срока не является уважительной, не соответствовало фактическим обстоятельствам дела. 

Кроме того, из текста обжалуемого постановления видно, что суд принял решение об отказе в восстановлении срока обжалования, руководствуясь  ст. 357 УПК РФ, утратившей силу в связи с изменениями, внесенными в УПК РФ Федеральным законом от 29.12.2010 № 433-ФЗ, а также сослался на ст. 13 УПК РФ, положения которой не регулируют вопросы восстановления пропущенного срока обжалования судебного решения.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 28.05.2015 отменено постановление Октябрьского районного суда г. Красноярска от 18.02.2015 об отказе в восстановлении срока обжалования приговора Октябрьского районного суда              г. Красноярска от 29.12.2014 в отношении Б. Помощнику прокурора Октябрьского района г. Красноярска восстановлен срок апелляционного обжалования указанного приговора и представление принято к производству суда апелляционной инстанции.

Основанием отмены судебного решения послужило существенное нарушение уголовно-процессуального закона. В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ, определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Суд первой инстанции, отказывая прокурору в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования, буквально исходил из положений закона о том, что срок апелляционного обжалования для всех участников процесса, кроме осужденного, содержащегося под стражей, исчисляется 10 сутками с момента постановления приговора. 

Вместе с тем, судом оставлено без внимания то обстоятельство, что право участников процесса обжаловать приговор корреспондирует непосредственной обязанности суда вручить копию приговора в установленные законом сроки, предусмотренные ст.  312 УПК РФ - в течение 5 суток со дня его провозглашения.

Как следует из материалов уголовного дела, приговор в отношении Б. постановлен 29.12.2014. В тот же день прокурором в суд передано ходатайство о вручении ему копии приговора с целью его последующего обжалования.

Копия не вступившего в законную силу приговора суда направлена в прокуратуру Октябрьского района г. Красноярска 12.01.2015 и получена 19.01.2015. 20.01.2015 государственным обвинителем подано предварительное апелляционное представление на приговор с ходатайством о восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования, а 26.01.2015 – апелляционное представление с указанием доводов, по которым прокурор полагал необходимым приговор суда отменить с направлением на новое рассмотрение. 18.02.2015 Октябрьским районным судом г. Красноярска в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования прокурору отказано.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что направление прокурору копии приговора 12.01.2015, то есть в последний день срока его обжалования и получение ее 19.01.2015 – на двадцать первый день после провозглашения, то есть после истечения срока обжалования, следовало признать уважительной причиной для восстановления срока, о чем указывалось в ходатайстве, поскольку срок был пропущен не по вине представителя государственного обвинения, подавшего предварительное апелляционное представление на следующий же день после получения им копии приговора.

Судом также оставлено без должного внимания то, что весь период срока, предоставленного прокурору на обжалование приговора Октябрьского районного суда г. Красноярска от 29.12.2014, в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации пришелся на предпраздничные и праздничные дни, в которые трудовые обязанности не могли быть объективно исполнены в силу закона. 

Несмотря на то, что суд апелляционной инстанции в большинстве случаев соглашался с доводами прокурора в поступивших на рассмотрение представлениях о нарушении судом первой инстанции уголовно-процессуального закона при рассмотрении анализируемых вопросов, также встречались факты признания требований прокурора необоснованными.

При этом, Красноярский краевой суд, отклоняя апелляционные представления, не признавал причины пропуска срока апелляционного обжалования уважительными, и основное внимание акцентировал на том, что уголовно-процессуальный закон связывает исчисление срока обжалования с моментом провозглашения судебного решения, а не с моментом его получения. Необходимо также отметить, что существуют различные подходы при решении данного вопроса в разных составах апелляционной инстанции Красноярского краевого суда.

Так, апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 02.06.2015 отклонено апелляционное представление прокурора района на постановление Пировского районного суда от 02.04.2015 об отказе в восстановлении срока апелляционного обжалования приговора Пировского районного суда от 20.02.2015 в отношении Б. и Б.М., указанное судебное решение оставлено без изменения.

Установлено, что приговор в отношении Б. и Б.М. постановлен 20.02.2015. Копия не вступившего в законную силу судебного решения суда поступила в прокуратуру района 02.03.2015, то есть в последний день для его апелляционного обжалования. 06.03.2015 прокурором в Пировский районный суд направлено ходатайство о восстановлении срока апелляционного обжалования и апелляционное представление на указанный приговор. Постановлением Пировского районного суда от 02.04.2015 в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования прокурору отказано.

В представлении ставился вопрос об отмене постановления суда от 02.04.2015 в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона,  поскольку копия приговора Пировского районного суда от 20.02.2015 поступила в прокуратуру по истечении пятидневного срока, предусмотренного ст. 312 УПК РФ, а именно на десятый день, что с учетом объемности судебного решения исключило объективную возможность своевременного его изучения и обжалования в установленные законом сроки.

Изложенные в апелляционном представлении доводы об уважительности пропущенного срока на апелляционное обжалование ввиду несвоевременного вручения государственному обвинителю копии приговора, признаны судом апелляционной инстанции несостоятельными, со ссылкой на то, что по смыслу действующего уголовно-процессуального законодательства, возможность принесения апелляционного представления прокурором не связана со сроком вручения ему копии приговора.

Указанное судебное решение обжаловано прокуратурой края в кассационном порядке в связи с существенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела. В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене судебных решений, восстановлении срока на подачу апелляционного представления на приговор Пировского районного суда от 20.02.2015, с учетом нарушения требований ст. 312 УПК РФ о вручении осужденному, его защитнику и государственному обвинителю копии приговора в течение 5 суток со дня его провозглашения.

При этом, отказывая в удовлетворении ходатайства прокурора, суд сослался на обстоятельства, не имеющие правового значения, а именно, возможность получения копии приговора прокурором самостоятельно в более ранний срок, поскольку адвокат копию приговора получил уже 27.02.2015, а прокуратура находится в одном здании с судом. Вместе с тем, суд оставил без внимания то, что служебной проверкой установлено, что сотрудник суда несвоевременно изготовил и разослал участникам дела копии приговора. Кроме того, в кассационном представлении указано на несогласие с мотивами суда апелляционной инстанции, который сослался на то, что государственный обвинитель не был ограничен в возможности получить необходимую информацию при провозглашении приговора, так как суд, удаляясь в совещательную комнату, в нарушение ч. 2 ст. 295 УПК РФ, не объявил время провозглашения приговора, достоверные сведения о присутствии представителя стороны обвинения при провозглашении приговора в протоколе судебного заседания отсутствуют.

Отказывая в передаче кассационного представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, судья в постановлении от 17.08.2015 указал, что уважительных причин пропуска срока апелляционного обжалования в ходатайстве прокурора не приведено. Заявляя ходатайство о восстановлении срока на подачу апелляционного представления, прокурор сослался на несвоевременность вручения ему копии приговора, поступившей на 10 день после провозглашения приговора, что стало препятствием для своевременной подготовки и подачи представления.

Вместе с тем, суд обоснованно не признал указанное обстоятельство уважительной причиной, влекущей восстановление пропущенного срока, поскольку закон не связывает исчисление срока подачи апелляционного представления обвинителем или вышестоящим прокурором с датой получения ими копии обжалуемого судебного решения. Согласно ст. 389.4 УПК РФ, апелляционное представление на приговор или иное решение суда первой инстанции может быть подано в течение 10 суток со дня постановления этого приговора или иного решения.

С учетом указанных норм права, приведенные в представлении  обстоятельства, связанные с несвоевременностью направления сотрудниками суда в прокуратуру Пировского района копии обжалуемого приговора, не являются достаточным и законным основанием для отмены судебных решений в кассационном порядке. Закон не признает несвоевременное вручение копии приговора или иного решения участнику дела, за исключением осужденного или иного лица, находящегося под стражей, основанием для восстановления  процессуального срока на подачу апелляционной жалобы или представления. 

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 15.10.2015 отклонено также обоснованное, на наш взгляд, апелляционное представление прокурора района на постановление Курагинского районного суда от 20.07.2015 об оставлении без удовлетворения ходатайства старшего помощника прокурора района о восстановлении пропущенного срока для принесения апелляционного представления на постановление Курагинского районного суда от 08.05.2015, указанное судебное решение оставлено без изменения.

Установлено, что постановлением Курагинского районного суда от 08.05.2015 удовлетворена жалоба заявителя З., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ. Копия указанного решения поступила в прокуратуру района 25.05.2015, то есть по истечении десятидневного срока обжалования, предусмотренного ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ. 01.06.2015 старший помощник прокурора района В. принес апелляционное представление на вышеуказанное постановление, а также ходатайствовал о восстановлении срока апелляционного обжалования. Постановлением Курагинского районного суда от 20.07.2015 ходатайство старшего помощника прокурора района В. оставлено без удовлетворения.

В представлении ставился вопрос о восстановлении срока апелляционного обжалования постановления Курагинского районного суда от 20.07.2015, поскольку судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а именно вопреки требованиям ст. 312 УПК РФ, копия постановления поступила в прокуратуру района несвоевременно, за сроками апелляционного обжалования,  и рассмотрение ходатайства проведено без участия прокурора.

Однако, изложенные в апелляционном представлении доводы об уважительности пропущенного срока на апелляционное обжалование ввиду несвоевременного вручения прокурору копии постановления, признаны судом апелляционной инстанции несостоятельными, поскольку судебное решение вынесено и провозглашено судьей 08.05.2015 в судебном заседании с участием старшего помощника прокурора района В., а уголовно-процессуальный закон связывает исчисление срока обжалования для прокуроров с моментом провозглашения судебного решения. С учетом сложности рассмотренного материала, В. имел возможность принести апелляционное представление в установленные законом сроки, кроме того, уважительных причин пропуска срока обжалования автором представления не приведено. Тот факт, что сотрудник прокуратуры своевременно не явился за изготовленной для него копией постановления, а получил ее только 25.05.2015, не свидетельствует о нарушении судом требований ст. 312 УПК РФ. Кроме того, действующий УПК РФ не регулирует порядок рассмотрения такого ходатайства, при этом, по мнению суда апелляционной инстанции, данный порядок соблюден – оно рассмотрено судьей.

Вместе с тем, статьей 312 УПК РФ именно на суд возложена обязанность своевременного вручения копии судебного решения в течение 5 суток со дня его провозглашения. Кроме того, в нарушение ч. 2 ст. 295 УПК РФ, суд при рассмотрении 08.05.2015 жалобы З. в порядке ст. 125 УПК РФ с участием старшего помощника прокурора района В. перед удалением в совещательную комнату не объявил время оглашения судебного решения участникам судебного разбирательства, а из протокола судебного заседания с достоверностью установить присутствовал ли при оглашении судебного решения 08.05.2015 работник прокуратуры не представляется возможным.

 

О Б З О Р

апелляционной практики применения горрайсудами

требований ч. 6 ст. 15 УК РФ

 

 

За 2015 год всего судом апелляционной инстанции рассмотрено 9 уголовных дел в отношении 10 лиц, которым изменена категория преступлений, все по представлениям. В отношении 5 лиц требования прокуроров удовлетворены, в отношении 5 – отклонены, в связи с чем, результативность апелляционного обжалования составила лишь 50%.

По существу за указанный период пересмотрено приговоров в отношении 5 лиц, все по апелляционным представлениям государственных обвинителей, что положительно отразилось на эффективности апелляционного реагирования, составившей 100%. Однако лишь в отношении 2 лиц приговоры пересмотрены в связи с необоснованным изменением категории преступления на более тяжкую, что повлекло в одном случае усиление назначенного наказания, а в другом – отмену приговора.

Так, 29.10.2015 по доводам апелляционного представления изменен приговор Советского районного суда г. Красноярска от 30.06.2015 в отношении К., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года. Обосновывались требования прокурора о мягкости наказания тем, что суд не учел совершение осужденным тяжкого преступления, в период испытательного срока по предыдущему приговору суда, по которому он осужден за совершение аналогичного преступления. Таким образом, К. своим поведением не только не доказал своего исправления, но и продолжил заниматься преступной деятельностью.

Соглашаясь с доводами апелляционного представления, судебная коллегия дополнительно указала, что, изложив общие суждения в обоснование своих выводов, суд не конкретизировал какие именно фактические обстоятельства совершенного преступления позволили изменить категорию преступления, не указал какие данные, свидетельствующие о меньшей степени общественной опасности преступления, явились основанием для принятия такого решения. В тоже время, по смыслу закона, степень общественной опасности совершенного преступления определяется в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности, размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в совершении преступления, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание, в соответствии с санкциями статей Особенной части УК РФ.

Таким образом, не только сам факт наличия смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, которые следует рассматривать как условия, а фактические обстоятельства совершенного преступления и степень его общественной опасности, являются основаниями для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ. Вопреки указанным требованиям, степень общественной опасности инкриминируемого К. преступления, судом первой инстанции не оценена. При таких данных, вышестоящий суд, согласился с доводами апелляционного представления, исключив из описательно-мотивировочной части приговора указание о применении ч. 6 ст. 15 УК РФ, положений ст. 73 УК РФ, применив правила ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ, усилив наказание за совершенное преступление до 3 лет 6 месяцев, по совокупности приговоров - до 4 лет лишения свободы.

При обжаловании приговора Балахтинского районного суда в отношении К., осуждённого 01.12.2014 по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы условно, государственный обвинитель просил изменить приговор, в связи с нарушением требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить осужденному наказание в виде реального лишения свободы, так как в его действиях присутствует опасный рецидив. Кроме того, им указано о необоснованном применении правил ч. 6 ст.15 УК РФ, поскольку каких-либо фактических обстоятельств преступления, позволяющих изменить категорию преступления на менее тяжкую, в судебном заседании не установлено. 

Краевой суд согласился с доводами представления, однако приговор отменил, направив дело на новое рассмотрение, указав, что суд первой инстанции не в полной мере установил данные о личности К., не исследовал вопрос о наличии в его действиях отягчающих наказание обстоятельств, указав в приговоре взаимоисключающие выводы об их наличии, в связи с чем, неправильно применил Общую часть Уголовного кодекса Российской Федерации и неправильно назначил наказание.

В частности, судом не учтено, что одна из судимостей 2002 года не погашена и образует в действиях К. опасный рецидив преступлений. Однако в приговоре указано об отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание. Далее, в описательно – мотивировочной части приговора, без конкретизации, суд сделал ссылку на отягчающее обстоятельство. Указанное не позволило судебной коллегии установить, какое из обстоятельств учитывалось судом при назначении наказания как отягчающее, в связи с чем, отмечено о  необоснованном изменении категории преступления на средней тяжести.

При подготовке остальных представлений, повлиявших на эффективность апелляционного реагирования, государственными обвинителями допущены недостатки, в связи с которыми апелляционной инстанцией, в силу невозможности ухудшения положения осужденного, приговоры изменены со снижением назначенного наказания, в том числе по одному делу применены положения ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 12.02.2015 по апелляционному представлению государственного обвинителя изменен приговор Балахтинского районного суда от 05.08.2014, которым Ж. осужден за совершение ряда краж, в том числе по           п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, по совокупности преступлений к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

При изучении материалов уголовного дела установлено, что преступление, предусмотренное п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, совершено Ж. в период испытательного срока по предыдущему приговору (от 24.07.2013), которым он осужден за покушение на совершение кражи.

В апелляционном представлении обоснованно поставлен вопрос об отмене условного осуждения по приговору Балахтинского районного суда от 24.07.2013 в силу ч. 5 ст. 74 УК РФ и назначении наказания по ст. 70 УК РФ, однако требование представления об окончательном наказании в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ не соответствовало положениям уголовного закона, так как в силу п. «б» ч. 2 ст. 73 УК РФ, условное осуждение не назначается при совершении тяжкого преступления в течение испытательного срока.

Некорректно сформулированные требования апелляционного представления, за пределы которого суд апелляционной инстанции выйти не мог, в силу ст. 389.24 УПК РФ, повлекли изменение категории преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ с тяжкого на преступление средней тяжести, на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ, и снижение назначенного наказания до 1 года 5 месяцев лишения свободы, а на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ – до 1 года 10 месяцев лишения свободы. Наказание постановлено считать условным.  

Прокуратурой Октябрьского района г. Красноярска дважды за анализируемый период обжаловались приговоры, в которых осужденным изменялась категория преступлений, в обоих случаях доводы прокурора вышестоящим судом признавались обоснованными. Однако по одному делу требования представлений не содержали доводов о мягкости назначенного наказания, по второму - признано обоснованным решение об изменении категории преступления предыдущим приговором, поскольку оно не обжаловалось стороной обвинения и не отменялось в этой части, что повлекло  изменение приговоров со смягчением наказания.

Так, 10.03.2015 определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 08.10.2014 в отношении Д., осужденного к штрафу за три преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 292 УК РФ - 25 000 рублей, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 290 УК РФ (с применением ст. 64 УК РФ) -  80 000 рублей, ч. 3 ст. 69 УК РФ –100 000 рублей.

Удовлетворяя доводы апелляционного представления, судебная коллегия исключила из описательно-мотивировочной части приговора положения ч. 6     ст. 15 УК РФ, сославшись при этом на нарушение судом первой инстанции требований уголовно-процессуального закона, поскольку фактически решение об изменении категории преступления не принято с учетом отсутствия в резолютивной части приговора соответствующего указания на это. Также апелляционная инстанция, соглашаясь с требованиями прокурора о том, что основное наказание в виде штрафа по ч. 5 ст. 290 УК РФ не предусматривает возможность назначения дополнительного наказания в виде лишения права заниматься преподавательской деятельностью в государственных образовательных учреждениях, исключила его из резолютивной части приговора. Кроме того, Д. освобожден от наказания по ч. 1 ст. 292 УК РФ за каждое из трех преступлений на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УК РФ, постановлено считать его осужденным за преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30, ч. 3     ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к штрафу в размере 96 000 рублей.

30.04.2015 апелляционным определением по представлению прокурора изменен приговор Октябрьского районного суда г. Красноярска от 18.12.2014 в отношении несовершеннолетнего Ш., осужденного по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 10 месяцев.

  В апелляционном представлении указано о допущенных судом первой инстанции существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, поскольку приговор не соответствует требованиям ч. 1 ст. 297 УПК РФ.

Так суд, рассматривая уголовное дело после отмены по процессуальным основаниям ранее состоявшегося приговора, которым изменена категория тяжести преступления и прекращено уголовное дело в связи с примирением сторон, в нарушение закона, ухудшил положение Ш., отказав в изменении категории тяжести преступления, в соответствии с ч. 6 ст.15 УК РФ, и удовлетворении ходатайств потерпевших о примирении, несмотря на то, что  ранее в апелляционном представлении возможность изменения категории тяжести преступления не оспаривалась. В связи с чем, в новом представлении обоснованно поставлен вопрос лишь об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда с требованиями прокурора согласилась, указав на то, что уголовное дело в отношении Ш. 27.05.2014 обоснованно прекращено в связи с примирением с потерпевшими, в связи с изменением категории тяжести преступления.

Апелляционным определением от 21.08.2014 постановление суда от 27.05.2014 по представлению прокурора отменено в связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона, выразившимися в том, что суд, вопреки требованиям ст. 299 УПК РФ, принял решение об изменении категории преступления при вынесении не приговора, а постановления о прекращении дела по нереабилитирующим основаниям. При этом в апелляционном представлении обоснованность решения об изменении категории тяжести преступления и о примирении с потерпевшими на основании ст. 76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ под сомнение не ставилась. 

Учитывая изложенное, с выводами суда о невозможности при повторном рассмотрении дела изменения категории тяжести преступления, совершенного Ш., судебная коллегия не согласилась. Оценив фактические обстоятельства преступления и степень его опасности, а также, принимая во внимание принцип уголовно-процессуального закона о недопустимости поворота к худшему после отмены ранее состоявшегося судебного решения по основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, судебная коллегия пришла к выводу об изменении категории преступления с тяжкого на преступление средней тяжести. Ходатайства потерпевших о примирении с подсудимым Ш. на основании ст. 76 УК РФ удовлетворено, Ш. от отбывания наказания освобожден.

Анализируя апелляционные представления, отклоненные краевым судом, следует отметить, что их доводы  поддержаны в краевом суде, поскольку признаны заслуживающими внимание.

Так, нельзя согласиться с позицией краевого суда, отклонившего 22.01.2015 апелляционное представление, принесенное на приговор Лесосибирского городского суда от 13.11.2014 в отношении Б., осужденного по п. «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 6 ст. 15, ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В представлении обоснованно указывалось на нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку, применяя требования ч. 6 ст. 15 УК РФ, суд первой инстанции не указал конкретные обстоятельства, существенно уменьшающие общественную опасность совершенного Б. преступления. Более того, в связи с тем, что в апелляционной жалобе осужденный оспаривал квалификацию своих действий, указывая на то, что он являлся посредником при передаче наркотических средств, прокурором обоснованно указано о незаконности применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Однако, отклоняя доводы представления, судебная коллегия указала, что судом первой инстанции обоснованно при назначении наказания учтен размер наркотического средства, отсутствие корыстной цели при совершении преступления, а также данные о личности Б., имеющего социально-положительную ориентацию развития личности, его поведение после совершения преступления, что, по мнению краевого суда, обоснованно признанно исключительными обстоятельствами и с учетом отсутствия отягчающих обстоятельств, применены правила ст. 64 УК РФ, а также ч. 6            ст. 15 УК РФ.

Если в данном случае основанием отклонения представления являлось субъективное мнением судебной коллегии краевого суда о достаточности смягчающих вину обстоятельств для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ, то причиной отклонения представления, принесенного на приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 30.03.2015 в отношении Т., осужденного по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к условной мере наказания, послужило недостаточное обоснование заявленных прокурором требований о необходимости исключения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, а, кроме того, необоснованность других требований, в частности об исключении смягчающих обстоятельств – явки с повинной, аморальности поведения потерпевшего.

Мотивировано апелляционное представление тем, что судом не приняты во внимание тяжесть и обстоятельства совершенного преступления. Однако автором представления не обращено внимание на то, что описательно-мотивировочная часть приговора содержала существенные противоречия.

Так, судом при назначении наказания учтены ряд смягчающих вину обстоятельств, которые, по мнению суда, не могли быть признаны исключительными, в связи с чем, к осужденному не применены правила ст. 64 УК РФ о назначении наказания ниже низшего предела или более мягкого наказания. Вместе с тем, вопреки приведенным доводам, судом, с учетом тех же обстоятельств, безмотивно принято решение об изменении категории преступления на менее тяжкую. Однако на это внимание государственного обвинителя не обращено.

Кроме того, 03.02.2015 судебной коллегией краевого суда частично удовлетворены доводы апелляционного представления, принесенного на приговор Новоселовского районного суда от 27.12.2014 в отношении П. и С., осужденных по ч. 3 ст. 260 УК РФ к условной мере наказания: из приговора исключено указание о возможности назначения наказания подсудимым в виде лишения свободы без штрафа. Между тем, доводы представления, затрагивающие вопросы применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, отклонены.

Государственным обвинителем правильно указывалось на то, что оснований для изменения категории преступления на среднюю тяжесть не имелось. Более того, в описательно-мотивировочной части приговора судом указано об учете совершения виновными умышленного преступления, относящегося к категории тяжких.

Судебная коллегия, отклоняя требования прокурора об изменении категории преступления, указала, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о возможности изменения категории преступления на средней тяжести, а также учета совершения осужденным тяжкого преступления, поскольку по смыслу закона суд при назначении наказания сначала учитывает тяжесть совершенного преступления и только после этого, при наличии соответствующих обстоятельств, обсуждает вопрос об изменении категории преступления на менее тяжкую.

На приговор Мотыгинского районного суда от 30.04.2015 в отношении С., осужденной по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к условной мере наказания, прокурором района принесено апелляционное представление, в котором обоснованно поставлен вопрос об изменении приговора и исключении из его описательно-мотивировочной части указания на применение положений ч. 6  ст. 15 УК РФ. Также представление содержало доводы о мягкости назначенного наказания, которое несправедливо постановлено считать с применением правил ст. 73 УК РФ. Обосновывая свою позицию относительно нарушения уголовного закона, повлекшего назначение несправедливого наказания, прокурором указано, что суд первой инстанции не учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, направленного против жизни и здоровья граждан, относящегося к категории тяжкого, данные о личности осужденной.

Отклоняя заявленные в представлении требования прокурора, судебная коллегия указала, что наказание С. назначено с учетом данных о ее личности: не привлекавшейся ранее ни к уголовной, ни к административной  ответственности, положительно характеризующейся по месту жительства и осуществляющей уход за престарелой матерью.

Кроме того, апелляционной инстанцией указано, что поведение осужденной и потерпевшего до и после совершенного преступления существенным образом уменьшают степень его общественной опасности, поскольку установлено, что потерпевший Б., будучи в состоянии алкогольного опьянения, пришел в дом к осужденной, затеял с ней ссору, оскорблял ее, вел себя аморально, чем спровоцировал совершение преступления. После причинения С. потерпевшему тяжкого вреда здоровью Б. оказана медицинская помощь, также она активно способствовала раскрытию и расследованию преступления. Указанные факты, а также признание вины и раскаяние в содеянном, признаны судом первой инстанции смягчающими обстоятельствами. Изложенное позволило апелляционной инстанции согласиться с выводами суда об изменении категории преступления, а также о назначении наказания с применением ст. 73 УК РФ.  

В первом полугодии 2015 года отозвано 1 представление, принесенное на приговор в отношении 2 лиц, к которым применены положения ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Так, 07.04.2015 апелляционной инстанцией краевого суда прекращено апелляционное производство в связи с отзывом представления, принесенного на приговор Балахтинского районного суда от 26.01.2015, которым И. и Л. осуждены по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к условной мере наказания.

При назначении наказания И. суд первой инстанции признал наличие смягчающих обстоятельств исключительными, в связи с чем, применил правила ч. 6 ст. 15 УК РФ об изменении категории преступлений.

Государственный обвинитель, правильно ориентировавший суд на назначение И. наказания с отменой условного осуждения по предыдущему приговору на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ, тем не менее, в апелляционном представлении поставил вопрос не об исключении положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и усилении назначенного наказания, а об изменении категории преступления в отношении второго осужденного -  Л. и снижении ему назначенного наказания.

 

О Б О Б Щ Е Н И Е

практики апелляционного обжалования постановлений горрайсудов края о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом

за 2015 год

 

В 2015 году количество обжалованных и пересмотренных Красноярским краевым судом постановлений городских (районных) судов о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, уменьшилось более чем на 50%. Всего судебной коллегией по уголовным делам краевого суда рассмотрено 482 (-612, -55,1%) материала, из них 28,2% (+0,4%) признаны незаконными – 138 (-165, -55,1%) судебных решений, то есть количество ошибок, устраняемых в суде апелляционной инстанции не уменьшилось. В том числе, 125 (-155) или 90,6% (-1,3%) судебных решений отменено, изменено по жалобам.

По представлениям прокуроров пересмотрено лишь 13 (-10) судебных решений. Эффективность апелляционного реагирования прокуроров на незаконные судебные решения по указанной категории материалов незначительно улучшилась и составила 9,6% (+2%).

При этом все 13 рассмотренных апелляционных представлений удовлетворены. Результативность апелляционного обжалования составила 100% (+4,3%). Обоснованные апелляционные представления принесены: Ачинским межрайонным прокурором – 4, прокурором Железнодорожного района г. Красноярска –  3, прокурорами Свердловского района г. Красноярска и прокурором г. Норильска – 2, прокурором Северо-Енисейского района и Назаровским межрайонным прокурором – 1 представление.

Приведенные цифровые данные свидетельствуют о том, что в 2015 году качество участия прокуроров в рассмотрении указанных материалов и обжалования постановлений судов не улучшилось. Еще значительное количество нарушений закона устраняется по жалобам иных участников судопроизводства. Несмотря на имеющиеся нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, количество пересмотренных постановлений по апелляционным представлениям уменьшилось, что не соответствует состоянию законности при вынесении судами решений данной категории.

Отмененные (измененные) судебные решения по жалобам в большинстве своем постановлены судами: Емельяновским - 43, Минусинским и Железнодорожным – 17, Советским и Норильским – 12, Богучанским – 10, Свердловским и остальными – 6 и менее.

Оперативными работниками указанных прокуратур судебные решения о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законодательством, в нарушение п. 35 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» и п. 11  приказа прокурора края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», должным образом не изучались, меры к их своевременному обжалованию не принимались. При этом из 138 незаконных судебных решений, в рассмотрении 106 (76,8%) материалов участие прокурора в судебном заседании обеспечено не было, из них 103 или - 82,4% - пересмотрены по жалобам.

Основными причинами отмены и изменения названных судебных решений явились нарушения требований уголовного процесса и уголовного закона. Большинство судебных решений отменено с направлением материалов на новое судебное рассмотрение, так как устранить допущенные нарушения в суде апелляционной инстанции не представилось возможным.

Всего в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона отменено, изменено 80 (-73) решений анализируемой категории, что составило 58% (+7,5%) от общего числа пересмотренных.

Процессуальные нарушения связаны с несоблюдением права на защиту, включая не обеспечение личного участия в судебном заседании, а также несвоевременным уведомлением о дате рассмотрения ходатайства. Несмотря на то, что существенных изменений в уголовный закон в течение продолжительного времени законодателем не вносилось, постановления, вынесенные в порядке ст. 10 УК РФ, до сих пор содержат многочисленные ошибки по его применению. Нарушения закона, оставленные прокурорами без внимания, являлись очевидными.

В соответствии с ч.2 ст.399 УПК РФ, регламентирующей процессуальный порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, следует, что осужденный должен быть извещен о дате, времени и месте судебного заседания не позднее, чем за 14 суток до его начала.

Постановлением апелляционной инстанции по уголовным делам краевого суда от 10.09.2015, по жалобе осужденного К. отменено постановление Емельяновского районного суда от 29.05.2015, которым частично удовлетворено ходатайство о приведении в соответствие с действующим законодательством приговоров суда, материал направлен на новое рассмотрение. Из материалов следовало, что осужденный К. о дате судебного заседания, назначенного на 29.05.2015, был извещен 25.05.2015, то есть менее чем за 14 суток до его начала.

Постановлением апелляционной инстанции по уголовным делам Красноярского краевого суда от 03.09.2015 по жалобе осужденного Л. отменено постановление Советского районного суда г. Красноярска от 29.06.2015. Так как  осужденный Л. о дате судебного заседания, назначенного на 10.06.2015, был извещен только 01.06.2015, при этом в расписке указал, что просит рассмотреть ходатайство в его отсутствие. Ввиду ненадлежащего извещения осужденного о дате судебного заседания, суд отложил рассмотрение материала на 29.06.2015, однако осужденного об этом не известил и рассмотрел его ходатайство по существу, чем нарушил право последнего на защиту.

Повсеместно судами края продолжает нарушаться право на защиту осужденных в суде первой инстанции. Апелляционным постановлением краевого суда от 01.10.2015 по жалобе осужденного отменено постановление Уярского районного суда от 23.07.2015, которым отказано в удовлетворении ходатайства осужденного С. в порядке ст. 10 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 УПК РФ, подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Согласно п. 20 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, обвиняемый вправе участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора. Указанные права, согласно положениям ч. 2 ст. 47 УПК РФ, распространяются и на осужденного.

Из материала следует, что осужденный С. изъявил желание участвовать в судебном заседании при рассмотрении вопроса о приведении приговора в соответствие с действующим уголовным законодательством, о чем заявил в своем ходатайстве 19.06.2015. Указанное обстоятельство явилось основанием для отложения судебного заседания.

Вместе с тем, суд рассмотрел материал в отсутствие осужденного, при этом, разрешая вопрос о возможности его рассмотрения при имеющейся явке, пришел к выводу о том, что ходатайство о рассмотрении материала с его участием от осужденного не поступало. Согласно же расписке, имеющейся в материале, 17.07.2015 осужденный С. был уведомлен о дате, времени и месте судебного заседания. При этом от ранее заявленного ходатайства о своем участии в судебном заседании он не отказывался.

Апелляционным постановлением краевого суда от 15.10.2015 отменено постановление Минусинского городского суда от 13.08.2015, которым отказано в удовлетворении ходатайства о приведении в порядке ст. 10 УК РФ постановленного в отношении З. приговора.

Как следует из представленных материалов, суд, принимая к своему производству ходатайство осужденного З. в соответствие со ст. 10 УК РФ и назначая дату судебного заседания, направил осужденному копию постановления о назначении судебного заседания от 27.07.2015 и расписку, в которой известил последнего о времени, дате и месте рассмотрения его ходатайства, разъяснив положения ст.ст. 132, 399 УПК РФ. Осужденный З. в расписке отказался от участия защитника, не пояснив причины своего отказа.

Вместе с тем, 11.08.2015 от осужденного З. поступило заявление, в котором последний сообщил, что вынужденно отказался от услуг защитника, в связи с тяжелым материальным положением и имущественной несостоятельностью. Однако, в судебном заседании 13.08.2015 осужденный вновь отказался от услуг защитника, не пояснив причины своего отказа. При этом судом первой инстанции не выяснялись мотивы отказа осужденного от услуг защитника, не проверялись доводы относительно его имущественной несостоятельности, отказ судом принят и решение постановлено в отсутствие защитника.

Таким образом, судом первой инстанции было нарушено право осужденного З. на защиту, не устранимое в суде апелляционной инстанции, что повлекло отмену постановления с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Кроме несоблюдения прав осужденных на обеспечение защитником и личного участия в суде первой инстанции, в анализируемом периоде судом апелляционной инстанции устранялись и иные нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, апелляционным постановлением  судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 26.11.2015 по жалобе адвоката в интересах осужденного Г. отменено постановление Советского районного суда г. Красноярска от 09.07.2015 об удовлетворении ходатайства о пересмотре  приговора от 30.04.2010 в порядке ст. 10 УК РФ.

Приговором суда от 30.04.2010 Г. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В постановлении суда не конкретизировано, каким из указанных в постановлении законов внесены в каждую из частей ст. 159 УК РФ соответствующие изменения, наказание за какое именно из совершенных Г. преступлений снижено судом и в какой мере. Резолютивная часть постановления также не позволяет установить существо решения, принятого судом первой инстанции, поскольку содержит лишь указание на осуждение Г. по ч. 2 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 159 УК РФ и ч. 3 ст. 69 УК РФ и перечисление редакций закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ и 07.03.2011 № 26-ФЗ, а также вывод о снижении наказания по приговору суда.

С учетом изложенного, апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что ходатайство о применении уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ  фактически не рассмотрено, а принятое решение не отвечает требованиям ст. 7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности судебного решения.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 07.07.2015 по апелляционной жалобе осужденного отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение постановление Емельяновского районного суда от 21.04.2015, которым частично удовлетворено ходатайство осужденного С. о приведении в соответствие с действующим уголовным законодательством ранее постановленных в отношении него приговоров суда.

Основанием к отмене постановления явилось существенное нарушение уголовно-процессуального законодательства, выразившееся в том, что в нарушение ч. 6 ст. 259 УПК РФ, протокол судебного заседания по данному материалу не подписан председательствующим судьей.

По смыслу ст. 10 УК РФ, с учетом правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном ст.ст. 397 и 399 УК РФ, рассматриваются вопросы смягчения наказания либо освобождения наказания только в том случае, когда приговор либо определение (постановление) суда второй инстанции, если дело рассматривалось таким судом, постановлены до вступления в силу уголовного закона, устраняющего преступность деяния, смягчающего наказание либо иным образом улучшающего положение осужденного, либо вопрос о смягчении наказаний в связи с внесением в уголовный закон улучшающих положение осужденных изменений не был предметом рассмотрения ранее в порядке, предусмотренном ст.ст. 397 и 399 УПК РФ. В случае повторного обращения осужденного с ходатайством об освобождении от наказания или о смягчении наказания на основании п. 13 ст. 397 УПК РФ, когда по ходатайству, заявленному ранее по тем же основаниям, судом вынесено постановление об отказе в его удовлетворении, такое ходатайство рассмотрению не подлежит и в его принятии должно быть отказано. Если указанное обстоятельство установлено в ходе рассмотрения судом ходатайства осужденного, то производство по такому ходатайству подлежит прекращению.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 05.11.2015 по жалобе осужденного отменено постановление Канского городского суда от 31.08.2015, которым Ф. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора Ачинского городского суда от 15.01.2002 в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ. Производство по ходатайству осужденного прекращено.

При наличии ряда постановлений, принятых ранее по результатам рассмотрения ходатайств Ф. на основании ст. 10 УК РФ, при вынесении которых вопросы о возможности применения к осужденному изменений, внесенных в УК РФ, улучшающих его положение, в том числе, и Федеральным законом Российской Федерации от 07.12.2011 № 420-ФЗ, были предметом рассмотрения, Ф. повторно обратился с ходатайством о приведении приговора в соответствие с законом, улучающим его положение в соответствии с п. 13 ст. 397 УПК РФ и суду следовало отказать осужденному в принятии ходатайства, при установлении данного обстоятельства в ходе рассмотрения судом его ходатайства прекратить производство по такому ходатайству.

Апелляционным постановлением краевого суда от 08.09.2015 по апелляционным жалобам осужденного К. и в его интересах защитника отменено постановление Енисейского районного суда от 18.06.2015 об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного о смягчении в соответствии со ст. 10 УК РФ наказания. Производство по материалу прекращено, так как у суда не было оснований к принятию ходатайства осужденного к производству и его рассмотрению по существу, сводящегося к проверке законности и обоснованности вступивших в законную силу постановления Минусинского городского суда от 05.09.2012 и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 05.02.2013, которым постановление Минусинского городского суда от 05.09.2012 было оставлено без изменения.

Вместе с тем, апелляционным постановлением краевого суда от 28.07.2015 отменено постановление Минусинского городского суда от 14.05.2015, которым необоснованно отказано в принятии к рассмотрению ходатайства о пересмотре в порядке ст. 10 УК РФ приговоров, постановленных в отношении Ш.

Так, суд первой инстанции, отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства осужденного Ш. в порядке ст.10 УК РФ, сделал вывод, что после вступления приговоров в законную силу каких-либо изменений, устраняющих преступность деяний, смягчающих наказание и иным образом улучшающих положение осужденного, в уголовный закон не вносилось.

Отменяя данное постановление, краевой суд указал, что ходатайство Ш., в силу требований п. 13 ст. 397 УПК РФ, подлежало рассмотрению в судебном заседании по существу. Однако указанные требования закона федеральным судом не выполнены. Судьей вынесено постановление об отказе Ш. в принятии ходатайства без проведения судебного заседания и участия осужденного.

Достаточно частым основанием для отмены судебных решений в анализируемом периоде являлось нарушение ч.ч. 1, 3 ст. 240 УПК РФ.

Апелляционным постановлением краевого суда от 13.10.2015 отменено постановление Минусинского городского суда от 17.08.2015, которым осужденному М. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении ранее постановленных приговоров в соответствие со ст. 10 УК РФ.

Как следует из представленного материала, судом рассмотрен вопрос о возможности приведения приговоров Минусинского городского суда от 04.02.2003, 17.09.2003, 01.04.2008, 29.04.2015, постановленных в отношении М., в соответствии с изменениями, внесенными в уголовный закон.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного, суд первой инстанции сослался, в том числе, и на постановление Минусинского городского суда от 21.08.2013, согласно которому приговор Минусинского городского суда от 01.04.2008 уже был приведен в соответствии с изменениями, внесенными в уголовный закон и смягчено наказание. Однако указанное решение суда в материалах отсутствует.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на то, что поскольку наказание по приговору от 01.04.2008 в отношении М. назначено по правилам ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 17.09.2003, сделать однозначный вывод о том, что указанный приговор не был приведен в соответствии со ст. 10 УК РФ постановлением от 21.08.2013 не представляется возможным.

Апелляционным постановлением краевого суда от 26.02.2015 отменено постановление Норильского городского суда от 21.10.2014, которым Г. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора Свердловского областного суда от 28.06.2007 в соответствие со ст. 10 УК РФ.

Так, из представленного в суд апелляционной инстанции материала следует, что Г. по приговору Свердловского областного суда от 28.06.2007 осужден по ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ. При этом окончательное наказание назначено, в том числе по совокупности преступлений по ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору с наказанием по приговору Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 30.05.2005.

Вместе с тем, копия приговора Октябрьского районного суда  г. Екатеринбурга от 30.09.2005 судом первой инстанции не истребована, соответственно не рассмотрена возможность приведения указанного приговора в соответствие со ст. 10 УК РФ.

Во втором полугодии 2015 года устранялись аналогичные существенные нарушения уголовно-процессуального закона и по представлениям прокурора.

Апелляционным постановлением, от 16.07.2015 постановление  судьи Железнодорожного района г. Красноярска от 07.05.2015, которым удовлетворено ходатайство осужденного Б., отменено на новое рассмотрение.

Как следует из протокола судебного заседания от 07.05.2015, судом первой инстанции при рассмотрении настоящего материала не были исследованы в судебном заседании постановление Емельяновского районного суда Красноярского края от 16.08.2011, постановление Президиума Красноярского краевого суда  от 18.03.2014, в то время как обжалуемое постановление содержит ссылку на указанные постановления.

Таким образом, постановление от 07.05.2015 вынесено судом с существенными нарушениями положений ч.ч. 1, 3 ст. 240 УПК РФ.

Апелляционным постановлением от 01.10.2015 по представлению прокурора отменено с направлением материала на новое рассмотрение постановление судьи Свердловского районного суда г. Красноярска от 26.07.2015, которым  М. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом.

Как установлено из материалов, осужденный М. обратился в суд с ходатайством о пересмотре постановленных в отношении него приговоров, в том числе Рубцовским городским судом Алтайского края от 15.07.2002, 24.07.2002, 28.08.2002, 13.09.2002. К ходатайству им приложено письменное сообщение Ленинского районного суда г. Барнаула о невозможности предоставить копию постановления от 01.07.2004 о приведении приговора в отношении М. в соответствие с действующим законодательством, в связи с уничтожением материала по истечении срока его хранения.

В представленных материалах копия указанного постановления отсутствует, как и сведения об истребовании ее судом из Рубцовского городского суда Алтайского края, постановившим названные приговоры.

Из копий приговоров того же суда от 01.09.2010, 07.04.2011, постановления от 15.05.2012, кассационных определений Алтайского краевого суда от 16.06.2011, 11.11.2010 усматриваются разные данные о квалификации действий осужденного с учетом постановления Рубцовского городского суда Алтайского края от 01.07.2004 (в части пунктов ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Несмотря на отсутствие копии указанного постановления и наличие противоречивых сведений о пересмотре приговоров, суд первой инстанции не дал оценку данному обстоятельству, признал установленным факт пересмотра приговоров Рубцовского городского суда Алтайского края названным постановлением от 01.07.2004, указав в описательно-мотивировочной части обжалуемого постановления сведения о квалификации действий М. по статьям Уголовного кодекса РФ в редакции Федерального закона от 1996 года, за исключением одного состава преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ. Однако данный вывод суда не подтверждается представленными материалами, в которых имеются иные сведения, в частности о квалификации действий, с учетом  постановления суда от 01.07.2004, по статьям Уголовного кодекса РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003.

С учетом изложенного, указанные в обжалуемом постановлении сведения о том, что приговоры Рубцовского городского суда Алтайского края от 2002 года в отношении М. приведены в соответствие с новым уголовным законом постановлением суда от 01.07.2004, согласно которому действия осужденного квалифицированы в редакции Федерального закона от 1996 года, не основаны на исследованных судом документах.

По апелляционному представлению помощника Ачинского межрайонного прокурора изменено постановление судьи Ачинского городского суда от 17.06.2015, которым М. удовлетворено частично ходатайство о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом.

Так, суд, рассматривая заявленное осужденным ходатайство, принял решение о приведении в соответствие с новым уголовным законом приговоров Бирилюсского районного суда от 20.08.2007 и 08.12.2009.

При этом  имеющаяся в материале копия приговора Боготольского районного суда содержит ссылку на приведение ранее состоявшегося приговора в соответствие с новым уголовным законом.

Однако суд данное обстоятельство оставил без внимания, и не проверил вопроса о наличии либо отсутствии состоявшегося ранее постановления. Согласно представленной в суд апелляционной инстанции и исследованной в судебном заседании копии постановления Советского районного суда  г. Красноярска от 21.05.2012 были приведены в соответствие с новым уголовным законом приговоры от 20.08.2007 и 08.12.2009.

Наличие вступившего в законную силу и обязательного для исполнения судебного решения о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом исключало возможность повторного рассмотрения Ачинским городским судом того же вопроса в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, при этом суд, не найдя оснований для приведения в соответствие с новым уголовным законом приговора от 20.08.2007 в части осуждения М. по ч.1 ст.158 УК РФ, при повторном разрешении указанного вопроса ухудшил положение осужденного.

При таких данных суд апелляционной инстанции вынесенное судом постановление отменил с прекращением производства по материалу.

По представлению помощника Ачинского межрайонного прокурора 02.07.2015 изменено постановление Ачинского городского суда от 05.05.2015, которым в удовлетворении ходатайства осужденного П. о приведении приговоров в соответствие с положениями ст. 10 УК РФ, отказано.

Основанием изменения вышеуказанного постановления суда послужило неверное указание даты приговора в его резолютивной части, в связи с чем, постановление суда уточнено указанием на дату вынесения приговора 07.02.2014 вместо 17.02.2014.

Одним из неизменных оснований для отмены постановленных судами решений по жалобам остается неправильное применение уголовного закона. Всего пересмотрено 57 (-80) решений (42%).

Так, приговоры до сих пор пересматриваются ввиду изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации  федеральными законами от 29.06.2009 № 141-ФЗ, от 07.03.2011 № 26-ФЗ, от 07.12.2011 № 420-ФЗ, от 01.03.2012 № 18-ФЗ, которые не в полной мере учитываются судом, а также в соответствие с более ранними изменениями в уголовное законодательство, влекущими декриминализацию совершенных деяний.

Однако во втором полугодии 2015 года рассмотренных и удовлетворенных представлений прокуроров именно в связи с указанными нарушениями не имелось.

Постановлением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда от 13.10.2015 по жалобе осужденного К. (осужден приговорами Зеленогорского городского суда от 01.04.2005, от 19.02.2008) отменено постановление Емельяновского районного суда от 22.05.2015 об отказе в удовлетворении ходатайства о приведении приговоров в соответствие со ст. 10 УК  РФ с вынесением нового судебного решения.

Так, суд первой инстанции указал на отсутствие оснований для применения изменений, внесенных в ст. 56 УК  РФ Федеральным законом № 420-ФЗ от 07.12.2011.

Вместе с тем, согласно ст. 56 УК РФ в указанной редакции, наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК  РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК  РФ, или если соответствующей статьей Особенной части УК  РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Согласно материалов, К. осужден приговором Зеленогорского городского суда Красноярского края от 01.04.2005, в том числе, впервые за 2 преступления небольшой тяжести, предусмотренные ч. 1 ст. 158 УК  РФ, за которые ему назначено наказание в виде 9 месяцев лишения свободы за каждое. Санкция ч. 1 ст. 158 УК  РФ, кроме лишения свободы, предусматривает более мягкие виды наказания, такие как штраф, исправительные работы, ограничение свободы.

При таких обстоятельствах, учитывая, что суд первой инстанции  необоснованно не применил положения ст. 56 УК  РФ в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011, апелляционная инстанция, отменяя постановление Емельяновского районного суда от 22.05.2015, ходатайство К. удовлетворила.

Апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 13.08.2015 отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение постановление Минусинского городского суда от 18.05.2015, которым отказано в удовлетворении ходатайства о пересмотре в порядке ст. 10 УК РФ постановленных в отношении А. приговоров.

Из представленного материала установлено, что приговором  Гагаринского  районного  суда  г. Москвы от  20.06.2003 А. осужден по ч.1 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ из санкции ч. 1 ст. 222 УК РФ исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы, что улучшает положение осужденного. Однако, приговор от 20.06.2003 в соответствие с изменениями, внесенными в уголовный закон, судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства не приведен.

Апелляционным постановлением краевого суда от 10.11.2015 по жалобе Потапова К.В. изменено постановление Советского районного суда г. Красноярска от 18.03.2015 о приведении постановленных в отношении него приговоров, в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс, в силу ст. 10 УК РФ.

При приведении приговора от 23.07.2008 в соответствие с законом, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для приведения приговора мирового судьи судебного участка № 86 в Советском районе г. Красноярска от 23.07.2008 в отношении П., является неправильным.

Так, Федеральным законом № 420 – ФЗ от 07.12.2011 в ст. 15 УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 112 УК РФ, перешло из категории преступлений средней тяжести в категорию преступлений небольшой тяжести, что судом первой инстанции при определении тяжести совершенных преступлений и назначения наказания, не учтено.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 112 УК РФ, совершено осужденным до декабря 2011 года, то есть на момент его совершения в соответствии с действовавшим на тот период уголовным законом, относилось к категории преступлений средней тяжести. В связи с чем, судом апелляционной инстанции, приговор суда в этой части изменен, наказание, назначенное П., снижено.

Соответственно снижено наказание и по приговорам от 23.07.2008, которое частично присоединено к наказанию по приговору от 08.10.2008 и к наказанию по приговору от 11.07.2013 года. Суд апелляционной инстанции снизил окончательное наказание по указанным выше приговорам, а также изменил и не отбытый осужденным срок по постановлению от 28.10.2009 об условно-досрочном освобождении П.

Указанное обобщение показало, что до настоящего времени судами края допускается немало ошибок при решении вопроса о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, устраняются они практически только по апелляционным жалобам осужденных. Уровень обжалования данных постановлений прокурорами не соответствует предъявляемым требованиям.

В целях своевременного выявления нарушений закона, пунктом 11 приказа прокурора Красноярского края от 09.04.2013 № 169 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» закреплена необходимость организации своевременного поступления извещений о рассмотрении материалов по ходатайствам осужденных и копий вынесенных постановлений, обязанность прокурора проверять законность всех судебных решений указанной категории в апелляционные сроки и принимать меры к их своевременному обжалованию, при наличии оснований, что фактически прокуратурами не исполняется.

 

В СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

 

Дети, не достигшие возраста 14 лет,

являются малолетними

Приговором Норильского городского суда от 23.11.2015 Р. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

По апелляционному представлению заместителя прокурора приговор изменен в связи с неправильным применением уголовного закона.

В соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельством смягчающим наказание признается наличие малолетних детей у виновного.

Однако, согласно приговору, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, было учтено наличие у Р. малолетнего ребенка 2006 года рождения и несовершеннолетнего ребенка 2002 года рождения.

При этом судом не было учтено, что оба ребенка, имеющиеся у осужденного, на момент совершения им преступления не достигли возраста 14 лет и соответственно являются малолетними.

В связи с этим, судебная коллегия уточнила описательно-мотивировочную часть приговора в части признания судом наличия в действиях осужденного обстоятельства, смягчающего наказание, предусмотренного п. «г» ч. 1 ст. 62 УК РФ, а именно указанием на наличие двух малолетних детей, исключив указание на наличие у Р. несовершеннолетнего ребенка, как обстоятельства, смягчающего наказание.

 

Суд первой инстанции необоснованно

исключил из объема обвинения

квалифицирующий признак

кражи – совершение преступления группой

лиц по предварительному сговору

Приговором Новоселовского районного суда от 30.11.2015 Д. осуждена по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 6 месяцев.

Согласно приговору, Д., вступив в предварительный сговор с лицом, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела в связи с недостижением возраста наступления уголовной ответственности, на тайное хищение чужого имущества, около 23 часов в период  с 20 до 27 мая 2015 г. пришли к дому 7 по ул. Школьная пос. Интикуль. Реализуя задуманное, действуя согласованно между собой, Д. и лицо, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела, через оконный проем проникли в квартиру № 2, откуда похитили лежавший на полу ковер, стоимостью 2400 руб., принадлежащий А., причинив потерпевшему материальный ущерб.

По апелляционному представлению государственного обвинителя приговор изменен по следующим основаниям.

В приговоре суд описал фактические обстоятельства содеянного Д. в соответствии с предъявленным ей обвинением, однако, квалифицировал действия Д. лишь как тайное хищение чужого имущества (кража), с незаконным проникновением в жилище – по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ – по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, исключив при этом из объема обвинения Д. квалифицирующий признак совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Такой вывод сделан без учета фактически установленных судом обстоятельств уголовного дела и противоречит уголовному закону.

По смыслу закона (ст. 35 УК РФ), преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя. Если они заранее договорились о совместном совершении преступления, то преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору.

Как было установлено судом первой инстанции и отражено в приговоре, Д. и лицо, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела в связи с недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности, а именно, Р. 28.08.2001 года рождения, вступили в преступный сговор на совершение кражи чужого имущества. Из показаний Р. следует, что именно он предложил совершить хищение каких-либо вещей из квартиры по ул. Школьной, в которой ранее проживал А., так как знал, что в указанной квартире длительное время никто не проживает.

Таким образом, инициатором  совершения кражи был именно несовершеннолетний Р., который предложил Д. совершить эту кражу. Заранее договорившись о совершении кражи, оба были исполнителями задуманного ими преступления. Субъективно, Д. осознавала, что совершает кражу совместно с Р., поэтому квалифицирующий признак «совершение кражи группой лиц по предварительному сговору», вмененный органами следствия, исключен судом из объема обвинения Д. необоснованно.

Судебная коллегия квалифицировала действия Д. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества (кража), совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Назначенное Д. наказание усилено до 7 месяцев лишения свободы условно.

Приговором Ачинского городского суда от 14.12.2015 М. осужден за каждое из четырех преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ на 1 год 2 месяца исправительных работ с ежемесячным удержанием в доход государства 10% заработной платы; за каждое из двух преступлений, предусмотренных п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на 1 год 6 месяцев исправительных работ с ежемесячным удержанием в доход государства 15% заработной платы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 2 года исправительных работ с ежемесячным удержанием в доход государства 20% заработной платы.

Приговор изменен ввиду неправильного применения уголовного закона.

В соответствии с требованиями действующего уголовного законодательства при назначении наказания по совокупности преступлений, за каждое из которых назначены исправительные работы, при применении принципа полного  или частичного сложения наказаний сложению подлежат только сроки исправительных работ, проценты удержаний не складываются.

Между тем, суд, назначив М. наказание по совокупности преступлений, за каждое из которых определил исправительные работы, путем частичного сложения назначенных наказаний, сложил не только срок исправительных работ, но и размер удержаний в доход государства, при этом определил его окончательно в 20%, несмотря на то, что за четыре преступления из шести удержание в доход государства составило 10% по каждому, а по двум преступлениям – он составил 15% по каждому.

При таких обстоятельствах судебная коллегия снизила размер удержаний из заработной платы при сложении назначенных наказаний в порядке ч. 2 ст. 69 УК РФ, определив их в размере 15%.

 

Постановление суда о замене

наказания в виде ограничения свободы

на лишение свободы изменено

Приговором Ачинского городского суда от 14.02.2014 К. осужден по ч. l ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам ограничении свободы, с возложением ограничений: не выезжать за пределы муниципального района по месту жительства и не менять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания, являться на регистрацию в указанный орган 2 раза в месяц.

Начальник филиала по г. Ачинску ФКУ УИИ ГУФСИН РФ по Красноярскому краю 26.09.2014 обратился в суд с представлением о замене К. наказания виде ограничения свободы, на лишение свободы, которое мотивировал тем, что осуждённый допускает нарушения порядка и условий отбывания наказания. На 03.07.2014 К. был вызван в УИИ, так как на мониторе СЭМПЛ проходил сигнал «активности датчика ремня», однако по вызову не явился. Мобильное контролирующее устройство (далее МКУ) было найдено 03.07.2014 на железнодорожных путях под железнодорожным мостом в районе п. Большая Салырь г. Ачинска и передано сотрудникам СИЗО-3. Была опрошена сожительница осужденного и мать, которые обратились с заявлением в полицию о его розыске, после чего начаты первоначальные розыскные мероприятия. 10.07.2014 осужденный был найден, у него отобрано объяснение, из которого следует, что последний решил скрыться. В этот же день К. предупрежден о недопустимости нарушений. Кроме того, было установлено, что 14.07.2014 осужденный К. находился в г. Шарыпово, куда выехал без согласия начальника УИИ. 16.07.2014 осужденному вынесено предостережение о недопустимости порядка отбывания наказания и 15.08.2014 года установлено дополнительное ограничение - не покидать постоянное место жительство с 22 до 6 часов.

21 августа и 05 сентября 2014 г. осужденный был проверен по месту жительства и было установлено, что с 18.08.2014 К. по данному адресу не проживает, его местонахождение не установлено.

С 27 августа по 25 сентября 2014 г. проводились первоначальные розыскные мероприятия в отношении К., в ходе которых его местонахождение установлено не было.

Ачинский городской суд 31.12.2014, признав доводы представления законными и обоснованными, удовлетворил представление в отношении К. о замене наказания в виде ограничения свободы на лишение свободы.

Проверив материал по апелляционной жалобе осужденного, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В силу ч. 5 ст. 53 УК РФ, в случае злостного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, суд по представлению специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания, может заменить не отбытую часть наказания лишением свободы из расчета один день ограничения свободы за два дня лишения свободы.

В соответствии с п. «а» ч. 4 ст. 58 УИК РФ, злостно уклоняющимся от отбывания наказания в виде ограничения свободы признается осужденный, допустивший нарушение порядка и условий отбывания наказания в течение одного года после применения к нему взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений.

Как следует из материалов, К. 11.03.2014 поставлен на учет в уголовно-исполнительной инспекции, где ему были разъяснены порядок и условия отбывания наказания в виде ограничения свободы, а также последствия их нарушения.

Однако К. допустил несоблюдение без уважительных причин установленных судом ограничений.

Так, 03.07.2014 К. сменил место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, за что 10.07.2014 был предупрежден о недопустимости порядка и условий отбывания наказания. 16.07.2014 К. выехал без согласия начальника УИИ за пределы Ачинского района, в связи с чем, 16.07.2014 к нему была применена мера взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений.

Несмотря на это, К. продолжил нарушать порядок отбывания наказания в виде ограничения свободы, в период проверки 21.08.2014 было выявлено, что осужденный не находился дома с 18.08.2014, то есть без согласия уголовно-исполнительной инспекции сменил место жительства. В связи, с чем с 27 августа по 25 сентября 2014 г. в отношении осужденного проводились первоначальные розыскные мероприятия.

Таким образом, К. допустил нарушение порядка и условий отбывания наказания в течение года после применения к нему взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений. При указанных обстоятельствах суд обоснованно признал К. злостно уклоняющимся от отбывания наказания в виде ограничения свободы.

Учитывая характер допущенных нарушений и их количество, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости замены К. наказания в виде ограничения свободы на лишение свободы. При этом суд в полной мере учел все значимые для разрешения представления обстоятельства.

Доводы осужденного о предупреждении УИИ, о смене места жительства, ничем не подтверждены.

Однако при замене неотбытой части наказания в виде ограничения свободы лишением свободы К. суд первой инстанции не учел требования ч. 5 ст. 53 УК РФ, а также срок отбытия осужденным наказания в виде ограничения свободы.

Согласно справки, представленной начальником филиала по г. Ачинску, не отбытый К. срок наказания в виде ограничения свободы, составляет 22 месяца 10 дней.

С учетом расчета, произведенного на основании положений ч. 5 ст. 53 УПК РФ, не отбытый срок соответствует 11 месяцам 5 дням лишения свободы.

Кроме того, суд при определении вида исправительного учреждения, в котором необходимо отбывать К. наказание, не учел, что К. совершил преступление небольшой тяжести, обстоятельств, отягчающих наказание по приговору от 14.02.2014 не имеет, в связи с чем, ему должен быть определен вид исправительного учреждения, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

При таких обстоятельствах, с учетом личности осужденного К. и обстоятельств совершения преступления, осужденный подлежал направлению для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

Постановление суда изменено: К. заменено не отбытое наказание в виде ограничения свободы сроком 1 год 10 месяцев 10 дней на наказание в виде лишения свободы сроком 11 месяцев 5 дней, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 

 

Присоединение дополнительных видов

наказаний  при назначении наказания

по совокупности приговоров производится

по правилам ч. 4 ст. 69 УК РФ

 

Приговором Ачинского городского суда от 18.12.2015 Ш. ранее судимый 16.11.2011 по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 3 года, освобожден 13.10.2014 условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 1 месяц 14 дней, осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ на 3 года лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части основного наказания по приговору от 16.11.2011 в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев с отбыванием в  исправительной колонии общего режима.

По апелляционному представлению заместителя прокурора приговор изменен.

В силу ч. 1 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

В соответствии с ч. 5 ст. 70 УК РФ  присоединение дополнительных видов наказаний при назначении наказания по совокупности приговоров производится по правилам ч. 4 ст. 69 УК РФ.

Согласно ч. 4 ст. 47 УК РФ,  лишение права управлять транспортным средством при назначении основного наказания в виде лишения свободы на определенный срок исчисляется с момента его отбытия.

Ш. осужден приговором от 16.11.2011 по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 3 года; 13.10.2014 освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 1 месяц 14 дней.

В связи с тем, что новое умышленное тяжкое преступление было совершено Ш. в течение неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу на основании п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ об отмене условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, назначенного приговором от 16.11.2011, однако при этом не решил вопрос о присоединении к вновь назначенному основному наказанию неотбытого дополнительного наказания по предыдущему приговору.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции определил Ш. окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима с лишением права управлять транспортным средством сроком на 3 года.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

Неправильное применение уголовного

закона при назначении наказания

повлекло изменение приговора

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 70 в Октябрьском районе   г. Красноярска от 08.07.2015 С., родившийся 28.02.1967, ранее судимый:

1. 27.11.1997, с учетом изменений, внесенных кассационным определением от 22.01.1998, постановлением суда надзорной инстанции от 18.12.2012, постановлениями судьи от 15.06.2004, 08.08.2013 по ч. 2 ст. 218.1 УК РСФСР к 6 годам 8 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011) к 3 годам 10 месяцам лишения свободы, по ч. 2                 ст. 325 УК РФ к штрафу в размере 8000 рублей, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 15.11.2001  освобожден условно-досрочно на 2 года 5 месяцев 7 дней (с учетом изменений на 2 года 1 месяц 7 дней);

2. 21.01.2003, с учетом изменений, внесенных постановлениями судьи от 15.06.2004, от 08.08.2013, постановлением суда надзорной инстанции от 18.12.2012 по ч. 5 ст. 33 п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011) к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011) к 3 годам 8 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, ст. 70 УК РФ (по совокупности с приговором от 27.11.1997) к 5 годам 9 месяцам лишения, освобожден условно-досрочно 26.09.2008 на 5 месяцев 8 дней (с учетом изменений неотбытый срок истек);

3. 07.08.2009, с учетом изменений, внесенных постановлением судьи от 08.08.2013 по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011) к 1 году 4 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожден 06.11.2013 по постановлению судьи от 05.11.2013 на 1 год 8 месяцев 29 дней, с учетом изменений на 1 год 5 месяцев 29 дней;

4. 17.12.2014 за совершение четырех преступлений, предусмотренных п.п. «а, б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое преступление, ч. 2 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 07.08.2009, к 3 годам 6 месяцам лишения          свободы     в исправительной колонии строгого режима.          Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 22.12.2015 наказание, назначенное С. приговором от 17.12.2014 по правилам ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 07.08.2009, снижено до 3 лет 5 месяцев лишения свободы,

5. 12.03.2015 по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ к 1 год 6 месяцев лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений с приговором от 17.12.2014, к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 26.01.2016 наказание, назначенное С. приговором от 12.03.2015 по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, снижено до 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Осужден по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и наказания по приговору от 17.12.2014, окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 8 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору, 06.11.2014 около 17 часов 40 минут С., находясь в торговом зале универсама «Командор» «Элита-98», расположенного по ул. Курчатова, 15 «б», умышлено, с целью хищения, взял в руки бутылку виски стоимостью 1941,73 руб., положив ее под куртку, направился к выходу, не оплатив товар. Однако свой преступный умысел С. не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку был задержан при выходе из торгового зала сотрудником службы контроля универсама «Командор».

Уголовное дело в отношении С. pассмотрено  судом без проведения судебного разбирательства, с соблюдением правил, установленных главой 40 УПК РФ.

Постановлением президиума краевого суда от 26.01.2015 приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, при назначении окончательного наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, суд исходил из того, что приговором от 17.12.2014 С. было назначено наказание по правилам ст. 70 УК РФ в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Вместе с тем, при назначении наказания по приговору от 17.12.2014 по ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 07.08.2009, суд не принял во внимание, что в последний приговор постановлением Емельяновского районного суда от 08.08.2013, были внесены изменения, назначенное С. наказание снижено на 3 месяца, что повлекло сокращение неотбытого срока наказания до 1 года 5 месяцев 29 дней.

С учетом изложенных обстоятельств, Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 22.12.2015 наказание, назначенное С. приговором от 17.12.2014 по правилам ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 07.08.2009, снижено до 3 лет 5 месяцев лишения свободы.

Кроме того, последний приговор от 08.07.2015 постановлен без учета приговора суда от 12.03.2015, которым С. был осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. l ст. 158 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, C. Назначен 1 год 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания по настоящему приговору и наказания по приговору от 17.12.2014, окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Вместе с тем, Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 26.01.2016 наказание, назначенное С. приговором от 12.03.2015 по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности с наказанием, назначенным С. приговор от 17.12.2014, снижено до 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Принимая во внимание вышеуказанные изменения по последнему приговору от 08.07.2015 суда по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, С. надлежало назначить новое, соответствующее требованиям ст. 60 УК РФ наказание, по совокупности с наказанием, назначенным ему по приговору суда от 12.03.2015.

Более того, мировой судья при постановлении приговора указал во вводной части на наличие непогашенных судимостей С. по приговору Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 27.11.1997 и приговору Емельяновского районного суда от 21.01.2003.

Поскольку приговором от 21.01.2003 С. было назначено наказание по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 27.11.1997, то осужденный отбывал наказание по названным приговорам и был освобожден 26.09.2008 условно-досрочно на неотбытый срок 5 месяцев 8 дней.

В указанные приговоры постановлением Емельяновского районного суда от 08.08.2013 внесены изменения со снижением назначенного наказания, что повлекло истечение неотбытого срока наказания и исключение из последующего приговора от 07.08.2009 указания о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

С учетом этих обстоятельств, С. считается освобожденным 26.09.2008  по приговору от 21.01.2003, именно с этой даты и исчисляется срок погашения судимостей по названным приговорам.

С. по приговорам от 27.11.1997 и от 21.01.2003 осужден, в том числе и за совершение тяжких преступлений. В силу положений п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ), действовавшей на момент освобождения С., срок погашения судимостей в отношении лиц, осужденных за тяжкие преступления, равен 6 годам. Так как С. совершил новые преступления 06.11.2014, 08.11.2014 и 06.12.2014, то судимости по приговорам от 27.11.1997 и от 21.01.2003 являются погашенными.

С учетом изложенного, из вводной части приговора от 08.07.2015 исключено указание суда на наличии у С. судимостей по приговорам от 27.11.1997 и от 21.01.2003. Снижено наказание в виде лишения свободы, назначенное на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ до 3 лет 7 месяцев.

                                              ****

Приго­вором Минусинского городского суда от 07.10.2015 в отношении Б., родившегося 19.04.1970, ранее судимого:

- 05.08.2004 по ч. 3 cт. l58, ч. 3 cт. l58, ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком 2 года;

- приговором от 10.08.2006, суди­мость по которому погашена, условное осуждение отме­нено, на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 05.08.2004, осужденному назначено наказание в виде 3 лет 1 месяца лишения свободы и он освобожден 11.02.2008 условно-досрочно на 1 год 5 месяцев 2 дня,

- 13.04.2009 по п. «б» ч. 2 ст. 158, ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 10.08.2006, к 3 годам лишения свободы; освобожденного 21.03.2011 условно-досрочно на 10 месяцев,

осужден по п. «б» ч. 2 cт. l58 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком 1 год.

На основании ч. 5 ст. 73 УК РФ на осужденного Б. возложе­ны обязанности при перемене постоянного места жительства уведомлять уголовно-исполнительную инспекцию, в сроки, установленные уголовно-исполнительной инспекцией, являться на регистрацию, не появляться в общественныx местах в со­стоянии опьянения.

Постановлением президиума краевого суда от 26.01.2016 приговор изменен по доводам кассационного пред­ставления заместителя прокурора края по следующим основаниям.

Приговор в отношении Б. постановлен судом в порядке гла­вы 40 УПК РФ, то есть в особом порядке принятия судебного решения.

Исходя из установленных по делу фактических обстоятельств содеянного, действия Б. верно квалифицированы по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, что соответствует положениям уголовного закона.

Наказание осужденному за совершенное преступление определено в соот­ветствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ.

В частности, определяя наказание, суд признал смягчающими наказание обстоятель­ствами явку Б. с повинной, его активное способствование раскры­тию и расследованию преступления, полное признание вины в содеянном и раская­ние.

Отягчающими наказание обстоятельствами верно признаны совершение пре­ступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, а также ре­цидив преступлений, поскольку новое умышленное преступление осужденным со­вершено при наличии непогашенной судимости по приговору от 05.08.2004 за умышленные тяжкие преступления.

В силу п. 4 ст. 304 УПК РФ, во вводной части приговора должны, в числе прочего, указываться данные о личности подсудимого, имеющие значение для уго­ловного дела, в том числе об имеющихся у него судимостях.

Согласно ч. 6 ст. 86 УК РФ, погашение судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные настоящим Кодексом, связанные с судимостью, в связи с чем, сведения о такой судимости не могут указываться в приговоре.

Вместе с тем, данные нормы закона при постановлении судом приговора от 07.10.2015 соблюдены не в полной мере, так как в его вводной части указана судимость по приговору от 13.04.2009, которым Б. осужден за преступление средней тяжести, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением правил ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы и освобожден от отбывания наказания 21.03.2011 условно-досрочно на 10 месяцев.

При таких обстоятельствах и в соответствии с п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ, суди­мость по приговору от 13.04.2009 является погашенной с 21.03.2014, то есть до совершения осужденным нового преступления.

С учетом этого, указание на данную судимость исключено из вводной части приговора от 07.10.2015.

Кроме того, вводная часть судебного решения содержит все необходимые сведения об отбытии осужденным наказания по приговору от 05.08.2004, в том числе с учетом его присо­единения к наказанию по приговорам от 10.08.2006 и 13.04.2009 по правилам ст. 70 УК РФ.

Между тем, назначив Б. наказание в виде лишения свободы, суд необоснованно не решил вопрос об освобождении осужденного от этого наказания.

В силу п. 1 ч. 6 ст. 302 УПК РФ, суд постановляет обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением  от его отбывания, если к моменту выне­ceния приговора издан акт об амнистии, освобождающий от применения наказа­ния, назначенного осужденному.

Согласно ч. 2 ст. 84 УК РФ, актом об амнистии лица, совершившие преступ­ления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания, либо назна­ченное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания, либо такие лица могут быть освобождены от дополнительного вида наказания. С лиц, отбывших наказание, актом об амнистии может быть снята су­димость.

При постановлении приговора судом не приняты во внимание положения пунктов 9, 12 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24.07.2015                № 6576-6 Государственной Думы «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», в соответствии с которыми по уголовным делам о преступлениях, совершенных лицами до дня вступления в силу настоящего Постановления, суд, если признает необходимым, назначить наказание условно, освобождает указанных лиц от наказания, со снятием судимости.

Приговором от 07.10.2015 Б. за совершение в пе­риод с 25 по 28 февраля 2015 г., то есть до вступления в силу акта об амнистии преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, осужден к наказанию в виде 1 года 8 месяцев лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком 1 год.

Установленных пунктом 13 Постановления об амнистии обстоятельств, пре­пятствующих применению его положений в отношении осужденного, по делу не имелось.

В связи с этим, Б. подлежал освобождению судом от назначенного ему наказания по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 6 статьи 302 УПК РФ и пунктом 9 Постановления об амнистии, со снятием судимости, что суд кассационной инстанции и сделал.

 

Суд преждевременно отказал

в удовлетворении ходатайства

осужденного об условно-досрочном

освобождении от отбывания наказания

 

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 13.04.2015 С. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-­досрочном освобождении от отбывания наказания, назначенного приговором Красноярского краевого суда от 23.03.2006 (с учетом постановления Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 29.04.2010) по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 14 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением краевого суда от 25.06.2015 данное решение оставлено без изменения.

Судебные решения в отношении С. отменены с направлением материалов на новое судебное рассмотрение в суд по месту отбывания наказания.

Согласно ч. l ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что оно для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания, а также полностью или частично возместило вред, причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда.

Из положений ч. 4.1 ст. 79 УК РФ и ст. 175 УИК РФ следует, что при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении должны быть установлены не только формальные основания - отбытие необходимой части срока наказания, но и другие необходимые основания для условно-досрочного освобождения: раскаяние в совершенном преступлении, частичное или полное возмещение ущерба, причиненного преступлением, принятие мер к этому, отношение к труду, другие сведения, указывающие на исправление осужденного - поведение осужденного за весь период отбывания наказания, наличие поощрений и взысканий, отношение к обязанностям, отношения с другими осужденными и сотрудниками администрации исправительного учреждения, позволяющие суду сделать вывод, что осужденный встал на путь исправления и перестал быть общественно опасным.

При разрешении ходатайства об условно-досрочном освобождении также следует учитывать и иные данные, свидетельствующие о наличии либо отсутствии места жительства, родственников, наличии с ними связи во время отбывания осужденным наказания, есть ли какие-либо гарантии, что, находясь на свободе, он будет трудоустроен.

На основании ч. 4 ст. 7 УПК РФ решение суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

По настоящему делу суд первой инстанции установил, что С. отбыл установленную уголовным законом часть срока наказания, нарушений установленного порядка не допускал, имеет 22 поощрения за добросовестное отношение к труду, ему дважды предоставлялся отпуск с выездом за пределы исправительного учреждения, трудоустроен, 20.09.2006 переведен на облегченные условия отбывания наказания, к мероприятиям социально-педагогического характера относится положительно, вопросы бытового и трудового устройства решены, администрацией исправительного учреждения характеризуется положительно.

Администрация исправительного учреждения пришла к выводу, что осужденный примерным поведением доказал свое исправление, в дальнейшем отбывании наказания не нуждается и поддержала ходатайство С. об условно-досрочном освобождении.

Признав установленными указанные обстоятельства, суд отказал осужденному в условно-досрочном освобождении, сославшись на то, что каких-либо очевидных данных, свидетельствующих об исправлении С. и достижении целей наказания, не имеется.

В нарушение ч. 4 ст. 7 УПК РФ, в постановлении суд не указал мотивов принятого решения и не сослался на конкретные фактические обстоятельства, характеризующие поведение С. в период отбывания наказания, которые могли бы свидетельствовать об отсутствии оснований для его условно-­досрочного освобождения.

Вместе с тем, суд при разрешении ходатайства свое решение мотивировал общественной опасностью и тяжестью содеянного, что было учтено судом первой инстанции при разрешении вопроса о назначении наказания.

Положения ст. 79 УК РФ не ставят необходимость условно-досрочного освобождения в зависимость от тяжести совершенного преступления. Суд должен исходить из факта отбытия осужденным предусмотренного законом срока наказания.

Также суд не мотивировал свое решение о том, что данные, характеризующие осужденного, озвученные психологом, необходимо учитывать при решении вопроса о необходимости дальнейшего отбывания осужденным наказания.

Не основана на законе и ссылка на наличие неотбытого срока наказания, оцененного судом как значительного, поскольку указанное обстоятельство не включено в перечень оснований, подлежащих оценке при принятии решения судом.

 

другие новости